Реклама 18+

«Нужно думать не только о себе». Такие разные карьеры братьев-близнецов Лундквистов

Североамериканским любителям хоккея несложно упустить события, которые творятся на международной арене весной. Для них плей-офф Кубка Стэнли всегда интереснее очередного чемпионата мира. Именно поэтому, возможно, некоторые упустили столь значимую историю уходящего хода, когда сборная Швеции в майском финале ЧМ одолела Канаду в серии буллитов (2:1) и в десятый раз в своей истории завоевала чемпионский титул.

Вильям Нюландер, который только недавно завершил дебютный сезон в составе «Торонто», был назван самым ценным игроком турнира, но на это звание, без сомнения, мог претендовать и Хенрик Лундквист. Голкипер присоединился к команде по ходу турнира, после того как его «Рейнджерс» вылетели из плей-офф Кубка Стэнли, и так и не потерпел ни одного поражения на турнире. В двух последних матчах группового этапа, а также в трех встречах на вылет Лундквист продемонстрировал отменную статистику – 1,31 пропущенных шайб в среднем за матч и 94,6 процента отраженных бросков. Представители шведских СМИ даже предлагали увековечить достижение голкипера на почтовой марке, как это случилось с Петером Форсбергом после победы на Олимпиаде-1994.

Но ни 20-летний нападающий ни 35-летний вратарь не подняли чемпионский трофей первыми над головами. Вместо них это сделал незаметный герой: капитан сборной Швеции Юэль Лундквист, брат-близнец Хенрика.

Ладно, младший Лундквист (Юэль младше на 40 минут), набрал на турнире на всего на четыре очка больше, чем брат, играющий на воротах, но это не имеет значения: присутствие Юэля в команде было необходимо брату. «Я знаю, как себя чувствовал Хенрик, - говорил нападающий «Фрелунды». – Он был разочарован выступлением «Рейнджерс» в плей-офф и вылетом от «Оттавы». Я говорил с ним по телефону на следующий день. И сказал: «Чтобы ты знал, у нас собрался отличный коллектив в Германии. И у нас хорошие шансы». Не хотел давить на него. Просто надеялся, что он приедет. Знал, что, если у него остались силы, он не бросит нас. И я знал, что для него, как для меня и любого шведского игрока, выступление за национальную команду – большая честь».

Но для Хенрика Лундквиста не только это было мотивацией принять приглашение – этот турнир был первым шансом для него сыграть в одной команде с Юэлем впервые за 12 лет. «В молодости мы всегда играли вместе, но пару лет назад я задумался: «Знаете, наверное, мы больше никогда вместе не выйдем на лед», - говорит Юэль. – И тут появилась такая возможность. Понимаете, за неделю до старта турнира я даже не подозревал, что попаду в состав – он не был еще сформирован и объявлен. Когда мое имя назвали, я был счастлив. А потом меня еще и назначили капитаном… Я поднялся отсюда…»

Юэль показывает рукой на уровне талии.

«… до сюда».

Он поднимает руку выше глаз.

«А затем, когда Хенрик сообщил, что приедет, я поднялся вот сюда».

Юэль поднимает руку так высоко, как только может.

«Это было потрясающе, непередаваемые ощущения. Такое невозможно забыть».

Такие неожиданные повороты судьбы сопровождают Юэля на протяжении всей карьеры. Как и многие, кто ненадолго задержался в НХЛ, у него были свои черные полосы, неудачи в самый ненужный момент. Как и для многих, его шансы быстро улетучились. Кто-то не может справиться с отчаянием и обидой, а кто-то находит в себе силы не сдаваться под ударами судьбы и двигаться вперед. И история Юэля Лундквиста – это не история потерь и неудач. Во всяком случае, об этом нельзя подумать, когда слушаешь его рассказ. Более того, даже если бы он стал звездой НХЛ, сложно было бы представить более уверенного в себе человека.

Хенрик Лундквист – железный кандидат в Зал хоккейной славы. Первостатейный и безапелляционный. На момент написания этой статьи на его счету 422 победы в НХЛ. И можно быть уверенным в том, что он войдет в пятерку самых побеждающих вратарей в истории лиги (если, конечно, обойдется без травм). Он получал «Везина Трофи», выступал на Матчах всех звезд. В плей-офф он выдал серию из пяти побед подряд в седьмых матчах противостояний. Он был ключевой фигурой на победной для Швеции Олимпиаде-2006.

А кроме того его образ: Лундквист один из редких ныне игроков НХЛ, который обладает настоящей харизмой. «Король Хенрик» - такое прозвище нужно заслужить. Конечно, это преувеличение, но то, как он держит себя на публике, очень подходит для этого обязывающего статуса. На протяжении долгих лет он является главной звездой одной из самых популярных команд НХЛ. В Манхэттене он – настоящий бизнесмен. У него безукоризненный вкус. Он даже попал на обложку журнала People. Заработал уважение как филантроп и гуманист.

И среди всех этих титулов и достижений даже как-то затерялся тот факт, что у Хенрика есть брат-близнец.

«Честно, лет до 20 нас с Хенриков не различали. Мы считались единым целом, - вспоминает Юэль. – Все делали вместе. Абсолютно одинаковые. Одни и те же друзья. Одни и те же места».

Но сейчас братья Лундквисты заметно отличаются. Здесь нельзя говорить о пути Хенрика и Даниэля Седина, которые на протяжении всей своей карьеры вместе. Вместе они и должны войти в Зал славы. Или хотя бы заслужить почетные места для своих свитеров под сводами домашней арены «Ванкувера». Но до тех пор, пока они не получили по золотой медали на чемпионате мира, карьерные пути братьев Лундквистов разительно отличались. «Он - вратарь, - отмечает Юэль. – Они – другие».

Это кажется каким-то избитым клише, но в этом есть своя правда. В детстве в родном Оре, как говорил Юэль, братья Лундквисты были единым целым. Но с развитием хоккейных карьер стали проявляться первые отличия.

Сначала по позициям. Как-то раз, когда они еще были в начальной школе, на одной из тренировок тренер спросил, кто хочет попробовать себя на воротах? Хенрик не поднял руку, во всяком случае, не решился стать волонтером. За него руку поднял брат: «Я не собирался играть в воротах, это точно, - говорит Юэль. – Считаю, что эта позиция меняет человека. Постоянное давление. Непрекращающееся. Но это нравилось Хенрику… или полюбилось позже. Ему нравилось играть в атмосфере постоянного психологического прессинга. В этом он отличается. Я же был парнем, который просто в шутку поднял его руку».

По молодости Юэль считался более перспективным для НХЛ игроком. В день драфта он ушел в третьем раунде, доставшись «Далласу», тогда как «Рйенджерс» назвали имя Хенрика на четыре раунда позже. Несмотря на это, пребывание Юэля в Национальной хоккейной лиги ограничилось редкими появлениями. «Карьера в НХЛ зависит от очень многих привходящих факторов, - рассуждает Юэль. – Я был рад оказаться в «Далласе». Там ко мне хорошо относились, мне все нравилось. Но на третий год я играл, чтобы заработать новый контракт, тогда я и получил первую серьезную травму – трещину в лопатке. Надеялся попасть на чемпионат мира, но вновь выбыл из-за повреждения. Это оказался паршивый год, чтобы быть контрактным годом. Изначально, я хотел остаться в НХЛ, но так и не получил хороших предложений. Предлагали только двусторонние соглашения».

Многие игроки на месте Лундквиста приняли бы и такой вариант, попытавшись вновь пробиться наверх и привлечь к себе внимание больших клубов. Может, Хенрик бы так и поступил. Но Юэль выбрал другой путь. «Я не хотел отправляться в АХЛ. У меня уже была жена, семья. И тогда я получил приглашение из «Фрелунды». Конечно, выступать в НХЛ – это нечто особенное. Но есть что-то особенное и в том, чтобы играть за команду, за которую ты болел в детстве. За команду, которая вырастила тебя. Я любил «Фрелунды», Гетеборг, свой родной дом».

Юэль очень привязан к своей семье. Его отец, Петер, перенес операцию на мозге в 2007 году, что изменило его жизнь. «У отца частично парализовано лицо, он плохо держит равновесие. После той операции многое изменилось. И мне было важно находиться рядом с родителями. Брат отца живет в Стокгольме, в 500 километрах от нас. Видеть своих родителей, дать им шанс общаться с детьми и внуками – это нельзя купить за деньги. Может, бывали моменты, когда я мог заработать больше денег в КХЛ или какой-то другой лиге. Может, это был бы полезный переход для моей карьеры. Но это не пошло бы на пользу моей жене, детям и родителям. Нужно думать не только о себе».

Юэль Лундквист живет вместе с семьей на острове Хене, который входит в архипелаг, расположившийся неподалеку от Гетеборга, и соединенный с большой землей мостами и переправами. «Конечно, это не похоже на Манхэттен, где живет Хенрик, - смеется Юэль. – Но здесь есть все, что нам нужно. Школа для моей старшей дочери и сына, которым 9 и 6 лет соответственно. Они могут заниматься там спортом. Дочка делает успехи в легкой атлетике – в прыжках в высоту и беге. Сын играет в хоккей. Не знаю, хотел бы видеть его вратарем? Посмотрим. Здесь наши друзья. Мы живем не на воде, но берег находится в пешей доступности. Здесь нас все устраивает. Мне даже нравится кататься на пароме по 15-20 минут в каждую сторону. Перед игрой я могу что-то почитать, посмотреть почту, чем-то заняться. После игры это дает мне возможность чуть-чуть поостыть и перевести дух».

Есть соблазн сказать, что Юэль Лундквист выбрал легкий путь, не стал бороться, что ему не хватает бойцовских качеств, которыми одарен его брат. Но такое предположение задевает Юэля. Он настаивает, что «его соревновательный дух ни в чем не уступает духу Хенрика».

Быть профессиональным хоккеистом – это уже непростое дело. А представьте, что вы – брат-близнец суперзвезды, чье лицо предлагают нанести на почтовую марку. С одной стороны, Юэль признает, что мог пойти по-иному пути. С другой стороны, он не хочет возвращаться в прошлое и думать о своей карьере в сослагательном наклонении. Такая постановка вопроса принижает его достижения и уровень шведской лиги. А ведь выступать в этом чемпионате – это не какая-то легкая прогулка: «Это очень конкурентная лига. И нужно выкладываться на все сто, чтобы выступать на этом уровне. Мой контракт рассчитан еще на два года. Но даже после этого я планирую еще поиграть. Меня уже спрашивают о дальнейших планах: тренерская работа, менеджерская должность… Но, если ты хочешь продолжать выступать в шведском чемпионате, то должен думать о следующем матче, а не о следующем сезоне».

Да, о следующем матче. Но и о нынешней зиме. Ведь шведскую сборную в этом феврале ждет новый вызов – Олимпийские игры в Южной Корее. Место Хенрика Лундквиста в воротах не подвергалось бы сомнению, если бы НХЛ отпустила игроков на Олимпиаду. Юэль же находится в той же ситуации, что и прошедшей весной перед чемпионатом миром. Состав национальной команды еще не объявлен, никаких гарантий никто не получил, а травма ребер, которую Лундквист получил в ноябре, не играет ему на руку. Он вновь может претендовать на роль в третьем-четвертом звене, но, может, в этот раз тренерский штаб предпочтет его опыту пару более молодых и быстрых ног? К примеру, 19-летнего партнера по «Фрелунде» Лиаса Андерссона, который пока будет выступать на молодежном чемпионате мира.

«У меня никогда не было шанса сыграть на Олимпиаде, а это всегда было моей мечтой. И в этом сезоне я ставлю перед собой цель пробиться в сборную, - говорит Юэль. – Но даже если мое желание исполнится, это кажется несколько странным. Ведь на Олимпиаде ожидают увидеть лучших хоккеистов мира – это не чемпионат мира. А лучшие играют в НХЛ. Конечно, если бы игроки из Северной Америки поехали, то Хенрик был бы в основе. Но кто-бы ни попал в состав в этот раз, должен играть с удвоенной силой и забыть о всех сомнениях. Нельзя думать о том, что ты попал на турнир только из-за того, что не поехали более сильные игроки. Нельзя жить в чужой тени».

Поверьте, Юэль знает, о чем говорит. Ведь на протяжении всей карьеры он живет в тени старшего брата. Правда, за исключением редких единиц, любой из нас оказался бы в тени Хенрика.

Источник: Sportsnet.

«Кто хочет сыграть на воротах? Мой брат!» Письмо Хенрика Лункдвиста восьмилетнему себе

«Кого ты жаждешь победить больше, чем своего друга?» Виктор Хедман - об особенностях хоккея по-шведски

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Хоккейный уголок
+40
Популярные комментарии
АРХАТ
+2
Хенрик конечно более позитивный чел чем его брат
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+