Ненависть между ЦСКА и «Спартаком»: началось из-за армии, продолжилось бойнями повсюду, а теперь драк нет

Дерби – уже сегодня.

В российском футболе нет – и вряд ли будет – более раскаленного зрелища, чем матчи «Спартака» и ЦСКА. В интернете есть много версий, как и когда вспыхнула ненависть, но ни одна из них не принята официально. Чтобы разобраться в причинах вражды, Александр Головин поговорил с фанатами, которые знают об истории двух клубов все.

Почему «Спартак» и ЦСКА невзлюбили друг друга в СССР

Большинство источников пишут, что нелюбовь зародилась в 70-е и пришла в футбол из хоккея, где постоянного чемпиона ЦСКА периодически обыгрывал «Спартак». «Но в футболе большим соперником в советские годы для нас было все-таки «Динамо» Киев, – рассказывает экс-директор фан-клуба «Спартака» Олег Семенов (Мосфильмовский). – ЦСКА особых результатов не показывал, болтался где-то, и матч не воспринимался как дерби. По сравнению с «Динамо», даже московским, они и близко не стояли. Но [вражда] была. Откуда пошло: в советское время они к себе в армию забирали всех лучших: Ольшанского, Хидиятуллина».

Семенов имеет в виду, что ЦСКА в те годы считался ведомственным клубом и принадлежал министерству обороны. Когда футболист подходил к призывному возрасту, министерство могло забрать его из любой команды в армию, но службу он проходил не в военной части, а играя за ЦСКА. Такая история, например, случилась с Валерием Карпиным, которого призвали в ЦСКА из Таллина.

С версией Семенова об армии соглашается Анатолий Хафизов, сейчас – пенсионер, а в начале 1970-х – один из основателей спартаковского фан-движения: «ЦСКА не любили почему – в те времена эта команда набиралась по повестке. В 1979-м, когда молодежная сборная стала финалистом чемпионата мира, они всю команду к себе забрали. Административный ресурс очень сильный».

Выезд фанатов ЦСКА в Днепропетровск, 1981-й

При этом Хафизов, как и нынешний руководитель фан-клуба Семенов, считает, что мощного противостояния между фанатами в те годы не существовало. Во-первых, фан-движение только зарождалось, во-вторых, у «Спартака» оно возникло первым: «До 1980-го у нас не было соперников – мы оставались королями в Москве. А они только начали появляться на трибуне – по числу болельщиков даже в тройку не входили. Мне вообще казалось, что второй клуб Москвы – «Торпедо».

Легенда фанатского движа ЦСКА Андрей Малосолов (Батумский) в целом подтверждает версию спартачей о причинах вражды. По его словам, противостояние носило идеологический характер: «Народная команда, профсоюзная – ей противостоит команда ведомственная. Ну и, естественно, надо признать, что к кадровой политике ЦСКА были вопросы: забор в армию, многие футболисты в приказном порядке направлялись в нашу команду. В какой-то степени это способствовало неприязненному отношению к армейцам».

– Есть версия, что все пришло с хоккея, где «Спартак» конкурировал с ЦСКА.

– Не имело значения, где это сформировалось, потому что тогда фанаты посещали зимой хоккей, в межсезонье – гандбол и баскетбол, летом – футбол. Все виды спорта, где звучали слова «Спартак», «Динамо», ЦСКА, «Торпедо». «Торпедо» на водное поло даже каталось.

Как началась вражда

Приезд фанатов «Спартака» на Песчаную, 1978-й

В девяностые и нулевые Малосолов был редактором «Русского фан-вестника» – главного журнала активных болельщиков ЦСКА. Для одного из номеров он изучал историю фан-движения до 1985 года, поэтому легко называет дату создания красно-синего сектора: «13 сентября 1975 года на матче со «Спартаком» появилась группа болельщиков ЦСКА, из всей атрибутики у них была лишь красная советская кожаная сумка с надписью ЦСКА. Только к концу года появились первые самопальные флаги и шарфики. У «Спартака» на тот момент все уже было. А с нашей стороны им противостояли молодые ребята, которые не имели ни серьезного опыта, ни силы. В результате чего часто происходили приезды болельщиков «Спартака» на наши матчи – на Песчанку, на «Динамо». И нашим приходилось не очень хорошо. Я знаю, что спартаковские идеологи утверждали, что до конца 80-х ЦСКА был так себе, какой-то хренью, а вот Киев – враг. Но я исследовал всю историю: многие люди, которые тогда ходили, рассказывали о больших противостояниях».

Малосолов приводит воспоминания очевидцев со стороны ЦСКА – они говорили, что в союзе со «Спартаком» громить армейцев на матчах с третьими соперниками приходили даже фанаты киевского «Динамо». «Они были друзьями, но отвалились – сначала московские, потом киевские. Не выдержали высокомерного отношения, – выдвигает Малосолову претензию к «Спартаку». – Я общался со стариками-динамиками, зенитовцами. Все отмечали, что основой общения со стороны «Спартака» был высокомерный взгляд: «Кто вы такие? Мы уже сила». Это естественный процесс при появлении конкуренции».

– То есть агрессия шла от «Спартака»?

– От них, да. Маленькие группы болельщиков ЦСКА просто не могли перененавидеть оппонентов из-за малочисленности.

Анатолий Хафизов утверждает, что изначально до драк не доходило: болельщики просто не любили друг друга. С появлением фанатов разбираться стали на кулаках, но отцы-основатели движа, которые в 1977-м организовывали первые красно-белые выезды, этим не увлекались: «Я подобное не приветствую. А вот молодые ребята-ПТУшники ездили на другие матчи, где играл ЦСКА, и избивали – и коней, и динамиков. Да, наши ребята проявляли агрессию, конечно».

В конце 70-х ЦСКА проигрывал «Спартаку» все фан-битвы. Первая победа пришла только в 1981-м на матче еврокубка ЦСКА – «Штурм». «Мясо пришло на стадион «Динамо» и село рядом с армейским сектором. Тогда их впервые погнали прямо на трибуне», – вспоминает Малосолов и добавляет, что с этого дня пошла настоящая ненависть.

«Перед любым матчем ЦСКА и «Спартака» в начале 1980-х была уже традиция: стороны везде искали друг друга, рыскали по метро группами по 70-100 человек, – рассказывает Малосолов. – У региональных бригад было свое: они воевали на подольском, ярославском, белорусском направлениях. В каждом близлежащем к Москве регионе происходили стычки. Благодаря этому традиция противостояния с каждым годом все укреплялась».

Как ЦСКА чуть не умер, но набрал силу, и что случилось со «Спартаком»

Слабость армейского фанатизма в 80-е Малосолов подчеркивает рассказом о матче в «Олимпийском» в 1987-м: «35-тысячный спорткомплекс забит до отказа, а фанатов ЦСКА – человек 200-300. И они раскиданы по арене. Правда, все равно случались потасовки и драки. Тогда я лично видел, как задницей в лужу был посажен легендарный фанат «Спартака» Сафрон. Посадил его наш фанат Миша Забродин. Это выглядело как подвиг».

Подвиг – потому что на первой домашней игре в первой лиге-1985 на фанатский сектор ЦСКА пришли всего 20 человек. 20 совсем молодых, потому что из движа ушли 22-23-летние. «А у Спартака» в тот момент были 30-летний дядьки, здоровые мужики, – продолжает Малосолов. –  Сафрон – водитель троллейбуса по фамилии Ложкин с огромным животом. У него имелась бригада здоровых мужиков. Рифат работал учителем в школе. Личности легендарные».

Выезд ЦСКА в Батуми, 1988-й

80-е, возможно, худшие годы в истории футбольного ЦСКА. Команда дважды – в 1984-м и 1987-м – вылетала в первую лигу и оба раза проводила там по два сезона. Потом случился небольшой всплеск (победа в последнем чемпионате и Кубке СССР в 1991-м), но за ним последовал новый темный отрезок: в 90-е ЦСКА занимал места ближе к зоне вылета. Фанатов это не смущало: «В какой-то момент мы встречались и выпивали с нашими футболистами и легко им доказывали, что ЦСКА – это мы, а не они. Им было нечего ответить, потому что они занимали места вроде 16-го, 14-го, 13-го. А у нас даже была поговорка: чем хуже играет команда, тем лучше становимся мы, фанаты».

Переезд армейцев в грузовом составе из Ставрополя в Орджоникизде, 1988-й

Начало 90-х – развал фан-движения в России. Раньше фанаты ездили на выезды в Минск, Киев и Харьков, после распада СССР стали в Находку и Камышин. Сказывалась и тяжелая экономическая ситуация: людям стало не до футбола. «Остались только ЦСКА и «Торпедо». Спартаковский движ весь развалился – это одно из самых удивительных событий, которые я видел в жизни», – вспоминает Малосолов.

Новый виток противостояния – 1994 год. Почти одновременно в Москве появились Flint’s Crew и Red-Blue Warriors – фанатские объединения «Спартака» и ЦСКА, которые на пару десятилетий стали серьезной силой в городе. Правда, начиналось у них без конфликтов, считает Малосолов: «Я даже брал интервью у их лидера Жени. Он харизматичный парень, убежденный, в Англии много лет прожил. Тогда же мы пришли на матч «Спартак» – «Динамо» Киев мобом человек в 70-80. Вывесили красно-синий баннер, побили хохлов, потом наваляли им на вокзале. Флинты рядом ходили, смотрели, но мы их не трогали – показали себя полными хозяевами ситуации».

Болельщики «Спартака» в метро, 1995-й

То интервью с лидером Flint’s Crew Евгением Сафроновым, несмотря на нейтральные отношения, все равно вызвало претензии у актива ЦСКА. Они предъявляли Малосолову и сказали, что с флинтами надо что-то решать. Начали почти сразу. Бывший фанат вспоминает про 1995-й: «Мы пришли на их матч Кубка Содружества в УСЗ ЦСКА. У нас параллельно шел хоккейный матч, после мы искали именно флинтов, но они ушли через другой выход, зная, что их ждут. Тогда мы просто стали избивать всех болельщиков «Спартака». В ответ они пришли на наш баскетбольный матч. Вполне могли нахлабучить, потому что нас было мало, но не стали. Были только резкие слова, они показали грань. Дальше, как в фильме про фанатов, мы им сказали: «Ваш день наказания – 1 марта».

1 марта 1995-го в Сокольниках играл хоккейный «Спартак». Неожиданно по красной ветке поехал и поезд с красно-синими фанатами. В первый раз фирмы столкнулись прямо на платформе. «С одной стороны подъехал наш поезд, с другой – их. Простояли они недолго, несколько десятков секунд. В одну калитку вынесли это объединение. Жене сломали нос, кстати. Потом закинули на лоток с фруктами (по словам Сафронова, травмы были даже серьезнее: после побоища его забрали в больницу, откуда выписали только в апреле – Sports.ru), – рассказывает Малосолов, который общался с Сафроновым, несмотря на вражду. – Это было предтечей нового и принципиально иного противостояния – фирм молодых и принявших иную тактику. Это было подражание англичанам, тогда был их культ. Мы в черных бомберах, а мясо любило переворачивать их на оранжевую сторону, становясь мишенями».

– А почему вообще вражда возобновилась, если первую половину 90-х было тихо?

– Историческая память никуда не делась. Каждое из направлений хранило в себе эту память. Роль стариков у ЦСКА – очень весомая. Они все равно говорили, что мясо – сволочи и мрази. Их старики то же самое рассказывали про нас.

Глава фан-клуба «Спартака» Семенов с этим в целом согласен. Он даже предлагает искать истоки современной вражды в начале и середине 90-х: «У них тогда выросло поколение фанатов, которое умело драться. А у нас все молодые. Проигрывали».

Две самые жесткие драки

Драка между фанатами ЦСКА и «Спартака» возле касс в Черкизово, 1999-й

У фанатов ЦСКА и «Спартака» есть легендарные зарубы. Малосолов вспоминает 1997 год и Сокольники: «Составом в 300 человек мы пришли на хоккейный стадион, откуда они планировали выдвигаться на дерби. Нам противостояло больше 600 человек. И это было что-то невероятное: 20 минут длилась драка, два раза мы загнали их на территорию дворца, дважды они контратаковали на площади перед дворцом. Приехала милиция, которая ничего не могла сделать. Она стреляла, но все были заняты бойней – не хватало внимания переключиться на них».

Семенов про это слышал, но говорит про ответку, которую красно-белые устроили в 2001-м на Китай-городе: ЦСКА выставил 500 человек, «Спартак» – в два раза меньше, но все равно победил. Это стало едва ли не первой околофутбольной победой над армейцами с конца 80-х. И точно первой в глазах фанатов ЦСКА.

Я уточняю про жертв – оба фаната отвечают, что о гибели в драках не слышали. Правда, Малосолов рассказывает о страшилках: «В 80-х постоянно ходили слухи, что кого-то скинули с моста, кого-то под поезд бросили, но мифологемы вокруг движения были постоянно. Травмы вот получали, да. Были тяжелые ботинки, которыми можно прилично получать. Но не было спортсменов, которые одним ударом могли отправить в нокаут. Да, с нашей стороны дрались несколько боксеров, десантников. Но уличная драка – это не искусство, а больше о духе. Ожесточенность появилась только в начале 2000-х».

Семенов связывает новый виток вражды в 2000-х с усилением конкурента: приход Гинера, Лига чемпионов, 7-летняя безвыигрышная серия «Спартака», пресс-конференции Газзаева: «Наши тренеры и игроки через прессу не развивали конфликт. А у них Газзаев выступал, игроки. И это еще больше подогревало вражду, болельщики же все читают».

На вражду не повлияло даже перемирие, заключенное в 1998-м на матчах сборной. По словам Малосолова, идея родилась после серии побоищ на играх России с Грецией и Польшей прямо в «Лужниках»: «Молодые движения были патриотичны по своей сути, поэтому думали так: «Вот как так мы перед матчем сборной подрались между собой, как какие-то поляки?». На тот момент только поляки друг друга резали перед матчами, остальные объединялись. И мы пришли к пониманию, что воевать на матчах сборной – стыдно. Плюс надо было ехать в Киев на первый матч отбора к Евро-2000 с Украиной, а Киев всегда был враждебной территорией для Москвы. Вот Питер туда ездил спокойно. Их все поили и говорили: «Какие же вы хорошие люди. А москали такие гондоны».

Бывший фанат, который с армейской стороны стал одним из инициаторов перемирия, вспоминает, что фанаты восприняли соглашение о ненападении негативно. «Никто не думал, что с этим мясом, ублюдками, можно было объединиться и ехать против кого-то, – поясняет Малосолов. – И то же самое они говорили про нас. Ситуация разрешилась в день дефолта – 18 августа 1998-го произошло первое пересечение, мы подали руки. Не все, но тогда я впервые увидел их как людей. Вблизи. Лица их разглядел, мы поговорили. А спустя несколько лет меня познакомили с Борей Башней, одним из первых Гладиаторов. И я вообще удивился, что он нормальный человек, умеет говорить. Потому что в нашем восприятии сквозь годы было пронесено, что эти мясные – гады и мрази».

Второй эпизод объединения – март 1999-го во время бомбежек Югославии. Фанаты «Спартака» и ЦСКА группой в 500 человек пришли к американскому посольству, чтобы выразить протест, делали анонсы в медиа, а на второй день начали штурм дипмиссии. В этот момент к зданию пришли разъяренные москвичи, которые две недели его пикетировали.

Что происходит с враждой сейчас

Последние годы о драках фанатов «Спартака» и ЦСКА не слышно. Болельщики максимум матерят друг друга у стадиона и на трибунах, иногда воруют вражеские баннеры. Семенов объясняет, что всех усмирил новый закон: «В 2013-м приняли закон и ввели правила поведения зрителей: начали не только лишать права посещения матчей, но и создали специальный отдел, который этим занимается. Ну а основное началось после Франции. Понятно, что Марсель повлиял. Еще до него правительство вело консультации о подписании конвенции по борьбе с болельщиками, после этого ее подписали – теперь есть обмен данными с Европой. Когда мы летели в Бильбао (в 2018-м), двух болельщиков задержали на пересадке. До сих пор сидят».

На пик борьба с фантами вышла во время чемпионата мира. Самым активным не выдавали Fan-ID – паспорт болельщика, без которого невозможно пройти на матчи, а полиция вообще ходила по домам ультрас. «Причем даже к тем, у кого уже внуки родились. Раньше перед дерби иногда захаживали, сейчас и без привязки к нему. Смотришь: этого задержали, этого. По закону так можно делать на три часа, чтобы провести профилактическую беседу», – рассказывает глава фан-клуба «Спартака».

По словам Семенова, в условиях жесткого контроля фанаты уже не устраивают побоища, в целом накал противостояния спал: «Раньше все думали: «Ага, завтра – дерби, надо идти на дубли». И с утра перед основным матчем приходили сводки, кто победил из фанатов. Сейчас только на стадионе что-то рисуют, пишут, троллят. Если пойдет выяснение отношений, то потом начнутся аресты с обеих сторон».

– Но вражда есть до сих пор?

– Конечно. В бытовом смысле она присутствует. То они сожгут баннеры, которые ребята рисуют. То украли баннер с Тихоновым из Щелково, принесли на стадион, нехорошие манипуляции с ним делали. То ребята рисовали перф на «Открытии», они перелезли и пытались сжечь его. Как-то уже наши к ним во время матча по верху прорывались. Правда, и этого все меньше: бах – и бан на посещение матчей.

– А сейчас-то что делить?

– Да какая-то история уже есть. Вот «Краснодар» появился – ну, какая с ним может быть вражда? У них не было болельщиков. Да, сейчас полный стадион, они борются за Лигу чемпионов, но нет вражды, нет истории отношений. Бывает, как с «Зенитом»: дружили, потом драка на Щелчке (произошла 30 августа 1997 года у станции метро «Щелковская», 500-700 гостей побила меньшая по численности, но вооруженная палками и арматурами группа красно-белых – Sports.ru), а сейчас это соперник за золото, «Газпром», комментаторы, судьи, «Матч ТВ». История за этим есть, и ты ее знаешь. С ЦСКА – началось с Союза, потом 90-е, одно за другое цепляется: армия, драки. Хотя у каждого следующего поколения – своя история. Кого-то обидели, избили. Кто-то посмотрел – они с судьями работают. Кто-то видит, что мы давно выиграть у них не можем. Потом когда Веллитон столкнулся с Акинфеевым, пошли угрозы Веллитону, дальше 16 лет без чемпионства. Короче, все наслаивалось. Со стороны это обсуждается, появляются их версии, наши. Все это подогревается. Начинается фанатская ненависть. И она никуда не делась. Просто из-за законодательства выливается в другое.

– Вражда осталась? – спрашиваю уже Малосолова.

– Конечно, ненависть никуда не уходит. Но контроль серьезно ограничивает столкновения даже на дерби. Годами уже нет того, что было в 80-90-е и начале 2000-х. Уже лет 12 ничего серьезного не происходит. И мне проще. Я вышел из фан-движения. Как ветеран встречаюсь в разных обстоятельствах со своими оппонентам тех лет, и мы комплиментарно друг к другу относимся. Можем поговорить, вспомнить те времена. Иногда вместе собираемся и пьем пиво. Хотя остается масса людей, которая друг друга до сих пор не воспринимает. И не сядет в одном пабе. 

Подписывайтесь на телеграм Головина 

Фото: РИА Новости/Владимир Песня, Владимир Астапкович, Александр Вильф, Владимир Вяткин, Илья Питалев, Михаил Воскресенский; из личного архива Андрея Малосолова; globallookpress.com/Dmitry Golubovich

+499
Популярные комментарии
Agent Smith
+734
Сейчас "драки" переместились на ленты спортса⚽
t1to
+558
Ну, подальше от посторонних глаз, где-нибудь в лесочках ультрас разных фирм всё-таки переодически ещё встречаются. А то что нет драк типа 500 на 700 в общественных местах так это очень хорошо. Нет случайных попавших под раздачу гражданских, и, как следствие, - на наших стадионах все больше женщин и детей. На футбол можно придти с семьёй и детьми за которых теперь не так страшно.
dmsstar
+444
Человек всю жизнь думает, что болельщики другой команды все упыри и мрази и не умеют разговаривать, потому что ему так когда-то сказали. 

Ноу комментс
тот еще циник
+225
мы искали именно флинтов, но они ушли через другой выход, зная, что их ждут. Тогда мы просто стали избивать всех болельщиков «Спартака» Ну не дебилы?
воен
+173
Ну, а чего ты хотел? 90% фанатья - это необразованное быдло и маргинальщина.
Ответ на комментарий dmsstar
Человек всю жизнь думает, что болельщики другой команды все упыри и мрази и не умеют разговаривать, потому что ему так когда-то сказали. 

Ноу комментс
Написать комментарий 308 комментариев

Новости

Реклама 18+