В биатлоне уже была война из-за спонсоров: команда заклеивала лого скотчем и ругалась с Тихоновым

Наш биатлон крайне наэлектризован из-за спора по контрактам: лидер сборной Александр Логинов не подписывает договор на условиях СБР, рискуя пролететь мимо Кубка мира.

На днях он дал большое и жесткое интервью Sports.ru, по которому вполне понятен настрой.

Ситуация далеко не рядовая, но и не уникальная: 13 лет назад биатлонисты, некоторые тренеры и персонал тоже фехтовали с руководством – Александром Тихоновым – по поводу спонсорских контрактов. Возможно, вы немного слышали о том конфликте с заклеенными логотипами на форме и шапках (как у Максима Чудова на фото).

Это давняя и сложная история – в таких темах в принципе много серых зон. Но мы попытались восстановить картину рассказами участников.

Павел Ростовцев, летом 2006-го главный ветеран и капитан команды

– Здесь нужна предыстория. До 2006 года основным спонсором СБР была группа компаний «Мечел». Не секрет, что они пришли в биатлон благодаря дружеским и рабочим отношениям Владимира Малина (кандидат в президенты СБР в тот год – Sports.ru), главы «Мечела» Игоря Зюзина и главного тренера сборной Валерия Польховского.

У команды были оформлены контракты, были премиальные, оставались места под личных спонсоров, персонал тоже получал определенные выплаты. В целом отношения между командой и «Мечелом» были закреплены юридически, ощущался достаток. Не как во времена Прохорова, но очень солидно. Резюмируя: существовали правила игры, которые всех устраивали.

В то время президентом СБР был Александр Тихонов, но, если не ошибаюсь, он еще не мог въезжать в Россию из-за уголовного дела. Дальше – мое предположение: Тихонову не нравилось, что потоки «Мечела» шли мимо него.

После Олимпиады-2006 Тихонов собрал нас в Турине и сказал: все, биатлон популярен и успешен, нам не нужны копейки от «Мечела» – появится новый, хороший, богатый спонсор. Как потом оказалось, речь шла о компании Viessmann. У СБР и «Мечела» после того сезона заканчивался договор – Тихонов, вернувшись в Россию, занял деструктивную позицию: договор не продлили.

Летом-2006 нам объявили – есть новый спонсор, а название пока умолчим. Ну, не проблема – новый так новый, но давайте положим наши отношения со спонсором на бумагу. Это было требование команды, потому что уже тогда мы немного знали Александра Ивановича – в личных отношениях он выглядел не очень порядочным человеком.

Мы просили договоры для себя и персонала: докторов, массажистов, сервиса. Объективно, спортсмены были обеспеченными людьми: получали зарплату в ЦСП, стипендии, деньги от регионов и ведомств. Хотелось, чтобы персонал тоже был защищен – мы-то свое заработаем.

Ну и да, хотелось понимания по личным спонсорам – какие правила игры здесь? Это было важно уточнить за лето, потому что потенциальные спонсоры заранее верстают рекламные бюджеты. В общем, мы ждали внятной позиции от Тихонова. Лето закончилось – ничего конкретного, изложенного на бумаге о нашем взаимодействии с СБР не появилось. Хотя я несколько раз звонил, приезжал в офис, педалировал тему.

В октябре я консультировался с юристами: какие риски у нас, если мы не идем на поводу СБР? Мне сказали, что возможная санкция – незаявка на Кубок мира. На октябрьский сбор в Рамзау приехал представитель Viessmann – Тихонов сказал, что мы должны сфотографироваться в экипировке с логотипом нового спонсора. Мы с ребятами решили: не фотографируемся, пока нет бумаг – стоим вместе до конца, как в популярном тогда «Гладиаторе». Тихонова мы уважаем, но такие вопросы не решаются на словах.

Мы прилетели из Рамзау в «Шереметьево», туда же приехал Тихонов и устроил разборку. У нас был примерно такой диалог.

Я: Александр Иванович, команда хочет юридического закрепления.

Он: Это невозможно, выплаты будут только в первом квартале 2007-го, а вы чего-то требуете уже сейчас.

Я: Не проблема, хоть во втором квартале – давайте проговорим это на бумаге.

Он: Я понял, вы все тут зажравшиеся звезды. Но у нас хорошая молодежь, на Кубок мира поедет другой состав. Российский биатлон без вас не пострадает.

Я: Мы готовы к этому. В декабре приедем на «Ижевскую винтовку» и докажем, что сильнее всех. И сильнее всех на любых российских стартах. А вы будете объясняться перед государством за деньги, потраченные на нас при подготовке.

Помню, что Тихонов замешкался – он такого не ожидал. Мы друг друга по большому счету не услышали и на этом расстались.

Потом на команду началось давление через региональные федерации, органы исполнительной власти. Макса Чудова очень прессовали в Башкирии – обещали снять со ставки, исключить из университета.

Тогда мы написали открытое письмо главе ОКР Тягачеву, главе Росспорта Фетисову, зампреду Правительства Иванову, региональным губернаторам. Подписались я, Рожков (на фото ниже), Чудов, Черезов, Круглов, Ахатова, Богалий, Зайцева, другие спортсмены, некоторые тренеры и персонал – давление Тихонова нас только сильнее сплотило.

Это был ноябрь, а вскоре мне последовало предложение возглавить спорт в Красноярском крае. Я принял решение за пару дней и не вошел в сезон – остальная процедура шла без меня. Пацаны бегали с заклеенными логотипами Viessmann, так и не дождавшись контрактов. Я в знак поддержки оставил команде свои лыжи; капитаном потом стал Серега Рожков – и через год Тихонов его, по сути, кончил, выдавив из состава.

У нас тогда был имидж наглецов и бунтовщиков. Но годы спустя все понимают, что за человек Александр Иванович и что дело с ним иметь нельзя. Первой об этом заявила мужская сборная России в 2006 году. В чем был интерес Тихонова так мутить воду с контрактами? С моей точки зрения, там мог быть черный нал. Как он договорился со спонсором, как бы шли финансы – не знаю. Никто ему не верил.

***

Летом 2006-го Viessmann заключил с СБР контракт на 4 года – сумму не назвали. Уже следующим летом Тихонов говорил: «За рекламный контракт с компанией Viessmann, генеральным спонсором СБР, я тоже получу определенный процент. У нас записано: человеку, который приведет в СБР спонсора, положен определенный процент от суммы контракта».

Зима-2006/07 получилась стрессовой для команды и персонала. Среди подписавших открытое письмо был Андрей Гербулов – тренер мужского состава по стрельбе в том сезоне.

– Viessmann тогда был еще и спонсором IBU – то есть его логотип был у всех команд. И парадокс был в том, что логотипы по линии IBU парни не закрывали – например, на винтовке он был. А этот же логотип на местах для федерации заклеивали скотчем или пластырем.

Конфликт по спонсорам в биатлоне: за что бьются Логинов и команда? И как вообще устроена реклама на Кубке мира?

Я не скрываю: в том споре выступал на стороне спортсменов, их требования были справедливыми. Вообще, тот сыр-бор похож на нынешний: не разобрались по рекламным местам, компромисса и понимания не нашли. Даже не помню, чем закончился разговор – вроде бы год спустя как-то договорились и уже бегали с открытой рекламой.

***

Разумеется, IBU во главе с Андерсом Бессебергом нервно реагировал на войну в СБР. В какой-то момент под вопросом был выход на старт наших биатлонистов, которые не дождались ясности по Viessmann, подписали личные контракты с «Мечелом» и наклеили лого на форму.

СБР пригрозил ультиматумом: или снимаете «Мечел» с формы, или команда будет дисквалифицирована. В ответ сборники сами задумались над бойкотом гонок. Но показали готовность к компромиссу: сняли «Мечел» и выступили в Оберхофе.  

Валерий Польховский, тренер женского состава и главный тренер сборной в том сезоне

– При «Мечеле» была очень благоприятная финансовая обстановка. Премирование спортсменов было великолепным: 10 тысяч долларов на руки за победу, 6 – за второе место, 4 – за третье. Плюс еще половина от каждой из этих сумм шла на персонал. Первое время эти деньги даже вручали наличными сразу после гонок. Потом Ростовцев сказал: да ладно, мы вам верим, зачем деньги возить? Давайте заведем карточки.

Плюс «Мечел» никогда не забирал места под личных спонсоров: федерации и так было чем зарабатывать, площадей под рекламу достаточно.

Мы узнали, сколько СБР тратит на Логинова и команду. И сколько еще должен за допинг из прошлого

С новым спонсором получился скандал: не было ясности, сколько денег, какие условия. Летом и осенью 2006-го была большая напряженность между командой и Тихоновым. Команда привыкла к установленным контрактным отношениям и хотела узаконить все с новым спонсором.

В середине сезона стоял вопрос о бойкоте этапов – мужики конкретно не хотели на старт. Не помню, где именно, но ко мне даже подходил Бессеберг: Валерий, разбирайтесь дома, а здесь это делать неправильно.

Девчонки тоже выступали заклеенные – и так продолжалось чуть ли не до конца сезона.

А потом пришла обоюдная усталость, конфликт угас сам с собой. Если честно, не помню как и что решили. Но все расклеились, заклеенным остался один Рожков, и Тихонов его убрал.

Владимир Аликин, старший тренер мужского состава в том сезоне

– Я тоже был на стороне спортсменов. Мы хотели, чтобы новый спонсор давал деньги команде и персоналу. Все-таки люди носили рекламу, выступали – но не получали за это ничего. Тихонов устраивал скандалы, привлекал Бессеберга, говорил, что команду нельзя выпускать на старт. Бессеберг встречался с нами в Оберхофе и рассказывал об этом.

Но команда хотела нормальных контрактных отношений, где все регламентировано. Спортсмен ведь имеет право на гонорар, если носит на себе рекламу. А вдруг там кормушка? Деньги большого спонсора приходили на федерацию – а куда уходили? По большому счету, хозяином этих денег был руководитель федерации.

Я не помню в деталях, чем все закончилось, но на следующий год все бегали с открытыми логотипами. Кроме Сергея Рожкова. Он был у меня в команде – проходил по результатам, но его убрали – в этом случае решал не тренер. Может, ему досталось от Тихонова в отместку. Я уважаю Серегу, но Тихонов его невзлюбил и в итоге сожрал.

***

Год спустя – в декабре-2007 – новый капитан команды Сергей Рожков единственный заклеил логотип Viessmann. Это было на первом этапе Кубка мира – на втором Рожкова уже не было, и фактически его карьера закончилась. Увы, Рожков отказался от общения со Sports.ru. А вот Александр Тихонов – согласился.

Александр Тихонов, экс-президент СБР

– Эта работа была проведена господином Малиным, который был моим конкурентом на выборах в президенты СБР в декабре 2006-го. Круглов, Черезов, Чудов и другие пошли на поводу, сравнив Viessmann с «Мечелом».

А я предлагал им такой контракт, которому могли бы позавидовать и в зимних видах, и в летних – едва ли у кого-то были такие контракты. Я договорился с «Газпромом», контракт был у меня. Я говорил: хотя бы почитайте, заберите, он ваш! Но они демонстративно отвернулись – объявили мне бойкот. Хотя я на них потратил бешеные деньги. Я одевал всю команду, полностью обшивал. До этого они вышли на парад в Германии в таком виде, что над нами ржали трибуны – пришлось одевать команду. Это стоило мне больше 50 тысяч евро.

То, что они говорят про меня – абсолютное вранье. Ну Володя Аликин ладно, Гербулов его потом предал – и Володя согласился со мной. И потом говорил: Иваныч, извини, пожалуйста. Всю это бригаду усластил «Мечел», и они искали причину, чтобы меня свергнуть. Один из приближенных к команде прибежал ко мне: «Мечел» дает мне 5 тысяч долларов и ноутбук. Я ему сказал: хочешь, чтобы я дал тебе больше? Тогда пошел ты… Послал его туда, куда обычно посылают по-русски – с этого началась война.

Мне ничего из этих денег не надо было, я состоятельный человек. А с их стороны сейчас – полное вранье. Мне с этой публикой все понятно.

Что касается возможного бойкота гонок, то это Бессеберг пытался подыграть команде и тренерам, чтобы меня выгнали из биатлона. Но я Бессебергу был не по зубам. Я сказал ему с трибуны: ты пьяница и развратник, закончишь тюрьмой – и мои слова сбылись.

Про то, что я не давал им контракты на подпись, вранье! Контракт-то не мой, это бумага Viessmann – и там все было прописано. А я давал собственные деньги всей команде – не деньги спонсоров, а личные. Кто покупал транспорт, кто содержал федерацию? И к чему пришли эти безграмотные бараны… Никто не помогает биатлону. Я считаю, что развал и все допинговые скандалы начались с этих фамилий.

Это не оскорбления в ваш адрес, а то, что вы заслужили во время спортивной карьеры и по ее окончании – внеся самый большой вклад в развал российского биатлона.

У нас есть телеграм-канал о биатлоне: там больше инсайдов, анонсы интервью и других материалов и, конечно, фото. Подписывайтесь!

Фото: REUTERS/Alexander Natruskin, Alexandra Beier, Tobias Schwarz; РИА Новости/Александр Вильф; Gettyimages.ru/Agence Zoom, Vladimir Rys/Bongarts; globallookpress.com/Viktor Chernov/Russian Look

+73
Популярные комментарии
р.дон
+42
Сомбреро уже совсем заврался. Да и возраст...Не зря ведь говорят, что у лгуна должна быть идеальная память, чего у Тихонова нет и в помине.
lotosss
+26
Когда уже будет приятно смотреть биатлон... Раньше гонку пропустишь и как что-то упустил важное, а последние годы и вовсе бросил смотреть... В гонках неудачи, за кадром скандалы.
ЖёсткийПыня
+23
смотрю на спонсоров , Мечел , Ehrmann ... прошло совсем немного времени и букмекерская контора Pari match ) раньше промышленность, сейчас какие то аферисты
Майкл Шишкин
+8
Смутно припоминаю,что именно тогда Тишка стал поносить Польховского на каждом шагу,так что вся мышиная возня из-за денег как обычно
MinBu78
+7
Шляпа несет шнягу..... все пи0арасы, один он Д’Артаньян
Написать комментарий 22 комментария

Новости

Реклама 18+