Реклама 18+

«Я не протяну и пары лет». Как живет экс-тафгай, получивший 75 сотрясений

Роберт Фрид вновь испытывает боль.

Он сидит в ресторане, но чувствует себя так плохо, что тянется за своим рюкзаком, который забит медикаментами и который он всегда носит с собой. Через некоторое время он уже стоит за столиком, а обслуживающий персонал ресторана с опаской смотрит в сторону этого большого человека с выбитыми передними зубами.

В плохие дни, как сегодня, у него трясутся руки. Его глаза тусклы и безжизненны, что является результатом регулярного употребления оксикодона, набилона и медицинской марихуаны, которые унимают его боли. Посещение ресторана и наша беседа – одно из самых трудных дел для Роберта в этом месяце.

Фрид – бывший энфорсер. Он дрался сотни раз за три года карьеры в юниорах и восемь сезонов в низших лигах. По его подсчетам, он получил не меньше 75 сотрясений, включая множество раз, когда оказывался без сознания. Сейчас ему 41 год, но выглядит он гораздо старше. Даже в хорошие дни он сталкивается со множеством проблем, казалось бы, в самых простых вещах, как, к примеру, поднятие чего-то с пола. Его руки были сломаны столько раз, что ему трудно даже застегнуть пуговицы своей рубашки. Его нос так поврежден, что зачастую он не может через него дышать.

Но больше всего его беспокоят повреждения головы. У него проблемы с долгосрочной памятью. Его мучают тревожное расстройство и постоянные головные боли. Бессоница. Один из неврологов считает, что Фрид проявляет ранние симптомы болезни Паркинсона. Другой диагностировал у него дистонию.

Фрид живет с хронической посттравматической энцефалопатией – дегенеративное заболевание, которое сейчас так тревожит мир профессионального спорта. Роберт никогда не играл в НХЛ, но он является наглядным примером того, что может случиться с человеком в мясорубке низших лиг, где повышенный уровень агрессии и жестокости – это норма.

К середине четвертого десятка он был признан абсолютно нетрудоспособным. И сейчас Фрид считает, что уже борется за свою жизнь. Он уверен, что у него продвинутая стадия энцефалопатии: «Третья или четвертая». Но, пока у него есть возможность, он хочет встать на защиту игроков, которые оказались в похожей ситуации. Он мечтает, что юниорские лиги запретят драки, которые он называет «легализованным насилием». И он хочет предостеречь родителей и их детей о том, что их может ждать впереди. Он не хочет, что бы кто-то закончил также, как и он.

«Я не протяну и пары лет», - признается Фрид.

Фрид никогда не был звездой. Он играл в хоккей в родном Берлингтоне, провинция Онтарио. Роберт выделялся габаритами и физической силой, что позволяло ему попадать в неплохие команды. Также он был бесстрашен. После смерти матери, которая скончалась от рака шейки матки, когда Фриду было 16, Роб стал агрессивнее: «Ты становишься злым, когда теряешь столь близкого человека».

Юниорские команды скоро заметили юношу, который уже выглядел, как взрослый мужик, и был готов на все ради команды: от толкания на пятаке до сокрушительного силового приема.

«Лондон» - одна из ведущих команд Канадской хоккейной лиги - выбрал его в 10-м раунде драфта юниорской лиги Онтарио. На драфте он ушел раньше, чем многие его более талантливые партнеры по команде, оставшиеся сидеть с разинутыми ртами на трибунах Maple Leaf Gardens, когда было объявлено его имя. Это был редкий лучик света в жизни Фрида и его отчима, которые через хоккей старались заглушить общее горе.

Скаут «Найтс» Боб Героу заявил прессе, что из Фрида может вырасти новый Луи ДеБраск, бывший тафгай команды, недавно попавший в НХЛ.

Фрид до этого никогда не дрался. Но теперь он стал бойцом.

Оглядываясь назад, Роберт признается, что плохо помнит юниорскую карьеру, спасибо провалам в памяти. Но он называет бывших партнеров по команде и задает вопросы, на которые теперь, 20 лет спустя, хотел бы получить ответы.

Он помнит, что много дрался в составе «Лондона». Были даже спарринговые матчи между игроками одного состава, когда его выставляли против другого здорового и сильного паренька, также пытавшегося стать «новым ДеБраском». Иногда они даже сбрасывали перчатки.

«Он был готов на все, чтобы попасть в состав. Очевидно, что он боролся за место в четвертом звене», - говорит бывший партнер Дэррил Риверс.

«Роб обладал хороши катанием и был трудолюбивым. Я не помню, чтобы он доставлял какие-то неприятности», - добавляет тогдашний тренер «Найтс» Гэри Эгню, который отказался отвечать на вопрос, какую роль он сыграл в нынешнем состоянии Роберта.

«Из меня регулярно выбивали дерьмо», - отвечает за него Фрид.

Первое серьезное сотрясение он получил в составе «Лондона». Еще будучи новичком его вырубил защитник «Уиндзора» Эд Джовановски, когда впечатал в борт. После этого у него начались приступы тошноты перед матчами и в перерывах между периодами.

На дворе середина 90-х, информация о травмах головы была минимальной. Не существовало никакого протокола действий в таких случаях, и хоккеисты никогда не восстанавливались неделями, ожидая пока отступят все симптомы. Эрик Линдрос получил первую серьезную травму головы в 1998 году, но даже тогда многие обвиняли звезду «Филадельфии» в мягкотелости, пока он медленно возвращался в строй.

Фриду было 18 лет, впервые он оказался далеко от семьи. Он решил, что нервы стали причиной головокружений и приступов тошноты, и он продолжал драться практически в каждом матче. Тема возможных травм головы даже никогда не поднималась в расположении «Найтс», даже не обсуждалась в семье, которая приютила его на время. Его новая «приемная мама» была медсестрой в местной больнице, но даже она не забила тревогу, хотя каждую неделю стирала наволочку его подушки, забрызганную кровью. «Тогда все было иначе, - подтверждает Риверс. – Не было никаких предупреждений и ограничений».

ДеБраск навестил Лондон и дал несколько советов Фриду. Он выработал свою тактику: схватить соперника левой рукой и держать его так далеко, как только возможно, развернуть свою голову так, что часть ударов попадет в затылок. Он бился с такими будущими тафами НХЛ, как Эрик Кэйрнс и Эрик Боултон. Второй сезон в ОХЛ он закончил с седьмым показателем в лиге по количеству штрафных минут (216). Также он отметился 16 голами и 16 передачами, что привлекло к нему внимание профессиональных команд.

Фрид был приглашен в тренировочный лагерь «Сент-Луиса». Он дрался вновь и вновь, быстро заработав новое сотрясение. «Блюзмены» отчислили его и ему стало плохо во время обратного перелета домой. В итоге, он оказался в больнице с аритмией.

Тогда вмешался дедушка: «Бл*, Роб, тебе нужно с этим заканчивать, - сказал он. – Получи образование».

Следующие два года Фрид провел в университете Сент-Томаса, во Фредериктоне, провинция Нью-Брансуик. Он изучал экономику и получал удовольствие от учебы.

Но он был бесполезен в хоккейной лиге, где запрещены драки. Да и профессиональные команды продолжали названивать. Почувствовав себя лучше, Фрид стал мечтать о том, о чем мечтают многие канадские мальчишки – играть в хоккей и зарабатывать тем самым на жизнь. В 1997 году он заключил контракт с командой хоккейной лиги Западного Побережья – «Луисвилл», что располагалась в Кентуки.

Как и любая другая лига низкого пошиба, ECHL была забита бойцами. Команды со звучными именами, как луизианские «Ледогаторы» (которая лидировала в лиге по среднему количеству штрафных минут за матч – 40) или «Королевская горбыль» из Батон-Ружа, продавали жестокость, как часть шоу для фанатов плохо знакомых с хоккеем.

Конечно, вскоре Роб получил очередное сотрясение. Одним вечером, в начале матча против «Коламбус Чилл» он был впечатан лицом в борт и даже перелетел через него. Два его передних зуба ударились о скамейку и разлетелись на куски. Фрид был без сознания, а тренер не мог привести его в чувства, хотя израсходовал половину запаса нюхательной соли.

«Риверфрогс» срочно отправили Фрида в больницу. Там он очнулся, когда врач пытался удалить остатки поломанных зубов с помощью щипцов. «Казалось, что моя голова сейчас взорвется», -вспоминает Фрид.

Ему не делали никаких процедур, положенных при сотрясении. На обратном пути в Кентуки, он заставил водителя клубного автобуса остановиться у заправки, где Роб мог приобрести выпивку. Он приговорил шесть банок пива на заднем сидении и отключился.

Фрид мотался из команды в команду, из лиги в лигу. Пять сезонов подряд он стабильно набирал более 200 штрафных минут, раздавая и получая тумаки в таких городах, как Джорджия, Анкоридж и Техас. Некоторые команды даже выплачивали бонусы в зависимости от того, сколько раз игрок подрался.

Обычно он зарабатывал где-то 350 долларов в неделю. Больше всего он получал в сезоне-2000/01 в составе «Анкориджа» (900 баксов). Но зато Фрид стал наслаждаться «славой». Он превратился в местную звезду, и фанаты с радостью покупали ему выпить в барах.

«Роб Фрид был героем, - говорит Дон Макки, который два года был его тренером в «Одессе». – Толпа любит парней, которые выполняют подобную роль».  

К началу 2003 года Фрид осознал, что что-то серьезно не так. Во время некоторых драк ему казалось, что в него ударила молния: «Я ничего не чувствовал от головы до пят. Затем у меня искры сыпались из глаз, я стал видеть звезды даже при легком контакте. Тогда я и понял, что появились проблемы».

В 29 лет он повесил коньки на гвоздь.

Теперь же, будучи недееспособным и испытывая постоянные боли, он с грустью вспоминает свою карьеру. Он сокрушается, что в то время ни он ни его партнеры не осознавали, на что идут, какие тяжелые последствия будут иметь такие травмы. Он сожалеет, что не завершил карьеру гораздо раньше, как недавно сделал 19-летний Зак Братина, оставивший хоккей из-за полученного большого количества ударов по голове. 

«Сейчас все встает на свои места, - говорит Фрид. - Я не должен был больше никогда выходить после того силового приема (в Коламбусе)... Но мы тогда не знали, какие последствия это может иметь. Мы были готовы к сломанным костям, сломанным зубам... Но неврологические проблемы? О таком мы и не слышали. А именно они наиболее страшны».

«Я испытываю чувство вины, - признается Макки. - Чем я могу помочь Робу? Сейчас уже поздно. Я не могу вернуть те времена, когда действительно мог оказать ему помощь».

Если бы Фрид получил тяжелейшую травму по ходу карьеры - был бы парализован или искалечен - то он бы получил страховку и пенсию по нетрудоспособности до конца жизни. Но он не получил ничего, и сейчас его единственный доход - 712 канадских долларов в месяц в качестве пособия по недееспособности.

Мэл Оуэнс, бывший игрок НФЛ, ставший адвокатом и превратившийся в одного из предводителей движения, направленного на помощь спортсменам, завершившим карьеру, взялся за дело Фрида. После годичного разбирательства Роберт получил 40 тысяч американских долларов в качестве компенсации за год проведенный на Аляске.

На такой случай - большая редкость. И пусть сейчас многие бывшие игроки НХЛ подали судебный иск против лиги, Фрид не имеет возможности присоединиться к этому делу, так как никогда не играл на этом уровне.

Добиться дальнейших компенсаций крайне проблематично. Многие клубы уже не существуют; кто-то был объявлен банкротом или сменил название и место прописки. Привлечь кого-то к законной ответственности также представляется крайне проблематичным. Очень многие бывшие игроки, тренеры и официальные представители команд отказываются от каких-либо комментариев.

Оуэнс удивлен, что канадское здравоохранение пустило это дело на самотек и давно не начало разбирательство, несмотря на имеющиеся явные признаки проблемы. Ведь в Канаде хоккей - это спорт номер один. Им занимается очень большое количество людей. И очень много игроков не продвигаются дальше детских, юниорских команд. После недолгой карьеры они возвращаются домой, но за это время их здоровью может быть нанесен непоправимый вред.

«Роб находится в отчаянном положении, - не скрывает Оуэнс. - И лучше ему уже не станет. На одно лишь поддержание такого состояния уйдут сотни тысяч долларов. Если не миллионы. Ему 41 год. Дальше ему будет становиться хуже, за ним потребуется уход. И этот уход на себя должна взять страховая компания».

В конце концов, Фриду требуются деньги просто на жизнь. Прежде чем получить выплаты по судебному решению, он существовал за счет благотворительных продовольственных фондов. Он сильно задолжал по арендной плате, коммунальным платежам и был близок к тому, чтобы оказаться на улице. Иногда ему приходилось выбирать, что сделать в этот день - поесть или купить лекарства. Конечно, он оставался голодным.

И он понимает, что останется нищим, когда эти деньги закончатся: «Ужасное чувство», - признается Фрид.

После завершения карьеры Фрид вернулся в Лондон, женился на своей бывшей подруге и у них родилась дочь, Теган, который сейчас 8 лет.

Роб брался за разные работы, чтобы поддержать семью. Какое-то время он был дальнобойщиком. В 2008 году он пересел за руль городского автобуса. Но состояние его здоровья продолжало ухудшаться. Его уже рвало во время каждой остановки.

В этот время Фрид, наконец, познакомился с канадской медицинской системой. Доктора были шокированы, когда увидели список его травм. Некоторые даже считали его ипохондриком, кто-то считал, что он симулирует, чтобы получить болеутоляющие.

Но углубленные исследования показали, что Фрид страдает потерей памяти, тревожным нервозом и работа всего его организма катастрофически нарушена. Уровень его тестостерона был на уровне 90-летнего, что является следствием нарушений работы мозга.

Когда трое тафгаев НХЛ - Дерек Бугаард, Рик Райпьен и Уэйд Белак - скончались в 2011 году, это всколыхнуло прессу и весь хоккейный мир и обратило внимание на имеющуюся проблему. Фрид узнал, что он живет с поврежденным мозгом и стал неустанно изучать материалы, посвященные энцефалопатии. Он даже завещал свой мозг после смерти для исследований Бостонскому университету, который считается флагманом в изучении проблем нарушения мозговой деятельности.

Его жена стала все больше волноваться. Ее муж стал вести себя весьма эксцентрично, стал попадать в аварии, водя автобус. Со временем он стал часто уходить на больничные, позже - выходить на работу под влиянием большого количества препаратов. Однажды он был госпитализирован на 10 дней из-за маниакального эпизода - сейчас Фрид и врачи уверены, что причиной этого стала реакция на медикаменты, прием которых наложился на поврежденный мозг.

«Каждый день я говорил медсестре: «Никто не принимает в расчет мою прошлую профессию». Я был энфорсером», - сокрушается Фрид.

Он начал подумать о сведении счетов с жизнью. За следующие два года Роб потерял работу, жену, жилье и счастья общения с дочерью. Он потерял связь с семьей и друзьями. Он стал угасать.

Фрид считает, что обязан жизнью двум докторам. Тони Йеццу - психологу из Лондона, который специализируется на пациентах, живущих с повреждениями мозга и хроническими болями. И живущему в Берлингтоне специалисту Полу Эклину, бывшему врачу команды ОХЛ, который стал ярым критиком того, как хоккейные команды относятся к игрокам и их травмам в частности.

С разрешения Фрида, эти специалисты рассказали The Globe and Mail о состоянии здоровья Роба. Йецци сравнивает полученные им травмы с тем, которые получают ветераны войны или люди, побывшие в тяжелых авариях.

«В мире пока не существует препаратов или методик, которые смогут вернуть Роба к нормальной жизни, - сожалеет Йецци. - Мы можем заменить бедро. Мы можем заменить плечо. Но мы не можем заменить мозг».

Грустно, что люди, подобные Робу, получают медицинскую помощь слишком поздно, - добавляет Эклин. - У них нет человека, который мог бы сказать: «С тебя хватит, ты больше не можешь играть. Займись чем-то другим, иначе тебя ждут впереди серьезные проблемы». Нужен всего один человек, который все понимает и к которому ты можешь прислушаться: «Немедленно прекращай».

Йецци объясняет, что проблемы Фрида нарастают, как снежный ком. Жизнь с повреждениями мозга вызывает «цепную реакцию». Потеря работы обрекает на финансовые трудности, что приводит к проблемам в отношениях, говорит он: «Два года назад он выглядел значительно лучше... Но ты продолжаешь терять, терять и терять. И не важно кто ты - бывший хоккеист или ветеран войны. Когда у тебя ничего не остается, то в чем смысл?».

Фрид прекрасно осознает, что не является единственным хоккеистом, который страдает. Он может рассказать историю бывшего энфорсера Куинтена ван Хорлика, который скончался в прошлом октябре в возрасте 40 лет, а ранее был известен из-за своего пристрастия к наркотикам и частых нарушений законов. Он знает и о других, как Дерек Кроуфорд и Марк Потвин, которые скончались в молодом возрасте. Фрид общается со многими бывшими игроками через интернет, в том числе со многими из тех, с кем он когда-то бился на льду. Некоторые хвалят его за то, что он не побоялся открыто рассказать о проблемах; некоторые уверены, что и с ними не все в порядке.

Эклин считает, что снижение количества драк в юниорских лигах и НХЛ - это недостаточная мера. Многие низшие полупрофессиональные лиги все еще заполнены бойцами; многие тренеры все еще давят на игроков, чтобы те выходили на лед с недопеченными повреждениями.

Одним из немногих представителей Канадской хоккейной лиги, кто согласился поговорить с The Globe and Mail на эту тему, стал президент этой организацией и комиссионер ОХЛ Дэвид Брэнч. Он заявил, что не знает Фрида лично, но в курсе того, что лига иногда получает звонки от бывших игроков, просящих о помощи (реальной программы поддержки ветеранов пока не существует). Но, так как сложно точно установить, на какой именно стадии карьеры игрок получил «ключевое» сотрясение, сложно выяснить, кто несет ответственность.

«Ужасно слышать подобные вещи, - реагирует Брэнч на ситуацию Фрида. - Мой Бог. Сейчас эта проблема очень волнует хоккейный мир на всех уровнях. Я сам работаю с одной командой, и только в этом сезоне трое игроков получили сотрясения. Лет 10 назад на это никто бы не обратил внимание».

Брэнч утверждает, что юниорский хоккей серьезно изменился и относится к сотрясением теперь совершенно иначе. Была проделана колоссальная работа за последние годы, а в 2006 году было введено правило на запрет ударов в голову. Также Брэнч признается, что не уверен, «что дракам осталось место в хоккее».

Когда Фрид находился в низшей точки, без денег и еще без решение суда, хоккейный мир протянул ему руку помощи.

В январе он получил 300 долларов от человека, который назвался его бывшим фанатом. Курт Уокер, бывший тафгай «Торонто», который нашел себя на поприще помощи завершившим карьеры игрокам, также дал денег. Другие бывший игроки НХЛ (Стив Лудзик, Клинт Маларчук и Сэнди Маккарти) оказали посильную помощь.

«Я хотел дать ему понять, что его не бросили, что он может рассчитывать на помощь», - говорит Уокер.

Сейчас Фрид переехал в Торонто, где надеется получить лучшее медицинское лечение. Он посетит специалиста по болезни Паркинсона, который, возможно, сможет помочь ему справиться с тремором. Также он продолжает биться за пособие по недееспособности. Кроме того он старается наладить отношения со своей дочерью.

Каждый день он все еще просыпается от рвотных позывов. Он принимает по пять теплых ванн в день, чтобы немного унять боль. И Роб признается, что, когда он не может позволить себе приобрести лекарства, прибегает к «помощи» алкоголя.

«Он в жутком состоянии, но еще есть моменты в жизни, когда он максимально сфокусирован и целеустремлен, - говорит Йецци. - Он очень хочет общаться со своей дочерью, поддерживать ее, заботиться о ней.

Также ему есть, что сказать хоккейному миру. И не только ради себя. Ради всех, кто оказался в схожей ситуации».

«Я еще не готов к тому, чтобы мой мозг начали изучать после вскрытия. Я слишком люблю Теган», - заключает Фрид.

Источник: The Globe and Mail.

«С детства нас учили: «Если ты не умер, то не лежи на льду». Трагедия Тодда Юэна

«После эпилептического припадка меня лечил командный ортопед». Почему хоккеисты подают иск против НХЛ

P.S. VK сообщество | Блог «Новый Уровень»

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Хоккейный уголок
+56
Популярные комментарии
Dee Pee
+12
"получая тумаки в таких городах, как Джорджия, Анкоридж и Техас".

В этом списке только один город. Угадайте какой.

В тексте оригинала написано: "в маленьких городах Джорджии, Аляски и Техаса"
Jonick
+9
Да уж, ужасная история конечно, очень жаль Фрида, здоровья тебе мужик, тебе обязательно должны помочь , Иван спасибо за статью как всегда всё на высшем уровне!
Kostobal
+6
Не соглашусь. Есть желание посмотреть на бой - иди на бокс, на борьбу, на смешанные. Оправдывать такое чаяньями публики, особенно в нынешнее время - идиотизм.

>правило которое запрещало выходить на лед человеку у которого больше 3-х сотрясений

А игровики, по твоему, сотрясы не ловят ? Или условный...Стэммер/Таварес/Тэйвз/Бенн получает к 30 годам 3 сотряса и че, в аут ? Бред.

Имхо, драки в хоккее (в плане зрительского интереса) нужны лишь тем, кто в самой игре оффсайд от проброса не отличает.
Ответ на комментарий Андрей Шеломенцев
Считаю, что даже такие травмы не означают что необходимо отказываться от тафгаев но другое дело чтобы они были проинформированы обо всех возможных последствиях и должно быть разработано лигой какое-то правило которое запрещало выходить на лед человеку у которого больше 3-х сотрясений, публика так или иначе нуждается в подобном выплеснуть эмоций
Борнео
+6
Бедолага. Система пережевала его и выплюнула, как комок ненужной уже жвачки...
Katerina Zueva
+1
Выбрал себе сам такую профессию, хотя мог стать практически кем угодно другим, а теперь что жаловаться? Надо обладать элементарной человеческой логикой чтобы понимать что искалеченное в драках тело будет причинять много боли и неудобств в старости. Хотел же стать известным таким нетривиальным легким путем? Получай. Был бы талантливым хоккеистом, то не играл бы в низших лигах тафгаем.
Написать комментарий 9 комментариев

Новости

Реклама 18+