«Чертаново» – уникальный клуб: играют воспитанниками, сами зарабатывают и при этом рвутся в РПЛ

Такого в России больше нет.  

В середине января на Sports.ru вышел текст о детском супертурнире в Москве: на него приехали «Милан», «Интер» и лучшие академии России. Турнир организовал Николай Ларин – бывший журналист, работник банка и фанат «Динамо», который в 2008-м стал директором школы «Чертаново» и фактически поднял ее из руин. Теперь она играет не в третьей детской лиге, а в высшей и ездит на соревнования в Европу, где обыгрывает школы «Барселоны», «Милана» и «Эспаньола». Сам Ларин отчаянно верит, что русские даже во взрослом футболе могут быть не хуже сильных иностранцев, и, чтобы доказать это, создал команду из воспитанников, которая уже играет в ФНЛ.  

В комментариях вы просили написать о нем отдельный репортаж:

Мы выполнили эту просьбу. Александр Головин еще раз встретился с Николаем Лариным и услышал историю самого удивительного клуба России.

***

Мы садимся с Лариным в большом кабинете на втором этаже школы. На столе – куча бумаг, грамоты; на стенах – десятки шарфов русских и иностранных команд и футболки с фамилиями воспитанников. Начало разговора прерывает звонок из департамента спорта.

– У нас играл Никита Чай. До этого он был в «Локомотиве». Не очень сильный, но с трагической историей, – объясняет мне после общения по телефону директор «Чертаново». – Его родители приехали в Москву покупать квартиру и пропали без вести с деньгами. Парень остался один с бабушкой. Мы узнали об этом, когда он пришел на просмотр. Стало жалко, взяли, хотя видели, что большого футболиста из него не получится. Мы понимаем, что кроме спортивной составляющей школа несет социальную миссию, когда надо просто помогать людям. Никита играл за нас в чемпионате, за сборную Москвы даже, стал с ней чемпионом России. Сейчас закончил. Пытаемся совместными усилиями помочь ему, чтобы государство дало квартиру. Шансов, наверное, не очень много, но все в жизни бывает.

Ларин только заканчивает мысль, как звонят снова. Идет какое-то обсуждение стадионов.

– Если хотите инсайдов, то вот, – говорит он, повесив трубку. – Мы пока не знаем, где начнем вторую часть чемпионата, но один из вариантов – спортивный городок в «Лужниках». Поле построили к чемпионату мира, два раза там тренировалась сборная Хорватии. Сейчас играем в Домодедово, но там нет подогрева, поэтому в марте невозможно. Плюс в городе вообще собрались перекладывать газон на искусственный. А «Лужники» – это и для болельщиков удобно.

 ***

На зимний перерыв «Чертаново» ушло на четвертом месте в ФНЛ (после 24 матчей из 38). Если в мае все так и закончится, то команда, за которую играют только собственные воспитанники, окажется в переходных матчах РПЛ. Хотя все началось только в 2014-м.

«Сама идея возникла летом 2013-го, у Сергея Николаевича [Галицкого] – на пять лет раньше, – поясняет Ларин, когда я уточняю, кто первый решил играть воспитанниками. – До этого у нас была просто академия. Люди выпускались из нее и уходили в профессиональные клубы. Но там им не доверяли, они не получали то, на что рассчитывали. В интересах футболистов мы решили стать участниками профессиональных соревнований и сами контролировать переход воспитанников от юношеского футбола ко взрослому. Попросту доверять молодым. Заявились в ПФЛ, хотя это было очень трудно».

Тогдашний президент РФС Николай Толстых требовал, чтобы «Чертаново» стало профессиональным клубом, а Ларин этого не хотел (и до сих пор не сдался): «У нас образовательное учреждение, мы выполняем госзадание и готовим игроков для сборных и команд-мастеров». Естественно, перый сезон получился запредельно сложным – 15-е место из 16 в зоне «Центр». После было 11-е из 14 и 6-е из 13. В прошлом сезоне «Чертаново» переехало в зону «Запад» и выиграло ее. 

В ФНЛ бюджет клуба вырос в три с половиной раза: вместо 27 миллионов рублей стало 92 миллиона (все равно меньше всех в лиге).

«Во-первых, теперь у нас две команды: «Чертаново-2» играет в ПФЛ – на него уходят примерно 15 миллионов. Во-вторых, появился взнос в ФНЛ: платим лиге больше 10 миллионов – из них она выплачивает судьям гонорары и оплачивает их перелет до матча. Выросли траты на выезды: все гостевые матчи в сумме обходятся в 12 миллионов. Если в ПФЛ принимали соперников на домашнем стадионе, то теперь – в Домодедово, где каждая игра с учетом милиции, скорой и пожарной – это 450 тысяч. За сезон – 9 девять миллионов. Плюс премиальные, которые в два раза больше, чем раньше: было 15 тысяч рублей за победу, сейчас – 30 тысяч. Каждая победа с учетом налогов – больше миллиона рублей», – подсчитывает Ларин.

При этом зарплаты, по его словам, почти не выросли: раньше средний оклад был 35 тысяч рублей, сейчас – 40. «Если кому-то и повысили, то максимум на 10 тысяч, чтобы понимать, что это основной игрок. Общий разброс – от 18 тысяч до 100. Максимум получает всего пять человек. Фамилии называть не буду, хотя ребята знают, у кого и сколько. В ПФЛ есть и те, кто играет вообще без контракта – это ученики школы». Зарплату тренера Ларин не называет – говорит лишь, что она достойная, потому что Игорь Осинькин (первый тренер Дзагоева во Владикавказе, работал в академии Коноплева, три матча с «Кубанью» в РПЛ-2013 и шесть игр в 2016-м – Sports.ru) – «тренер топ-класса, который в РПЛ получал бы, условно, 4-5 миллионов евро». И добавляет: с каждой зарплаты клуб отдает еще 30% налогов. Еще он хочет, чтобы все тренеры академии получали премии за выступление бывших воспитанников за главную команду. 

***

Академия «Чертаново» полностью финансируется (250 миллионов рублей в год) из бюджета Москвы. Помогать клубу, пусть даже он состоит только из воспитанников, город пока не хочет. «Это нормальная история, – соглашается Ларин. – Не надо финансировать профессионалов государственными деньгами, нигде в мире этого нет. Возможно, в регионах это еще можно оставить, чтобы клуб совсем не умер, но не в таких же объемах, как сегодня. Особенно я не понимаю, когда на бюджетные деньги покупают легионеров. На эти деньги можно строить поля для детей. Не хотите вкладывать в футбол – стройте больницы. Но не покупайте легионеров! Они приехали, получили деньги и уехали. А больницы и футбольное поле останутся. На мой взгляд, правительство Москвы в этом плане показывает пример всей стране: на детский футбол деньги даем, на профессиональный – нет».

Ларин ищет 92 миллиона на клуб сам. И находит, хотя в ФНЛ не платят за трансляции, а билеты «Чертаново» раздает бесплатно. «На первую-вторую лигу можно продавать по 50-100 рублей, но какой в этом смысл? Колоссально они нам не помогут, плюс болельщики и так ездят за нами в Домодедово. Это мы им помогаем: когда-то автобус организуем, когда-то деньги на флаги дадим», – утверждает Ларин.

Ларин говорит, что сегодня у «Чертаново» два источника дохода – спонсоры и трансферы. Первые обеспечивают около 15% бюджета (14 миллионов рублей). «Наши партнеры: «Диаспорт» – фирма, которая стелет поля по России и как минимум половину прибыли перечисляет нам, и «Футболомания» – они продают спортивные товары и платят нам за рекламу на стадионе и в соцсетях. Считают, что таким образом о них узнает больше людей, поступит больше заказов. Плюс есть другие люди, неравнодушные к нашему пути развития».

– Но это не ваши друзья?

– Мои друзья и родственники. Если бы они не были друзьями, возможно, они бы к нам не пришли. Я и других друзей пытаюсь убедить, чтобы нам помогали. Помогает искать партнеров и руководитель Москомспорта Николай Гуляев (олимпийский чемпион-1988 по конькобежному спорту – Sports.ru).

***

За счет сегодняшних спонсоров клуб не вытянул бы даже в ПФЛ. В ФНЛ только за лето и осень накопился 40-миллионный дефицит бюджета: «Чертаново» могло влезть в долги по зарплатам, домашним матчам и перед фирмами, которые помогали организовывать выезды. Возможные долги прикрыли продажей трех главных талантов: 19-летние Глушенков и Умяров ушли в «Спартак», 22-летний Зиньковский – в «Крылья Советов».

В оперативной продаже «Чертаново» помог самый статусный агент России Павел Андреев (он ведет дела многих игроков сборной – от Джикии до Глушакова и Миранчуков). «Мы с ним друзья. В сентябре сказали ему, что надо кого-то продавать, чтобы найти деньги на завершение сезона в ФНЛ. Через время поступило предложение от «Спартака», который как раз следил за нашими футболистами», – объясняет Ларин.

Кроме «Спартака» ими интересовались еще два клуба (по информации Sports.ru, один из них – ЦСКА), но игроки отказались: «Ребята понимали, что изначально рискуют, когда уходят. Но одно дело – рискнуть и не попасть в РПЛ, тогда можно играть в ФНЛ за «Спартак-2». Другое – не попасть в РПЛ и играть за дубль. Этот аргумент для них важен, как они мне сказали». Повлияло и то, что предложение «Спартака» поступило в конце сентября – тогда при Каррере в чемпионате и еврокубках постоянно выходили Максименко, Рассказов, Ломовицкий, Игнатов. «Умяров играл с Игнатовым в одной сборной и видел, что тот уже в основе «Спартака». Думаю, это повлияло. Наверное, он считает себя как минимум не слабее, а я считаю Наиля будущим игроком сборной», – подчеркивает Ларин.

За Умярова и Глушенкова «Чертаново» совсем не торговалось. «Спартак» предложил за обоих 37,5 миллиона рублей – Ларин сразу согласился. «Это дешево, но по-другому было невозможно, нам срочно требовались деньги – говорит он. – Но нельзя сказать, что «Спартак» этим воспользовался, он, наоборот, очень выручил, поступил благородно. Перевел деньги за полтора месяца до того, как контракты вступили в силу. Это большой риск – за это время ребята сыграли за нас еще по восемь матчей, могли получить травмы».

Кононов взял Умярова и Глушенкова на первые два сбора «Спартака» – журналисты говорят, что оба смотрятся достойно. Если за сезон они станут игроками основы, «Чертаново» получит еще и бонус – примерно те же 37,5 миллиона. Для этого они должны провести за основу определенное число матчей; если меньше – сумма чуть сдуется. 

Ларин отказывается назвать сумму трансфера другого воспитанника – Зиньковского (им интересовались в Бельгии, но до конкретики не дошло; и в Казахстане – отказался сам). Но очевидно, что это более выгодный трансфер. «В «Спартаке» на одного получилось по 19 миллионов, здесь – чуть больше, но ненамного. В целом мы всех продали невыгодно. Но футболисты нас за это любят – знают, что мы работаем в их интересах и не заламываем цены. Антон живет в Новороссийске, ему надо обеспечивать родителей».  

– Transfermarkt пишет, что он перешел за 800 тысяч евро – это 56 миллионов рублей.

– Видел. Было бы здорово, если бы это было так. Но это не так. Я вообще не понимаю Transfermarkt. Иногда смотрю цены на наших футболистов и вижу, что там есть Сергей Хабаров за 25 тысяч евро. Если кто-то хочет купить Хабарова за 25 тысяч, мы продадим сегодня же, потому что он уже два с половиной года не играет в футбол и работает спортивным директором команды.

***

Я спрашиваю, что случилось бы с командой, если бы зимой никто не купил Умярова, Глушенкова и Зиньковского, Ларин затрудняется ответить: «Сложно сказать. Мы сильно рисковали, пойдя в ФНЛ. Наверное, искали бы деньги в другом месте. Где – не понимаю. В одном уверен: мы бы их все равно нашли, но это было бы тяжело. Может, продали бы не этих троих за десятки миллионов, а пятерых, но дешевле. Конечно, есть вероятность, что мы снова опустимся в ПФЛ, потому что просто не найдем средств, все бывает. Но надеюсь, что такого не произойдет».

Ларин говорит про ПФЛ, при этом верит в чудо – выход в РПЛ. Тогда придется расширяться. «У нас хорошие отношения с «Локомотивом», «Спартаком». Вариант, над которым думали, – «Сапсан-Арена», 10-тысячник у «Локомотива». Он подходит по требованиям. В случае чуда просили бы руководство РЖД играть там. Может, когда-то доберемся до «Лужников», основной арены. Вдруг мы в Лигу чемпионов выйдем – ЦСКА же играл с «Реалом» там. Почему нам когда-нибудь не сыграть? Звучит смешно, но было время, когда мы за миллион рублей продавали игроков, а сейчас другие деньги. Может, Пиняев (форвард, который два года подряд ездит на стажировку в «Манчестер Юнайтед» – Sports.ru) подрастет, будет звездой, принесет школе деньги – а может, и не принесет. Может, наконец найдем генерального спонсора, а может, не найдем, проиграем все матчи и вылетим назад в ПФЛ. Знаю одно: российский футбол многое потеряет, если мы не найдем спонсора или новых партнеров».

По словам Ларина, в финансовом плане играть в РПЛ даже проще, чем в ФНЛ и ПФЛ: «Надо только решить вопрос со стадионом. Все остальное намного легче: меньше игр, ближе перелеты, пять команд в Москве, есть поступления от ТВ-прав – 70-80 миллионов рублей для команды, которая только вышла. Это вообще отлично. Если бы эти деньги были сейчас, мы бы вообще ни о чем не думали».

***

В большой кабинет Ларина часто приходят журналисты – он принимает всех. «Пока не надоело, открыты каждому. Если бы в каждом клубе были так открыты…». Для него общение с медиа – дополнительный способ привлечь спонсоров. Это особенно заметно, когда я спрашиваю, почему клуб до их пор не стал ООО, а играет как образовательное учреждение.

«Мне нравится то, что есть сейчас. Когда будет футбольный клуб, к нему будет отношение как к клубу. А я хочу, чтобы относились как к академии, – отвечает директор «Чертаново». – У нас три основных направления: играем только своими воспитанниками, районная команда и участвуем в турнирах как академия. Это более резонансно. Мы же хотим, чтобы на нас обращали внимание. Чем больше будут обращать, тем больше шансов, что какие-то люди наверху, которые могли бы нам помочь, увидят и помогут. У нас есть некая уникальность. Второй сезон подряд команда в профессиональных соревнованиях полностью себя окупает за счет спонсоров и продажи футболистов».

Я говорю Ларину, что это отличная бизнес-модель по примеру итальянцев и португальцев – растить своих и продавать, а он снова замечает, что выполняет государственное задание по подготовке игроков для сборной, а не делает бизнес. «Да, я надеюсь, что на нас обратят внимание большие корпорации и мы станем большим клубом. Но даже тогда за нас по-прежнему будут играть только собственные воспитанники. Просто мы обеспечим им достойную зарплату. И без легионеров будем конкурировать с лучшими клубами России».

Ларин примерно понимает, за сколько нужно продать игрока, чтобы закрыть все затраты на его воспитание с первого года: «Хотя никогда не делали таких расчетов. Может, 10 миллионов, может, 20 – за те 10 лет, пока он играет в академии (в «Краснодаре» – 1,5 миллиона рублей на человека за год обучения – Sports.ru). Нужно учитывать экипировку, зарплаты тренеров, поездки на турниры, проживание в интернате, если он не из Москвы. Много факторов». При этом компенсация за игроков – смешная.

Компенсация – это сумма, которую профессиональный клуб выплачивает академии, когда игрок подписывает первый профессиональный контракт (Евгений Савин в декабрьском выпуске шоу «Красава» рассказывал, как игроки вынуждены выплачивать компенсацию сами). Эта сумма не приравняется к рыночной трансферной стоимости. «Компенсация зависит от того, сколько лет игрок провел в школе и в каком возрасте. Если в 10 лет, то за год выходит 20 тысяч рублей. Чем взрослее, тем выше ставка. Плюс если он перешел в клуб ПФЛ, то сумма умножается на один, ФНЛ – на два, РПЛ – на три. Если парень был с 10 до 17 лет в системе школы, это может быть и 500 тысяч рублей – при условии, что его покупает клуб РПЛ. Но это не те деньги, которые на него были потрачены». Ларин добавляет, что компенсацию при переходе игрока в ПФЛ нужно отменить: у маленьких команд и их игроков просто нет денег, чтобы рассчитаться с академией (обновление: уже после записи интервью это правило отменили – Sports.ru). 

Еще один закон, который не нравится Ларину: школы могут заключать договоры с воспитанниками, но эти контракты не признаются профессиональными, если нет команды хотя бы в ПФЛ. «На мой взгляд, это противоречит регламенту ФИФА. Там сказано, что если футболист имеет трудовой договор и деньги, которые он получает, компенсируют ему затраты на питание и проезд до места тренировок, то он может считаться профессиональным футболистом. И договор может считаться профессиональным. Пусть даже человек играет на КФК. А у нас в стране трактуют по-другому. Из-за этого, если у школы нет команды в ПФЛ, она не может продать игрока за рыночные деньги. Только за смешную компенсацию».

Из-за этой нормы из «Чертаново» в «Локомотив» ушел Иван Лапшов – во времена Толстых РФС признал его договор любительским. Также упустили Александра Зуева. Чемпион Европы-2013 (U-17) выпустился из академии, когда у нее еще не появилось команды, и почти бесплатно ушел в «Спартак» (теперь он в «Ростове»). 

«Сейчас наши отношения со «Спартаком» выстроены правильно: если какой-то футболист их интересует, то мы обсуждаем и продаем. Тогда они выстраивались на доверии, через посредников. Один из них – Миша Череповский – решил на этом заработать. В итоге Зуев, которого мы восемь лет готовили, покинул нас за 400 тысяч рублей. Могли бы заключить нормальный контракт – получили бы рыночную стоимость и смогли бы развивать академию», – вспоминает Ларин.

Ларин даже летал к Зуеву в Челябинск, чтобы повлиять на ситуацию: «Пытался уговорить, чтобы он не делал определенных вещей, не связанных с переходом. Я же понимаю, как легко вскружить голову молодому 17-летнему парню. В два счета, сказав ему то, что он хочет услышать. Мы-то говорим то, что думаем. А ему – то, что хотел услышать. Суммы, клубы, карьеру. Жаль, что тогда деньги за переход получили агенты, а не школа. Но сейчас мы в хороших отношениях с Сашей и готовы помогать ему во всем, если понадобится».

***

Работа в «Чертаново» – единственный источник дохода Ларина. Согласно декларации, за 2017 год он заработал 2,4 миллиона рублей. «Все правильно, никаких бизнесов, только зарплата – 124 тысячи рублей и проценты от банковских накоплений».

– Вы как раз работали в банке. Накопления только лежат под процент или работают серьезнее – вложились в бизнес?

– Они просто есть. Не жалуюсь, хотя квартиру, например, пока не купил – снимаю уже 15 лет. Дачи тоже нет. 

– Откуда у вас Audi A6 и Infiniti?

– Когда работал в банке («Золостбанк», закрылся в 2015-м – Sports.ru), мог себе позволить. Audi купил еще в 2006-2007 году, сейчас она используется для нужд клуба – иногда тренеры и футболисты берут ее для своих дел, на ней же встречают руководителей других клубов. Сейчас она ездит, а когда сломалась, в 2012-м взял большой Infiniti. На нем с пресс-службой «Чертаново» ездил за нашей сборной-1996 на все отборочные этапы Евро-2013 и Евро-2015. Первый цикл: Чехия, Англия, Словакия. Второй: Северная Ирландия, Швеция. В Грецию – на самолете уже.

Ларин говорит, что ездил по Европе для того, что поддержать парней и транслировать матчи: «Никому, кроме нас, это не надо было, а люди в России хотели смотреть. Делали видео на сайте. Более того, я нашел деньги, чтобы оператор и журналист с «НТВ-Плюс» поехали на три недели в Словакию на финальный турнир Евро. Каждый день на канале выходили сюжеты. Многие игроки той сборной мне потом писали. Для них непривычно, что ездят люди, фанаты, снимают все матчи, берут интервью, что-то рассказывают. Не хочу пафосно говорить, но в той победе есть и минимальная наша заслуга. Мы реально все искренне делали. До этого так никто не делал». В той сборной было шесть воспитанников «Чертаново» – после Евро в академию пришли записаться сотни новых детей. Чтобы справиться с наплывом, школа даже открыла второе отделение – «Чертаново-2».

Директор академии не впервые пробивает сложные выезды: в 80-е и 90-е без денег добирался за «Динамо» в любую точку страны. Но за две встречи я так и не понял, зачем Ларину, который мог спокойно работать в правлении банка, а по вечерам бегать в корпоративной лиге, понадобился детский футбол – с несправедливостью, финансовыми проблемами и трудом, который почти никто видит и не оценит.

«Я хочу, чтобы сборная России выиграла чемпионат мира и в ней было хотя бы два воспитанника академии «Чертаново. Ну ладно, хотя бы один», – отвечает он.

– Для чего? Чтобы потешить самолюбие? Остаться в учебниках? Помочь стране?

– Есть люди, у которых на первом месте стоят финансы. У коллектива «Чертаново» точно не деньги – это 100%. Просто если когда-нибудь с нас будут брать пример и у людей станет получаться, то мы окажемся удовлетворены тем, что кому-то показали этот путь: когда ты сначала создаешь академию, инфраструктуру и только затем – команду с минимальным бюджетом. Я буду очень доволен, если в России появятся 15 школ «Чертаново» с другими названиями. Пока это утопия: всем нравится работать в профессиональном футболе, потому что там деньги большие. Они знают, что поработают год, а потом уйдут в другое место. Зачем им что-то создавать 10 лет. Если бы мы так жили, здесь бы ничего не было.

Но мы фанаты футбола. Мы счастливые люди. Наше хобби – это наша работа. А человек, который занимается любимым делом, – счастливый человек.

Подписывайтесь на телеграм-канал Головина

Фото: vk.com/fcchertanovo; vk.com/club2919273; РИА Новости/Григорий Соколов, Илья Питалев

+1245
Популярные комментарии
Екатерина Лисопес
+862
Потрясающая команда, уникальная для России, и даже, возможно, мира. Можно только восхищаться Лариным и тем, что он сделал, делает и надеюсь будет ещё долго делать для/ради Чертаново. Очень хочется чтобы клуб, как минимум, продолжал выступление в ФНЛ и готовил игроков для топовых команд и для сборной. А ещё хотелось бы посмотреть хотя бы один сезон такой команды в РПЛ, не удивлюсь если они туда выйдут и задержаться там на долго.
Denis Belousov
+513
Топим за Чертаново !!
maikki.rf
+485
Футбольный клуб здорового человека, удачи ребятам, будет интересно посмотреть на них в РПЛ, мечта Галицкого))
Назим Арипов
+352
Представляете в какой стране мы бы жили, если бы хотя бы половину мест во власти занимали такие люди, как Ларин и Галицкий
Александр Головин
+229
Вы оставили коммент через пять минут после публикации текста, вряд ли за это время осилили 19 тысяч знаков, поэтому объясню: текст про профессиональный клуб "Чертаново", который играет в ФНЛ и действительно не берет деньги из бюджета и полностью себя окупает, в отличие от всех остальных клубов России. Школа (там, где занимаются дети) берет, но текст не про нее.
Ответ на комментарий VanDerDmitry
>>> (заголовок) "Чертаново" не берет деньги из госбюджета
>>> (по тексту) "Академия «Чертаново» полностью финансируется (250 миллионов рублей в год) из бюджета Москвы"

Годный кликбейт, товарищ Головин
Написать комментарий 255 комментариев

Новости

Реклама 18+