Реклама 18+

Пилотов топ-команд редко увольняют по ходу сезона. В числе неудачников – Квят, Прост и Ферстаппен-старший

Список может пополнить Гасли.

Пьер Гасли своими выступлениями в этом году сам себе роет глубокую яму. Вряд ли сейчас найдется человек, готовый поставить большую сумму на то, что Пьер закончит сезон в «Ред Булл». Катастрофическое отставание от напарника в квалификациях и гонках, множество разбитых машин и отсутствие внятного прогресса заставляют даже спокойного Кристиана Хорнера публично высказывать свое недовольство выступлениями француза.

Аварии Гасли оценили в 3,5 миллиона долларов, Райкконен аккуратнее других пилотов «Формулы-1»

Вспомним несколько случаев, когда ведущие команды чемпионата избавлялись от своих гонщиков прямо посреди сезона.

Даниил Квят – «Ред Булл», 2016 год

Увольнения пилотов из топ-команд – вещь нечастая. Просто потому, что плохие гонщики, как правило, не добираются до топ-команд.  Первым на ум, с кем разорвали контракт, приходит Даниил Квят. И все в той же «Ред Булл» тремя годами ранее. В двух первых гонках он не смог квалифицироваться выше 15-го места, испортил гонку Даниэлю Риккардо и Себастьяну Феттелю в Сочи, и в целом уступал в скорости напарнику.

После гонки в России в австрийской команде приняли решение заменить Даниила на юного Макса Ферстаппена. Уже следующий этап – Гран-при Испании – показал, что доктор Марко и Хорнер не ошиблись: Макс выиграл первую же гонку в новой команде. Да и в целом уже вырос в одного из лучших пилотов современности. Даниилу же предстояло пройти долгий путь из ошибок, невезения и нервов, отлучения от Формулы-1 и возвращения в чемпионат с новыми силами.

Гельмут Марко: «В нынешнем сезоне он выступает не так хорошо, как в прошлом – в среднем проигрывает от трех до пяти десятых Даниэлю Риккардо, тогда как в 2015-м они выступали примерно на одном уровне. Тем не менее, все гораздо сложнее. Квят выступал нестабильно, у него было много подъемов и спадов».

Только вот проблема Даниила была в том, что в «Ред Булл» не вовремя для него появился исключительный гонщик. В целом, Квяту подпортили выступления технические проблемы, невезение и внутренний прессинг, но годом ранее он выступал уверенно и даже опередил Риккардо в чемпионате. Сейчас Гасли подобное и не снится – среднее отставание от Макса в квалификациях превышает полсекунды, а в беспроблемных для себя гонках он может проиграть и круг. Спасает Пьера лишь то, что сейчас в австрийской системе нет вундеркиндов.

Ален Прост – «Феррари», 1991 год

Трехкратный чемпион мира в 1990-м году, по большей части, проиграл титул из-за глупой аварии, устроенной Сенной в Сузуке, от чего горел желанием отыграться году в 1991-м. На смену амбициозному Мэнселлу, который явно не помогал Алену в борьбе, пришел неограненный бриллиант Жан Алези, готовый работать на команду.

Однако, машина, сконструированная Стивом Николсом и Жан-Клодом Мижо, оказалась не то, что неспособной соперничать в чемпионской гонке с «Маклареном» и «Уильямсом», она на отдельных трассах проигрывала даже середнякам из «Тиррелла» и «Джордана». И все это на фоне катастрофических проблем с надежностью. Недовольство Проста зрело, и по одной из легенд перед Гран-при Японии он выплеснул свой гнев в прессу: «Машина напоминает грузовик, ей невозможно управлять. Весь год я говорю им, что нужно делать, но никто меня не слушает».

После этапа в Японии француз был уволен, а на финальной гонке его заменил тест-пилот команды Джанни Морбиделли.

Сам Прост спустя годы в интервью F1 Racing поведал другие обстоятельства:

Ален Прост: «Без политики не обошлось. Я был уволен только лишь за свои намерения, а в команде тем временем нашли мотив в виде фразы про грузовик – этого им было достаточно… Вы лично слышали то интервью? Попробуйте найти хоть кого-то, кто его слышал. Просто когда мы хотели начать судебное разбирательство, мы попросили у команды запись, но они ее так и не нашли. Забавно, да?»

Ален вовсе не собирался покидать «Феррари», более того, видел себя не только гонщиком, но и одновременно спортивным директором команды. Не без нажима со стороны Проста в разгар сезона был уволен предыдущий директор – Чезаре Фьорио. Новый – Клаудио Ламбарди – от греха подальше избавился от амбициозного гонщика.

Рене Арну – «Феррари», 1985 год

Арну был из плеяды талантливых французских гонщиков эпохи 70-80-х годов прошлого века. Жан-Пьер Жабуй, Жак Лаффит, Ален Прост, Патрик Тамбе, Дидье Пирони, Патрик Депайе – все они выигрывали гран-при, а то и боролись за титул. И Арну был не последним в этом списке. Он присоединился к Жабую в «Рено», учил ездить эту машину и периодически осчастлививал французов своими победами.

Но с приходом в команду молодого Проста в 1981-м успехи Рене несколько померкли на фоне результатов Алена. Тот почти сходу стал бороться за титул, тогда как Арну блистал разве что в квалификациях. В 82-м году Арну стал выступать лучше, но иногда шел вразрез с приказами команды и не помогал Просту сражаться за чемпионат. В конце сезона его пригласил к себе Энцо Феррари, который лишился двух гонщиков за несколько месяцев, и Рене не стал отказываться.

Первый год получился хорошим: борьба за титул до последнего этапа и Кубок Конструкторов, принесенный команде на пару с Патриком Тамбэ. Но дальше француз вновь оказался в тени молодого гонщика – на сей раз Микеле Альборето, итальянца в итальянской команде...  Что произошло после первого этапа 1985-го в Бразилии, когда Арну неожиданно покинул «Феррари»? Остается только гадать. Сам Рене в недавнем интервью Motorsport мало что сказал:

Рене Арну: «Никто не знает (почему я ушел из «Феррари»). После того Гран-при у меня возникла проблема с одним человеком — и я пошел к Энцо... Вообще, в том году у нас была нормальная машина — но по какой-то причине она не подходила лично мне. Множество людей пытались расколоть меня, но ни у кого не получилось (узнать правду об увольнении)».

Слухи ходили разные, но в основном они сходились к одному: старик Феррари не захотел иметь дело со скандальным французом, вероятно, требовавшим особого отношения к себе на фоне Альборето, и предпочел от него избавиться, отдав вторую машину шведу Стефану Йоханссону. Но это только слухи.

Рикардо Сунино – «Брэбэм», 1980 год

Случайные люди не оказываются в топ-командах? Забудьте! Рикардо как раз такой человек. В 1979-м году на Гран-при Канады Ники Лауда, только что подписавший новый контракт с Brabham, проехал несколько кругов на неудачной, медленной и ненадежной BT49 в первой практике, после чего вылез из кокпита со словами: «Как же меня ***** (достала) эта езда по кругу» и ушел в закат, оставив разве что шлем и гоночный костюм. Берни Эклстоун, владелец «Брэбэма», объявил в громкоговоритель, что готов предоставить машину любому, у кого есть соответствующая лицензия. Таким человеком, как вы понимаете, оказался Рикардо Сунино – пилот «Формулы-2» и британского чемпионата «Формула-1 Аврора» (был и такой, да), где даже выигрывал гонки.

Но нельзя сказать, что эта история строится чистой воды на совпадениях. У Рикардо уже были планы сколотить команду в чемпионате мира, купив «бэушный» «Брэбэм», он познакомился с Берни и даже провел небольшую обкатку одной из машин Эклстоуна в Сильверстоуне. Но в Канаду, на свое счастье, он полетел действительно как зритель.

Так или иначе, напялив шлем и комбинезон Лауды, Сунино сел за руль. В Канаде он едва не набрал очки, а в США на заключительном этапе сезона попал в десятку в квалификации. Эклстоун решил, что этого достаточно, и подписал контракт с пилотом на выступления в 1980 году.

Чутье обмануло Эклстоуна. В то время, как Нельсон Пике боролся с пилотами «Уильямс» за титул, Сунино прозябал во втором десятке, а в Монако и вовсе не смог квалифицироваться. Единственное светлое пятно – седьмое место на старте Гран-при Испании, постфактум исключенного из зачета чемпионата мира, а потому и забытого. Не проездив и половину сезона, Сунино был заменен на мексиканца Гектора Ребаке.

Йос Ферстаппен – «Бенеттон», 1994 год

Йос превзошел своего сына: в один год он успел побывать не только «заменителем», но и тем, кого заменили. Впечатлив людей из паддока на сентябрьских тестах 1993 года за «Эрроуз» в Эшториле, молодой чемпион немецкой «Формулы-3» получил несколько предложений о работе в «Формуле-1» и подписал контракт тест-пилота команды «Бенеттон».

Итальянцы из Энстоуна словами Флавио Бриаторе скромно заявляли о своих планах выигрывать чуть чаще, чем раз в год, но, имея отличную машину, помноженную на безграничный талант Михаэля Шумахера, в реальности могли доминировать над всеми, кроме Айртона Сенны. Место во втором кокпите занял талантливый финн Юрки Ярвилехто. Не успел сезон начаться, как Юрки выбыл из строя – на предсезонных тестах он попал в аварию и повредил шею.

Флавио пришлось сажать неопытного Йоса. Ферстаппен сходу ничем не впечатлил, разве что покувыркался в знаменитой аварии в Бразилии. Но оправившийся Ярвилехто оказался не лучше, слишком много проигрывал Шумахеру, и после четырех гонок был понижен до тест-пилота. Йос вернулся, выступал относительно неплохо, даже однажды поднялся на подиум (еще один достался ему от дисквалифицированного в Бельгии Шумахера), но на фоне Михаэля это было каплей в море. Ферстаппену даже не дали закончить сезон.

Йос Ферстаппен: «Шумахер жульничал. Когда мы вместе гонялись в картинге, он ни разу меня не опередил. Можно подумать, что я ищу оправдания, но я просто знаю, что его машина была не такой, как у меня. Я ездил на пределе, но едва мог удержать машину. Как это получалось у Шумахера? Все дело в электронных помощниках. Они никогда этого не признают, но я в этом убежден. Да, я несколько раз пилотировал машину Михаэля, но не мог ехать настолько быстро как он. Просто системы, которые использовал Михаэль, тогда не были установлены в машине».

Флавио Бриаторе, который в 1994-м стал совладельцем «Лижье», выкупил контракт Джонни Херберта у издыхающего «Лотуса» и посадил его в свою команду. И англичанин настолько хорошо выступил в единственной гонке, что впечатлил Флавио, и тот немедленно предложил Херберту место в «Бенеттоне» на два финальных этапа и сезон-1995. Ферстаппен вновь вернулся к работе тест-пилотом, совмещая ее с выступлениями за не самые сильные коллективы.

Фото с Квятом – это почти мем с обернувшимся парнем. Получилась идеальная шутка про Даниила и «Ред Булл»

Фото: pierregasly.comkvyat.com«Рено»sport.comverstappen.nl, twitter.com/antoniogranato, twitter.com/»Рено»F1Team, twitter.com/RetroRacingCo, twitter.com/Stuart_Dent, twitter.com/MauroFeito, twitter.com/F1; Gettyimages.ru/Pascal Rondeau; globallookpress.com/imago sportfotodienst

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Рассказы о Формуле-1
+22
Популярные комментарии
sir_shir
+17
Йосик всегда был с прибабахом
sir_shir
+9
Ага, пришёл такой молодой да золотой Михаэль в бенеттон, приставил дуло к виску грозного Йосика и заставил отдать ему телеметрию с медленного болида) повеселил)
Ответ на комментарий Andrey Mats
Ну да, все напарники говорили, что Михаэль не давал им свою телеметрию, заставлял сдавать данные в свою пользу, но с прибабахом только Йос
Татьяна Громук
+8
Не было никакого второго по силе болида. Бред! Уильямс, Бенеттон, Макларен и то круче был.
Ирвайн об этом и говорит и не раз.
Никто не делает Шумахера "святым", но приписывать ему шулерство без фактов, основываясь только на слухах - смешно просто. Это и есть зависть.
Напоминает ситуацию с двумя женщинами. Одна красивая, другая ни о чем. И вот последняя начинает обвинять красивую: мол она пользуется кремами, масками, всякими штучками, которые делают ее красивее.. и если бы не они, она бы выглядела, как я!..
Ответ на комментарий Andrey Mats
У Феррари 1996 года был 2 по силе болид в чемпионате, так чтоб затащить Феррари на 2 ряд у Шуми с Ирвайном не должно было быть проблем. А у Шуми, учитывая его иерархию так раз плюнуть. А победы в гонках были благодаря техническим проблемам Уильямса
Татьяна Громук
+8
Ярче всех его способности описывал Герхард Бергер в книге «Финишная прямая».

«На первых тестах в «Бенеттоне» я вылетел на чемпионской машине [Шумахера 1995 года], – писал австриец. – Ее просто бросило в сторону так быстро, что я не смог среагировать. Когда отремонтированный автомобиль вернулся, мы решили выехать в дождь и просто немного освоиться. На третьем круге я улетел задней частью в отбойник. Опять металлолом. Следующие тесты. Я подошел к делу очень спокойно и аналитически. У меня не было плохих ощущений от машины, просто не хватало целой секунды, и надо было ближе подойти к границе (здесь имеется в виду баланс предельной скорости и максимально оптимальной траектории – прим. Sports.ru). Еще один вылет.

Я попросил главного механика запустить компьютеры и еще раз проверить машину. И тайна открылась: автомобиль, будучи на полной скорости на неровностях трассы, резко стопорился – как самолет, на который вдруг прекращают действовать аэродинамические силы. Если эта неровность была на быстром повороте, то машина могла потерять управление из-за избыточной поворачиваемости. Это свойство «Бенеттона» не было новостью: Джонни Херберт в 1995 году из-за него пару раз вылетал с трассы и просто не осмеливался больше подходить к границе возможностей. А Михаэль Шумахер имел нечто вроде сверхчувственного рефлекса для этой ситуации, он потом так и объяснял. На неровностях он заранее бессознательно делал коррекцию рулем, фиксируя для себя необходимую последовательность действий.

Именно тогда у меня пропали остатки предвзятого отношения к Михаэлю Шумахеру. Тот, кто даже на границе возможностей так надежно держит эту машину под контролем, должен быть гонщиком абсолютного экстра-класса. Я подумал: «Бог мой, на этой машине он выиграл чемпионат!». Это машина попросту не была той, на которой можно стать чемпионом. Только человек, представляющий из себя что-то особенное, мог сделать это».
Татьяна Громук
+7
И еще слова Ирвайна:

В 1996 году мы были в полном дерьме. Машина была на втором месте в моем рейтинге самых ужасных болидов, которые когда-либо выходили на гоночную трассу. Чистой воды безумие. Как Михаэль водил эту машину, я не знаю и никогда не узнаю. Это меня впечатляло. Я сам боялся повернуть руль: невозможно было предугадать, как болид себя поведет – повернет сразу же, через полсекунды или секунду. Михаэль боролся с машиной на каждом миллиметре трассы. Я же не мог так себя насиловать. Он выиграл три гонки, что является одним из величайших достижений за всю историю гоночного спорта».

Сколько тогда раз Ирвайн поднялся на подиум? Один. Шумахер - восемь.

Так что Ферстапену лучше помолчать..
Написать комментарий 20 комментариев

Новости

Реклама 18+