Реклама 18+

«Мало кто разбирался в футболе так, как он». Лучшие цитаты про Владимира Маслаченко

5 марта 1936 года родился знаменитый вратарь «Спартака» и комментатор Владимир Никитович Маслаченко. Сегодня ему исполнилось бы 83 года. Маслаченко ушел из жизни 28 ноября 2010 года.

Вспоминаем Владимира Никитовича с помощью цитат его коллег и друзей.

Юрий Розанов: «Я смотрел много матчей с комментарием Владимира Никитовича, у меня даже зрел к нему один вопрос. Касался он полуфинала чемпионата Европы 1988 года, играли сборные СССР и Италии. Наша команда, на мой взгляд, проводила лучший матч за последние тридцать лет. Комментировал встречу Маслаченко. Во втором тайме мы забили итальянцам два мяча, играли так здорово, что шансов у наших соперников не было. Финальный свисток, и тут же: «Чао, скуадра адзурра – Владимир Маслаченко, Советский Союз». Все. Как теперь бы сказали, пошла реклама… Взять, да и вложить все прощание после такого матча в пять-шесть секунд.

Но задал я вопрос только спустя три-четыре года после моего прихода на «НТВ-Плюс». А ответ был такой: «Альбертыч, мой друг, да я сам запомнил ту фразу на всю жизнь. Мне просто крикнули в уши: «Володя, прощайся, у тебя восемь секунд». Ну, я им и выдал».

Владимир Гендлин-старший: «Я не специалист в футболе, я не очень-то, честно говоря, люблю футбол, но слушать его мне всегда было интересно, потому что я понимал, что это человек, который полжизни простоял в воротах сборной Советского Союза, и знает, о чем говорит. Как говорит – кому-то нравилось, кому-то нет. Мне нравилось. Я люблю такую манеру. Сам я не такой, потому что по характеру другой. Если комментатор популярен, потому что он человек знающий и тактичный – честь ему и хвала. Если он рвется на первые роли, считаю, это нехорошо».

Анна Дмитриева: «Маслаченко и в семьдесят оставался мальчишкой. Он был опрометчив: постоянно таскал прицепы, лодки, мотался на дачу, катался на горных лыжах. Ни дня без движения. Я, например, на него покрикивала, когда он мне говорил: «Я только что вызвал скорую помощь, у меня поднялось давление». – «Володя, если у человека поднимается давление, надо пить каждый день таблетки». – «Вчера у меня все было в норме, почему же сегодня должно было скакнуть?». Ну что это за рассуждения?»

Василий Уткин: «Особая сила Никитича была в том, что он мог внушать любовь к делу даже тем, кто его отрицал. Икона цеха, но икона не обязательно Христа – это уж кто как понимал. Никитича можно было принимать, а можно и отрицать – и обе дороги вели в профессию».

Сергей Фурсенко: «Он был совершенно замечательным человеком, отличным футболистом и, думаю, одним из самых харизматичных комментаторов на телевидении. Он отличался тем, что был очень профессиональным, в том числе и в своих репортажах, и всегда говорил правду. А это бывает очень здорово, когда человек не боится сказать то, что думает, и делает это взвешенно и профессионально».

Дмитрий Федоров: «При всем своем фантастическом эгоцентризме, Маслаченко на «НТВ-Плюс» научился работать в паре и не подавлять партнера, а подзаряжать/подзаряжаться положительной энергетикой. Он любил поболтать с молодежью, подурачиться, поэтому не старел. Мог, не стесняясь, спросить что-нибудь, если перед репортажем обнаруживал пробелы в матчасти.

Во времена Гостелерадио СССР в спортивной редакции Маслаченко шутя называли одиноким верблюдом пустыни. Евгений Майоров однажды сказал мне, что единственный человек, с которым он не может вместе комментировать, – это Маслаченко. (Сказано было до того, как Владимир Никитович оказался на канале.) Говорят, никто в зрелом возрасте не меняется, но это заблуждение. Маслаченко изменился – и выиграл. Но его судьба – счастливое исключение на общем фоне».

Валерий Рейнгольд: «Некоторые ветераны футбола, проведя, например, десять лет в сборной Советского Союза, уходят просто в нищете. Что уж говорить о тех, кто играл только в клубе. Некоторых бросали жены, потому что им было уже неинтересно. Когда он привозил бриллиантики, шубки, было здорово, красиво, человек известен, приятно с ним куда-то пойти. Бросил футбол – и все: профессии нет, даже если окончил какой-то вуз. Поэтому я всегда говорил: «Володь, хочу со своей женой прожить всю жизнь». – «Да никогда ты не проживешь, брось ты это», – смеялся он. «Надо найти такую», – говорю. «Я вот нашел, слава богу».

Владимир Перетурин: «Он был одним из немногих журналистов, кто не боялся давать критические оценки. Сейчас очень часто мы слышим о том, к примеру, что 11-е место наших спортсменов на Олимпиаде – это приемлемый результат. Маслаченко же не угождал начальству, что является большой редкостью.

Прежде всего, он был великолепный знаток футбола. Он его понимал на пять с плюсом и никогда не ошибался в своих оценках. Он обладал своеобразным юмором, отличался использованием своих необычных словечек. Даже штампы, которые он употреблял, были его собственные.

Во всяком случае, число людей, работающих космонавтами и комментаторами, сопоставимо. Единственное, что комментаторы не так сильно рискуют своей жизнью. Однако каждый выход в эфир – это риск. И когда ты вынужден 15-20 лет рисковать, это не может не отразиться на здоровье».

Юрий Семин: «Как сейчас помню, Владимир Никитович брал определенную опеку над нами, молодыми игроками, в то время когда сам являлся постоянным стражем ворот «Спартака» и очень значимым футболистом в целом.

На протяжении жизни мы оба вместе работали в футболе: я – тренером, он – комментатором. Причем комментатором высочайшего уровня. Думаю, что все его записи должны остаться как учебные пособия для начинающих ребят. Потому что мало кто разбирался в футболе так, как Маслаченко.

Знаю, что он хотел стать тренером. Но, наверное, правильно сделал, что не стал: тренерская профессия совсем непостоянна, а у него было постоянство».

Евгений Ловчев: «Не могу сказать, что мы были друзьями, но отношения были очень теплыми. Даже удивительно – сколько помню, он на встречах порой говорил о чем угодно, только не о футболе: о горных лыжах, виндсерфинге, парусном спорте, фристайле… Может, это потому, что у нас стал такой футбол? Владимир Никитович никогда не жаловался – всегда улыбчив, с шутками, примерами из истории, всегда доброжелателен и ироничен.

Главное – свой стиль, узнаваемый почерк. Очень нравилось, что он не инкубаторский, какой-то необычный, фирменный. Вот еще – эксклюзивный не для себя, а для зрителя, слушателя. Часто бывает – видно, что журналист знает больше, чем говорит, и кичится этим. А он делал публику сопричастной, старался дать ей возможность посмотреть футбол из ворот.

Помните его фразы: «Это я вам говорю!», «Давайте посмотрим момент с линии ворот». Ближе, чем Маслаченко, нас, слушателей, к футбольному полю никто не подпускал».

По материалам «Советского спорта», РИА Новости, еженедельника «Футбол» и книги «Спорт – это искусство, спорт – это жизнь».

Самые яркие фразы Владимира Маслаченко

«Он мог внушать любовь к делу даже тем, кто его отрицал». Василий Уткин о Владимире Маслаченко

Чем велик Владимир Маслаченко

+82
Популярные комментарии
Dr. J 24
+25
Великий человек! Нет сейчас таких.. Губерниевы и Черданцевы.
Ксюшин папа
+19
Когда я был пацаном, я не любил Маслаченко-комментатора. Многие мои друзья тоже. Мы ржали над ним, над его манерой комментирования. Потом мое отношение менялось, я взрослел, и он становился мне все ближе. Сейчас его уже сколько лет нет с нами, и я скучаю по нему.
Важно, что его коллеги тепло о нем отзываются. Бывает, человек известен в народе, а те, с кем он работает ежедневно, презирают его, потому что человек говенный. А о Владимире Никитиче, не первый раз наблюдаю, его коллеги отзываются крайне уважительно (и о человеческих, и о профессиональных качествах). Это очень показательно.
Светлая память.
АЗ на Мурмане
+8
Биатлон был и до губошлепа, и по Евроспорту с Курдюковым он смотрелся ярче и красочнее.
Так можно сказать, что теннис поднялся из-за Дмитриевой, хоккей из за Озерова, а баскетбол из-за Гомельского.
Ответ на комментарий sievra
Можно, конечно, гнать на Губерниева сколько угодно, но именно он раскрутил один отдельный вид спорта в стране до нереальных высот. Чердак - крикливый урод, да
BratGoranflo
+8
Наверное, тогдашние люди были в целом более интеллектуально развиты, чем наше поколение. Человек был вратарем, а не журналистом, и имел такую поставленную разнообразную речь, которой среди современных комментаторов может похвастаться, разве что уткин. А уж если сравнить его речи с изречениями современных футболистов, то охватит вселенская тоска. Современные люди перестали читать и уткнулись в гаджеты. Написано с айфон
Boogie Wonderland
+5
"Юра, забивай, я тебя умоляю!" (с).

Мастер!
Написать комментарий 24 комментария

Новости

Реклама 18+