Реклама 18+

Маски сброшены: Дэвид Тремейн о противостоянии Хэмилтона и Ферстаппена, а также о других схватках в истории Формулы 1

«Авария в первом повороте будет плохим способом решения вопроса…», - сказал тогда кто-то из нас.

Через несколько мгновений все так и получилось. Айртон жаловался на то, что поул-позиция располагалась на более медленной, правой, части трассы. И Сенна сделал именно то, что обещал, потому что предыдущим вечером он заявил: «Если он будет лидером к первому повороту, то он его просто не пройдет…» И бразилец просто катапультировал свой McLaren в заднюю часть Ferrari, обе машины сошли в красочном столкновении, и Сенна выиграл титул.

Конечно, их противостояние началось не тут.

Начать можно с того, что оба довольно неплохо уживались вместе в McLaren в 1988, хотя напряжение уже проявлялось, например, случай в Португалии, где Сенна почти «завез» Проста в пит-уолл на скорости 290 км/ч, пытаясь не дать французу обогнать. А на следующий год все начало сыпаться, начиная с гонки в Имоле.

 

McLaren доминировала, так что было заключено соглашение о том, что между напарниками не будет борьбы после того, как они пройдут поворот Tosa, и пока гонка не успокоится. Затем можно было начинать борьбу. Айртон после первого старта был первым, а затем был второй старт из-за остановки после аварии Герхарда Бергера в повороте Tamburello на четвертом круге. На рестарте Алан был лучше, но Айртон опередил его перед Tosa и в итоге одержал победу.

Ален полагал, что Айртон нарушил сделку, которую сам же и предлагал. Айртон же говорил, что все это относилось только к первому старту. После этого все полетело в тартарары, и доверие между ними испарилось. И именно в том году в Сузуке они столкнулись в шикане.

Когда они шли в боксы после своей аварии в первом повороте в 1990, Ален всерьез хотел как следует побить Айртона. В течение многих лет их отношения оставались натянутыми, каждый из них понимал, что другой не даст ему быть бесспорно лучшим.

 

Борьба Ферстаппена и Хэмилтона в первых поворотах Гран-При Великобритании напомнили борьбу Сенны и Проста на первых кругах британской гонки в 1993, когда казалось, что Ален уже обошел Айртона, но тот всегда умудрялся оставаться впереди Williams.

Это именно то, что хотят видеть зрители – борьба на грани, где никто не хочет уступать. Но все очень легко становится нестабильным, когда появляются эмоции.

За многие годы случалось несколько историй, когда претенденты на титул серьезно ссорились друг с другом. Обычно это напарники по команде, ведь приходится иметь дело с человеком на такой же технике в другой половине гаража. Хотя так бывало и не всегда. И большинство отношений как правило можно разделить на неприязнь и искреннюю вражду.

Сенна и Прост были заклятыми врагами, пока Ален не ушел в конце 1993 года, после чего произошло сближение. Когда один из них оказался за пределами паддока, каждый смог расслабиться.

У Ники Лауды были хорошие отношения с его соперником за титул 1976 Джеймсом Хантом, но того момента, когда в пылу чемпионской гонки Ники влетел в номер Ханта в гостинице Glenn Motor Inn и, как рассказывал сам Джеймс, встал одной ногой на его кровать и сказал: «Сигодня я фыиграю Шемпионат Мира!». И вылетел из номера прочь.

 

Ники хорошо ладил с Аленом в McLaren. Но он ненавидел Карлоса Ройтемана, когда они были партнерами в Ferrari в 1977 году. Отчасти это произошло потому, что Энцо Феррари поспешно подписал аргентинца, когда Ники все еще восстанавливался после аварии в Нюрбургринге, полагая, что австриец не вернется. Я помню, как он сказал, что лучшее в его возвращении в Кьялами в 1977 году было то, что он разгромил Карлоса.

Алан Джонс также не был поклонником парня из Санта-Фе, когда они были напарниками в Williams, особенно когда Карлос отказался подчиняться приказам команды и не позволил Алану победить под дождем в Бразилии в 1981 году. Джонс был одним из тех сильных гонщиков, которые так просто это не спускали.

Нельсон Пике узнал об этом в Канаде годом ранее, когда они гнали колесо-в-колесо к первому повороту. Произошел контакт, и Нельсон разбил машину, хотя он стартовал с поула, и ему пришлось рестартовать на запасном Brabham BT49 с двигателем с большим пробегом. Это изменило гонку, и победа Джонса позже обеспечила ему титул.

Другая известная история рассорившихся напарников (здесь – с трагическим концом) случилась в 1982, когда гонщик Ferrari Дидье Пирони нарушил его договоренность с Жилем Вильневым на Гран-при Сан-Марино, не подчиняясь стратегии команды. Жиль больше не разговаривал с французом и погиб, яростно пытаясь улучшить время круга на тренировке для Гран-при Бельгии.

 

Между партнерами по Williams Нельсоном Пике и Найджелом Мэнселлом не было любви в 1986 и 1987 годах. Как не было ее между Михаэлем Шумахером и Дэймоном Хиллом. Или между тем же Шумахером и Жаком Вильнёвом. После аварии на 36-м круге Гран-при Австралии в 1994 году Михаэль завоевал свой первый из семи титулов, столкнувшись на своей поврежденной машине с машиной Дэймона и, таким образом, выведя ее из строя. Три года спустя аналогичная тактика в отношении Жака дала обратный эффект на Гран-при Европы в Хересе.

Во времена Red Bull Марк Уэббер всегда вел себя достаточно сдержанно в отношении Себастьяна Феттеля. Помните их столкновение в Турции в 2010 году, когда Себ подрезал напарника во время обгона? Или их столкновение на старте в Сильверстоуне, в результате которого было повреждено переднее крыло Себа (единственное крыло новой спецификации, которое команда отдала немцу), в результате чего Марк одержал знаменитую победу (неплохо для второго номера)? Или знаменитая сага Multi 21 в Малайзии 2013, когда Себ отказался соблюдать командные приказы оставить Марка в покое?

 

У Льюиса Хэмилтона и Нико Росберга тоже было несколько контактов, например в Спа в 2014, когда Нико задел крылом заднее колесо Льюиса, или их авария в Барселоне, когда Макс одержал свою первую победу.

У Льюиса и Макса было несколько стычек, самая последняя на старте в Имоле, когда они соприкоснулись, и Льюис оказался на поребриках. Но в целом им удавалось сохранить явно уважительные отношения. К сожалению, есть сомнения, что так будет продолжаться и дальше. По крайней мере, какое-то время - после воскресного инцидента в Сильверстоуне.

Неудивительно, что между ними все дошло до столкновения. Неизбежно, когда есть два таких талантливых гонщика, они всегда будут выкладываться на полную. В прошлом Льюис, возможно, был в лучшем положении с точки зрения техники и никому не проигрывал, а Макс тогда был на пике своей агрессивности. Но в этом году британец пока проигрывает в чемпионском бою, в котором участвует теперь и Red Bull, машина у которых теперь получше, чем у Mercedes.

 

Кто из зрителей скажет, что ему не понравилась борьба в первых восьми поворотах той гонки, когда Макс и Льюис гнали на полную? Разве это не то, чего мы ждали годами? Кажется, что эта авария скорее была гоночным инцидентом, и часть вины лежала на обоих. А еще было интересно посмотреть, как повел себя Шарль после атаки Льюиса в том же повороте.

Жаль, что между двумя лучшими гонщиками Формулы 1 прямо сейчас такие разногласия, но, похоже, пропасть между ними будет только расти. Как и между Red Bull и Mercedes. Маски сброшены, и каждая команда теперь удвоит свои усилия. Это добавит остроты чемпионской гонке, которую мы не видели уже давно. Оба гонщика должны будут показать свой максимум, но постараться избежать аналогичных аварий.

Наверное, нам стоит готовиться к еще более противоречивым эпизодам, но и к интересным схваткам тоже.

Это перевод статьи Дэвида Тремейна с сайта Formula1.com от 22 июля 2021.

Фото: Formula1.com, FoxSports, PlanetF1, SkySports.

Этот блог в соцсетях:

Твиттер

Телеграм-канал

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
На максимальной скорости
+18
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+