...А что Испания?

Ну Испания, ничегошеньки. Главные герои этого неудачного турнира, в котором Испания вылетела на первом групповом этапе, заняв в группе с Австрией, Бразилией и Швецией третье место, и спустя 30 лет заявляют, что очень мало знали о том, что происходило в Аргентине.

"Мы были немного сонными в политическом плане", - говорит Хулио Карденоса[1], член этой команды, игрок не реализовавший убойный момент в ничейном матче с Бразилией. "В той команде все мы были полностью аполитичны", - говорит он. Его ответы похожи на ответы других игроков того времени, с которыми он делил раздевалку. "Когда мы туда поехали, мы почти ничего не знали. Да, был этот человек [Видела], правящий страной, была военная диктатура… Но ничего. Для нас было достаточно играть в футбол. Единственное, что мы узнали, было то, что голландцы не собирались обмениваться рукопожатиями с президентом после финала", - говорит Карденоса. Карлес "Чарлес" Решак[2], тоже член этой сборной, утверждает тоже самое. "В команде об этом не говорили. Мы не имели понятия ни о чем".

Карлос Решак в форме "Барселоны"

С другой стороны, в Испании об этом говорили и говорили в очень понятных выражениях. И по мере приближения чемпионата мира все больше. С 1966 года, когда был принят закон Фраги [закон о печати], либерализовавший СМИ, железный занавес национал-католического сектора режима начал смягчаться прямо на глазах.

В статье за авторством Патрисии Маренги и Лауры Перес Лопес "Испанская пресса и аргентинская диктатура (1976-1983): образ эмигранта в ABC, El País и Triunfo" (опубликована в журнале América Latina Hoy в 2003 году) делается вывод, что военная диктатура, стратегия её поведения и конкретные действия были популярной проблемой на страницах анализируемых СМИ: "Мы можем заключить, что средства массовой информации в Испании превратились в значимых социальных акторов, посредством которых собиралась информация об актуальной ситуации в Аргентине". Это было регулярной темой на страницах El Pais, где в очень критических тонах описывалась положение арестованных и пропавших без вести, кроме того достаточно часто встречалась информация об акциях, призывавших к бойкоту чемпионата мира, в других странах. В Triunfo появлялись статьи с говорящими заголовками, как, например, "Аргентина 78: Мундиаль для хунты" (18 марта 1978 года) или "Аргентина 78: футбол и репрессии" (6 мая). В феврале того же года в Париже был организован съезд комитетов, поддерживающие бойкот, и там присутствовали делегации из Мадрида и Барселоны.

Для журналиста Энрика Банейреса, специального корреспондента газеты Tele / eXpress на чемпионате мира в Аргентине и автора книги "Чемпионат мира по футболу 1978" [исп. – "El Mundial de Fútbol 1978"] (опубликованной после завершения чемпионата), очевидно, что ситуация в Аргентине была известна в Испании. "Бывает так, что игроки живут в другом мире. Половина моей книги посвящена политической и социальной ситуации в Аргентине. До начала чемпионата мира в СМИ, в том числе в таких значимых изданиях как Diálogo, Diario 16 или тот же самыйTele/eXpress, было много критических статей, в которых описывалось, что происходит", - рассказывает Банейрес.

Ещё одной особенностью было место где команда жила во время чемпионата мира. "Мы были заперты в "La Martona", месте, полностью отдаленном от всего, с единичными контактами с журналистами или семьями. Это место было ужасным, влажные стены и постоянный холод: если бы вы повернули голову и осмотрели окрестности, вы не могли бы сказать вы в Аргентине или в любой другой точке мира. Я никогда не был так далеко от своего дома, как во время этого чемпионата", - высказывает свое мнение Решак, с которым согласен Карденоса. "Это было похоже на концентрационный лагерь", - говорит бывший игрок Бетиса. Кроме того, для большей иронии, до прибытия сборной этой небольшой отель был борделем.

Это изолированность от внешнего мира, от которой так же страдали и другие сборные, возможно была хитростью хунты, чтобы отвлечь игроков от того, что происходило вокруг. Что игроки не могли игнорировать, так это чрезвычайные меры безопасности, так и впечатляющие число солдат во всех частях страны. Решак вспоминает: "Когда мы ехали на автобусе по небольшим двухполосным дорогам, мы занимали обе полосы, а автомобили, ехавшие на встречу, останавливались в канавах. Нас всегда сопровождало множество мотоциклистов, и везде были солдаты".

Сегодня Решак считает себя центристом, хотя, утверждает, что в 1978 году "он был гораздо более левым, чем сейчас". Для блондина из Педральбес, богатого района Барселоны, сегодня ассоциирующимся с постоянными концертами Раймона[3], родные места напоминают те времена, "когда часто приходилось выходить из школы бегом, поскольку там были столкновения с "серыми". Он был одним из немногих испанских спортсменов, участвовавших в кампании, призывавшей голосовать на первых выборах. Однако, вспоминая то, что он знал об Аргентине в 1978 году, он признает за собой грех невежества. "Когда позже стало известно, что там происходит, это покажется невероятным. Невозможно представить, что эти события были покрыты мраком столько лет… Я не знаю случилось ли это из-за цензуры, или из-за того люди молчали… Не знаю, это просто невозможно представить", - говорит он.

В завершении разговора, мы спросили его, если бы он знал, что там происходило, поехал бы он этот турнир. "Сложно сказать, потому что это был важный чемпионат мира, на протяжении многих лет сборная туда не попадала [последнее участие в чемпионате мира до этого было в Англии в 1966 году]… Но уверен, что этого не произошло бы. И я вам говорю это не для того, чтобы показаться хорошим человеком или героем, я просто не поехал бы из-за страха. В том месте, где происходит такие страшные вещи, что могло бы со мной случить?", - заключает он.

Предыдущие части:

  1. Пролог 
  2. Предисловие
  3. Футболист, проигравший Сантьяго Каррилье
  4. В мае 68-го под булыжниками мостовой был и газон тоже
  5. Гладиатор 
  6. Игрок, никогда не дававший автографов
  7. Когда героя не видно на фото
  8. Когда футбол молчит
  9. Аргентина, в параллельной реальности
  10. Нидерланды: Кройф, Рейсберген… и Карраскоса
  11. Ронни Хельстрём, человек, которого там не было
  12. Франция и одинокий ангел

[1] Хулио Карденоса (исп. Julio Cardeñosa Rodríguez; 1949 - ) – испанский футболист, участник чемпионата мира 1978. Играл на позиции полузащитника, почти всю картеру провел в "Бетисе", является рекордсменом команды по числу игр в Примере.

[2] Ка́рлес «Чарли» Реша́к-и-Серда́ (кат. Carles Rexach i Cerdà; 1947- ) — испанский футболист и футбольный тренер. Полузащитника, почти всю карьеру провел в "Барселоне", с которой выиграл чемпионат Испании и Кубок УЕФА

[3] Раймон Пелегро Сначис(исп. Ramón Pelegero Sanchis, 1940 - ), испанский певец, поющий на каталанском языке. Один из самых известных и популярных каталанских исполнителей. Одни из наиболее выдающихся исполнителей в стиле Nova Cançó (кат. "Новая песня"), направление в музыкальной и песенной культуре Каталонии, возникшее в конце 1950-х годов как протест против репрессивной политики в отношении каталанского языка и культуры

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Футболисты левого фланга
+9
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+