Реклама 18+

«В соцсетях – богемные фото, а на забегах мусор собираю». Интервью с супермоделью Ириной Куликовой

С мировых подиумов – на Зеленоградский полумарафон.

Ирина Куликова – российская топ-модель, покорившая подиумы Нью-Йорка, Парижа, Милана. Она открывала показы Prada и Nina Ricci, закрывала – Yves Saint Laurent и Louis Vuitton, а еще была эксклюзивной моделью Calvin Klein. Кроме того, Ирина работала с ведущими мировыми фотографами и была на обложке Vogue.

Но работа моделью – не единственное, чему она посвящает время. На протяжении последних семи лет Ирина занимается организацией забегов в команде Zelrun в Москве. В интервью Sports.ru она рассказала о роли спорта в ее жизни, описала, как совмещать съемки и работу на кроссах, и объяснила, почему ведущие модели редко бывают спортивными. Она также порассуждала о стереотипах, которые окружают модельный бизнес, раскрыла темную сторону индустрии и вспомнила о знакомстве с Лив Тайлер и Джаредом Лето. 

О совмещении съемок и Zelrun

Как сочетаются съемки и организация забегов? Просто у меня две работы, они занимают примерно одинаковую часть времени. 

Вышло это случайно. Мой друг Денис Мурашов, директор Zelrun, шесть или семь лет назад позвал помочь на какой-то кросс. Я взяла на себя обязанности технического директора, хотя тогда мы еще не знали, что это так называется. Получилось неплохо, мне понравилось, и Денис предложил продолжать, как время будет. Я тогда активно работала в Нью-Йорке, но когда приезжала в Россию, помогала. 

Согласна, что иногда это выглядит странно. В соцсетях у меня богемные фото со съемок, показов в макияже, а люди видят, как я на забегах тусуюсь и мусор на финише собираю. Но у меня внутри нет никакого противоречия. Ведь работа моделью не такая богемная, как принято считать. 

Люди думают, что нас фотографируют, а мы сидим и пьем шампанское, но на самом деле это очень тяжелый труд. В чем-то он схож с организацией забегов: ты должен всегда быть вовремя, все делать четко, быть выносливым. Бывает, на съемке надо 12 часов стоять на каблуках под палящим солнцем. Приезжаю потом на монтаж Зеленоградского полумарафона, а там опять стоять на солнцепеке часами. Думаю: «Слава богу, стою в кроссовках» (смеется).

Участники видят мои соцсети и, конечно, это подогревает интерес. Бегуны ставят лайки, отмечают, если увидели в каком-то журнале… 

Спрашивают ли про работу моделью? Со мной можно обсуждать что угодно, я вообще не парюсь, просто… Это же спортивное мероприятие, я организатор, то есть обслуживающий персонал в некотором смысле, а бегуны – мои гости, клиенты. Мы можем поговорить о моде, но это не то, для чего мы собираемся на забегах, правильно?

О спорте для моделей

Ни марафон, ни полумарафон я никогда не пробегала. Бег – это вообще не мое. Люблю беговые лыжи, зимой катаюсь несколько раз в неделю. На горных тоже – когда еду куда-то отдыхать. Могу поездить на велике, а еще на йоге была недавно. Правда, меня хватило минут на 15.

В школе занималась биатлоном и баскетболом на каком-то полупрофессиональном уровне, пробовала фигурное катание. Думаю, смогла бы построить карьеру в спорте, но родители это не очень поощряли. Маме не нравилось, что в спорте много травм.

Сейчас на регулярные тренировки нет времени, очень много работы. Физическая активность у меня скорее спонтанная. Когда организуем забеги, могу по одной площадке по кругу 30-40 километров намотать. Тот же самый марафон получается, просто быстрым шагом. 

Да и работа моделью с точки зрения физической нагрузки достаточно тяжелая. Вот я еду на съемку, там на протяжении восьми часов надо одеваться, переодеваться, садиться, вставать, бегать, прыгать, ходить

Вообще, среди моделей не так много спортивных девчонок. Насколько я помню, когда начинала, в моем окружении таких почти не было. Модельная фигура – это чаще генетика. Кто-то думает, что я худая, потому что спортивная, но нет. Папа у меня тоже худой и высокий. 

Спорт – сильный антистресс? Да, наверное, но я со стрессом не борюсь, я в нем всегда (смеется). Хотя согласна, что тренировки – это способ отвлечься, они помогают поддерживать нормальное психологическое состояние. В моей жизни эту роль выполняет организация спортивных мероприятий. Это огромное количество задач, которые требуют максимальной концентрации, большой ответственности. В период активной подготовки просто выпадаешь из обычной жизни, погружаешься в работу полностью. Могу днями на сообщения друзей не отвечать, они уже привыкли. 

О влиянии модной индустрии на психику

Если говорить о стрессе… Модельная работа очень негативно влияет на психику, особенно молодых девушек. Это большая проблема индустрии, с ней борются уже давно.

В молодом возрасте все мы подвержены комплексам, а тут еще на кастингах говорят: «Ой, нет, извините, вы нам не подходите». Постоянно находишься в сильном напряжении, ведь все тебя оценивают.

Модель должна соответствовать определенным параметрам – это действительно более выигрышно смотрится в кадре, продает одежду. То есть все хотят быть хрупкими, стройными, красивыми – таков мир, к сожалению или к счастью. 

У меня все было достаточно круто. Всякие контракты, съемки у ведущих мировых фотографов, хорошие гонорары. Но это случается далеко не со всеми. Есть очень красивые модели – куча девчонок намного более красивые, чем я. Но красота не гарантирует хорошую работу, это все-таки дело случая. Только процентов 10 действительно успешно работают и зарабатывают. Многие попадают в хорошие агентства, а потом годами ходят по кастингам и не получают славы, о которой мечтали. Отсюда разные психологические проблемы.

Я так вцепилась в организацию спортивных мероприятий именно поэтому: в модельном бизнесе не все зависит от тебя, а тут – наоборот. Ты должен шаг за шагом принимать решения, все продумывать, менять. Случай глобально тут ни на что не влияет. Все в твоих руках, и если ты стараешься, все получится. Это меня и подкупило.

О КВН, Задорнове и Лив Тайлер

Как я попала в модную индустрию? Мне было 15.

В тот день мы с мамой и ее подругой пошли на КВН. Нас позвал Михаил Задорнов, с ним мама была знакома. А после он предложил выпить чаю в ресторане «Пушкин». Я сначала отнекивалась, но потом все же поехала. Мы выбрали столик, а за соседним, как оказалось, сидели вице-президент агентства IMG Models Стивен Барт и Лив Тайлер, которые прилетели на премьеру какого-то фильма. И она просто встала и подошла ко мне

Я почти не говорила по-английски, все переводил Михаил. Более того, я сначала не поверила, что это Лив Тайлер. Подумала, просто похожая женщина. Она говорила, что мне стоит попробовать себя в качестве модели. 

Мы почитали про это агентство в интернете. Узнали, что там куча суперзвезд типа Кейт Мосс и Наоми Кэмпбелл. Убедились, что это действительно крутое предложение. 

Мне помогли с визой, билетами. То есть это был кредит: сначала они платили, а я должна была вернуть, как начала бы зарабатывать. 

Мы с мамой полетели в Нью-Йорк без каких-то ожиданий. Никто не гарантировал мне головокружительной карьеры: все-таки многих девочек так находят. Но на месте мы поняли, что в меня готовы вкладывать деньги.

О самом приятном моменте карьеры

Когда я только начала работать, поехала на Недели моды в Нью-Йорк, Милан и Париж. Там меня везде брали, писали обо мне в прессе.

И вот прилетаю обратно в Москву, возвращаюсь в школу, и мне звонит агент из Нью-Йорка со словами: «Ирина, привет, Marc Jacobs хочет тебя на парфюм». А в рекламе парфюма всегда самые большие гонорары, потому что очень большие продажи. Не буду озвучивать сумму, но она была очень хорошая. 

Съемки были на Гавайях, длились три дня. Классный опыт, там очень красиво. Ну и вообще, мне было 16 лет. Интересно! 

О зависти 

В школе были сложности. Еще бы: была простая девчонка, а потом уехала в Нью-Йорк, заработала денег и вернулась с сумкой Prada. В середине 2000-х это была немыслимая вещь. 

У меня была пара друзей в школе близких, с ними общалась. А остальные… Как-то не спрашивала, что они обо мне думали. Меня какая-то негативная реакция не особо задевала, я с пониманием относилась. 

Конечно, много пропускала. В Нью-Йорке купила ноутбук и вечно в самолетах какие-то рефераты и доклады делала. Учителя были не очень довольны, но я не переживала особо, школу не очень серьезно воспринимала.  

Меня хейтили на русскоязычных форумах? Помню только комментарии в духе «Какая она страшная и худая» и обсуждения того, что я курю. Какие-то люди постоянно искали мои фотки из Нью-Йорка, где я была с сигаретой.

Я очень быстро привыкла к критике соотечественников и не обижалась. Поняла, что это просто другой взгляд, менталитет и уровень у нас модной индустрии. Например, когда мне предложили пойти в агентство в США, я удивилась: считала, что модель должна быть какая-то… Ну, секси. Или хотя бы очень красивая. Но если на меня посмотреть в 15 лет, то я вообще была не такая. И я до сих пор не считаю, что я какой-то неземной красоты. В то время иностранные дизайнеры искали что-то необычное, и моя внешность подошла именно поэтому. Я худая, длинная, на меня нормально садятся все эти сумасшедшие образы. Пересматриваю некоторые съемки: красотой это назвать сложно, но выглядит прикольно.

О самом важном сотрудничестве и самой яркой съемке

Есть градация брендов по значимости для моделей. То есть ты можешь сделать какой-то показ, и это очень сильно твой уровень как модели поднимет. У меня в самом начале карьеры так и было.  

Calvin Klein предложил эксклюзивный контракт. Я за всю Неделю моды могла сделать только один показ – их. Да, это везение, я просто подошла им в тот сезон, но это всегда очень подогревает интерес. Все остальные бренды думают: «Кто это? Почему мы раньше ее не видели?» После этого меня взяли открывать показ Prada в Милане. Считается, что лучше старта для модели вообще не может быть. После этого у тебя работа есть на 10 лет вперед.

Крутых съемок было много, потому что я вообще часто сотрудничала с известными фотографами. Самая яркая, наверное, была у Стивена Майзеля. Он вообще номер один в мире моды, снимает рекламные кампании Prada и всех самых крутых дизайнеров. Меня Стивен пригласил в Лос-Анджелес на съемку по мотивам фильма «Прерванная жизнь» с Анджелиной Джоли. Он о том, как живут женщины с нарушениями психики. 

Съемка была в психбольнице, был огромный продакшн, все это длилось несколько дней. Там были супер гримеры, которые делали из нас девчонок без волос. Мы повторяли кадры из фильма, было очень интересно. Это пошло в итальянский Vogue.

О знакомстве с Джаредом Лето

В США чуть другое отношение к известным людям, не как у нас. Можно увидеть, как Ума Турман просто гуляет с собакой, и никто не обращает на нее внимания. 

Я дикая фанатка группы Thirty Seconds to Mars, где Джаред Лето играет со своим братом. Как-то шла с подружкой Юлей по Нью-Йорку, а навстречу нам – два парня. Они резко остановились и спрашивают у нас: «Не подскажете, как найти такую-то улицу?» А я смотрю и понимаю, что один из них – Джаред Лето. Вся покраснела (смеется)

А Юля не знала, кто он такой. Объясняет им: «Вот там направо, там налево, а там, короче, разберетесь». Они послушали и говорят: «Может, проводите нас? Мы из Лос-Анджелеса, тут плохо ориентируемся». Проводили. По дороге они рассказали, что музыканты, что в группе играют, и позвали на концерт. 

Мы обменялись телефонами, и после концерта какое-то время еще общались. Не могу сказать, что они прямо очень простые ребята, но воспринимается это не как в России. Не уверена, что, например, Филипп Киркоров на улице себя так же ведет. 

Леонардо ДиКаприо на мероприятии может легко подойти познакомиться. Но так как мы в одной тусовке, все очень просто к этому относятся. Он в принципе любит моделей – наверное, у него такие предпочтения в женщинах. 

Много ли в моей записной книжке знаменитостей? На самом деле, не так уж. Есть контакты известных фотографов, но они значимы, наверное, только для тех, кто разбирается в индустрии. Со многими известными моделями общаюсь, но имена не хочу называть.

О работе в России 

Сейчас работаю моделью в Москве, причем очень активно, почти каждый день. Здесь много съемок, российские бренды стараются развиваться. Есть большие компании, с которыми сотрудничаю, журналы, свои клиенты. Из мероприятий – всякие Недели моды. Периодически летаю в Европу, снимаюсь для иностранных брендов. 

При этом не могу сказать, что очень сильно люблю эту работу. Иногда думаю: как надоело, какая-то фигня, в этих шмотках прыгать-скакать уже несерьезно. А потом смотрю на себя: 1,83 метра. Все очень хотят этими моделями быть, есть куча девчонок, которым не хватает внешних данных. А у меня вроде все есть, но я буду отказываться? Это ведь и деньги хорошие. 

Так что уже не представляю себя без этой работы, начала ведь очень рано. Бывает, правда, что из-за организации спортивных мероприятий немного двигаю съемки или вообще не соглашаюсь сниматься.

Совет, который дала бы себе 16-летней

Начни как можно раньше заниматься чем-то помимо модельного бизнеса

Пробуй какую-то еще сферу и развивайся в ней. И пусть это будут кардинально разные сферы. Это очень важно, потому что дарит ощущение стабильности. Вот я начала организовывать забеги в 25 лет, а лучше бы – в 20. 

Фото: instagram.com/irina1kulikova; eastnews.ru/Jonas Gustavsson

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
ЗОЖ Daily
+72
Популярные комментарии
banchik1
+14
Кстати, хороший, интересный и достаточно откровенный рассказ, люблю такое. Девочке удачи.
шампион
+6
ДиКаприо плохого не посоветует.
Константин Ловков
+3
Не ошиблись, попробуйте прочитать текст
Ответ на комментарий kisliy33
что это? сайтом не ошиблись? супермодель?....
Написать комментарий 4 комментария

Новости