Алан Андерсон: «Прогресс «Триумфа» – дело времени»

В преддверии очередного подмосковного дерби между «Химками» и «Триумфом» корреспондент Sports.ru встретился с одним из лидеров люберецкого клуба Аланом Андерсоном. Бывший игрок «Шарлотт» и болонского «Виртуса», перешедший в команду лишь в конце сентября, сразу же принялся оправдывать доверие Станислава Еремина, за минувший месяц став, пожалуй, одним из наиболее запомнившихся легионеров в российской суперлиге.

- Алан, вы приехали в «Триумф» относительно недавно. Считаете ли, что вам уже удалось найти свое место в команде?

– Да я как-то не заморачиваюсь такими вопросами. Тренер пригласил меня в клуб, зная, на что он может рассчитывать. Он просит меня делать то, что я умею лучше всего. И я стараюсь показывать это каждый вечер: набирать очки, помогать на подборе, хорошо защищаться – всего понемножку.

- Как бы вы оценили процесс создания команды, взаимодействие между игроками? Насколько быстро вам удалось достигнуть взаимопонимания?

– Это потребовало определенного времени. Большинство команд приступают к подготовке чуть ли не с июля, тогда как мы собрались лишь в конце сентября. Если мы встретились раньше, то сейчас мы были бы намного сильнее. Но мы продолжаем прогрессировать, пытаемся играть более цельно, понять, как нужно действовать и что делать наоборот не нужно. Конечно, пока дело движется не так быстро, как хотелось бы.

- Старт «Триумфа» особенно успешным не назовешь. Вы объясняете это исключительно тем, что команда не прошла предсезонную подготовку в полном составе?

– Думаю, да. Разноплановым игрокам нужно время, чтобы как-то притереться друг к другу. Мы изначально были в более проигрышной ситуации по сравнению с конкурентами. Может, это и звучит как неудачная отговорка, но внутрикомандный баланс не создается за один день. Мы продолжаем над этим работать и, в конце концов, это себя оправдает.

- Тем не менее, в прошлую субботу вы обыграли «Химки», команду, которая идет без поражений и претендует на золото чемпионата. Означает ли это, что «Триумф» уже готов к большим свершениям?

– Мне кажется, что в России нет команд, у которых невозможно выиграть. Все знают, как силен ЦСКА, лучший клуб Европы. Хотя они и обыграли нас, мы имели хорошую возможность вырвать победу. В конкретном матче любая команда может выиграть у любого соперника. Нужно лишь бороться от стартового спорного до финальной сирены, полностью отдавать себя, минимизировать количество потерь и реализовывать легкие броски. В теории «Химки» сбалансированная крепкая команда с хорошим тренером, игроками уровня НБА и теми, кто выступает за свои национальные сборные. Но я не думаю, что мы в чем-то уступаем им.

- Насколько я понимаю, у вас оставался еще один год контракта в болонском «Виртусе», и выступали вы неплохо, но сорвались с вроде бы обжитого места и предпочли переехать в «Триумф», который даже не играет в Евролиге…

– В «Виртусе» была довольно запутанная ситуация: слишком много однотипных игроков на одной позиции. Плюс все осложнялось тем, что в команде было много американцев. Поэтому я постарался найти клуб, где чувствовал себя более уверенно. Даже несмотря на то, что «Триумф» не выступает в Евролиге. Я два года провел в НБА, еще один в Италии и через многое прошел, потому не было особенных проблем с переходом. Кроме того, Маркус и Джей Ар (Гори и Холден – прим. ред.), которых я знал по прошлогодним встречам с ЦСКА и с которыми виделся летом в Америке, очень помогли мне. Да и то, что моя жена и сын смогли приехать со мной, тоже сделало смену мест гораздо более комфортной для меня.

«Как-то сложно было примириться с тем, что многие ребята выходили на поле для того, чтобы снести меня, сделать мне больно»

- Существовали ли какие-то сомнения по поводу того, что вы едете в Россию, не самую дружелюбную страну по отношению к иностранцам?

– Дело не только в России. Сомнения всегда есть. Я никогда не уезжал за пределы Штатов до того, как мне пришлось отправиться в Италию. Поэтому такие вещи всегда даются сложно. Другой язык, другая культура. Никогда точно не знаешь, через что придется пройти, что будет лучше для тебя. Но иногда приходится рисковать. К тому же я знал, что множество таких ребят, как Нахбар, Гарбахоса, Дельфино и Парго, решили приехать в российский чемпионат, знал, что суперлига становится все сильнее и что есть такая команда, как «Триумф», которая ставит высокие цели и тренер которой сам был игроком. Почему бы ни попробовать в таком случае. Да и потом в клубе появился Ненад Крстич, а всегда очень здорово играть бок о бок с сильным большим. Важно и то, что сейчас я не чувствую себя чужаком. Меня хорошо принимают здесь, ценят, и я стараюсь отблагодарить хорошей игрой.

- А можете сопоставить уровень и стиль игры в чемпионатах России и Италии?

– Как я уже сказал, чемпионат России гораздо сильнее, и при этом в гораздо большей степени построен на силовой игре. Чуть зазевался, сразу получаешь локтем под ребро, а там уже дважды подумаешь, стоит ли лезть на рожон. Здесь выживают сильные.

- А как вы вообще стали играть в баскетбол? Знаю, что в школе вы выступали за команду по американскому футболу…

– Забавно. Я только недавно обсуждал это с Джеем. На самом деле, я был гораздо больше востребован в футболе, чем в баскетболе. Но мне как-то сложно было примириться с тем, что многие ребята выходили на поле для того, чтобы снести меня, сделать мне больно…

- А вы играли квотербека?

– Да, квотербека и принимающего. Поэтому все время приходилось подставляться. А это не очень приятно, несмотря на защиту. Баскетбол как-то повеселее…

- В какой момент вы приняли окончательное решение в пользу баскетбола?

– В последних классах школы это произошло само собой. Тогда я начал искать университет, где мог бы играть в баскетбол.

- И оказались в «Мичигане», за команду которого когда-то играл Мэджик Джонсон? Вот только не понятна такая деталь. В университетские годы вы были одним из лидеров команды, вывели ее в финал четырех NCAA и все равно не попали на карандаш скаутам НБА. Как такое вообще было возможно?

– Это большая проблема. Думаю, дело в том, что клубы лиги больше нацелены на приобретение молодых игроков и тех, кто может приносить помощь уже сейчас. У меня же в тот момент было множество травм. Возможно, тех, кто хотели бы меня взять, отпугнуло, что я не смогу провести все матчи сезона. И никто не захотел рисковать. В конце концов, я все же оказался в «Шарлотт», так как меня знал Берни Биккерстафф. Но почему я не попал на драфт, сказать не могу. Да и никто не сможет.

- В колледже вы же играли против Дерона и Марвина Уильямсов и Криса Пола. Они очень изменились по сравнению с университетским периодом?

– Конечно. Очень прибавили. Особенно Дерон. Он стал настоящим открытием для меня. Дерон довольно крупный для разыгрывающего, но ему удалось идеально вписаться в более открытый стиль игры НБА, выделившись даже на фоне очень сильных первых номеров лиги.

- Вы провели много времени в D-лиге. Немногие поступают так, обычно говоря, что эта лига слишком жесткая. Вы столкнулись с чем-то подобным? Она действительно сильно отличается от НБА?

– В D-лиге обычно оказываются те, кому совсем немного не хватает для попадания в клубы НБА. Людям обещают дать шанс и держат их в фарм-клубе, из которого попасть в главную команду гораздо проще, чем, скажем, из Европы. Там они могут получить необходимый опыт. В D-лиге действуют те же правила, что и в НБА, но уровень, конечно, существенно отличается. Можно научиться лучше понимать ритм, почувствовать особенности судейства НБА и, в целом, улучшить свою игру.

- Почему так и не получилось с «Шарлотт»?

– Я сам сглупил. Команда предлагала мне минимальный контракт, но по какой-то загадочной причине я его не подписал. Момент был упущен. Больше мне никто ничего не предложил, и мне пришлось отправиться в Италию. Это было очень сложно со всех точек зрения. Я не знал ровным счетом ничего. Просто собрался и поехал. В «Виртусе» выступал мой друг, разыгрывающий Майк Конли. Он рассказал мне немножко об условиях, о стране, о людях, о том, как там относятся к американцам. Когда друзья что-то советуют, это не может быть плохо. Я решил попробовать.

- Трудно ли было привыкнуть к европейскому стилю?

– Еще бы. Я учусь очень быстро, хорошо понимаю игру, но баскетбол НБА очень сильно отличается от европейского варианта. За океаном можно сделать пару лишних шагов, довольно свободно обращаться с мячом при ведении, а здесь сразу же свистят пробежку или пронос мяча. Получается, что все, что судится здесь, не судится в НБА, а правила, действующие в НБА, не работают в Европе. Поначалу всегда спорил с арбитрами из-за пробежек. Потом перестал – нужно играть.

«Когда американцы приезжают в Европу и надеются стать здесь суперзвездами просто потому, что они американцы, у них ничего не получается»

- Вы ощущали какое-то особенное давление из-за того, что вы американец и должны играть лучше, чем местные баскетболисты?

– Давления не ощущал. Просто хотелось доказать себе самому, что я могу. Не так уж много американцев смогут приехать в Европу и заиграть в первый же год. Все говорят, вот, мол, баскетбол он и есть баскетбол, что там, что здесь. Но это совсем не так. Есть очень существенные отличия. Когда американцы приезжают в Европу и надеются стать здесь суперзвездами просто потому, что они американцы, у них ничего не получается. Тем более в первый же год. Всегда приходится переучиваться. Я вот учусь очень быстро, и все же мне потребовалось время, чтобы привыкнуть.

Сейчас я воспринимаю все это как положительный опыт. Я поиграл в НБА, в Италии и теперь здесь, многому научился, многое понял. Теперь смогу передать этот опыт моему сыну. Сейчас я гораздо лучше подготовлен к чему бы то ни было.

- Исходя из этого, можно сказать, что вы скептически настроены по отношению к перспективам Брэндона Дженнингса?

– Не знаю. Этого никто не может сказать. Единственное – даже если у него получится в Европе, это не будет означать, что у него все сложится потом в НБА. Это правило применимо и наоборот.

- Кажется ли вам, что приезд многих игроков из НБА в Европу может приобрести характер тенденции и как-то изменить игру в глобальном смысле?

– Уверен. Со временем Европа, Россия и НБА придут к образованию единой лиги. Здесь есть множество хороших игроков, которые могли бы выступать в Америке, множество игроков в Америке хотели играть не только там. Это подняло бы баскетбол на совершенно иной уровень.

- Многие продолжают из года в год возвращаться в летние лагеря и вновь ищут шанс попасть в НБА. Вы не один из них. Вы не видите себя в НБА?

– Я не заглядываю так далеко в будущее. Кто знает, где я буду играть в следующем году. Важно выходить на площадку и делать свое дело, а не строить прожекты. Я не зацикливаюсь на какой-то выдуманной проблеме. Если мне представится шанс еще попасть в НБА, то с радостью им воспользуюсь. Пока я должен заниматься своим делом здесь, в России. Если я не буду этого делать, то никогда там не окажусь. Российская лига в этом году – сильнейшая в Европе. И американские клубы следят за теми, кто играет здесь. Поэтому мне нужно думать об этом сезоне и о моей команде.

- Вы сами из Миннесоты, жили в Шарлотт и Болонье. Думаю, Москва сильно отличается от всех остальных мест. Вам комфортно здесь?

– У меня нет нареканий в плане погоды. В Миннесоте тоже довольно холодно, потому я привык к морозам. Главная проблема заключается в том, что я не говорю по-русски, могу только читать немного, и не так много людей говорит по-английски. Это представляет основную сложность.

- Ну вы, по крайней мере, проголосовали?

– Не успел проголосовать заранее. Но все равно – мой президент победил…

0
Популярные комментарии
0
vorovskiy
Толково..
Написать комментарий 1 комментарий

Еще по теме

Реклама 18+