Павел Дацюк: «С каждым годом становлюсь увереннее, злее и худее»

Центрфорвард «Детройта» Павел Дацюк в эфире радиостанции «Эхо Москвы в Екатеринбурге» рассказал, как катался на квадроцикле и строил слоновник, чем Олимпиада мешает НХЛ, как проявляется кризис в Америке и где хотел бы завершить карьеру.

– Отпуск заканчивается – как вы его провели? Только в Екатеринбурге или еще где-то успели побывать? Это был исключительно отдых или его пришлось совмещать с работой?

– Сезон закончился у нас 15 июня, после этого мы с семьей слетали на Гавайи, успели отдохнуть, полежать на солнце, уединились в хорошей обстановке, где мало народу. Я побыл с женой и дочкой, заехали в Лас-Вегас, кстати, впервые побывал в этом городе. Очень понравилось.

– Много денег проиграли?

– Спасибо, это не про меня. Я не азартный человек, не «азартный Парамоша». Посмотрели в Лас-Вегасе, как живет народ в Америке в крупных городах, посмотрели пару шоу. Интересно, все очень светло, ярко. Впечатлений масса.

«Мне нравится работать с детьми. И детям нравится, родителям тоже»

– Вас еще можно чем-то удивить в Америке? Странно, вы ведь там уже почти 10 лет живете.

– Все работа, работа. Отдыхаю редко, некогда. После этого приехали в Екатеринбург, я приступил к работе с детьми. Мне нравится, детям нравится, их родителям тоже. Надеюсь, что в следующем году школа продолжит свою работу. Затем я на несколько дней ездил к друзьям в Казань, потом вернулся сюда, принял участие в праздновании Дня города, ну и буквально на выходных катался на квадроциклах первый раз в жизни.

– А контрактом это не запрещено? Может, нам эту часть интервью вырезать, чтобы в Детройте не узнали?

– Но мы же по-русски говорим! А если серьезно, то официально это не прописано, хотя негласно горные лыжи, квадроциклы и мотоциклы запрещены. Но главное, чтобы все хорошо было. Я рад, что все удачно закончилось. Масса ощущений, удовольствий, природу уральскую посмотрел.

* * *

– Что дальше? В ближайшее время вы отправитесь за океан. Но сначала в Москве состоится предолимпийский сбор.

– Да, все верно. Лагерь в Детройте начинается 11 сентября, до него я с удовольствием поеду на олимпийский сбор, он состоится в конце августа. А еще 1 сентября я отведу дочку в школу.

– А дочка где будет учиться?

– Решили отдать ее в школу здесь, в Екатеринбурге.

– А почему? Многие, у кого есть возможность, наоборот, стараются детей учить за рубежом.

– Мы решили, что сначала дадим ей наше обучение, а потом будем решать, куда еще ее отправить.

«Не каждый раз получается поучаствовать в строительстве слоновника»

– У вас ведь в Екатеринбурге собственный бизнес, связанный со строительством? (Павел делает удивленное лицо, но кивает). И какие в этом смысле дальнейшие планы?

– Планы есть, планы огромные, как всегда. Бизнес был, это небольшое долевое участие, интересный временный проект. Не каждый раз получается поучаствовать в строительстве слоновника! Деньги небольшие, но мне было интересно как-то вложиться в историю Екатеринбурга.

– Рано или поздно карьера в НХЛ закончится, в Россию вернетесь? Тем более, что дорожка уже протоптана – в этом году Федоров, Зубов, Козлов, раньше – Радулов, Яшин, Ягр. Именно играющим вернетесь на родину?

– В Россию я вернусь, а вот играющим… Трудно загадывать, карьера – вещь непредсказуемая. Мы строим планы, но что-то не получается. Пока интересно там, самая сильная лига там, там я развиваюсь, поэтому я с удовольствием играю в НХЛ. Но заканчивать я еще не думал. Я бы хотел завершить карьеру в России, но как это получится, пока не знаю. Для меня было бы замечательно как можно дольше отыграть в «Детройте», отблагодарить от всей души, потом приехать в Казань, провести год там, а потом – в Екатеринбург. Сделать такой круг вперед и закончить «в обратном направлении». Но как получится – решат «сверху».

* * *

– Нынешний сезон будет особенным из-за олимпиады, правда?

– Да, полностью согласен.

– Между тем, руководство НХЛ вынашивает планы запретить профессионалам участвовать в Олимпийских играх. Как вы думаете, могут ли такие планы осуществиться? И на самом деле: мешают ли Игры хоккеистам и хозяевам команд. Для первых ведь сезон становиться перенасыщенным, а вторые теряют прибыль за две недели простоя лиги.

– Могут все-таки. Думаю, что Олимпиады действительно мешают: и для нас, и для хозяев команд это тяжело. Но, наверное, все с удовольствием поехали бы на Игры. Я считаю, что это самый главный и серьезный турнир для хоккеистов. Но тяжело, отнимает много здоровья, нервов. В Канаде, конечно, ничего не отменят, но в России, в смысле – в Сочи, я не знаю, как они все это будут делать. Я бы с удовольствием поехал, желание есть, но все будет зависеть от возможностей и моего профессионального востребования. Сейчас уже молодежь на подходе.

– Молодежь это кто – Овечкин и Малкин?

– Еще моложе есть ребята, которые хорошо проявляют себя в НХЛ.

– Вы в двух Олимпиадах участвовали. Что мешает нам выиграть?

– Здорово заметили – участвовал. Пока участвовал, только в Солт-Лэйк-Сити была бронза. Ну а что нам мешало, так это команды соперников, стечение обстоятельств, ну и удачи наверное не хватало.

«Олимпиады действительно мешают: и для нас, и для хозяев команд это тяжело»

– Но на этот-то раз мы фавориты Олимпиады? У нас две подряд победы на чемпионатах мира, такого не было давно. А канадцев так и вовсе дважды в финалах побили, один раз – на их льду. Правда, без вашего участия…

– Вот именно, что без моего участия и выиграли. Но я, конечно, внимательно следил за чемпионатами, очень рад за наших ребят и за болельщиков, которые помогали. Фавориты – это громко сказано. Фаворитов много, а турнир очень короткий. Здесь все будет решаться в конечном отрезке.

– Сейчас главные звезды НХЛ – россияне: вы, Малкин, Овечкин. Вы, к тому же, стали уже четырехкратным обладателем «Леди Бинг Трофи» за сочетание мастерства и джентльменского поведения на площадке. У вас есть объяснение, почему его с таким постоянством вручают именно вам?

– Это на самом деле не так легко – получить такой трофей четыре раза подряд. Как-то само получается, я рад этому призу, хоть он и не такой большой, как кажется. Я вообще рад всем наградам. Буду стараться не отпускать этот приз. Тем более, что до рекорда Уэйна Гретцки, который получал его пять раз, остается совсем чуть-чуть. А объяснения, почему его вручают именно мне, я пока найти не могу. Вроде бы уже изменился у меня стиль игры…

– Ну а в клубе вам что-то говорят? Не пытаются переучить? Раз у вас «джентльменское поведение», может, вы излишне щадите соперников, а это не в канадском стиле.

– Нет. Я вроде бы с каждым годом становлюсь увереннее, все злее и худее. Но пока еще планку не переступил, видимо, по которой этот приз отдают. Надеюсь, что никогда и не переступлю.

* * *

– Раньше ведь Детройт был автомобильной столицей США, а в связи с кризисом превратился в город-призрак. На эту тему много публикаций было – вроде как в некоторые районы лучше вообще не соваться – кругом куча заброшенных зданий. Это правда, или некое сгущение красок?

– Да там и до кризиса было уже запустение – после революции в центре города все из города бежать начали.

– Что за революция?

– Ну так, мини-революция городского масштаба. Было оставлено много зданий, в том числе крупных. Кажется, с недавнего времени все стали восстанавливать, но сейчас вот опять все приостановилось, в связи с тем, что многие автомобильные заводы теперь не работают. Кризис все-таки сказывается. Многие жители вообще уезжают работать в другие штаты. Это и на хоккее отражается.

– А на хоккее как?

– Раньше было невозможно попасть на матч, а теперь уже даже места появляются свободные, где-то даже можно купить сезонные абонементы. Но фанаты у нас остаются, они хоккей любят и ходят на матчи, спасибо им за это, приятно играть для них.

«Раньше было невозможно попасть на матч, а теперь уже даже места появляются свободные»

– А тот район, в котором вы живете, там как-то кризис ощущается?

– Нет, не особо. Сейчас все перебираются в районы «одноэтажной Америки». Вот в центре города, где в основном стоят офисные здания, там запустение видно – кто-то все еще живет, но большинство уже перебрались куда-нибудь. Вот от меня до арены ехать минут, наверное, 30. Кто-то поближе живет – за 25 минут езды. Ближе мало кто устраивается – минут за 20-30 езды.

– А как вообще на Штатах сказывается кризис? Внешне вроде ничего не изменилось: самолеты и аэропорты привычно переполнены, в кафе и магазинах клиентов хватает. Но вы-то живете там постоянно и ситуацию изнутри лучше знаете.

– Я уже говорил, что болельщики стали меньше ходить на матчи. Еще сейчас очень много домов выставлено на продажу. Прямо заезжаешь на улицу и видишь рядом с очень многими домами объявления о продаже. Изо дня в день эти дома стоят, никто их не покупает. Так же про офисы можно сказать – много в аренду сдают или вообще продают. Народу стало меньше, машин меньше. Наверное, это связано с тем, что народ уезжает из Детройта туда, где можно найти работу. От близких и знакомых стал много слышать о сложностях с работой. Даже в кафе и ресторанах заполняемость уже не та. Раньше приходилось заказывать столики, а теперь уже более или менее спокойно, можно надеяться на то, что просто придешь и будет свободный столик.

– А лично на вас кризис как-нибудь отразился?

– Конечно. У нас такой договор был, что если хозяева команды теряют деньги, мы должны им помогать. То есть фактически тоже теряем деньги.

– Так может, если сейчас из России поступит выгодное предложение, стоит его рассмотреть?

– Ну, поступить-то оно может и поступит, но я бы предпочел играть там, где лучшая лига и больше перспектив, где можно прогрессировать.

– То есть, главное все-таки игра?

– Естественно. Пусть даже за меньшие деньги.

* * *

– Павел, вам ведь уже 31. Сколько времени в большом хоккее еще себе отводите?

– Это на самом деле сложный вопрос. Хотелось бы, например, как Челиос – ему 47, а он все играет. В этом году его, правда, не подписали, но, глядя на него, понимаешь, что нет предела совершенству. Это человек действительно легендарный, приятный, со своей интересной историей. С другой стороны, хочется попробовать себя еще в чем-нибудь. Поиграть лет до 40, реализовать все свои мечты и возможности. Потом еще успеть немного поиграть в России, отдать должное российским болельщикам. 40 – это же некий рубеж, после которого все должно поменяться.

«Глядя на Челиоса, понимаешь, что нет предела совершенству»

– Павлом Валерьевичем часто называют?

– Нет, вот вы сейчас первый раз. Больше как-то Павел, Паша…

– Ну, в штатах это в принципе не принято.

– Да, они всегда по имени обращаются.

– Но дети-то, которых вы здесь тренировали, должны были, наверное, ваше имя-отчество выучить!

– Да нет, тоже по имени. Мне некомфортно, когда дети начинают «выкать», тем более на площадке, там же все равны. Ты, я – это язык хоккея.

0
Популярные комментарии
0
Mike Judge
«Азартный Парамоша»
www.youtube.com/watch
0
зепп
даже дочку в нашу школу отдал, не то что некоторые нхэлоавские патриоты...
0
Михаил Зотиков
слона-то я и не приметил =)

но 18 матчей - это мало пока что =) филатов тоже успел хет-трик сделать «из пресс-бокса» практически
Ответ на комментарий Сивуч
Ну есть Варламов как бы.. Правда, вратарь. Но все-таки. Еще в финиксе наша молодежь.
Написать комментарий 21 комментарий

Еще по теме

Реклама 18+