Реклама 18+

Мы едем в ВЕГАС

 

Их ведь даже нет на постельном белье.

Так, стоп, надо сделать небольшое отступление. Итак, у меня и моей жены есть три сына, да вот еще одного ждем. Джеймсу, нашему младшему, 14 месяцев, поэтому он вряд ли понимает всё то, что происходит в настоящее время. А как насчет его старших братьев, Лоренцо и Максимуса? Им четыре и три года, соответственно. А ведь они, я вам скажу, уже как будто всю свою жизнь только и живут хоккеем.

Поэтому, после того, как мы за завтраком перед школой в понедельник сообщили ребятам о состоявшемся переходе, их реакция была смешной и одинаковой:

«А ГДЕ ИХ ЭМБЛЕМА НА НАШЕЙ КРОВАТИ??»

Так, эммм, ах да… кровать. Мы купили для Лоренцо и Максимуса это «официальное» постельное белье НХЛ – его надо видеть, оно очень пёстрое: на нем отражены эмблемы всех команд, просто большая цветастая картина. Каждую ночь мальчишки заворачиваются в одеяло с эмблемами, оно для них, как  что-то родное. Да, они знают все больше и больше о хоккее, узнают игроков, команды, города и всё-всё-всё, что связано с хоккеем. А эмблемы? Да они знают все эмблемы, как свои пять пальцев.

Мы вышли из кухни и пошли прямиком в спальню. Ребята были взволнованы – я никогда не видел кого-либо таких взволнованным, как эти дети, которые собирались найти на своей кровати эмблему команды, за которую будет играть их папа. Мы зашли в спальню, взяли одеяло, я начал искать…искать…искать…

А потом до меня дошло.

Это постельное белье – да ему же около двух лет.

Вегаса на нем нет.

И мое объяснение было вроде: «Эм, да, верно… я забыл… они это та новая команда… поэтому то их и нет на ваших одеялах… и – » ну и как-то в этом духе. Их нет на белье. Это большая проблема. Даже, можно сказать, чрезвычайная ситуация. Я боялся, что мои сыновья не поверят в мой переход или подумают, что я уже не буду играть в НХЛ или…. Да что угодно могут подумать. И я сижу в их спальне, держась за это «официальное» постельное белье НХЛ, на котором нет команды, за которую я буду играть, и думаю, как объяснить ребятам, что Рыцари существуют.

В результате я догадался. Я взял пачку их хоккейных карточек и начал ее перебирать.

Бинго.

ДАВИД ПЕРРОН — ВЕГАС ГОЛДЕН НАЙТС

И я такой: «Вегас! Вот, смотрите – вы же помните? Плей-офф прошлого сезона? Эта классная команда в черно-золотых цветах? Они попали в Финал Ку—”

И в эту самую секунду я увидел, как их глаза просто загорелись. Я знал, что мне уже не требуется заканчивать предложение. Мальчишки не просто помнили Вегас по плей-офф прошлого сезона……. они обожали эту команду в плей-офф прошлого сезона.

Они были в полном восторге.

И вот они маршируют по дому, скандируя и выкрикивая – «МЫ ЕДЕМ В ВЕГАС, МЫ ЕДЕМ В ВЕГАС». Все произошло очень быстро, и вот они уже в предвкушении и это здорово. Они даже настояли на том, чтобы принести эту карточку с Давидом Перроном в школу, чтобы показать своим одноклассникам. А пока мы ехали до школы в машине слышались только одни слова: «МЫ ЕДЕМ В ВЕГАС, МЫ ЕДЕМ В ВЕГАС» - они не могли в этом поверить, они были в восторге.

И я подумал, что это то, что мне нужно.

Max Pacioretty

Честно вам говорю, мне это было необходимо.

Ведь после того, как ты играешь в одной команде так долго, как я в Монреале, и тебя обменивают, в голове проносится огромное количество мыслей и воспоминаний. Я имею ввиду, что такой обмен заставляет пережить столько эмоций, сколько можно описать в большой книге. Просто думаешь о том, как… Вау… Мне же придется покинуть место, которое я называл домой в течение всей моей взрослой жизни.

Многое придется обдумать – и я знаю, что буду думать об этом некоторое время.

Я буду думать о драфте – Макс Пачиоретти, 22 общий выбор, в Монреаль Канадиенс.

Я буду думать о своем дебюте в НХЛ, о том, как впервые надел свитер Хабов.

Я буду думать о том случае, когда в 2011 году моя карьера чуть не закончилась, когда меня впечатали в борт в матче против Бостона, и я получил довольно серьезные травмы. К сожалению, я не могу вспомнить все, что произошло в тот вечер, но из того, что мне рассказали мои родители, знаете… я до сих пор не могу говорить о том инциденте без эмоций. Но вот, что я знаю: Джефф Молсон, владелец Канадиенс, был одним из первых, кто в тот вечер приехал в больницу. И он сделал это не из-за пиара. Он встретился с моими родителям, общался с врачами… в общем, сделал многое, даже больше, чем нужно. Я, возможно, не могу передать все, что тогда произошло, но это был поступок, который для меня до сих пор очень много значит. А потом еще была поддержка наших болельщиков, тогда меня поддержал буквально каждый человек, живущий в Монреале, это было что-то. Все, начиная от менеджмента, заканчивая простыми болельщиками, донесли до меня одну и ту же мысль: Мы заботимся о себе – а ты сейчас один из нас. Ты с нами. Ты – часть нашей семьи. В общем… я никогда это не забуду.

Я буду думать о великой чести, которую оказали мне Канадиенс, когда назначили своим Капитаном. Это было пару лет назад, во время командного ужина, за сутки до открытия тренировочного лагеря. Мы все голосовали анонимно, затем тренеры остались и считали результаты, пока все разбредались по своим домам. После подсчета наш тренер и генеральный менеджер приехали прямо ко мне домой, чтобы сообщить новости. Что я могу сказать – это был эмоциональный момент. Что я буду всегда ценить из нашего времени с Канадиенс – это не только то, что за меня проголосовали мои партнеры по команде, но и то, как ко мне относились многие из бывших игроков Монреаля, особенно бывшие капитаны – Серж Савар и Ги Карбонно, мы часто общались, они обсуждали со мной будущее команды, а также рассказывали - чего стоит выиграть кубок в Монреале. И такое отношение вызывало во мне гордость за команду, я был постоянно настроен на победу. Это все будет напоминать мне, что я был частью чего-то большего, чем я сам.

Я буду думать о том, как я взрослел в Монреале, наилучшим возможным образом: с моей женой Катей мы создали нашу семью, а затем каждый из нас стал активной частью этого невероятного общества.

И я буду думать о том, по правде говоря, что, возможно, мой переход состоялся в нужный момент – как для меня, так и для Монреаля. Я считаю, что главное – это правильно выбрать момент. Просто надеешься, что обе стороны будут в выигрыше. Я надеюсь, что именно это и произошло: Хабы получили немного молодой крови, что поможет им вытраивать новую команду, способную выиграть кубок. А Рыцари, в свою очередь, получили меня, и я постараюсь дать им то, чего не хватило для того, чтобы взять кубок в прошлом сезоне.

Но как я уже говорил, несмотря ни на что данный обмен еще предстоит оценить в будущем. Будет много разговоров. И поэтому я уже выше говорил, что мне была «необходима» та реакция, которую я получил от своих сыновей. А все потому, что Лоренцо и Максимус, в конце концов, являясь совсем еще детьми, ничем незакомплексованными, смогли показать мне существующую передо мной перспективу. Которая гласит: Эй, мы же теперь будем в той команде, которая играла в финале плей-офф прошлого сезона, и у которой потрясающая черно-золотая форма – это же прекрасно.

Мы сделаем это.

МЫ ЕДЕМ В ВЕГАС.

Max Pacioretty

И их реакция заставила меня понять, что такое новое приключение в жизни. Понять – что значит быть частью чего-то нового, хорошего и своего.

Это интересно, потому что быть капитаном в Монреале… нельзя представить себе команду, пронизанную традициями больше, чем Хабы. Это как самая высшая точка, вершина всех хоккейных династий. И я дорожил этим, это была большая честь. Но в то же время это опыт, он определенно… стоит особняком, как на другом конце света. И я считаю, что всё это давление, не всегда касающееся тебя, приходится нести с собой… и, может быть, приходится даже думать как-то по-другому, хотя и мысли вроде не твои.

Но являться частью Рыцарей, это значит быть на абсолютно другом конце света. Ведь никто не знает, что думать? Это команда НХЛ в Вегасе – и я это говорю с абсолютно здравым смыслом. Все новое. Все сначала.

В прошлом сезоне мы первый раз сыграли в Лас-Вегасе довольно поздно – во второй половине сезона, поэтому я мало что слышал о городе с хоккейной точки зрения. Но знаете… это «мало». Это было что-то. Я вам скажу, что ребята, которые первый раз попадали на матч в Лас-Вегасе, описывали мне всё так, что мне как-то и не верилось.

Дружище, тебе надо это увидеть.

Такого я еще не встречал.

Это как параллельная вселенная.

После нескольких таких сообщений я написал бывшему моему партнеру по команде Дейви Деарнэ, который в тот вечер как раз играл в Вегасе. Дейви обычно говорит все прямо, поэтому я решил выяснить подноготную. И я написал ему – «Дейви, остальные ребята не врут, когда описывают мне Вегас?»

Он ответил – «Честно? Ты офигеешь».

Мне пришлось поверить. И когда мы в феврале все-таки добрались до Вегаса - всё было так, как говорили другие – такого я еще не видел. Мы уже не боролись за выход в плей-офф к тому времени, поэтому всех деталей того матча я не запомнил. Но что я точно запомнил – это когда мы вышли на раскатку… чувство было такое, что как будто под нами земля трясется. Может быть, тряска это неправильное слово – это как будто было после тряски. Скорее всего, сюда подходит слово дрожание… арена просто дрожала. Стоял такой шум, что звуковые волны можно было почувствовать сквозь кожу. И я помню, когда каждый из нас выскакивал на лед, то начинал искать глазами партнеров, как бы говоря: Что… это? Где… мы? Это… ЧТО-ТО НЕВЕРОЯТНОЕ.

И весь обратный полет парни только и говорили об атмосфере, болельщиках и шоу, которое они только что видели. После игры я сразу же позвонил Кате и сказал что-то вроде: «Ты не поверишь, что творится в Вегасе. Действительно не поверишь. Там просто невероятно. Просто класс» (сейчас, думая о том моменте, мне кажется это было что-то вроде хорошего предчувствия. Я был не в их команде, но уже красиво разрекламировал Вегас своей жене).

А затем, естественно, как я и говорил, была гонка за кубком.

Я, в первую очередь, фанат хоккея, а наши сыновья влюбились в хоккей очень быстро – поэтому мы успели посмотреть большое количество игр плей-офф. Ну а Вегас, я вам скажу, просто каждая деталь их игры… Мои парни просто влюбились. Вегас был самой захватывающей командой – я это говоря как за себя, так и за своих детей. Лоренцо и Максимум считали эту команду просто крутой: свитера, зрелищность, черный и золотой цвета, характер, действительно – это было очень эмоционально. Во многом и я так думал: я говорю, конечно, не о цветах формы и тому подобное, а о том, как эти парни создают новый бренд, обо всей их энергии на льду, стиле, который присущ только им. Они делали всё это просто… с нуля. Ничего из прошлого, никаких традиций.

Они не арендовали или покупали у кого-то этот дом. В нем никто не жил. Это был их дом, понимаете? Они его строили.

Max Pacioretty

В течение многих лет я сблизился с Полом Штястны. Он отличный парень – наша дружба с ним – это один из тех примеров, когда у друзей очень много общего: мы всегда вместе играли за сборную США, наши жены стали хорошими подругами. Дружба завелась даже между нашими родителями. Между нами всегда было какое-то притяжение, поэтому я считаю Пола скорее не «хоккейным» другом, а одним из моих хороших друзей. Вот так.

И этим летом, как вы, вероятно, слышали, Пол стал свободным агентом. Но как бы я сильно не пытался выяснить у него, куда он собрался, он постоянно уходил от ответа…просто так его не раскусишь. Он никогда не любили раньше времени раскрывать свои карты. Поэтому никаких подсказок я от него так и не получил.

До одного дня. Его смска стала для меня полной неожиданностью.

«Еду в Вегас».

Еду в Вегас. Я аж присел.

Очень скоро об этом было анонсировано официально.

Произошло всё это довольно быстро.

Иногда просто удивляешься, как всё вот так происходит.

Потому что сейчас Пол, являющийся главным моим другом во всей лиге, а кроме того великолепным центральным нападающим, с кем я бы с удовольствием играл в одном звене…. сейчас он уже игрок Вегаса? Я начал собирать паззл в голове, соединяя эту новость со своими чувствами о Рыцарях, как о франшизе, и я начал восхищаться тем, как строится команда. Являясь игроком, естественно, ты не можешь контролировать то, куда тебя обменяют. Но я в тот момент не мог не собрать этот паззл, думая о том, что если мой обмен таки случится, то здорово было бы оказаться на Западе в одной команде с Паули и Флери.

Но это все было в июле – когда сама идея игры за Вегас казалась, в большинстве своем, невероятной.

Сейчас сентябрь. И это не сон… это реальность.

И эта реальность делает всё остальное реальным. Всё, что захватывает дух – и всё, что радостное и что грустное.

Я еще раз хочу сказать огромное спасибо всем в Монреале и не только, спасибо всей команде и ее великолепным болельщикам, которые всегда относились ко мне справедливо, всегда поддерживали меня и стали семьей – и я могу назвать Монреаль своим домом. Это было честью играть за вас, и еще большей честью быть вашим Капитаном. Этот город навсегда останется в моем сердце.

Я также хочу заранее поблагодарить мой новый дом Лас-Вегас, всю организацию Рыцарей и ее болельщиков – за то, как они приветствовали мой переход в Вегас, благодаря чему я уже почувствовал себя частью организации.

И вот что я хотел бы сказать в заключение, так сказать, донести основную мысль. По правде говоря, я не силен в каких-то вступительных речах или завязывании разговора – но мои ребята мне помогли, и, надеюсь, получилось неплохо:

Как дела Вегас?

Мы – Макс, Катя, Лоренцо, Максимус и Джеймс Пачиоретти и еще один будущий член нашей семьи. Нас шестеро, и мы вместе в этом деле. Вот некоторые из наших интересов: эмблемы команд НХЛ, свитеры команд НХЛ, хоккей и хоккейный плей-офф.

Мы в восторге от нашего следующего приключения.

Скоро увидимся.

 

 

Источник - theplayerstribune.com

Фото: Eric Bolte/USA TODAY Sports, Eliot J. Schechter/NHLI/Getty Images, James Guillory/USA TODAY Sports

 

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
ILoveNHL
+42
Популярные комментарии
olegkin
+7
Удачи Максу.
usen
+2
Круто написано! Уже жду нового сезона 💪🏼
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+