История о носе, в которой Чиро Феррара расставил всё по местам

Энцо начал играть в настоящий футбол в "Сампдории", хотя в детстве были другие команды. Гамбаро так, рассказывал о том, как оказался в клубе родного города:

Моими кумирами были Пруццо и Дамиани, я отправился на "Ferraris", чтобы увидеть их, а потом оказался в юношеской "Сампдории". 

Дебютировал в Серии А в турнире Серии А 83/84 г.г. Экс-защитник признаётся, что в Генуи его не оценили по достоинству, поэтому Гамбаро уехал к Невио Скале.

В Парме дела пошли лучше, и короткая аренда в Чезену никак не сказалась на отношении к игроку. За команду с "Тардини" набралось более 140 матчей, и неуступчивым защитником заинтересовался Арриго Сакки. Тренер "Милана" не терял связи с пармезанцами и за прогрессом Энцо следил пристально.

Энцо Гамбаро в составе "Пармы": 142 матча / 3 гола.

 

Чемпионы мира 1987 года среди национальных команд военнослужащих: Паоло Балдьери, Энцо Гамбаро, Чиро Феррара, Фабрицио Калаттини, Энрико Кукки, Лука Пеллегрини, Эгидио Нотаристефано, Джанлука Виалли, Массимо Брамбати и Ивано Бонетти. Фотография: Альберто Сабаттини. 

 Я приехал в Милан летом 1991 года. Покупка была подтверждена Сакки, он настаивал на ней, но встретил Капелло. Отличный тактик, очень умный и не сильно давящий на игроков. С ним были очень сложные взаимоотношения. Тем не менее, предпочитаю тех, кто говорит о претензиях вам в лицо. Никогда не терпел тренеров, которые говорят тебе одно, а потом делают другое. Мелкие конфликты случались. Все проблемы команды решались в раздевалке, в "Милане" у меня врагов не было. Интересно, что всегда чувствовалось невидимое присутствие Сильвио Берлускони, а однажды, во время его приезда в Миланелло, президент клуба пожурил меня. Берлускони сказал, что защитник не только обороняется, но должен и сам забивать. 

Болельщики красно-чёрных уважали Энцо Анжело Гамбаро, на его счету 3 трофея с "Миланом".

У Капелло генуэзец играл немного 29 матчей за два сезона, его товарищем в обороне часто был Мауро Тассотти :

Капелло вселил в Мауро уверенность и тот преуспел. «Тассо» - самый оптимальный защитник для модели с четырьмя игроками. Он даже заиграл в сборной в возрасте 35 лет. Теперь вижу парней в сборной, которые стабильно имеют место в составе с тремя защитниками уже в 25 лет. Я играл мало, но сделал свой вклад. Какие сожаления? Не получилось стать главным героем. Но скажу больше: многие игроки, которые сейчас являются основными в больших командах, в том "Милане" даже не попали бы на скамейку запасных.

 

Из книги Паоло Ди Канио :

"После ухода Марадоны из «Наполи» клуб резко начал сдавать позиции. «Золотой мальчик», или, как его еще называли в Италии и во всем мире, «Золотая нога» (намного чаще, чем «Рука Бога»), принес клубу 2 скудетто, Кубок Италии и Кубок УЕФА, но самое главное, он показал всему миру, что южная Италия может быть лучшей в футболе.

Он был гордостью целого региона. На стадионе «Сан-Паоло», наибольшем стадионе Италии, вместительностью в 86,000 человек, частенько не было свободных мест. В каждом доме было особое место поклонения Марадоне. Уход Марадоны в 1991 году не сопутствовал удаче команды, и «Наполи» это прекрасно осознавал. Клуб был на грани банкротства, а новые судебные запросы показали, что в таком финансовом положении они существуют уже долгое время. Банки и кредиторы поставили ультиматум перед руководством: или продавать игроков, чтобы поднять капитал, или клуб будет закрыт.

В прошедшем сезоне «Наполи» финишировал на 11 месте. Это было худшее выступление клуба со времен "домарадоновской эры". Команда должна была двигаться в направлении укрепления позиций, чтобы вновь вернутся в Еврокубки. Напротив, клуб выставил на продажу свои «реликвии», парней, которые играли и побеждали вместе с Марадоной. Тем летом их распустили по клубам: Джанфранко Дзола и Массимо Криппа отправились в Парму, Джованни Галли — в "Торино", Антонио Карека вернулся обратно в Бразилию. Единственными из ветеранов остались защитники: Джованни Франчини, Чиро Феррара и Джанкарло Коррадини.

Это была полнейшая катастрофа. За неимением денежных средств, клуб восстанавливали малой кровью: брали игроков в аренду (как меня, например), продвигали игроков молодежного состава, выискивали таланты в низших дивизионах. Наиболее удачным было бы назвать нас разношерстным сбродом.

Основу нашей защиты составляли вратарь Пино Тальялатела и центральные защитники Фабио Каннаваро и Джованни Биа, которые имели в сумме 4 выступления в Серии к началу сезона 1993–94. Здесь были парни, как я, которые, по той или иной причине, желали получить свой второй шанс. Это были: экс–звезда Under‑21 Эудженио Корини (он прибыл в «Ювентус» со мной в одно время, но так и не сыгрался в команде); Эцио Гамбаро (громкое приобретение «Милана», в дальнейшем был оставлен на лавке запасных); и Серджио Бузо (16-летний нападающий, который забил гол в своем дебютном матче в составе «Ювентуса», но потом пропал в низших дивизионах). Также в составе были два квалифицированных иностранца: Йонас Терн, капитан сборной Швеции, и уругвайский нападающий Даниэль Фонсека, который забил 16 голов в том сезоне.

Не смотря ни на что, мы представляли собой ассорти из опытных ветеранов, рвущегося в бой молодняка, и не нашедших себе место в других клубах игроков. Всеми нами командовал предприимчивый тренер, парень по имени Марчелло Липпи, который вывел из аутсайдеров неизвестную «Аталанту» на 7 место Серии А в прошлом сезоне. Конечно же, Липпи мог тренировать «Ювентус» и завоевывать с ним итальянское первенство и Кубки Лиги Чемпионов, и зарекомендовать себя как топ–тренер Европы. Но, на тот момент времени, он был всего лишь молодым наставником, который только делал себе имя.

Мы знали, что это будет битва, бойня на каждом шагу. Мы должны быть полностью преданными своему делу, стать единым целым, если хотим куда–либо пройти дальше.

Уже прошло три недели межсезонья, когда мы осознали, что, будучи единым организмом и управляемые командным духом, нам абсолютно нечего бояться.

Наш капитан, Чиро Феррара, пригласил всю команду пообедать в ресторанчик на набережной, в нескольких километрах от города. Распад его клуба оказывал на него большое давление, но он понимал, что именно на нем лежит большая ответственность за превращение средней группы парней в единый слаженный коллектив.

После обеда, мы отправились в бар, в десяти километрах от ресторана. Каждый приехал на своем автомобиле, и таким образом в пункт назначения мы прибыли с разницей в 5 минут друг от друга. Феррара, Коррадини, я и еще несколько парней уже успели заказать себе напитки, как в бар вошел Энцо Гамбаро.

Он был зол и явно чем–то расстроен.

«Что случилось?» — спросил его Феррара.

Поначалу Гамбаро отнекивался, говорил, что «Ничего не случилось, все в порядке…», но ведь было ясно, что не все в порядке. Под прессингом Феррара, Гамбаро в конце концов признался. Дело в том, что из ресторана он выходил последний, и на выходе услышал, что официанты смеются над его носом.

У Гамбаро действительно большой нос и слегка оттопыренные уши. Да он не кинозвезда, но своим внешним видом вполне доволен. Возможно, в этом нет ничего такого, но никому не нравится, когда над ним смеются посторонние люди.

«Ну все… довольно!» — сказал Феррара, «никто не имеет права высмеивать моих одноклубников. Никто не посмеет насмехаться над игроком «Наполи» и при этом останется безнаказанным. До тех пор, пока я капитан, не бывать этому. Мы должны вернуться и проучить их. Кто со мной?»

Естественно, я в первых рядах вызвался на помощь. Командный дух превыше всего! Взаимное доверие и уважение, осознание, что твой за твоей спиной стоит твой одноклубник — вот в чем сила. В повседневной жизни, командный дух формируется вне времени. Вот такие мы, кучка парней, которые знакомы всего несколько недель, но мы готовы подняться и идти в бой друг за друга. И это здорово!  Феррара встал из–за стола и направился к выходу. И мы друг за другом следовали за ним. Среди нас были даже самые спокойные нравом. Мы были командой, готовой выполнить свою карательную миссию. К ресторану мы прибыли как раз под его закрытие. Официанты наводили порядок в ресторане, менеджер как раз пересчитывал выручку за день.

Феррара целеустремленно шагал к официантам, мы ни на шаг не отставали от него, как тут же на него набросились весь штат официантов. Они просто искупали его в своих приветствиях и всячески подлизывались. Хоть он и не был богом в Неаполе (этой чести удостоен лишь Марадона, но как минимум приравнивался к святому.

«Парни, вы, когда видите меня, обращаетесь со мной, как с принцем.», произнес Феррара. «Но буквально недавно, за моей спиной вы обидели моего одноклубника. Вы над ним смеялись, его внешний вид вас развеселил».

Официанты нервно зашевелились. Они осознали, что перешли дорогу не тем парням. Феррара взял за руку Гамбаро и подтащил его к себе.

«Вот это мой одноклубник», продолжил Чиро. «Он заставляет вас смеяться? Вы думаете, он смешной? Ну давайте же, смейтесь, смейтесь над ним! Вы ведь насмехались над ним не так давно».

«Что же вы молчите? Вы чего–то боитесь?»

Официанты стояли, как вкопанные. Даже менеджер отложил свои дела и наблюдал за происходящим с широко открытыми глазами.

«Это — мои одноклубники. Это — моя команда. Это — "Наполи". И на вашем месте, я бы уважал всех до единого членов команды. Вы называете себя Неаполитанцами. Сегодня вы опозорили мой город. Надеюсь, это больше не повториться…»

На этой ноте мы разошлись.

Сейчас это может выглядеть как глупый инцидент, только лишь мужская напыщенность. И тем не менее, этот случай задал тон на весь следующий сезон, это было доказательством, что с чем бы мы ни столкнулись, мы преодолеем все трудности вместе. Мы были как банда, которая охраняет свой район.

Этот случай показал мне другую сторону настоящего лидера. Чиро Феррара столкнулся с проблемой расформирования его собственного клуба, который шел ко дну из–за жадности и некомпетентности некоторых владельцев. У него было огромное количество предложений от более крупных и богатых клубов. Он играл за сборную и был одним из лучших защитников в Европе, он мог бы играть в любом клубе… И тем не менее, он решил остаться здесь и бороться до конца. Именно такие люди и вдохновляют на достижение цели.

У меня с Липпи сразу же сложились хорошие отношения.

Паоло Ди Канио и Даниэль Фонсека - ударная связка в сезоне 93/94.

Он понимал меня, понимал, чем я могу пожертвовать, и понимал, что мне необходимо. Чего еще может желать игрок? Он хотел, чтобы я играл активней на передней линии с самого начала сезона. Я был вторым нападающим, под центрфорвардом Фонсекой. У меня была свобода передвижения, я был волен «творить», такой себе «вольный художник». Редко когда я ощущал себя таким свободным, таким уверенным, уверенным в полном понимании с менеджером."

После "Наполи" Паоло Ди Канио переехал в "Милан", где стал чемпионом.

 

Энцо "Turbo" Гамбаро отыграв сезон на "Сан-Паоло",  отбыл во Флоренцию, затем была "Реджана", неудачная поездка в Британию, новый успех в австрийском Граце и завершение карьеры в "Триестине".

Лишь три матча проиграл "Милан", когда защитник выходил в составе, а в Лиге чемпионов все пять встреч оборона не пропускала.

А вот о чём на самом деле жалеет Энцо, весьма и весьма успешный человек вне мира спорта, так это о не заладившейся карьере футбольного тренера.

 

Всем удачи  !  FORZA  AC MILAN  !

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Мой Милан
+24
Популярные комментарии
marco -81
0
Абсолютно согласен.
Ответ на комментарий Татьяна Громук
Но скажу больше: многие игроки, которые сейчас являются основными в больших командах, в том "Милане" даже не попали бы на скамейку запасных.

Золотые слова! и это не говорит, что раньше трава была зеленее, а говорит, что качественных игроков было в разы больше, чем сейчас..

 
Татьяна Громук
0
Но скажу больше: многие игроки, которые сейчас являются основными в больших командах, в том "Милане" даже не попали бы на скамейку запасных.

Золотые слова! и это не говорит, что раньше трава была зеленее, а говорит, что качественных игроков было в разы больше, чем сейчас..

 
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+