Реклама 18+

«А вдруг он больше не ответит на мой звонок?» Тайлер Парсонс нашел поддержку в семье

Тайлер Парсонс чувствовал себя ужасно. Просто кошмарно. И даже восходящее солнце не могло поднять ему настроение.

Раздавленный злостью, нервозностью и депрессией, он вжался в кресло маминого автомобиля. Ким должна была отвезти сына в аэропорт Детройта.

Но они так и не добрались до места назначения.

Потому что Ким, которая не могла пропустить мимо ушей разговор сына с самим собой, в котором он размышлял о самоубийстве и отчаянно мечтал, чтобы боль утихла, была так поражена и испугана, что немедленно ударила по тормозам.

Они остановились в нескольких милях от аэропорта. Самолеты пролетали над их головами. Но она сказала, что теперь никуда не отпустит Тайлера.

Это значит, что Парсонс пропустит рейс до Калгари. Это значит, что ему не успеть к открытию тренировочного лагеря «Флэймс» вовремя.

«Он начал просить: «Мам, я должен лететь», - вспоминает Ким. – Я ответила: «Мне все равно. Ты остаешься. Позвони тем, кто бронировал для тебя билет, и сообщи, что ты никуда не полетишь». Так мы и поступили. Правда, мне самой пришлось звонить представителям клуба: «Я не посажу его в самолет… когда он в таком состоянии. И он будет жить один в гостиничном номере целую неделю? Ни за что». Потом мы развернулись и вернулись домой».

Это был переломный момент.

Парсонс не отрицает ничего из рассказанного. Наоборот, он рад, что все обернулось именно так.

«Это очень сложно объяснить. Но, думаю, те, кто прошел через нечто подобное, поймут меня. Не думаю, что тот полет мог бы закончиться для меня хорошо. Я бы обязательно что-нибудь вытворил на борту. Внутри меня, будто, проснулся какой-то монстер.

Я не хочу, чтобы меня жалели. Тем более, сейчас мне гораздо лучше. А ведь до того момента я считал, что психологическое здоровье – это разговоры для слабаков».

Теперь Парсонс готов рассказать о психических срывах, которые произошли у него по завершении первого сезона в профессиональном хоккее.

«Может, мои слова, моя история смогут изменить чью-то жизнь. Именно поэтому я не хочу больше отмалчиваться. Если мне удастся помочь кому-то, оградить от моих ошибок… ведь я пережил моменты, когда просто больше не хотел находиться среди живых.

Психологическое благополучие. Знаете, все начинается с мелочей. Но проблема нарастает, как снежный ком. В конце концов, ты приходишь к тому, что твое состояние приносит тебе физическую и психологическую боль».

Как только в «Калгари» узнали о проблемах Тайлера, то сразу же заказали ему еще один билет. «Они были готовы помочь. Никто не злился. Было очевидно, что они хотят оказать Тайлеру квалифицированную помощь», - говорит приемный отец Эл Уильямс.

Что они и сделали.

Когда Парсонс все же прилетел в Калгари, то на лед его не выпускали. Вместо этого его отправили к психологу.

«С этого момента мое состояние начало улучшаться… это был первый шаг к выздоровлению. Да, от этих проблем нельзя избавиться за пару дней, но больше людей должны рассказывать о своем пути. Если ты чувствуешь, что тебе нужна помощь, то не бойся за ней обратиться. Не держи все в себе. Когда я, наконец, смог открыться, то показалось, что с моих плеч упал огромный груз.

Признание проблемы – первый путь к ее решению».

Парсонс понял, что он не единственный, кто переживает проблемы, когда услышал откровения Даниэла Карсилло. Он был потрясен.

«Он прошел через то же, что и я. Сотрясения привели его к психической нестабильности. Не знаю, видели ли вы то видео, но в нем он объясняет то, с чем столкнулся. И я испытал то же самое».

Парсонс тоже получал сотрясения. В том числе и в предыдущем сезоне. («Будучи спортсменом, ты понимаешь, что травмы – это часть твоей жизни. Но они не должны ставить на ней крест»).

С разрешения «Калгари» Тайлер провел целую неделю в городе Челси, штат Мичиган, где посещал невролога-хиропрактика. Для него был разработан специальная система упражнения для улучшения состояния. Он выполняет эти упражнения до сих пор.

«После этого я почувствовал себя просто прекрасно. Наверное, никогда не чувствовал себя так хорошо, так спокойно и уверенно».

И теперь он готов рассказывать о своих прошлых проблемах также спокойно и уверенно. О проблемах, которые изводили его всего несколько месяцев назад. А теперь кажутся таким далеким прошлым.

«Я правда чувствую себя хорошо. На тысячи процентов лучше. Если бы я не рассказал о своих проблемах, я бы сейчас не сидел в этом кресле и не рассказывал бы свою историю. И я бы точно не играл в хоккей».

Многообещающий проспект Тайлер Парсонс начинал карьеру в профессиональном хоккее. Игрок системы «Флэймс» большую часть дебютного сезона провел в лиге Восточного Побережья в составе «Канзас-Сити», но также отыграл несколько матче за «Стоктон» из Американской хоккейной лиги.

Когда он вернулся в родной Детройт, то был не в лучшем состоянии.

«Мы всегда были очень близки. Но я заметила, что он начал отдаляться, - вспоминает Ким. – Думала, что это просто процесс взросления. Что он становится мужчиной, что мама ему больше уже так не нужна, что он не хочет проводить с ней каждый день. Конечно, мне было обидно, но я старалась с пониманием отнестись к этому.

Думала, что и стресс из-за карьеры дает о себе знать. Все-таки, ответственность стала гораздо выше. Я лишь радовалась: «Хорошо, что он вернулся домой. Здесь ему будет спокойнее». Но вскоре мы стали подозревать, что одним стрессом дела здесь не ограничиваются».

Да, прошлое лето выдалось для Парсонов очень непростым. И если бы мать видела, что ее сын действительно находится в невменяемом состоянии, то разве она хотя бы задумалась о том, чтобы отвезти его в аэропорт?

«Он всегда был веселым и добродушным ребенком. Но этим летом он вернулся более мотивированным, позитивным и целеустремленным, чем раньше. Я таким его прежде никогда не видела».

Диванные специалисты могут легко провести прямую линию от детства Парсонса - ребенок, которого растила молодая мать-одиночка; детство, которое прошло в одном из самых неблагополучных районов Детройта; финансовые трудности, с которыми сталкивалась семья – до его возникших психологических проблем.

Но Ким отмечает эту теорию.

«Он всегда рос в атмосфере любви и заботы, - ее голос начинает дрожать. – Я люблю своего сына всеми сердцем и душой. Он всегда был смыслом моей жизни».

Парсонс поддерживает: «Нет, нет, нет, нет. Мое воспитание не имеет ничего общего с этими проблемами. Наоборот, думаю, оно позволило мне стать более сильным человеком».

Но когда он приходил в раздевалку – будь то простые ребята из маленьких городов и студенты из Европы – Тайлер знал, что история его жизни несколько отличается от их.

Отличается с самого начала.

Ким забеременела в старших классах. Она всегда была хорошей ученицей. «А потом появился Тайлер», - говорит она со смехом. Они жили вместе с ее родителями и двумя братьями, которые были всего на несколько лет старше Тайлера.

Отношения с отцом ребенка, которому на тот момент самому было 17, почти не поддерживались.

«Тайлер знает своего биологического отца. Но настоящим папой для него стал Эл. Он стал для него примером для подражания».

Эл появился в их семье, когда Тайлеру было 6 лет. И пусть сейчас Парсонс говорит с нежностью о своем отце, называя его исключительно (и очень точно) Большой Эл, но их отношения наладились далеко не сразу.

«Забавно, мне не нравилось, когда у мамы появлялись ухажеры. Я даже расставлял маленькие ловушки дома, чтобы спровадить его. Раскидывал что-нибудь на ковре, чтобы он наступал на это. Всякие мелкие пакости, чтобы он ушел.

Наверное, я довольно долгое время отказывался даже говорить с ним. Но как-то за ужином он встал из-за стола и ударился пальцем о ножку. Ему было больно. А я же просто залился хохотом. Наверное, мне нравилось видеть, когда ему неприятно.

Именно этот момент растопил лед. И с того момента мы начали сближаться».

Эл смотрел на матчи Тайлера, когда он играл за команду по хоккею на роликах. Он видел, как Парсонс дебютировал в роли голкипера. (Форму пришлось одолжить. Но в первой же игре от сделал шатуат. Прирожденный вратарь).

Именно он купил 9-летнему Тайлеру его первые коньки.

«Честно, я больше следил за американским футболом. Но, когда я познакомился с Тайлером, то познакомился и с миром хоккея. И быстро его полюбил. Это было что-то новое. И это тоже нас сблизило», - признается Эл.

Однако хоккей – далеко не самый дешевые вид спорт. Экипировка, особенно вратарская, влетает в копеечку. По подсчетам Эла, в год хоккей опустошал семейный бюджет где-то на 11 тысяч долларов.

«Оглядываясь назад, не могу понять, как мы умудрялись находить деньги», - говорит Ким.

Эл добавляет: «У нас с мамой даже не было до сих пор медового месяца. Наши отпуска и совместные путешествия – это выездные хоккейные турниры. Но мы бы ни за что не променяли это на что-то другое. Это было прекрасное время».

Это было время непростых выборов.

Хоккей или бейсбол – нужно остановиться на чем-то одном.

Продолжать жить в квартире и заниматься хоккеем или переехать в свой дом, но оставить карьеру?

Но хоккей всегда перевешивал. Даже когда с финансами действительно было туго.

«Все очень просто: хочешь играть в хоккей - нужно платить деньги. Это спорт для обеспеченных людей. Некоторые дети получают место в команде, потому что их родители обладают нужными знакомствами. Другие родители что-то делают для клуба. Я же никак не могла помочь Тайлеру попасть в команду. Он заработал это место своим трудом и талантом. И это о многом говорит», - рассказывает Ким.

Чтобы ребенок мог продолжать карьеру, Эл, водитель-дальнобойщик, стал искать подработку. Но он не жаловался.

«Я работал 13-14 часов, потом ехал домой, чтобы отвезти его на тренировку. Только затем возвращался и ложился спать. Я ходил на его хоккейные матчи, а мои друзья не понимали: «Почему ты так расшибаешься ради этого мальца? Ведь это не твой ребенок». Я только отвечал: «А какое это имеет значение? Это просто мальчик. Хороший мальчик. И я хочу помочь ему, если у меня есть такая возможность. Хочу быть рядом с ним, поддерживать его».

Вскоре подобные звонки прекратились: «Эл, хочешь пойти с нами на этих выходных?» Ведь они знали, что я на это отвечу. Они поняли мои приоритеты».

Парсонс вспоминает неприятный инцидент, когда пикап Эла угнали. Машину было не так жалко, но в ней хранился солдатский жетон дедушки Уильямса, который погиб на войне и которым тот очень дорожил. Также в машине лежала вся форма Тайлера. Он остался без экипировки... в самый разгар сезона.

«У моих родителей не было денег, чтобы купить новые щитки. Я очень переживал. Но два тренера скинулись и купили мне лучшие щитки из тех, которые могли позволить. Я очень им благодарен.

Знаю, что мои родители тратили все свои силы, чтобы обеспечить семью и чтобы я мог продолжать играть в хоккей.

Мы жили от зарплаты до зарплаты. Родители всегда старались давать мне лучшее. Лучшее из того, что позволяли нам финансы. И я всегда ценил и буду ценить их стремления помочь мне.

Иногда я приходил на каток и видел, как ребята примеряют обновки. На какое-то мгновение мне становилось немного обидно. Может, на мгновение появлялась зависть? Но тогда я вспоминал, как усердно трудятся мои родители, чтобы нам было хорошо. Знаете, мне нравится играть и в старой форме. Нужно уметь быть благодарным за то, что ты имеешь. Ведь у многих нет даже и этого», - рассуждает Парсонс.

Но проблемы были не только с хоккеем. Все детство Тайлера прошло далеко не в самом благополучном районе Детройта. К счастью, у молодого человека был достойный наставник.

Проработав 13 лет вышибалой в различных барах, Эл точно знал, как нужно себя вести, когда атмосфера накаляется. И он учил этому своего приемного сына.

Хотя это не значит, что это именно Уильямс советовал Тайлеру побить хулигана, который был на два года старше и приставал к его другу.

«Я не скрываю, что мое детство было не самым спокойным. Но это закалило меня. Кто-то сталкивается с потерями, со сложным окружением, кто-то растет в довольствии и достатке. У каждого своя судьба».

Но Парсонса не интересовала уличная жизнь. Все свободное время он посвящал хоккею.

Когда ему исполнилось 15 лет, то Тайлер собирался поехать на просмотр в лучшую местную команду - «Литтл Сизарс». Но в последний момент передумал.

«Тайлер начал говорит: «Я не хочу ехать, я не хочу ехать», - вспоминает Ким. - Я не понимала: «Почему ты передумал? Ты же так этого хотел?»

Вскоре правда вылезла наружу.

«Он боялся, что это нас разорит».

Но к этому моменту Эл нашел новую хорошие работу: он стал трудиться в ночную смену на заводе компании Chrysler. Теперь семья могла позволить платить не только за хоккей, но и купить столь желанный собственный дом.

«К счастью, все сложилась как нельзя кстати. Мы сказали ему: «Езжай попробуй. И если тебя возьмут в команду, то мы сделаем все возможное, чтобы ты смог играть. Так мы и поступили».

Парсонс не просто попал в команду, но и помог ей попасть на чемпионат штата. Это должно было стать поворотным моментом в его карьере. Специалисты заметили интересного вратаря и занесли его в свои списки.

Однако на вратарской карьере чуть не был поставлен крест.

«Казалось, я уперся в свой потолок, - вспоминает Тайлер. - Ко мне не проявляли никакого интереса команда из юниорских лиг или колледжей. В голове засела мысль: «Вот выиграю чемпионат и на этом закончу с хоккеем. Лучше пойду в армию». Знаете, тогда я даже мечтал, что меня отправят в какую-нибудь горячую точку. Многие ребята с моего района грезили военной жизнью».

В итоге, «Маленькие Цезари» выиграли турнир. Но прежде, чем Парсонс успел попрощаться с хоккеем, Эл познакомился со скаутом Марком Хантером, который представлял интересы «Лондон Найтс» из юниорской лиги Онтарио.

«Я даже не мог поверить: «Вот черт! Не может быть!» - вспоминает Уильямс. - Мы поговорили, и он захотел пригласить Тайлера в тренировочный лагерь. Она даже пригласили нас посетить матч «Лондона» в плей-офф. Конечно, мы приняли предложение. Как только мы вышли со стадиона после окончания матча, Тайлер признался: «Я хочу играть за эту команду».

Да будет так.

Сказочное развитие событий. Но тяжелый момент для родителей. Эл помнит, как отвозил Тайлера в дом новой семьи, где молодому человеку предстояло жить на время выступления за «Лондон».

«Мама совсем раскисла. Тяжелый момент. Я старался держаться, но ты оставляешь в новом доме, с другими людьми 16-летнего мальчика... Так тяжело расставаться... К счастью, Лондон находится всего в паре часов езды от нашего дома, так что мы могли навещать его практически в любой момент.

Однако дома стало как-то пусто без него, понимаете? Мама сильно переживала. Узнав, что у него все хорошо и о нем заботятся, я немного успокоился. Но не уверен, что Мама смирилась с этим до конца».

В ОХЛ таланты Парсонса засияли новыми красками. А Эл и Ким старались не пропускать его домашние матчи. И не только домашние: Сарния, Виндзор, Плимут, Сагино, Эри, Бэрри - куда только они не следовали за сыном.

Они даже добрались из Детройта до Ред Дир - Эл провел за рулем 32 часа, - чтобы посмотреть, как Тайлер завоевывает Мемориальный кубок-2016.

А еще через четыре недели «Калгари» выбрал молодого вратаря на драфте во втором раунде под общим 54-м номером.

Тайлер признается, что не сразу смог привыкнуть к жизни на новом месте: «Новая страна, другая атмосфера».

Он смеется.

«Гораздо спокойнее и безопаснее. Ты можешь спокойно прогуляться по улице вечером и ни о чем не волноваться. Я знакомился с новыми людьми. мы разговаривали о разных проблемах в жизни. Но про себя я думал: «Да вы не знаете, что такое проблемы. Росли бы вы в том месте, где рос я.

В Канаде все более цивильно, уютно. Совсем другая система медицины - здесь она бесплатная. Когда я рос, то видел семьи, которые тратили все свои деньги, чтобы помочь заболевшему человеку. Они лишались домов, но все равно не могли спасти родного. Это настоящая трагедия. И я видел, как страдают хорошие люди.

Наверное, именно проблемы формируют твой характер. А в детстве я прошел через разное. С юных лет стал набираться жизненного опыта».

Но даже этот опыт не всегда может помочь, когда ты сталкиваешься с психологическими проблемами. И борьба с депрессий может оказаться очень тяжелым испытанием.

У Тайлера стала наблюдаться резкая смена настроения.

«Когда мы впервые столкнулись с этими переменами, то были поражены: «Ого. Что происходит?» - говорит Ким. - Я начала искать ответы: «В чем причина?» Стала копаться в себе. Искать хоть какую-то помощь».

А когда твой сын начинает говорить о самоубийстве...

«Я почувствовала себя бессильной. Абсолютно бессильной.  Не могу даже словами описать, что я испытала. Мое сердце кровью обливалось. Затем у меня самой чуть не случился нервный срыв. Я не могла оставить его одного. А вдруг он больше не ответит на мой звонок?..

Что может быть страшнее для родителя? Я будто попала в кошмар. Эти пару месяцев были худшем периодом в моей жизни».

Эл добавляет: «Это было действительно ужасно. Он всегда был таким веселым парнем. Никогда не видел его грустным. Всегда шутил, смеялся, улыбался. Будто перед нами предстал другой человек. Наверное, травмы и тяжелый сезон, груз ответственности сломили его. И у него случился срыв».

Способ один - не молчать: «Я рассказал родителям, прошел курс реабилитации. Проделал непростой путь», - не стесняется говорить Тайлер. И теперь он стремится к новой роли.

«Удивительно, я даже не ожидала. Теперь он хочет помогать другим людям. Это вдохновляет», - говорит Ким, которая сама является волонтером в центре помощи людям с особенностями в развитии.

Как и весь хоккейный мир, она была потрясена историей Джо Мерфи. Некогда звездный игрок сейчас влачит бездомную жизнь на улицах Кеноры, провинция Онтарио: «После того, как я увидел тот документальный фильм, то у меня был порыв найти его и попытаться чем-то помочь».

А к «Калгари» у нее нет никаких претензий.

«Я могу выразить клубу только благодарность... мы слышали столько жутких историй. Но клуб сделал все возможное, чтобы помочь моему сыну».

Тайлера Парсонса легко узнать. В конце концов, татуировки, которые украшают его тело, никуда не делись.

Потирая кулаки, он говорит, что эти татуировки - напоминание о его пути. О том, что ему пришлось пережить. О тех, кто был рядом в трудные минуты.

«Это напоминание о темных временах. О плохом, чтобы было в моей жизни. Это часть моей истории. Я прошел через это, прохожу до сих пор. И это навсегда будет частью моей души. Да, в жизни случаются резкие повороты.

Многие люди жалуются, почему с ними происходит что-то плохое? Но, думаю, нужно изменить отношение. Плохие вещи в жизни иногда происходят для тебя. Они меняют тебя, заставляют двигаться вперед. И если ты примешь это, то это изменит твою жизнь».

Источник: The Athletic.

«Он ночует под мостом». Первый номер драфта НХЛ и обладатель Кубка Стэнли стал бомжом и попрошайкой

«Не уверен, что даже хочу умереть. Мне все равно». Тафгай НХЛ поднялся со дна и спасает других

«С момента, когда я получил первую пару коньков, отец бил меня каждый день». Патрик О'Салливан о своем тяжелом детстве

Он брал Кубок Стэнли, а в 35 лет утонул. Таинственная трагедия канадского вратаря

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Хоккейный уголок
+21
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+