Реклама 18+

«Неважно, какая у меня зарплата. Думаешь, что я просто так лечу сюда 30 часов?» Самый честный легионер в истории КПЛ

Нынешний сезон – пятый для защитника «Ордабасы» Пабло Фонтанелло. Он провел более 100 матчей за шымкентский клуб и стал капитаном команды.

За четыре года проведенные в Казахстане Пабло по-настоящему освоился: полюбил бешбармак, отдал сына в местную школу, который идеально говорит по-казахски.

В беседе со Sports.ru он рассказал о жизни в Казахстане, странных матчах в «Урале», войне на Украине, сорванном переходе в «Локомотив» и неуместных вопросах на улицах.

При Седневе команда играет в агрессивный футбол, при Цхададзе было по-другому

– В этом сезоне команду возглавил Александр Седнев. Что изменилось?

– Когда приходит новый тренер, всегда новые эмоции, все будут стараться себя проявить. Мы сохранили костяк прошлого состава. Он старается играть компактно, очень быстро, агрессивно. С «Шахтером» пытались так играть, но не все получалось. Уверен, в дальнейшем будем еще лучше.

– Недавно вы встретились со старыми друзьями из «Урала» и сказали, что «Уровень КПЛ не тот, кроме «Кайрата». Действительно КПЛ стала слабее?

– «Кайрат» тоже сохранил прошлогодний состав, уехали только 2-3 футболиста. Посмотрел пару матчей «Кайрата», они играют лучше, находятся в хорошей форме, высоко прессингуют. После «Кайрата» мы тоже неплохая команда. Но это только начало сезона. Будем прибавлять степ бай степ. Личная встреча с ними покажет многое.

– Также говорили, что тренер не тот. Вероятно, что эти слова были адресованы к Цхададзе. Почему?

– Не могу комментировать. Сейчас его здесь нет, и будет некрасиво говорить за его спиной. Могу сказать только про нового тренера. Он старается играть в агрессивный футбол. Цхададзе играл в другой.

– Я впервые общаюсь с вами вживую и поражаюсь вашим русским. Как быстро вы его освоили?

– Первое время в Украине было очень тяжело, ничего не понимал. У нас был переводчик, потом я сам начал интересоваться. Есть футболисты, которые не хотят учить язык и ходят с переводчиком. А я, наоборот, хотел сам разговаривать свободно с тренером, президентом. Через год уже начал говорить более-менее, сам ходил в ресторан, супермаркет. Вначале было тяжело для меня и моей семьи. Прошло уже 8 лет – два года в Украине, два – в России и четыре года в Казахстане. Хорошо, что здесь говорят на русском.

И я бы посоветовал молодым казахстанским футболистам, которые мечтают уехать, начать учить хотя бы английский. Первая проблема, с которой сталкиваются, – языковой барьер. Из-за этого начинаются трудности с адаптацией, начинаешь скучать по семье, друзьям, городу и уезжают обратно.

– Сколько языков вы знаете?

– Пять: русский, испанский, английский, португальский, итальянский.

– А казахский и украинский?

– Нет. Казахский я не понимаю, только пару слов.

– Видео с вашим сыном взорвало сеть, где он на казахском считает до 20.

– Он до 60 считает. На 20 Алмат сказал, что достаточно. Он учится в русской школе, там и казахский учат, и английский. Главное, ему все нравится.

Григорчук – его самый лучший тренер. Интересовался им, когда пришел в «Астану»

– Вы родились в городе Линкольн, который был назван в честь Авраама Линкольна. Чем известен город?

– Я родился в маленьком городе в 70 км от Линкольна с населением 3000 человек. В 7 лет переехал в Линкольн и начал заниматься в команде «Ривадавия».

Линкольн – небольшой город с 60-тысячным населением. Родители до сих пор там живут, в Аргентину езжу к ним.

– А профессиональную карьеру начали в Буэнос-Айресе. Расскажите, как все начиналось.

– В 17 лет поехал на просмотр в Буэнос-Айрес и попал в «Депортиво Эспаньол». Там был «Тигре», аренда в «Сантьяго Уондерерс», а затем четырехлетний контракт с «Пармой».

– Почему не сложилось в Италии?

– Тренер не захотел. На сборах я провел все игры, потом поменяли тренера. Он сказал, что меня не знает и не рассчитывает, у него были свои игроки. До конца трансферного окна оставалась неделя, я искал команду и не нашел. Остался на шесть месяцев без практики, не давали шансов. Друзья постоянно спрашивали, почему я не играю. Это было решение тренера. Вернули в Аргентину, там поиграл два года, потом «Черноморец». Самый лучший этап моей карьеры. Сыграли в Лиге Европы, вышли из группы и играли в 1/16 финала.

– Новичок УПЛ закончил сезон на шестом, дошел до финала Кубка и вышел из группы Лиги Европы. В чем секрет того «Черноморца»?

– Был сильный тренер. Для меня Григорчук – самый лучший тренер в моей карьере. Была очень хорошая дисциплина, и мы были сильны как команда.

– С «Астаной» у него не получилось выйти из группы еврокубков.

– В «Астану» он пришел уже в готовую команду. Ему там не дали шанс построить ее самому, в отличие от «Черноморца», где была молодая команда с сильной дисциплиной. Да, с «Астаной» стал чемпионом, там были индивидуально сильные игроки. Он не внес новую тактику, «Астана» была уже на автомате.

– Он не звал вас в «Астану»?

– Нет, не звал. Он позвонил, спрашивал, как у меня дела в «Ордабасы». У меня было все хорошо, как и сейчас, в команде рассчитывали на меня. Звали в московское «Динамо», но меня и мою семью все устраивало. Дай Бог, буду здесь до конца карьеры.

– Что скажете о нынешнем «Черноморце»?

 – То же самое было и с «Пармой». Чемпионат Украины сильно упал после евромайдана. Финансово тоже пострадал, и «Черноморец» почти банкрот. Не знаю, сколько сейчас там платят легионерам, но условно за тысячу долларов никто туда не поедет. Потому что легионеры едут зарабатывать – живут вдали от дома, чтобы обеспечить семьи, и это нормально.

– Расскажите про 2014 год. Как все начиналось? Когда вы решили покинуть Украину?

– Когда все это началось, были взрывы, пожары, сказали, что скоро закроют аэропорт, и никто никуда не сможет улететь. Решил уехать с семьей в безопасное место: домой или куда-нибудь в Европу, пока все там не нормализуется. В клубе предложили два варианта: сокращение зарплаты или разрыв контракта без компенсаций. Ушел из клуба и три месяца поиграл в Норвегии до перехода в «Урал».

Я всегда играл на сто процентов, не могу просто так раздавать очки, я не такой

– В 2016-м вы ушли оттуда. Почему отказались продлевать контракт? Вроде считались одним из лидеров команды.

– Там была такая же ситуация, как в «Ордабасы». «Локомотив» дважды хотел меня купить, но меня не отпускали. Это был мой последний шанс играть в большом клубе, но не дали шанса. У меня оставался год контракта, я решил уйти. Был такой пункт в договоре, что если проведу больше 50% матчей, то контракт автоматически продлевается. Договорился с клубом, что доиграю до декабря и стану свободным агентом. Думал, «Локо» возьмет меня бесплатно. Они собирались отпустить одного легионера и позвать меня вместо него. Но в последний момент он получил травму, у него был контракт, и они не могли его расторгнуть. Понял, что они подписать меня не могут, так как уже лимит на легионеров исчерпан.

Три месяца был без команды. Позвонил другу из Украины, который был переводчиком, попросил поискать варианты, неважно где. Он посоветовал «Ордабасы», где уже играл Ковальчук. Он уговорил президента клуба взять меня. Кирилл очень сильно повлиял на мой переход. Если бы не он, наверное, я не поехал бы в «Ордабасы». Я сразу начал гуглить про страну, клуб, город.

– Потом президент «Урала» сказал, что вы просились обратно, но у клуба не было на это денег.

– Не знаю, со мной никто не разговаривал. После ухода ни с кем из «Урала» не общался. Конечно, если бы позвали, я бы вернулся.

– «Урал» обвиняли в договорняке. Может этот фактор повлиял на ваш уход?

– Отвечу коротко. Я подошел к тренеру и сказал: «Если собираешься сдавать игру, то меня можешь не выпускать». Если бы при мне играли договорняки, я бы не играл. Я всегда играл на сто процентов, не могу просто так раздавать очки, я не такой. (в медиа сомневались в честности матча «Урал» – «Терек» 1:4, который прошел 30 октября 2016-го, Фонтанелло отыграл тогда все 90 минут – прим. Sports.ru) 

В Шымкенте таксисты тоже постоянно спрашивают о зарплате, хотя я к этому уже привык

– Какие были первые впечатления от Казахстана?

– Я уже играл в Одессе и Екатеринбурге, не скажу, что рай. Тут почти все так же. Самое главное – семья рядом. Для иностранцев это очень важно. Когда семья рядом, можешь полностью сконцентрироваться на играх.

– А о кухне что скажете?

– Все ем. Здесь хорошая кухня, хорошие рестораны, спокойно ем бешбармак, плов. Мне очень нравится в Шымкенте. Я люблю жару, в Шымкенте очень жарко. В Шымкенте есть все для жизни и работы.

– Легионеры рассказывали, что люди постоянно спрашивают о зарплате.

– В Шымкенте только интересуются деньгами. Был случай, когда меня на дороге остановил полицейский и спросил: «Сколько ты зарабатываешь?». Я тоже у него спросил про зарплату. Он говорит: «Я не могу сказать». Ну, я тоже. Для чего он спросил мою зарплату? Чтобы выписать больше штрафа? Это некрасиво спрашивать о зарплате.

– А за что вас остановили?

– Уже не помню. Это был мой первый год в Казахстане. Таксисты тоже постоянно спрашивают. Это неважно, какая зарплата. Я из далекой Аргентины. Ты думаешь, что я просто так лечу сюда 30 часов и играю здесь? Это моя работа. Хотя я уже привык, что постоянно спрашивают о деньгах. Иногда я даже шуткой отвечаю им, говорю, что зарабатываю 300 тенге или 300 тысяч.

– Что еще вас удивило в Шымкенте?

– Водители. Это просто катастрофа! Видно, что есть некоторые люди, которые не учились, просто купили права. Ездят без правил. Моя жена уже не хочет за руль, очень опасно. Могут стукнуть твою машину и скажут, что денег нет починить.

– У вас уже был такой случай?

– Как-то ударили мою машину и все оплатили. У друга был случай: его ударили, был суд, там сказали, что денег нет. «Есть только машина, возьмите ее». И все. Считаю, что в таких случаях нужно лишать прав, чтобы больше не садился за руль. Или пусть платит штраф хотя бы по тысячу тенге в день. Но я понимаю, что в Казахстане одна проблема – коррупция, как и в Аргентине.

Марадона – бог футбола, но как человек...

– Смерть Диего Марадоны стала трауром для всей Аргентины. Что для вас значит этот человек?

– Ничего.

– Диего Марадона? Ничего?

– Для меня – нет. Это траур для футбольных фанатов, которые ставят футбол выше себя. Как футболист – Марадона самый лучший в мире. Но как человек – нет. Такие, как он, должны быть примером для молодых. А что он показал? Наркота, гулянки, тусовки... Посмотрите на Месси или Роналду. Они из другой планеты. Посмотрите, как они тренируются. Приезжают на тренировку на два часа раньше и уезжают на два часа позже. Обоим больше 30, они – профессионалы до мозга костей. На Буффона посмотрите – 41 год мужику и до сих пор играет на высшем уровне. Вот на таких людей нужно равняться. Повторюсь, Марадона как футболист – лучший, но не как человек.

– Неожиданно слышать такие слова от аргентинца.

– У каждого свое мнение.

– А кто был тогда вашим кумиром?

– Мне нравилась игра Айялы, который играл в «Валенсии» и сборной Аргентины. Сейчас нравится, как играют Рамос и Варан – хорошие пасы, сумасшедшая игра головой. Это другой уровень.

– Кто для вас сейчас самый лучший футболист?

– Месси. У него нет минусов, одни плюсы.

– Пересекались ли с ним на поле или вне поля?

– Нет, ни разу.

– Назовите топ-3 футболистов, против которых вам было сложно играть.

– Артем Дзюба – у него хорошая техника, было тяжело с ним бороться за мяч, просто машина. Потом Кристиан Фаббиани – тоже очень хорошая техника, нескоростной, но очень сильный игрок.

– А в КПЛ?

– Жерар Гоу – лучший легионер «Кайрата». Исламхан – лучший футболист Казахстана. И Вагнер Лав. Я думал, он приехал в Казахстан кайфовать, играть на расслабоне, но он быстро закрыл мне рот. Показал, что он большой профессионал.

– Вам почти 37. Когда планируете завершить карьеру?

– Я буду играть столько, сколько здоровье будет позволять. На каждой игре я стараюсь отдавать свой максимум. У меня есть контракт до декабря, дальше посмотрим.

– Рукавина говорил, что этот сезон будет для него последним, хотя он ваш ровесник.

– Пока такой мысли нет. Я еще в порядке и физически, и ментально. И меня поддерживает моя жена. Нас здесь все устраивает. Если вы хотите спросить, где мы живем, я отвечу, что только в Шымкенте – для нас это вторая родина. В Аргентине у нас ничего нет, даже дома. У нас дом только в Шымкенте.

 

– Кем видите себя после футбола? Тренером или функционером?

– После игровой карьеры я полностью закончу с футболом. Ничего не хочу. Ни тренером, ни помощником, ни функционером. Только семья. В будущем буду таксистом для моих детей: школа – дом, дом – школа. Дальше делать, что хочу. Гольф, теннис, рыбалка.

– А семью как будете кормить?

– Я говорил жене, что буду работать до сорока, а после – сама (смеется).

– Вообще не хотите остаться в футболе?

– Нет. Думаю, пока не готов. Я знаю, что мой характер не выдержит. Это сейчас. Может, года через два, когда сойду с ума от скуки, подумаю. Сейчас об этом не думаю.

– Ваш сын тоже футболом занимается?

– Да, по выходным. Ему нравится. Также занимается теннисом. Но выбор будет за ним. Если захочет дальше играть в футбол, идет на футбол. Если нет, не будем заставлять.

– Какие задачи у команды?

– Попасть в еврокубки, затем в группу.

– Почему «Ордабасы» не получается одолеть первый раунд? Неужели это максимум, на что способен клуб?

– Бывает.

– Четыре года подряд?

– Ты не один играешь, а целых 11 футболистов. На поле играют 11 против 11, в футболе все может быть.

Фото: ФК «Ордабасы», «Урал»

«Если мне придется выступать за «Астану» – я буду». Жарко Маркович 1,5 года лечился из-за неправильного диагноза, хотя мог играть с Пирло и Вильей

«Я с детства за «Барселону». Не верится, что могу сыграть против Гризманна и Дембеле». Эльхан Астанов о вызове в сборную, победе над «Шахтером» и целях «Ордабасы»

+82
Популярные комментарии
Vlad K
+18
ПЯТЬ языков знает ! Задумайтесь лимитчики
VK
+8
Матч с Тереком помню. Позорище. Был на нем и ушёл во втором тайме. Кстати, Фонтанелло был один из тех, к кому не было вопросов по сдаче матча.
A simple man
+6
> В беседе со Sports.ru он рассказал о ... войне на Украине

Толсто
Написать комментарий 12 комментариев

Новости

Реклама 18+