Реклама 18+
Реклама

Агасси + Граф = ❤️. Андре добивался ее 7 лет

«Не знаю, что она во мне нашла – пока еще не разобрался».

В автобиографии Андре Агасси очень мало безоговорочно светлых моментов. Это классическая история о страдающем гении и о мучениях, которые приносит стремление к победам, успеху, совершенству. Поэтому история отношений Агасси с его женой Штеффи Граф дает немного отдышаться. Если другие страницы пронизаны ненавистью к теннису, болью, страхами и неуверенностью, то рассказы о Штеффи всегда светлые, теплые, нежные.

Агасси и Граф – главная теннисная пара. На двоих они выиграли 30 «Больших шлемов» (она – 22 из них) и провели 478 недель на первых строчках рейтингов (она – 377). Кроме того, они составляют половину имеющихся в истории обладателей Золотых карьерных Шлемов – все ТБШ и Олимпиада (причем Граф в 1988-м собрала календарный Золотой Шлем, когда выиграла все эти титулы за год).

Их роман начался 20 лет назад.

***

В начале 90-х Агасси встречался с Барбарой Стрейзанд, которая на 28 лет старше него. Про эти отношения он писал в автобиографии: «Общественное возмущение только добавляет огня нашей связи. Делает нашу дружбу запретной, табу, и это вписывается в мое общее бунтарство. Встречаться с Барбарой Стрейзанд – все равно что носить ядерно-розовый». При этом Стрейзанд называла Агасси «мастером дзэн».

С 1997 по 1999 Андре был женат на актрисе Брук Шилдс (внучке четырехкратного финалиста «Шлемов» в трех разрядах Фрэнка Шилдса). Эти отношения тоже были очень горячими. Например, посмотрев, как на съемках «Друзей» Брук лижет руку Джоуи, Агасси поехал домой и от злости расколотил все свои трофеи.

Но все это время он мечтал о Штеффи Граф. Вот как Андре вспоминал победу на «Уимблдоне»-1992: «В вечер финала проходит знаменитый бал. Я давно о нем слышал и очень хочу пойти, потому что чемпион танцует с чемпионкой, а в этом году это значит – со Штеффи Граф. Я запал на нее, когда увидел, как она дает интервью французскому ТВ. Я был поражен ее скромной грацией, непринужденной красотой. Она выглядела так, будто от нее вкусно пахнет. И как будто она хорошая на самом глубоком уровне, как будто в ней полно нравственности и достоинства, которых уже не существует. Мне на полсекунды показалось, что я увидел нимб у нее над головой».

Тогда Агасси встречался со своей подростковой подругой Венди Стюарт. «Она знает о моих чувствах к Штеффи и совсем не ревнует. У нас открытые отношения, напоминает она. И вообще перед финалом мы вместе идем за смокингом, а Венди шутит с продавщицей, что я хочу победить, только чтобы потанцевать со Штеффи».

Потанцевать не получилось – организаторы «Уимблдона» отменили традицию, потому что она не нравилась игрокам. Агасси только познакомили с Граф, но она на его посылы не отреагировала.

Штеффи в то время встречалась с немецким гонщиком Михаэлем Бартельсом (а до него еще был теннисист Александер Мронц, в четвертом круге «Уимблдона»-1995 проигравший Агасси).

Отношения с Бартельсом, который постоянно рисковал на трассе, наводили Штеффи на довольно мрачные рассуждения. «Я уже больше ничего не боюсь, включая смерти. Но я немного знала Айртона Сенну, и меня беспокоит, что через год после смерти человека забывают, как будто его и не было. Для меня такая реакция страшнее самой смерти», – рассказывала она The New York Times в 1996-м.

Именно Бартельсом Граф прикрывалась, когда весной 1999-го Агасси под влиянием Брэда Гилберта возобновил попытки ее покорить. В Майами Гилберт через знакомство с тренером Штеффи организовал совместную тренировку. «Я никогда не видел такую красивую женщину. Когда она стоит, она богиня. В движении – поэзия. Я так долго представлял, каково испытать на себе ее форхенд. Смотрел ее игру по телевизору и на турнирах и думал, как чувствуется мяч, когда улетает с ее ракетки. После удара каждого игрока ощущения разные – есть крошечные, но четкие нюансы силы и вращения. Теперь я чувствую все ее нюансы. Я как будто трогаю ее, хотя мы в 12 метрах друг от друга. Каждый форхенд – предварительная ласка», – описывал Агасси эту встречу.

Штеффи это так не воспринимала, и все дальнейшие встречи не продвигались дальше «европейского поцелуя в обе щеки».

***

А потом наступил «Ролан Гаррос»-1999. Этот турнир стал важным символом романа Граф и Агасси. Андре сам вспоминал разговор с тренером Брэдом Гилбертом: «Я пытался и пытался. Не выходит. Штеффи Граф для меня как «Ролан Гаррос». Я просто не могу преодолеть эту финишную черту».

В том году в Париже Агасси выиграл титул после двух поражений в финалах (1990, 1991). Этой победой он оформил карьерный Большой Шлем – всего пятым в истории мужского тенниса. По ходу финала против Андрея Медведева американец отыгрался с 0:2 по сетам. Граф, в свою очередь, на том «Ролан Гаррос» взяла первый «Шлем» с 1996-го и последний в карьере – в финале отыграв сет и брейк у Мартины Хингис.

Агасси рассказывал, что после титула на «Ролан Гаррос» почувствовал себя более достойным, а Гилберт подметил параллели в их с Граф победах и предсказал: к 2001-му они будут женаты, в 2002-м появятся дети.

После этого, как по волшебству, все попытки Андре постепенно становились успешными, хотя Бартельс никуда не делся. Сначала он добился того, что Штеффи, не желавшая привлекать к себе лишнее внимание журналистов, взяла его номер. Потом наконец получил ее телефон. С этим связан мелодраматичный сюжет о том, как он записал его на бумажку, поцеловал ее – а потом потерял и восстанавливал через знакомого в телефонной компании.

Дальше были сплошные эпизоды из романтического кино. Синхронное поражение в финалах «Уимблдона». Свидание, во время которого Граф прятала Агасси от швейцара в отеле, который принес им вино. Телефонный звонок, во время которого они выяснили, что обожают один и тот же фильм («Страна теней» о жизни автора «Хроник Нарнии»). Поход на пляж, во время которого они бегали наперегонки, и Андре с радостью проиграл. «Кажется, что я гнался за ней всю жизнь, а теперь буквально ее преследую», – писал он в своей книге.

Наконец, перед US Open-1999 Граф слетала в Германию, чтобы расстаться с Бартельсом. Он потом рассказывал, что она разбила ему сердце: «Я даже не знал, что Штеффи и Андре вместе. Я никогда его не видел и даже не знал, что они дружат. Вообще ничего не подозревал. Теперь я понимаю, что пока ездил по миру и участвовал в гонках, Штеффи и Андре много общались, писали друг другу. Мне очень трудно это принять».

Еще больнее Бартельсу, наверное, было от того, как Граф оценила расставание с ним: «Теперь мне кажется, что я могу летать. Мой друг Михаэль уже не со мной, но мы много пережили вместе. Теперь расстались и должны каждый идти своим путем. Я с нетерпением жду возможности провести время с Андре». Правда, спустя несколько лет Бартельс рассказывал в интервью, что они с Граф общаются: «Дни рождения – отличная возможность выйти на связь».

***

Перед US Open-1999 Граф объявила об уходе из тенниса: «Я сделала все, что хотела. Мне кажется, что мне больше нечего достигать. После «Уимблдона» мне впервые в карьере не хотелось ехать на турнир».

Афишировать отношения с Агасси она все равно не стала и на US Open болела за него тайно: спрятавшись под кепку на обычных местах на трибуне. Но ее выловили телекамеры, и комментатор Джон Макинрой, за два месяца до этого в раздевалке называвший ее сукой за то, что она на «Уимблдоне» снялась с микста с ним, в эфире ругал организаторов.

Вскоре после этого роман перестал быть секретом. А прогноз Гилберта почти сбылся: они действительно поженились в 2001-м, только в тот момент Граф уже была беременна их сыном. А в 2003-м родила дочь.

***

В 2004 году Штеффи Граф ввели в Международный зал теннисной славы в Ньюпорте. Речь в честь этого произносил ее муж.

«Ты никогда не определяла себя через свои достижения. Наоборот, ты достигала за счет того, как определяла себя. И даже сейчас я поражен тем, как ты спокойно отложила ракетку и посвятила себя любви и материнству с привычными для себя рвением и требовательностью. <…> Учебники истории зафиксируют твою способность принимать и преодолевать трудности, играть через травмы и побеждать снова, и снова, и снова. Мы все глубоко тронуты твоей жизнью, ты сделала нас лучше, и мы никогда не будем прежними. Дамы и господа, я представляю вам величайшего человека, которого знаю», – растрогал всех Агасси.

Несколько лет спустя в интервью, приуроченном к выходу автобиографии, он размышлял: «Мне пришлось поработать, чтобы ее завоевать. Она довольно закрытый человек, и можно оценить ее любовь ко мне по тому, как она справляется с тем, что я вывалил в книге. Не знаю, что она во мне нашла – пока еще не разобрался. Но, кажется, что-то нашла».

После такой речи ответ становится понятнее.

Крис Эверт – символ эпохи: первой в спорте заработала миллион и на грунте добилась больше Надаля

Борг создал современный теннис почти из пустоты: тактика, бизнес, безумная слава. Без него не было бы Надаля

Фото: Gettyimages.ru/Bob Martin/Allsport, Eliot J. Schechter, Martin Rose/Bongarts, Al Bello/Allsport, Vladimir Rys, Bongarts; REUTERS/Alex Grimm, Paul Hanna; globallookpress.com/UPPA/ZUMAPRESS.com, imago sportfotodienst

+311
Популярные комментарии
Dmitriy Racheev
+266
Достаточно было подстричься
MrSosed99
+220
какая прекрасная история, до слез от умиления
Ответ на комментарий Anton Kuznetsov
Я свою жену два дня добивался, трaхнул на 2 свидании. Ну ничего счастливы, двое детей, 7 лет брака
Tucha23pixei
+82
"Я так долго представлял, каково испытать на себе ее форхенд".

Вот как звучат влажные теннисные фантазии))
Написать комментарий 70 комментариев
Реклама 18+