Реклама 18+

Бремя выбирать. 1979

Кто дважды устраивал в «Эдмонтоне» забастовки? Чьи рекорды среди защитников можно назвать вечными? С кем был подписан первый в истории НХЛ контракт на французском языке? Кто подло набросился на будущего тренера «Локомотива»? В драфтовом сериале «Лига выдающихся джентльменов» заканчиваются семидесятые.

ТОП-5 ПОПАДАНИЙ

1. Марк Мессье, «Эдмонтон» (№48)

После весьма достойной юниорской карьеры, переход во взрослый хоккей Мессье не очень-то удался. Первый контракт был подписан как пробный – на 5 матчей – с выступавшим в ВХА и потихоньку умирающим «Индианаполисом», который как раз тремя днями ранее продал Уэйна Гретцки, дабы слегка продлить свою агонию. 17-летний Марк совершенно никого не впечатлил за эти 5 встреч, и был отпущен на все четыре стороны. В одной из этих четырех сторон его моментально подобрал другой клуб ВХА, «Цинцинатти». Там Мессье, откровенно говоря, тоже затерялся: за полсотни матчей, выступая, большей частью, в одном звене с лучшим распасовщиком команды и одним из лучших бомбардиров лиги Робби Фтореком, он забил всего один гол.

На драфте 1979 года – одном из сильнейших драфтов прошлого века – Марк был выбран «Эдмонтоном» в третьем раунде, и провел в этой великой команде 12 сезонов. За дюжину лет он дважды бастовал, угрожая отъездом в Европу, но оба раза конфликты урегулировались перед самым стартом регулярного чемпионата. Первый раз это произошло по финансовым причинам: имея на руках контракт, который оставался в силе на два ближайших сезона, Марк вместе со своим отцом, исполнявшим роль агента, посчитал, что достоин значительно большей суммы, нежели та, что была прописана в договоре. Подтолкнул его к этому Пол Коффи, хорошо известный не только как гениальный полузащитник, но и как очень меркантильный игрок. Вторая забастовка – точнее, ее угроза – была обусловлена знаменитой продажей Гретцки в Лос-Анджелес. К слову, мало кто верил, что после потери Величайшего «Эдмонтон», завоевавший четыре кубка за пять лет, сохранит лидирующие позиции в лиге. Однако «нефтяники» и пятый раз взошли на пьедестал, и главная заслуга в этом именно Мессье – что было оценено «Хартом» и «Лестером Пирсоном». Через год после того триумфа произошла третья размолвка Марка с руководством. Он потребовал обмена, аргументируя тем, что больше не верит в успешность этой команды, и предпочитает играть за контендера. Однако здесь хоккеист был не вполне искренним: достоверно известно, что Глен Сатер отказался дать гарантию Мессье-отцу в том, что по новому контракту его сын войдет в тройку самых высокооплачиваемых игроков лиги. Следовательно, есть все основания предполагать, что выполни Сатер это требование, Марк играл бы и за лузеров как миленький. Так или иначе, Мессье обменяли в «Рейнджерс», с которым он выиграл свой шестой перстень.

История противостояния «Рейнджерс» с «Нью-Джерси» в финале конференции в 1994 году общеизвестна, но не грех повторить ее еще раз: вдруг кто-то не в курсе. После пяти матчей «дьяволы» вели в серии 3-2, и перед шестой встречей в Ист-Рутерфорде считались фаворитами. Тогда Мессье публично пообещал, что серия еще вернется в Нью-Йорк, да и вообще его команда выйдет в финал кубка. И не обманул: «рейнджеры» победили в шестой игре 4:2, а сам Марк сделал хет-трик (причем, «натуральный» – забросив все шайбы в одном периоде) и еще добавил результативный пас. Эта «гарантия Мессье», подкрепленная хет-триком, затмила собой даже то, что пару недель спустя именно Марк забросил победную шайбу в седьмом финальном матче «Ванкуверу», принесшую «рейнджерам» первый Кубок за последние 54 года.

Лось, такое к нему приклеилось прозвище, провел в Нью-Йорке шесть сезонов, после чего снова случилась финансовая неурядица. Владельцы «Рейнджерс» в общем и целом совершенно не скупились, но 36-летний Мессье по их плану не входил в топ-6 форвардов команды, уже имевшей Гретцки, близкой к соглашению с Пэтом ЛаФонтэном, и нацеливавшейся еще и на Джо Сакика. И Марк, за шесть лет в Нью-Йорке ставший большей иконой, чем за двенадцать лет в Эдмонтоне, вопреки собственному желанию вышел на рынок свободных агентов. Где без труда подписался с «Ванкувером», получив самый высокий контракт среди своих коллег по свободному агентству того лета.

А в Ванкувере была своя икона – Тревор Линден. Линден передал Мессье свою капитанскую нашивку, заявив, что делает это добровольно и в знак большого уважения как к самому Марку, так и его выдающимся лидерским качествам. Позже Линден изменил показания, объявив Мессье чуть ли не узурпатором и оккупантом раздевалки. Конфликт между двумя медведями в одной берлоге разрулился самым банальным образом: Линдена обменяли – к огромному неудовольствию болельщиков. Объективно говоря, обмен был очень выгодный, и в дальнейшем пошел команде только на пользу (да и Линден позже все равно вернулся). Но субъективно настроенные болельщики плевать на это хотели, и к Мессье, который навсегда остался для них «парнем, из-за которого выперли Тревора», относились в лучшем случае прохладно. В «Кэнакс» Лось провел два самых неудачных в своей карьере сезона, после чего вернулся в «Рейнджерс», благо клуб возглавил давний знакомец Глен Сатер. Там он играл еще четыре года, и в последнем матче публика встречала овацией буквально каждое его касание шайбы.

Есть мнение, что если бы не локаут, Марк вполне мог бы поиграть еще год, а то и два. 1 апреля 2004 года на специальной пресс-конференции по окончании того самого матча непрерывных оваций он, хоть и сказал, что склоняется к завершению карьеры, оставил впечатление, что решение это не окончательное. Но локаут состоялся, и теперь это все уже из области предположений. В реальности же, полтора года спустя – перед началом сезона-2005/06 – состоялось и официальное объявление о завершении карьеры. На протяжении которой Мессье провел 1992 матча в регулярных чемпионатах и плей-офф – больше, чем кто-либо в истории лиги. По количеству встреч только в регулярных чемпионатах Марк занял вторую строчку – всего на 11 игр меньше, чем у суперветерана Горди Хоу. Также второе место застолбил Мессье и по количеству набранных очков – как в регулярках, так и в плей-офф. Кроме того, он остается единственным капитаном в истории лиги, приводившим к победе в Кубке Стэнли два разных клуба.

2. Рэй Бурк, «Бостон» (№8)

«Харт» 1990 года достался Марку Мессье в крайне остром соперничестве: он всего на два голоса опередил защитника «Бостона» Рэя Бурка. Ни до того, ни после, в споре за титул самого ценного игрока не было настолько плотной конкуренции.

А за 11 лет до этого «мишки» выбрали Бурка, дважды подряд становившегося лучшим защитником QMJHL. Рэй сразу же занял место в основном составе и…

(Почти в каждом материале из этого сериала встречается фраза, что тот или иной наш герой забил гол или отдал передачу в первом же матче. В отношении еще нескольких героев мы вообще опустили этот факт, чтоб он слишком уж часто не мелькал)

… короче, Бурк – не исключение. Первую передачу он отдал в первой игре и в первой же смене. А во втором периоде этого же матча и забил первый свой гол. И стал, соответственно, первой звездой встречи. А по окончании сезона Рэй стал первым в истории полевым игроком, которому удалось в один сезон выиграть «Колдер» и попасть в первую символическую сборную чемпионата.

Почти всю свою карьеру защитник провел в «Бостоне», и первые 17 лет неизменно играл в плей-офф. Но завоевать Кубок Стэнли никак не удавалось, и, когда выход на пенсию уже замаячил на горизонте, стало совершенно очевидно, что так и не удастся – если только не сменить команду. Это и только это обусловило переход Рэя, к чему с пониманием отнеслось и руководство «Бостона», и болельщики. Которые, к слову, очень уважали его не только за игровые качества, но и за то, что Бурк никогда особенно не торговался по поводу нового контракта с клубом, соглашаясь практически на первое же предложение – к неудовольствию Профсоюза игроков.

Попросив обмена, Бурк предпочитал остаться в Восточной конференции, но Гарри Синден отправил его на Запад, в «Колорадо». При этом, Синден объяснил игроку, что восточные варианты тоже имеются, но он – Синден – уверен, что для того, чтобы подержаться за Кубок, Рэю нужно ехать в Денвер. И генеральный менеджер оказался провидцем; правда, сбылись его слова не в тот же сезон, а через год. В итоге Бурк получил заветный перстень, а его путь к трофею, длиной в 1826 матчей, оказался наиболее продолжительным в 108-летней истории Кубка Стэнли. На этой мажорной ноте великий защитник завершил свою славную карьеру, на протяжении которой пять раз выигрывал «Норрис» (больше таких титулов лишь у Дуга Харви, Бобби Орра и Никласа Лидстрема). Среди коллег по оборонительному цеху Рэй удерживает рекорды по количеству заброшенных шайб, результативных передач и, соответственно, набранных очков за карьеру; и, осмелимся предположить, рекорды эти – вечные.

Номер Бурка – 77-й – выведен из обращения сразу в дух клубах: честь, которой удостоены еще лишь пятеро хоккеистов.

3. Ги Карбонно, «Монреаль» (№44)

В лице Карбонно «Канадиенс» приобрели будущего форварда оборонительного плана экстра-класса (хотя, как ни смешно, Ги тоже отличился в первом же матче результативной передачей), потому нет ничего удивительного, что опекать его стал действующий форвард оборонительного плана экстра-класса, Боб Гейни. Который, напомним, был первым лауреатом «Селке», и выигрывал этот трофей четыре раза подряд. Он многому научил молодого партнера, и тот впоследствии трижды назывался лучшим форвардом-разрушителем. К слову, юниорский аналог «Селке» в QMJHL носит имя Карбонно.

Также три раза Ги поднимал над головой Кубок Стэнли – дважды в составе «Монреаля» и один раз – «Далласа». В каждом из этих трех кубков заслуга Карбо была очень велика, несмотря на то, что на переднем плане, как правило, оказываются голкиперы и бомбардиры. Наиболее весом вклад нападающего в успех 1993 года. В первом финальном матче Уэйн Гретцки едва ли не в одиночку обыграл «Монреаль», поучаствовав в трех забитых голах из четырех. После этого Карбонно сам подошел к тренеру Жаку Демеру и предложил свои услуги по нейтрализации главной звезды «Лос-Анджелеса». Получив «добро», в оставшихся четырех матчах Ги просто сожрал Величайшего, причем без всякой грубости, строго в рамках правил; а «Канадиенс» одержали четыре победы. Победы эти были очень трудовые. Скажем, во втором матче менее чем за две минуты до сирены калифорнийцы вели 2:1. Именно Карбо порекомендовал Демеру обратить внимание на нелегальный загиб крюка Марти Максорли, в результате чего «Монреаль» получил численное преимущество, сравнял счет, и перевел игру в овертайм.

После завершения карьеры игрока Карбонно трудился в Монреале, Далласе и снова Монреале в роли ассистента главного тренера, ассистента генерального менеджера, и, наконец, главного тренера. По окончании сезона-2007/08 Ги был номинирован на «Джека Адамса», и уступил в голосовании его обладателю, Брюсу Будро, 12 баллов.

4. Майк Гартнер, «Вашингтон» (№4)

Начинал свою профессиональную карьеру в клубе ВХА «Цинцинатти», в одном звене с Марком Мессье. И, в отличие от партнера, сезон получился удачным: Майк уступил звание лучшего новичка чемпионата лишь Уэйну Гретцки.

Мессье впоследствии, как уже говорилось, выиграл шесть Кубков Стэнли. Гартнер же – ни одного, поиграв в пяти клубах. Причем в три из них Майк приходил в дэдлайн, именно в качестве кубкового усиления. Ближе всего к успеху форвард был в 1994 году. Он провел 71 матч за «Рейнджерс» (кстати, снова вместе с Мессье), но в марте был отправлен в «Торонто». В итоге «кленовые листья» оступились в финале конференции, а «рейнджеры» выиграли кубок.

После того, как свой кубок выиграл Рэй Бурк, в истории лиги остался лишь один хоккеист, из числа так и не получивших заветного перстня, проведший больше матчей, чем Гартнер – Фил Хаусли.

Несмотря на свою нефартовость и отсутствие не только командных трофеев, но и индивидуальных, Майк был одним из сильнейших форвардов восьмидесятых-девяностых, выделявшийся, в первую очередь, стремительным катанием (причем рекорд всезвездных Суперскиллс на самый быстрый круг, не побитый до сих пор, Гартнер установил в 37 лет). Он стал первым игроком в истории лиги, которому удалось в один и то же сезон забить свой пятисотый гол, отдать пятисотую передачу и набрать тысячное очко. Он стал также первым игроком в истории лиги, которому удалось 15 сезонов подряд забрасывать не менее 30 шайб. Серия могла быть и более впечатляющей, если б не укороченный из-за локаута сезон-1994/95; так как в двух следующих чемпионатах снайпер свою тридцатку снова выбивал. Строго говоря, эта планка за всю карьеру не покорилась Майку лишь дважды: кроме локаутного, еще и в самом последнем сезоне. Поэтому нет ничего удивительного, что Гартнер стал лишь пятым игроком в истории лиги (и по сей день таких снайперов лишь шесть), забившим более 700 голов.

5. Мишель Гуле, «Квебек» (№20)

Задержка выхода этой части сериала связана с тем, что мы очень долго не могли определиться с пятеркой лауреатов: настолько хорош был драфт 1979 года. Но если сделать одно исключение, то в дальнейшем обязательно появится соблазн сделать его еще раз, и еще, и еще… И рано или поздно топ-5 превратится в топ-25, и это будут уже совершенно нечитаемые простыни. В общем, скрепя сердце, мы оставили за бортом таких достойных людей как Матс Нэслунд («Монреаль», №37), Брайан Пропп («Филадельфия», №14), Дэйл Хантер («Квебек», №41), Нил Бротен («Миннесота Норт Старс», №42), Гленн Андерсон («Эдмонтон», №69), отдав предпочтение Мишелю Гуле. Если кто-то с этим выбором не согласен, не стоит строчить язвительные комментарии: ваше мнение ничуть не объективнее нашего, и нас оно, в данном случае, совершенно не интересует. Особенно после того, как мы сами затратили уйму времени и нервов, выявляя пятого нелишнего.

Итак, Гуле. Вошел в историю как первый выбор «Квебека». Наверняка был бы задрафтован гораздо выше, если б не запутанная история с его хитрым контрактом с «Бирмингемом». Этот клуб в ВХА был чем-то вроде нашей «Лады» своих антикризисных образцов: имел в своем составе слишком много «недоростков»; в том числе, например, Кен Лайнсмен или тот же Гуле. Так вот, в контракте каким-то образом было прописано, что в том случае, если при развале ВХА «Бирмингем» не перейдет в НХЛ, ни один клуб этой лиги не сможет предложить соглашение Мишелю раньше «Квебека». «Нордикс» и подписали форварда, причем это был первый в истории лиги контракт, полностью составленный на французском языке – поскольку английским Гуле не владел совершенно.

Первые три сезона Мишель прошел по удивительно стабильной нарастающей: 22 шайбы, 32, 42. А в следующих четырех чемпионатах забрасывал уже не менее 50, после чего чуть сбавил обороты: 49 и 48 голов.

Весьма одаренный снайпер завершил свою карьеру достаточно рано – фактически в 34 года – получив страшную травму. Врезавшись в борт, Гуле заработал очень тяжелое сотрясение, не только поставившее крест на карьере, но и всерьез угрожавшее жизни форварда. Тем не менее, он пытался вернуться в хоккей, следующим летом прибыв в тренировочный лагерь «Чикаго». И не сдавался, даже когда врачи «Блэкхокс» порекомендовали не играть с огнем – благо старт сезона-1994/95 из-за локаута чрезвычайно затянулся. Но все же когда чемпионат начался, нападающий решил не рисковать. И, наверное, правильно сделал.

Как и Гартнер, Гуле был выдающимся хоккеистом, не выигрывавшим ни командных, ни индивидуальных трофеев. Но перстень обладателя Кубка Стэнли Мишель получил; даже дважды – в роли директора по персоналу «Колорадо».

ТОП-3 ПРОМАХОВ

1. Майк Перович, «Атланта Флэймс» (№24)

Впервые в нашем  отрицательном топе выбор во втором раунде. Таким уж выдался этот драфт, что в первом раунде все неудачники – относительные. А вот Майк Перович, ушедший вторым во втором раунде, – это полноценный промах. Довольно крупный и очень жесткий защитник продемонстрировал в преддрафтовом сезоне еще и неожиданно высокую результативность. Нельзя не отметить, что партнеры по юниорскому «Брэндону» у него были что надо – Брэд Маккриммон, Лори Бошман, а главное – Брайан Пропп (несмотря на отсутствие в Топ-5 драфта-79, это игрок огромного таланта, который был бы в первой пятерке большинства других драфтов). В такой компании Перович удачно пустил пыль в глаза менеджерам «Флэймс». После юниоров он даже в АХЛ провел только один сезон, и в 24 с хоккеем закончил.

2. Джимми Мэнн, «Виннипег» (№19)

По юниорам проявил себя неплохим бойцом, способным, к тому же, худо-бедно обращаться с клюшкой, чем и привлек, очевидно, внимание «Виннипега». Но бомбардирские способности Мэнн оставил прошлому, а элитным бойцом так и не стал. Первый сезон у него получился самым активным – он провел 25 боев. В этом нет ничего удивительного, потому что это был его единственный полноценный сезон в НХЛ (72 матча). Остальные получились обрывочными, и в итоге Мэнн не дотянул даже до 300 матчей и 1000 штрафных минут.

В итоге самыми заметными эпизодами в карьере Джимми Мэнна стали две дисквалификации. В декабре 1981-го он «отсидел» три матча за то, что толкнул лайнсмена, а в январе 1982-го ему выписали десять матчей за нападение со спины на будущего тренера «Локомотива» и минского «Динамо» Пола Гарднера.

Совершенно невозможно понять, почему именно этот игрок стал первым выбором в истории «Виннипега»/«Финикса». Хотя неудачным дебютный драфт клуба назвать нельзя. После Мэнна были выбраны такие отличные игроки, как Дэйв Кристиан и Томас Стеен, а также Тим Уоттерс, о котором речь пойдет чуть ниже.

3. Рэй Эллисон, «Хартфорд» (№18)

Сделал вполне полновесную хоккейную карьеру, но не совсем в НХЛ, и для 18-го номера драфта ее трудно признать успешной. В выбравшем его «Хартфорде» Эллисон провел два сезона – первый по большей части в основе, а второй по большей части в фарме. После этого он стал участником большого обмена между «китобоями» и «летчиками». Рэй перебрался в Пенсильванию в компании с Фредом Артуром (который окажется в тройке промахов драфта-1980) и двумя драфт-пиками. Этот обмен «Флайерс» вряд ли внесут в сотню наиболее успешных в своей истории. Хотя Эллисон пару сезонов смотрелся неплохо. В составе «Филадельфии» Эллисон вновь пересекся с партнером по юниорскому «Брэндону» Брайаном Проппом. Эллисон, Пропп и Флокхарт составили звено Hi-Speed Line. Кроме того, Эллисон, Пропп и Билл Барбер стали авторами самой быстрой в клубной истории серии из трех голов, которые они забили за 35 секунд.

Но начиная с третьего года в «Филадельфии» он стал все больше времени проводить в фарме, и в итоге там прописался и закончил карьеру в 1990-м. Но через три с половиной года вернулся в хоккей, чтобы отыграть неполный сезон в швейцарском «Рапперсвилле» и уйти уже окончательно.

ПЕРВЫЙ НОМЕР

Роб Рэмэдж, «Колорадо Рокиз»

Защитников редко выбирают под первым номером, но это и правильно. Барри Гиббс, Рик Пагнутти, Дени Потвен, Рик Грин, Роман Гамрлик, Эд Джовановски, Брайан Берард, Крис Филлипс, Эрик Джонсон, плюс Роб Рэмэдж – вот, собственно, и все игроки обороны, возглавившие свои драфты. Единственный, о ком можно сказать, что он сделал карьеру, достойную первого номера – Дени Потвен. Остальные – нет. В большей или меньшей степени, но – нет.

Рэмэдж перед драфтом в рейтинге The Hockey News котировался вторым. Это вообще был драфт великолепных защитников – Рэй Бурк, Крэйг Хартсберг, Майк Рэмси, Пол Райнхарт, Брэд Маккриммон, Кевин Лоу, Джей Уэллс – это только в первом раунде. Наличие в этом списке Рэя Бурка автоматически исключает выбор «Колорадо» из числа удачных попаданий.

Рэмэдж успел отыграть сезон в ВХА, причем в одной команде с еще несколькими будущими звездами драфта-79 – Риком Вэйвом, Мишелем Гуле и Крэйгом Хартсбергом. «Бирмингем», ведомый этой четверкой (из-за чего, кстати, получил прозвище Baby Bulls) и знаменитым ветераном Полом Хендерсоном, не смог выйти в плей-офф, зато молодежь приобрела полезный опыт. Рэмэдж также попал в сборную звезд ВХА, которая провела три выставочных матча против московского «Динамо».

В НХЛ он провел 15 сезонов и сменил 8 команд. Выиграл два Кубка Стэнли (с «Калгари» и «Монреалем»), но не получил ни одной индивидуальной награды. Тут, впрочем, нет ничего удивительного, если вспомнить еще раз, что в один год с Рэмэджем драфтовался Рэй Бурк. Однако, когда Рэмэдж уже закончил карьеру с двумя чемпионскими перстнями, Бурк, у которого одних только «Норрисов» был пять штук, лишь мечтал о главном трофее, и мечтать ему оставалось еще семь лет. Однако Бурк главная звезда этой серии, а Рэмэдж – в эпизодической роли.

Два с половиной года назад Рэмэдж был осужден на четыре года за вождение в состоянии алкогольного опьянения, которое привело к аварии и гибели бывшего игрока «Чикаго» Кита Магнусона, который находился в его машине.

ОТДЕЛЬНАЯ ИСТОРИЯ

Пелле Линдберг (№35, «Филадельфия»)

Линдберг навсегда вошел в историю лиги, став первым европейским голкипером, выигравшим «Везину». Это произошло в сезоне-1984/85, а следующей осенью Пелле на скорости около 100 км/ч расколошматил свой «Порше» о стену школы. Содержание алкоголя в его крови на 14% превышало допустимый в штате Нью-Джерси, где произошла трагедия, уровень. Известно, что Линдберг никогда особенно не злоупотреблял алкоголем. С другой стороны, известно, что он злоупотреблял скоростным вождением, зачастую опасным – от чего в клубе его неоднократно предостерегали.

От полученных повреждений Пелле скончался через день, но его тело не отключали от системы жизнеобеспечения до тех пор, пока попрощаться с сыном из Швеции не прилетел отец вратаря.

Номер Линдберга (31-й) официально не изымался из обращения в «Филадельфии», но ни один «летчик» с тех пор под ним не выходил на лед.

ПОСЛЕДНЕЕ ПОПАДАНИЕ

Тим Уоттерс, «Виннипег» (№124)

На первом в истории клуба драфте «Джетс» обожглись в первом раунде, а потом выбрали троих игроков, оставивших заметный след в лиге – уже упоминавшиеся Дэйв Кристиан, Томас Стеен и Уоттерс. Стеен и вовсе стал символом «Виннипега» на долгие годы.

Уоттерс был выбран третьим с конца, когда большинство менеджеров уже закрывали портфели и собирались двинуться к выходу. Как оказалось впоследствии, им бы стоило задержаться и посмотреть на этого парня. Через несколько лет он уже вырос в надежного защитника, умеющего перекрыть сопернику дыхание и заблокировать почти все, что летит в сторону ворот. Постоянная готовность принять удар на себя оборачивалась тем, что Уоттерсу не удалось провести ни одного полного сезона – всегда приходилось сколько-то пропускать из-за травм.

Тим Уоттерс также сыграл на двух Олимпиадах – в 1980 и 1988 годах.

КСТАТИ

На драфте-1979 были выбраны экс-тренер «Оттавы» и молодежной сборной Канады Крэйг Хартсберг (№6, «Миннесота Норт Старс»); экс-тренер «Флориды» и представитель легендарного семейства Дуэйн Саттер (№17, «Айлендерс»); президент «Эдмонтона» по хоккейным операциям Кевин Лоу (№21, «Эдмонтон»); многолетний тренер «Баффало» Линди Рафф (№32, «Баффало»); легенда шведского хоккея, генеральный менеджер национальной сборной Матс Нэслунд (№37, «Монреаль»); дважды экс-тренер «Витязя» Майк Крушелниски (№120, «Бостон»).

Всего игроков на драфте: 126.

Сыграли в НХЛ: 104.

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Лига выдающихся джентльменов
Популярные комментарии
TIMURGRIGA198324
0
Глен Андерсон должен быть выше Карбонне и Гуле.а Мессье респект!доказал,что и без Грецки может приводить свою команду к чемпионству.
Strateg76
0
Нил Бротен! Вот кто в пятерке для меня наряду с Карбоно и Бурком
El Sarcasmo
0
вот! ставят, понимаешь, всяких грязных подленьких игрочишек на первое место!!
Ответ на комментарий norfin1
не 88-го, а 87)). Он, гад, ещё на «Рандеву» плохо себя вёл и даже шайбу нам забросил)))
oleg777
0
Спасибо за ссылочку. Да и не надо ему много боёв, он же не тафгай. Я это к тому, что каждый должен уметь за себя постоять. Не так давно был спор на эту тему.(я не почетатель таланта Мессье))) )
Ответ на комментарий Олег Протасов
Вот, например: www.youtube.com/watch Но вообще, у него не так много боёв - менее 60, и третью часть из них он провел в первые два сезона: с тех пор записей практически не осталось
norfin1
0
Хотя выбранный «Виннипегом» Томас Стеен мне всегда нравился больше! И ещё Хокан Лооб))
Написать комментарий 30 комментариев

Новости

Реклама 18+