Реклама 18+

Ник Дэвидсон. «Пираты, панки и политика» Глава 12: Помня прошлое, защищая будущее + Благодарности и Библиография

Этот пост написан пользователем Sports.ru, начать писать может каждый болельщик (сделать это можно здесь).

ПРЕДИСЛОВИЕ

  1. Пираты, панки и политика. Мифы о «Санкт-Паули»
  2. Посторонние, заглядывающие посмотреть. Краткая история района Санкт-Паули
  3. Просто очередной футбольный клуб
  4. Каперы лиги. Метаморфоза от клуба к «Культу»
  5. Millerntor Roar! Бундеслига вернула болельщиков на «Миллернтор»
  6. Fanladen и AFM
  7. Реттер и Регионаллига
  8. Ультрас «Санкт-Паули»
  9. Социальный романтик
  10. Пивные стаканчики, серпантин и подставные игры
  11. Беспорядки и файера
  12. Помня прошлое, защищая будущее + Благодарности и Библиография

История футбольного клуба «Санкт-Паули» и района, в котором он расположен, сложна и постоянно развивается. Тем не менее, существует и определенная преемственность — или, по крайней мере, ряд повторяющихся тем, передаваемых из поколения в поколение. История «Санкт-Паули» — это история аутсайдера: район, который всегда был на задворках, никогда по-настоящему не разделяя богатства города Гамбурга, созданного за сотни лет в качестве оживленного, шумного торгового порта; клуб, не имеющий трофеев и всегда находящийся в тени «Гамбурга».

Если говорить о повторяющихся темах, то некоторые из проблем, с которыми район столкнулся в конце 1980-х годов — проблемы, которые способствовали тому, что «Санкт-Паули» получил статус «Культового» — не менее актуальны и сегодня. Битва за самовольно построенные дома на Хафенштрассе продолжается и по сей день. Конечно, некоторые из первоначальных панков и анархистов, которые собирались на трибунах «Гегенгераде», давно ушли из жизни, но дух непокорности и веры в социальную справедливость сохраняется на стадионе. Более того, борьба в защиту общественных пространств так же актуальна в Гамбурге сегодня, как и 30 лет назад. В декабре 2013 года прошли массовые протесты против планов перестройки культурного центра «Rote Flora» в соседнем районе Шанценвиртель. Бывший театр, один из немногих уцелевших после Второй мировой войны, с 1989 года находится в сквоте и стал очень значимым и символическим центром для левых групп в Гамбурге. В течение многих лет договор между владельцем «Rote Flora» и Советом препятствовал смене вида использования на социальный центр, но с 2011 года владелец может свободно продать землю для перепланировки. Это часть более широкой проблемы джентрификации, которая преследует этот район, а также недавнее выселение жильцов из так называемых домов «Esso» на Репербане. В основе этих действий лежит будущее формирование Санкт-Паули и его окрестностей. Противодействие джентрификации было сильным: более 7 000 человек вышли на улицы 21 декабря 2013 года в знак протеста против предлагаемого выселения и перепланировки «Rote Flora». Настроение протеста отразилось и внутри «Миллернтора»: баннеры и демонстрация солидарности с «Rote Flora» были продемонстрированы накануне вечером на последней домашней игре перед зимним перерывом против «Карлсруэ».

Как мы уже видели, болельщики «Санкт-Паули» знают, какой риск несет в себе джентрификация футбола. Они также прекрасно понимают, что это не просто футбольный вопрос, что сам район, который представляет клуб, может навсегда измениться, если арендная плата продолжит расти, перепланировка продолжится, а люди, которые делают этот район особенным, будут вынуждены уехать. Фанаты «Санкт-Паули» являются частью борьбы против этого желания максимизировать прибыль и коммерческую выгоду; они понимают, что представляет собой клуб и что, как и сам район, они остаются занозой в боку истеблишмента, напоминанием о том, что не все должно быть отполированным, девственным и бездушным.

Для сохранения клуба и района в будущем необходимо помнить и понимать прошлое. Понимая, что — возможно — без сквотов на Хафенштрассе, без тех сквотеров и их друзей, впервые ступивших на «Гегенгераде», не было бы современного «Культового» клуба, а значит, не было бы и координационного центра для тех, кто хочет бороться с фашизмом, расизмом, гомофобией и коммерцией в футболе и обществе.

Память о прошлом жизненно важна для формирования будущего, и именно поэтому я решил пожертвовать авторские отчисления от этой книги на проект «1910 — Museum für den FC St. Pauli e.V.» (1910 e.V.). Это самый крупный волонтерский проект, который когда-либо начинался в «Санкт-Паули», как с точки зрения финансирования, так и с точки зрения объема волонтерской работы, необходимой для того, чтобы музей начал функционировать. Тогда кажется вполне уместным, что предложения болельщиков о создании музея должны быть направлены на то, чтобы найти дом в пространстве под недавно построенной трибуной «Гегенгераде». Это случай замкнуть круг: увековечить богатую и разнообразную историю клуба на том месте, где четверть века назад впервые появился Док Мабузе и его друзья с Хафенштрассе.

Мы уже видели, что в принципе — и при условии нахождения финансирования — все стороны согласились, что спорный штаб полиции (частично являющийся обязательным условием лицензионного соглашения DFB) может быть построен в другом месте, что позволит разместить в пространстве под «Гегенгераде» постоянный клубный музей. В честь столетия клуба в 2010 году клуб организовал временную выставку на Миллернторплац, размещенную в 31 соединенном между собой морском контейнере. Это была популярная достопримечательность; использование контейнеров придало выставке аутентичный и атмосферный вид и стало замечательным кивком на важность доков и реки Эльбы для истории района и клуба. Выставка, посвященная столетию, охватывала все аспекты прошлого клуба и впервые собрала воедино многие артефакты и экспонаты (личным фаворитом стал баннер «Save Football, Smash Bu$ine$$» [Спаси футбол, разбей би$не$$], который я впервые увидел на видеозаписях игр на «Миллернторе»). Однако выставка в честь столетия была лишь временной, и в конце октября 2010 года контейнеры были убраны, скорее всего, их переместили обратно в их естественный дом в доках.

Затем, в 2011 году, Михаэль Паль, один из авторов книги, посвященной столетию клуба, и Рогер Хазенбейн, член наблюдательного совета, предложили рабочей группе сторонников свою идею создания постоянного музея. Дальше события развивались быстро, поскольку фанаты мобилизовали свои силы. В ходе первых обсуждений выяснилось одно: музей не может быть просто коллекцией старых футболок и эфемеров, он должен быть интерактивным — местом, которое будет одновременно развлекать и информировать, а также способствовать обсуждению и размышлению о прошлом. Пространство будет находиться рядом с коммунальными помещениями Fanräume. Оно не ограничится только физическим пространством под «Гегенгераде». Экскурсии по стадиону и связь с более широким районом расширят сферу деятельности и привлекательность музея.

Пока мечта о постоянном музее не осуществится, 1910 e.V. продолжает организовывать ряд временных мероприятий и выставок. Самым крупным мероприятием, организованным до сих пор, была выставка «Футбол и любовь», которая прошла в сентябре 2013 года. Это название прямо противопоставлено привычной ассоциации футбола и насилия, возникающей у политиков и в СМИ. Это нашло отражение в дискуссии, в которой приняли участие, в частности, управляющий директор DFL Андреас Реттиг, генеральный директор Football Supporters Europe Даниэла Вурбс и ведущие спортивные журналисты. Еще одна группа была посвящена сексуальной дискриминации и гомофобии в футболе. На «уличной вечеринке» выступали группы, читали стихи и устраивали развлечения для детей. Очень успешный мастер-класс по изготовлению флагов и баннеров привлек как молодежь, так и взрослых, познакомив их с культурой «сделай сам» как болельщика «Санкт-Паули». В целом, в мероприятии приняли участие не менее 2 500 человек. Эта смесь футбола, поп-музыки и политики была очень продуманной стратегией, прекрасно отражающей этику болельщиков клуба, как заявил Кристоф Нагель, куратор выставки: «Тот факт, что мы начали не с "классической" музейной экспозиции, представляет собой очень осознанное решение... ФК "Санкт-Паули" — это больше, чем футбольный клуб, и он оказал большое влияние не только на футбол и культуру болельщиков, но и на поп-культуру».

До «Футбола и любви» музейный проект организовал серию мероприятий, посвященных 25-летию выхода клуба в Бундеслигу в 1988 году. Команда, добившаяся повышения, состояла в основном из игроков, выросших в Гамбурге или на севере Германии. Многие знали друг друга по местным молодежным командам. В результате они сформировали невероятную связь не только друг с другом, но и с болельщиками, выпивая вместе в «Clubheim» после матчей, независимо от результата.

Зенке Гольдбек, один из тех, кто прилагает все усилия для того, чтобы музей стал реальностью, рассказал о расширенных целях проекта: «Музей в любом случае будет гораздо больше, чем выставка. Подобно видимой части айсберга, музей должен быть мозгом или памятью клуба. Он будет собирать не только "реальные" объекты, но и цифровые предметы и сохранять их для последующих поколений. Чтобы объекты имели реальную ценность, их нужно вписать в контекст, что требует дальнейших исследований. Архив музея будет доступен для изучения заинтересованным лицам. И это будет больше, чем комнаты в "Гегенгераде". С экскурсиями по стадиону и району вся площадка станет частью разворачивающейся истории. Стрит-арт на "Гегенгераде", южной и главной трибунах уже является примером этого, как и весь район Санкт-Паули, который сыграл такую важную роль в развитии клуба».

Учитывая количество людей, интересующихся «Санкт-Паули» со всего мира, и вдохновение, черпаемое болельщиками за пределами Германии, материалы будут представлены на немецком и английском языках, где это возможно.

Для того чтобы музей стал реальностью, необходимо проделать огромную работу. Предполагается, что затраты на реализацию проекта составят шестизначную сумму. Когда музей откроет свои двери, это будет не только очередная победа коллективного духа болельщиков футбольного клуба «Санкт-Паули». Это также поможет сохранить будущее, отмечая прошлое. Это будущее, за которое — как свидетельствуют протесты «Rote Flora» — все еще борются на улицах Гамбурга. Это проект, в котором, благодаря этой книге, я горжусь тем, что сыграл небольшую роль.

МАТЧ

Дань уважения от Каталонии/Прием беженцев

«Санкт-Паули» - «Динамо Дрезден» — 3:2 Вторая Бундеслига Воскресенье, 28 октября 2012 года, 13:30, стадион «Миллернтор»

«Санкт-Паули» - «Зандхаузен» — 0:0 Вторая Бундеслига Пятница, 25 октября 2013 года, 18:30, стадион «Миллернтор»

Почти ровно за год до этого (в начале октябрьского полугодия) я провел пару приятных ночей в Гамбурге со своей семьей и моим приятелем Шоном и его детьми, отмечая свой 40-й день рождения. Мы смотрели, как «Санкт-Паули» выигрывает 2:1 у «Франкфурта», и мы с Шоном были слегка навеселе после трех Astra, которые мы выпили перед началом матча (настолько, что из-за похода в туалет я пропустил первый гол Макса Крузе). На этот раз я поехал один, но прогноз обещает, что погода будет больше похожа на ту прекрасную морозную осеннюю погоду, которую мы пережили 12 месяцев назад. Я с нетерпением жду матча с дрезденским «Динамо», но еще важнее то, что мне не терпится увидеть прогресс новой «Гегенгераде» воочию — я религиозно следил за ее строительством через веб-камеру клуба и постоянный поток фотографий, ежедневно публикуемых в различных блогах. Меня также радует перспектива встретиться с несколькими группами болельщиков «Санкт-Паули», с которыми я познакомился через Twitter. Однако эта поездка также сопряжена с беспокойством. Это не моя обычная паранойя по поводу полетов, не беспокойство по поводу посещения игры против «Динамо Дрезден», которую полиция назвала бы «игрой повышенной опасности»; это очень реальное, глубоко укоренившееся беспокойство о будущем немецкого футбола.

Как уже упоминалось в предыдущей главе, в июле этого года футбольные власти Германии провели «Саммит по безопасности» и выпустили Кодекс поведения. Но всего за неделю или около того до этой поездки на «Миллернтор» DFB и DFL опубликовали (точнее, опубликовали за них — произошла утечка) документ под названием «Sicheres Stadionerlebnis» или «Безопасный стадион».

На первый взгляд, документ можно рассматривать как продолжение жесткой позиции властей в отношении предполагаемого роста насилия на футболе (несмотря на то, что статистика подтверждает его снижение). На самом деле их одержимость «безопасностью», вероятно, больше связана с тем, чтобы «бренд» Бундеслиги и немецкий футбол в целом в большей степени повторяли модель английской Премьер-лиги. Под тонко завуалированной угрозой «вам лучше вести себя хорошо, иначе мы отберем у вас стоячие трибуны» скрывается идея о том, что если сделать свои стадионы только сидячими, то можно будет брать с людей больше денег за привилегию смотреть футбол с «комфортом». Мало того, если убрать стоячие трибуны и поднять цены, это избавит игру от этих надоедливых ультрас с их пиротехникой, флагами и культурой. Не вдаваясь в тонкости проекта «Безопасный стадион», можно сказать, что с клубами, а значит и с болельщиками, борются с помощью огромного количества кнута и не очень большого количества пряника («пряник» — это очевидное увеличение финансирования фанатских проектов и перспектива того, что клубы будут брать собственных стюардов на выездные матчи). Список санкций был гораздо более существенным. В дополнение к угрозе переоборудования стоячих мест в сидячие была угроза лишения клуба лицензии, если правила не будут соблюдаться, и предполагаемое удержание телевизионных денег для оплаты штрафов, которые могут возникнуть в течение сезона (клубы подвергаются крупным штрафам каждый раз, когда болельщики используют пиротехнику на стадионе). Были также очень реальные угрозы гражданским свободам, включая смехотворно строгие досмотры болельщиков, входящих на стадион: опять же якобы для повышения «безопасности» зрителей, но на самом деле для того, чтобы попытаться остановить пронос пиротехники на стадион. Согласно предложениям, болельщики должны будут подписать «Хартию болельщика», что фактически сделает их всегда и полностью подчиняющимися правилам стадиона. Несоблюдение хартии, конечно же, повлечет за собой ряд наказаний, таких как сокращение продажи билетов и дальнейшее использование запрета на посещение стадиона для тех болельщиков, по поводу которых сочтут, что те совершили правонарушение.

На первый взгляд, документ «Безопасный стадион» — это кувалда, которой власти раскалывают орех, т.е. преувеличенную проблему (раздутую из мухи слона сенсационными бульварными СМИ, знакомо?) насилия на футбольных матчах. Это проблема, которую, по мнению большинства сторонников различных фан-сцен, лучше решить с помощью более сострадательного, сдержанного полицейского контроля и деликатного саморегулирования самих фан-групп (не навязываемого сверху).

Однако, как человек, переживший джентрификацию английского футбола, обусловленную «брендом» Премьер-лиги и обеспечиваемую за счет многозальных стадионов и телевизионных денег, трудно не поверить, что эти изменения рождены желанием подражать Премьер-лиге. К сожалению, немецкие футбольные власти не могут разглядеть леса за деревьями. Похоже, они не понимают, что у них уже есть успешный, четко выраженный «бренд». Возможно, в Бундеслиге и нет самых громких имен в мировом футболе (назначение Пепа Гвардиолы в «Баварию» может это изменить), но она определенно может похвастаться самой высокой посещаемостью, показатели которой ставят Премьер-лигу в тупик. Очень редко на матчах Бундеслиги можно увидеть такие пустые места, как, например, в Уигане, и это именно потому, что билеты доступны по цене и у болельщиков есть возможность стоять. Это вызывает желание потрясти ближайшего представителя Бундеслиги (не то чтобы я узнал его) и сказать ему, что ваш «бренд», «продукт» или простая «футбольная лига» уже является одной из самых почитаемых в мире. Последнее, чего вы хотите, это быть дешевым клоном Премьер-лиги.

Мои выходные — живое тому доказательство. Утром я планирую встретиться с двумя группами болельщиков «Санкт-Паули», которые приехали из Англии и Испании, чтобы посмотреть игру. Почему? Отчасти из-за уникальных социальных и политических условий в Санкт-Паули, но также и потому, что смотреть футбол на стоячей трибуне в Германии чертовски приятно. Каждую неделю Fanladen обрабатывает многочисленные запросы от зарубежных фанатов, желающих получить билеты. Это касается не только «Санкт-Паули»: достаточно зайти на такой сайт, как European Football Weekends, чтобы получить массу сообщений о болельщиках, путешествующих по всей Европе, чтобы посмотреть немецкий футбол. И они едут именно из-за фанатской культуры и атмосферы, которую власти, похоже, стремятся уничтожить.

Возможно, потому что я видел, как высасывают душу из английского футбола, угроза будущему немецкого футбола кажется еще более болезненной. Я стоял и смотрел, как клуб, который я любил большую часть своей жизни, превратился в пустую оболочку, часто переходящую от одного владельца к другому, которых, казалось, это заботило гораздо меньше, чем нас, как подержанный автомобиль. Я держался в стороне (если не считать нескольких разгневанных статей в фэнзинах), когда сам футбол был продан по дешевке, разделен на имущих и неимущих, его сердце было вырвано и заменено дешевыми пластиковыми сиденьями и корпоративным гостеприимством. Но мне повезло, я нашел «Санкт-Паули» и получил второй шанс, и, по правде говоря, я очень боюсь его потерять.

Тем не менее, если и есть какая-то группа футбольных фанатов, с которыми я хотел бы бороться за свой угол, то это интенсивно мотивированные, организованные и политизированные фанаты немецкого футбола. И я проделал весь этот путь не для того, чтобы впасть в депрессию, меня ждет волнительный день на «Миллернторе».

Сочетание того, что мой рейс задержали, и того, что я долго ехал на U3 U-Bahn (по тому же принципу, что и окружная линия в Лондоне), означает, что я добираюсь до своего отеля только после 23:00, чему не способствует тот факт, что пару раз я проходил прямо мимо него. Когда я иду от вокзала, возле «Веселого Роджера» толпится народ, и еще до того, как я распаковал вещи, я получаю сообщения от Скотта из йоркширского фан-клуба «Санкт-Паули», призывающие меня снова выйти в ночь. Однако, учитывая мой возраст, перспектива нормально выспаться и наконец-то почитать журнал World Soccer который я купил пару недель назад, слишком велика, чтобы сопротивляться, даже с учетом бонуса в виде дополнительного часа сна из-за перевода часов. И я думаю, что поступил очень умно, не переведя часы на своем телефоне на час вперед по прибытии в Гамбург, чтобы потом не переводить их снова на час назад той же ночью (подробнее об этом гениальном плане в ближайшее время).

Проснувшись, я обнаружил, что синоптики оправдали свое обещание о прекрасном осеннем утре. Отдернув шторы и открыв окно, я встречаю удивительно бледно-голубое небо и прилив прохладного утреннего воздуха. На кадрах немецкого аналога «Матча дня», показанных накануне вечером, видно, как «Фрайбург» и «Дортмунд» играют свой матч в Шварцвальде во время снежной бури — удобное напоминание о том, какая огромная страна Германия. Я проснулся посвежевшим и подумал, что у меня еще много времени до встречи в 10:45 с твиттерянами #FCSP в «Веселом Роджере». Требуется быстрый звонок домой и некоторая триангуляция часовых поясов через Интернет, чтобы понять, что мой телефон на самом деле перехитрил меня и автоматически перемотал час, чтобы приспособиться к концу британского летнего времени. Таким образом, сейчас 9:30 утра, а не 8:30, как на моем телефоне. Блин, это сбивает с толку.

Я хочу побродить по окрестностям до встречи с остальными, в основном, чтобы хорошенько рассмотреть «Гегенгераде». В прошлом году я отправился на утреннюю пробежку по району. Это отличный способ сориентироваться на местности, даже если мне и пришлось перебегать дорогу сквозь некоторых не совсем трезвых посетителей, возвращавшихся домой после ночной вечеринки. Я взял с собой фотоаппарат и смог сделать отличные снимки окрестностей стадиона в прекрасном мягком свете раннего утра. На этот раз до «Миллернтора» всего несколько минут ходьбы, и вот я уже на пустынном Хайлигенгейстфельде фотографирую новую трибуну. «Доум» то ли устанавливают, то ли разбирают, не знаю точно, но сонные автофургоны и потрепанные грузовики — подходящий контрапункт к громоздкому сборному бетону новой трибуны. Снаружи здание выглядит довольно впечатляюще, хотя в настоящее время оно в значительной степени не привлекает внимания из-за своего простого серого бетонного экстерьера. Если честно, я тоже не уверен в этих пирамидальных опорах крыши (как конструктивно — как, черт возьми, они держат крышу? — и эстетически они придают трибуне вид терминала аэропорта). Я также стою там и судорожно фотографирую три оставшиеся прожекторные опоры, надеясь, что будет проведена кампания по сохранению их как части стадиона, даже если они больше не служат практическим целям (что-то о том, что их дорого содержать). Для меня прожекторы являются знаковыми, они так же важны для линии горизонта Санкт-Паули, как бункер, краны в порту или телебашня.

Конечно, в последние недели появились и хорошие новости: полицейский участок «Goliathwache», похоже, будет расположен снаружи, а не на одной прямой с Fanräume, Fanladen и AFM. Успех фанатов, вновь мобилизовавшихся под знаменем «Веселый румянец», чтобы отразить эту конкретную угрозу для фанатской сцены «Санкт-Паули», стал единственным ярким событием в удручающем начале сезона 2012/13.

Я делаю свои фотографии перестройки «Гегенгераде» и возвращаюсь в сторону «Веселого». Он еще не открыт, но снаружи уже толпится множество людей с похмельным видом. Более бодро выглядят ребята из Каталонии (думаю, они тоже удалились в отель в разумное время), их можно узнать по желтым, красным и синим каталонским флагам. Вскоре к нам присоединился слегка заспанный контингент из йоркширского «Санкт-Паули», который предыдущей ночью пробыл в «Веселом» до трех или четырех утра, в зависимости от того, как считать перевод часов. Ребята обмениваются наклейками фан-клуба, а я, со своей стороны, передаю то, что осталось от конфет Cherry Drops, которые я купил в аэропорту накануне. Они являются своего рода хитом, обеспечивая кратковременное повышение уровня сахара в крови, все еще ощущающей последствия долгой ночной попойки.

Когда открывается «Веселый Роджер», мы выбираем место внутри (хотите верьте, хотите нет, но, несмотря на то, что это моя -надцатая поездка на «Миллернтор», я впервые оказался внутри). Он меньше, чем я себе представлял, но обстановка соответствует моим ожиданиям. Вскоре наклейки «Каталония» и йоркширского «Санкт-Паули» добавляются к столам, уже покрытым наклейками различных фанатских групп и компаний. Все еще довольно тихо, пива выпито немного, но вскоре к нам присоединяется Дэйв (певец и гитарист группы Swearing at Motorists) и его маленький сын Людвиг. Затем пришло время отправиться в Fanladen, чтобы увидеть Стефана и забрать наши билеты. Когда мы выходим из «Веселого», я сталкиваюсь с парой фанатов, с которыми я познакомился во время моей последней поездки на «Миллернтор» в мае, которые вышли раньше в поисках билетов и уже налегают на пиво. Все эти случайности придают матчу на «Миллернторе» бессистемный, сумасшедший, но полностью захватывающий характер.

Утро готовит еще один сюрприз. После вековой очереди в переполненном Fanladen и после того, как молодая студентка театрального факультета (учится в Дрездене, но является поклонницей «Санкт-Паули») рассказала о британской одержимости очередями — очевидно, ее чуть не линчевали в Лондоне за игнорирование очереди на автобусной остановке — мы идем к контейнеру AFM, чтобы выпить предматчевого пива. Там мы договорились о встрече с настоящей легендой «Санкт-Паули» Мишелем Мазингу-Динзеем. У Мишеля было два периода выступлений на «Миллернторе» и он был частью команды, которая дошла до полуфинала кубка Германии в 2005/06 годах; именно его удар открыл счет в удивительном четвертьфинальном матче против бременского «Вердера» на снегу на «Миллернторе». Уже взяв интервью в фэнзине YSP и будучи членом расширенной семьи #FCSP Twitter, он вызвался встретиться с нами перед игрой. Я не уверен, что когда-либо встречал более приятного, более искреннего футболиста. Он с любовью рассказывает о своем пребывании на «Миллернторе» и о своих планах встретиться с бывшими паулианцами Ианом Джоем и Флорианом Лехнером в Штатах. Нам даже удалось запечатлеть всех на групповой фотографии.

Утро пролетело незаметно, и вот мы уже поднимаемся по выкрашенным бетонным ступеням (повернутым на 90 градусов со времени моего последнего визита из-за строительства «Гегенгераде») «Зюйдкурве», в огромном количестве и направляемся к трибуне. Со времени моей поездки в конце прошлого сезона беговая дорожка под Южной трибуной была значительно украшена несколькими замечательными произведениями искусства «Санкт-Паули». Они включают в себя дань уважения местному художнику граффити Озу и забавную и меткую стилизацию под Rolling Stones, которая гласит: «Südkurve Rolling Stoned». Медленно, но верно, дезинфицированный бетонный вестибюль перестроенной Южной трибуны вновь становится частью «Санкт-Паули» — сотни наклеек украшают каждое свободное место, от стен туалета до сдерживающих толпу барьеров на трибуне — такой вид вызвал бы сердечный приступ у любого менеджера стадиона в Великобритании, но опять же, огромное разнообразие наклеек — это простая визуализация силы немецкой фанатской культуры, той самой культуры, которую власти, кажется, хотят подавить.

Мы занимаем свои места на крайней левой стороне трибуны (противоположной моей обычной тусовке), чтобы у Людвига был шанс увидеть происходящее, но не раньше, чем я ускользну, чтобы сделать несколько снимков «Гегенгераде», когда она заполнится. Выглядит очень впечатляюще. Три временные телебашни, сделанные из строительных лесов и брезента, в настоящее время ограничивают как количество зрителей, так и обзор, но даже при заполнении 6 000 из 10 000 стоячих мест это впечатляющее зрелище. Я с нетерпением жду того дня, когда он будет заполнен и абсолютно потрясающ. У меня такое чувство, что если группы фанатов на задней прямой станут громкими и скоординированными, они, вероятно, смогут сорвать крышу с ее подвесных опор-пирамид.

Перформанс «Зюйдкурве» представляет собой смесь конфетти и рулонов серпантина, что побудило USP повторить инструкцию «Фотография любовной истории» о том, как разворачивать и бросать рулон серпантина, и таким образом избежать повторения игры с «Айнтрахтом» во Франкфурте. Перед началом пакеты для мусора, наполненные конфетти и измельченной бумагой, передаются обратно через толпу и раздаются кассовые рулоны. Результат довольно зрелищный: стена серпантина вырывается через защитную сетку на поле, перекидывается через сетку ворот и заставляет стюардов отрабатывать свои деньги, очищая ворота и немного задерживая начало игры.

Это так близко к тому, чтобы воссоздать одно из моих самых ранних футбольных воспоминаний — наблюдение за взрывом серпантина, который приветствовали команды в начале финала чемпионата мира 1978 года в Аргентине. На другом конце фанаты «Динамо» отрабатывают умное двухступенчатое хорео, которое заканчивается тем, что выездная трибуна блокируется стеной из жёлтых карточек с густым желтым дымом, выходящим через щели. На мой взгляд, это хорошее использование пиротехники (они скрыли лица всех людей карточками, чтобы избежать опознания и запрета на посещение стадиона?). Независимо от этого, я уверен, что за это «Динамо» будет оштрафовано. Действительно, вскоре после начала перформанса между болельщиками и стюардами возникла небольшая суматоха, связанная с удалением баннеров с переднего ограждения, хотя с нашей позиции и с дальнего конца стадиона, залитого ярким солнечным светом, это трудно определить.

Я не уверен, что хочу останавливаться на игре, во всяком случае, не на первые полчаса. Я еще не успел проникнуться симпатией к большинству игроков этой команды (летом произошла большая чистка состава и приток новых лиц), и мои опасения подтверждаются, когда мы проигрываем 0:2 за две трети матча до конца. На тот момент я могу представить, что «Дрезден» выиграет в четыре или пять мячей, и, несмотря на то, что сейчас октябрь, призрак выбывания и катастрофических финансовых последствий, которые за этим последуют, маячит перед глазами. К счастью, один из немногих оставшихся представителей старой гвардии, Фабиан Болл, поворачивается и ударом низом возвращает счет к 1:2 за несколько секунд до перерыва. Затем, сразу после перерыва, Кристофер Авевор мощным ударом с углового делает счет равным. Игра находится в процессе переворачивания с ног на голову. Молодой живчик Жозеф-Клод Гьяу, введенный в игру в перерыве, создает проблемы защите «Динамо», но именно стремительный забег Фабиана Болла создает Даниэлю Гинчеку возможность вывести «Санкт-Паули» вперед.

Это чертовски крутой поворот от 0:2 к 3:2 за 15 минут. Но впереди еще 35 минут игры, и, честно говоря, я не думаю, что на этом все закончится. Но так или иначе, заканчивается. Сочетание того, что «Динамо» выдохлось, и хорошей обороны со стороны защитной линии «Санкт-Паули» позволило нам вырвать столь необходимые три очка. Празднование под конец матча, похоже, было вызвано скорее облегчением, чем радостью, но, надеюсь, характер победы вдохновит команду на подъем по турнирной таблице.

Новый босс Михаэль Фронтцек, проводящий свою первую игру на «Миллернторе», получает одобрительные возгласы (если честно, он может и лысый, но отличается от предыдущих менеджеров, Штани и Шуберта, тем, что носит спортивный костюм вместо джинсов), и еще долго после того, как остальная команда исчезает в туннеле, Бене Пликетт подходит к передней части трибуны, чтобы поболтать и принять свой йоркширский членский билет «Санкт-Паули». Опять же, я не могу представить, чтобы такое часто случалось в Великобритании, но Бенни, который также дал интервью для фэнзина YSP, является фанатом «Санкт-Паули», человеком, который, если он не на поле или не сидит на скамейке запасных, будет на трибуне вместе с нами.

Все возвращаются в контейнер AFM, но после интересной беседы о политической ситуации в Испании в целом и в «Эспаньоле» в частности (сторонники «FCSP Catalunya» прилагают все усилия, чтобы избавить клуб от его небольшого фашистского приверженца — остатка хулиганской сцены 1980-х и 90-х годов) я вынужден попрощаться и отправиться в аэропорт. Я пристраиваюсь сзади марша USP «Diffidati Con Noi» на некоторое время, пока иду к U-Bahn, оставляя их возвращаться на Fanladen, и уезжаю домой (мне сказали, что полиция не слишком «помогала», блокируя или изменяя маршрут марша).

Я пробыл в Гамбурге всего 18 часов, причем первые восемь или около того я спал, но это была еще одна отличная поездка, свидетельствующая о притягательности немецкого футбола и том опыте, который создают его болельщики. Отчасти благодаря силе социальных сетей — без Twitter я бы никогда не встретил ни одного из этих единомышленников — болельщики со всей Европы собрались вместе, чтобы посмотреть на игру «Санкт-Паули». Самостоятельная поездка все равно была бы приятной (я был там уже более 16 раз и никогда не отказывал себе в удовольствии), но было невероятно встретить множество действительно хороших людей, каждый из которых вносит свою лепту в распространение нашей любви к «Санкт-Паули» и в борьбу против фашизма и потребительства, которые остаются пятном на нашей любимой игре.

Как я уже говорил выше, немецкие болельщики не собираются просто взять и позволить властям обобрать их, как это сделали с нами. За неделю с небольшим до игры в Дрездене «Унион Берлин» опубликовал свой собственный исчерпывающий ответ на «Безопасный стадион». И снова это было совместное заявление самого клуба, а также офиса по связям с болельщиками и различных групп болельщиков, включая группировку ультрас «Униона». В документе, состоящем из девяти страниц, предлагались контраргументы по каждому вопросу, поднятому DFB/DFL. Он даже использовал язвительную линию юмора, чтобы обезоружить власти в связи с предполагаемой проблемой футбольного насилия. В двух словах, они отметили, что, по статистике, число арестов и травм на этом оплоте немецкой культуры, Октоберфесте в Мюнхене, гораздо выше, чем на футбольных матчах. Это был удар в глаз не только для DFB и DFL, но и для все более осуждающих бульварных СМИ.

Реакция фанатов стала нарастать, как через Интернет, так и среди организованных фанатских групп. Для болельщиков «Санкт-Паули» возникла дополнительная проблема: вице-президент клуба, доктор Гернот Штенгер, был членом комиссии, которая подготовила отчет. Болельщики были разгневаны, а поскольку «Санкт-Паули» — это «Санкт-Паули», существовала реальная возможность того, что на предстоящем годовом собрании акционеров может быть выдвинуто предложение о снятии доктора Штенгера с должности. Для многих было немыслимо, что член правления клуба мог играть какую-либо роль в подобных предложениях. Однако клуб принял оперативные меры. Они созвали встречу с Наблюдательным советом, AFM, Fanclubsprecherrat, Постоянным комитетом болельщиков (Ständiger Fanausschuss), представителями фан-делегатов и Fanladen, результатом которой стало заявление, опубликованное на сайте клуба 18 октября, через день после берлинского «Униона», в котором отвергалось большинство предложений отчета. Было заявлено, что, поскольку нет убедительных доказательств роста насилия, связанного с футболом, эти предложения не нужны. Также было заявлено, что вице-президент Штенгер вышел из состава комитета, ответственного за подготовку отчета «Безопасный стадион».

В отличие от всеобъемлющего ответа берлинского «Униона», заявление клуба было кратким и по существу. Было и еще одно принципиальное отличие — он выпускался только клубом. Заявление профсоюза получило одностороннюю поддержку со стороны групп сторонников. Было ясно, что в случае с «Санкт-Паули» между мнением клуба и мнением различных групп болельщиков все еще существует значительная дистанция. «Ständiger Fanausschuss» выступил с собственным, гораздо более жестким заявлением. В нем говорилось, что: «Планируемые действия DFL являются для нас ничем иным, как объявлением войны всем организованным болельщикам на немецких футбольных стадионах». Они добавили, что мнение фанатского сообщества «Санкт-Паули» во многом совпадает с мнением «Унион Берлин» и его сторонников, а затем заявили, что клуб не достигнет соглашения о публикации подобного совместного заявления с фанатскими группами «Санкт-Паули».

Хотя отсутствие единства между клубом и болельщиками вызвало недовольство, это не было совершенно удивительным и в какой-то степени грозило вскрыть старые раны, поскольку клуб и его фанатская база, казалось, двигались в разных направлениях. Однако футбольные фанаты по всей Германии были едины в своем презрении к властям, и на Рурском дерби между «Дортмундом» и «Шальке», состоявшемся в выходные после заявлений «Унион Берлин» и «Санкт-Паули», дортмундские фанаты держали баннер, восхваляющий эти два клуба за публичное противостояние предложениям.

Среди болельщиков, с которыми я встретился на игре в Дрездене, ходили разговоры о «Безопасном стадионе», и несогласие с докладом было единодушным, особенно остро его восприняли болельщики из Великобритании, которые воочию наблюдали коммерциализацию и джентрификацию британской игры. К тому времени, когда мы вернулись домой (чтобы начать процесс планирования нашей следующей поездки), оппозиция отчету набрала значительные обороты. Многие клубы последовали примеру «Унион Берлин» и «Санкт-Паули» и выразили свое несогласие с докладом.

В начале ноября в Берлине состоялся саммит болельщиков, на котором собрались различные группы болельщиков, официальные представители клубов и представители DFB и DFL для обсуждения отчета. На мероприятии присутствовали представители болельщиков из более чем 49 клубов трех высших эшелонов немецкого футбола. Андреас Реттиг из DFL заявил: «Я понимаю критику со стороны болельщиков, — продолжил он: — Он (отчет) не является чем-то неизменным».

Свен Брукс из «Санкт-Паули» выступил на саммите и предупредил о спирали действий и реакций между болельщиками и властями. Он предостерег от (очень британского) сценария, когда болельщики подвергаются остракизму и платят €50 за билет, чтобы попасть на футбол. Брукс также призвал к полной реорганизации спорных запретов на посещение стадионов и предложил, чтобы полиция и ультра-группы были более рефлексивными и не действовали в односторонней солидарности.

Он заключил: «Концепция безопасности должна быть выброшена в мусорную корзину. Было бы лучше начать все сначала. Нажать кнопку сброса».

Выступление Свена Брукса вызвало громкие аплодисменты, что свидетельствует об уважении, с которым к нему относятся как к отцу-основателю немецкой фан-сцены, и о здравом смысле его слов. Саммит продолжался до раннего вечера, и по его окончании было опубликовано заявление. Он призвал к вовлечению болельщиков в процесс принятия решений и отверг установленный DFB/DFL срок 12 декабря 2012 года для завершения работы над «Безопасным стадионом».

В тот же день была запущена интернет-петиция под названием: «Я чувствую себя в безопасности». Веб-сайт заявил с сарказмом: «Согласно сообщениям, в немецком футболе царят анархия и насилие, посещение стадиона превратилось в опасное приключение», — и далее говорится, что посещение футбольного стадиона сейчас гораздо безопаснее, чем десять или двадцать лет назад. Петиция быстро собрала подписи по всей Германии и за ее пределами, поскольку сторонники стремились противостоять сенсационным заявлениям, сделанным в СМИ и властями. В преддверии 12 декабря 2012 года болельщики всех клубов быстро объединились в рамках кампании «12:12 Ohne Stimme Keine Stimmung» («Нет голоса, нет атмосферы»). Это привело к тому, что на стадионы по всей стране опустилась жуткая тишина на первые 12 минут и 12 секунд игры, давая властям, вещателям и спонсорам представление о том, какой будет игра, если болельщики продолжат подвергаться преследованиям. Это была мощная форма протеста, хотя для болельщиков из Великобритании тишина была пугающе похожа на атмосферу на большинстве площадок в наши дни. В некотором смысле в этом и заключался смысл.

Во всей Европе Бундеслигу хвалят за ее атмосферу и доступные цены на билеты, однако власти, похоже, твердо намерены следовать модели Премьер-лиги. В конце концов, деньги решают. 12.12.12 во Франкфурте документ «Безопасный стадион» был принят клубами-членами, несмотря на то, что пять клубов, включая «Унион Берлин» и «Санкт-Паули», проголосовали за отсрочку, чтобы можно было посоветоваться с болельщиками. Окажется ли это, как опасались многие, смертельным звонком для фан-культуры в Германии, пока неизвестно. Несомненно то, что некоторые из принятых мер в лучшем случае являются драконовскими, а в худшем — антиконституционными.

Полный личный досмотр, как это было перед игрой между «Баварией» (Мюнхен) и «Айнтрахтом» (Франкфурт), стал серьезным событием, наряду с возможностью сокращения до пяти процентов количества билетов для выездных болельщиков на игры, которые считаются «повышенным риском». По крайней мере, категорический отказ «Унион Берлин» подписать первый проект документа заставил пойти на некоторые уступки, но влияние на немецкую фан-культуру все еще может быть огромным. DFL и DFB подверглись большой критике за свои предложения, хотя есть мнение, что они оказались между молотом и наковальней, когда им выкручивало руки Министерство внутренних дел, которое, в свою очередь, реагировало на истерию таблоидов. Правительство хотело, чтобы его воспринимали как пресекающее то, что было полностью раздуто из мухи слона сенсационными СМИ. Обида на футбольных фанатов также может рассматриваться как быстрый выигрыш для правительства. В Германии, как и в Англии, власти стремятся приструнить футбольных фанатов старой школы и рабочего класса. И параллельно с этим повествованием идет стремление телевизионных компаний, спонсоров и рекламодателей (а также некоторых клубов) избавить игру от проблемных ультрас и им подобных, заменив их более прибыльной фанатской базой среднего класса с большим количеством денег, которые они могут потратить на их товары и услуги. Это джентрификация футбола, чистой воды. Формирование лояльности к бренду за счет сообществ. Потребители, а не фанаты.

Поскольку вопросы безопасности стоят на первом месте, матч «Санкт-Паули» - «Динамо Дрезден» стал первой игрой, на которой я побывал и которая была признана властями «высокорискованной», но я чувствовал себя в полной безопасности. Обе группы болельщиков были громкими и создавали впечатляющие перформансы, но ни в один момент я не почувствовал даже отдаленной угрозы. Несмотря на позицию полиции, вообще не было никакого риска возникновения проблем; даже запрет на продажу пива на стадионе казался бессмыслицей, поскольку оно было легко доступно за пределами стадиона. Однако я понимаю, что еще не ездил на потенциально сомнительные выездные матчи, такие как против «Ганзы Росток». Я видел, что это может быть рискованным: фанаты подвергаются нападениям довольно беспорядочно. И когда я еду на выезд, я принимаю разумную меру предосторожности — не надеваю цвета клуба, пока не окажусь в гостевом блоке. «Санкт-Паули» может быть для многих людей «вторым клубом», но во время моих выездов в относительно безопасные места, такие как Аахен или Дюссельдорф, я знаю, что всегда есть риск нарваться на хулиганов правого толка. Для меня быть болельщиком «Санкт-Паули» — это не модное заявление, как для некоторых, а политическое.

Я начал эту книгу в поисках чего-то, во что можно было бы поверить: футбольный клуб, который воплощал мои политические убеждения, и фан-сцена, которая представляла все, что я любил в футболе в детстве, но что было отнято у меня в результате корпоратизации современной игры. Я нашел «Санкт-Паули» и заново влюбился. Если честно, когда я заканчиваю писать, моя самая большая эмоция — это страх. Страх, что история повторится, что клуб, который я нашел и в который влюбился, и атмосфера немецкого футбола, ради которой я готов проехать сотни километров, на поезде или самолете, будут у меня отняты. Но потом я разговариваю с фанатами «Санкт-Паули», которых я встречал во время моих поездок на «Миллернтор», с фантастическими людьми в Fanladen, с Ultrà Sankt Pauli; я читаю отчеты в Интернете и чувствую страсть и решимость среди немецких футбольных фанатов, которую я никогда не чувствовал даже на пике движения фанзинов в конце 1980-х годов в Великобритании, и я думаю, что мы не собираемся сдавать нашу фан-культуру без боя. И я понимаю, что говорю от первого лица. Я не какая-то заинтересованная третья сторона. Я являюсь частью этой фан-сцены и, как таковой, собираюсь сделать все возможное, чтобы помочь сохранить ее.

Год спустя, в октябрьском полугодии 2013 года, я снова оказался на «Зюйдкурве» на «Миллернторе» на пятничной игре против «Зандхаузена». Скучная игра заканчивается со счетом 0:0, но, как я все больше понимаю с годами, реальный футбол имеет очень мало значения при посещении «Санкт-Паули». Эта поездка действительно не про футбол, а про то, чтобы присоединиться к болельщикам и жителям Санкт-Паули в поддержку беженцев с Лампедузы из Гамбурга. Беженцы бежали из Ливии после беспорядков 2011 года и были размещены на итальянском острове Лампедуза. После закрытия лагеря на Лампедузе около 300 беженцев прибыли в Гамбург. После периода, когда многие жили на улицах, местная церковь и различные проекты социального жилья предоставили беженцам место для ночлега. Однако по прошествии нескольких месяцев власти Гамбурга начали жестко преследовать беженцев. Преследование беженцев полицией достигло пика в октябре 2013 года и привело к столкновениям на улицах с теми, кто протестовал против обращения с беженцами. Именно на фоне этих ночных беспорядков мы собрались на Миллернторплац на демонстрацию солидарности в поддержку беженцев из Лампедузы. Благодаря хорошей работе наших друзей Клаудии и Ханны нам удается раздобыть немного Astra для поддержания духа на марше и снова связаться с 14 (ЧЕТЫРНАДЦАТЬЮ!) членами йоркширского «Санкт-Паули», которые приехали и организовали вечер сбора средств для Лампедузы в «Веселом Роджере» накануне вечером — и с нашим старым другом Дэйвом из Swearing at Motorists, который поднимает всем настроение, напевая по телефону моему другу Шону из Великобритании восторженную версию «Flying Pizza». В темноте Миллернторплац Клаудия следит за тем, чтобы мы все записали в свои телефоны номер адвоката организаторов на случай, если возникнут проблемы с полицией. Пока марш отправляется в путь, невозможно оценить его масштаб, но с самого начала становится ясно, что полиция решила изменить подход и сделать выбор в пользу сдержанности. После ночных столкновений между протестующими и полицией это долгожданное изменение и, вероятно, результат того, что это «официальный», т.е. зарегистрированный протест. Мы медленно пробираемся по улицам, поем и болтаем. Дождь затихает, и все появляются в хорошем настроении. В какой-то момент шествие поворачивает налево на Репербан, и только тогда мы получаем представление о его масштабах. Высунув шею из центра шествия, мы видим, что перед нами тысячи людей. Мы знали, что позади нас тоже есть некоторое количество людей, так как остальные члены делегации Йоркшира сообщили по радио, что они отстали по крайней мере на десять минут. Приятно осознавать, что так много болельщиков и жителей Санкт-Паули пришли поддержать беженцев. До церкви, где нашли приют некоторые беженцы с Лампедузы, еще далеко. В конце концов мы добираемся туда, и весь марш занимает чуть меньше двух часов. Отсюда протестующие немного побродили по городу, а затем разошлись в ночь. Нет даже намека на проблемы. Я даже не уверен, что видел хоть одного полицейского на протяжении всего марша. По оценкам, на улицы вышло от 8 000 до 10 000 человек, что делает эту демонстрацию одной из самых больших со времен Хафенштрассе. Это, безусловно, замечательное проявление солидарности, которое, надеемся, послужит сильным сигналом для Сената Гамбурга. Если они не сядут и не обратят внимания, а полиция не изменит свое несправедливое расовое профилирование беженцев, то противостояние будет только усиливаться. После марша мы прощаемся с теми, кто не остановился в нашем отеле, и возвращаемся в бар.

На следующее утро мы встаем рано, так как собираемся посетить Международный саммит беженцев, проходящий в новом здании Fanräume на «Миллернторе». Однако перед этим предстоит принять участие в матче с йоркширским клубом «Санкт-Паули». Дэйв встречает нас в 10:30 утра на Репербане и ведет на небольшую асфальтовую площадку с клетками, которая становится еще более коварной из-за хитроумной смеси осенних листьев и битого стекла. Но мы из Йоркшира (что ж, я не из Йоркшира, строго говоря) и сделаны из более прочного материала, и не успели мы оглянуться, как разделились на команды и приступили к работе. В этот момент справедливо сказать, что лучшим игроком на поле был 12-летний местный ребенок в футболке «Гинчека». В какой-то момент этот парень покупает Скотта (который был в воротах) на удивительный финт и забивает мяч в пустые ворота. Это вызывает импровизированные аплодисменты. К концу игры он становится лучшим бомбардиром YSP за все время — с довольно значительным отрывом.

Саммит беженцев начнется в 14:00 и будет проходить под знаком распродажи в клубном магазине (представьте себе январскую распродажу в Harrods, только все продается исключительно в коричневом цвете). На более достойном из этих двух мероприятий выступят представители USP, «United Glasgow», сами беженцы с Лампедузы и, конечно же, сам Скотт Стаббс из йоркширского фан-клуба «Санкт-Паули», выступающий от имени благотворительной организации для беженцев из Лидса PAFRAS. Это хорошо посещаемое мероприятие, на котором выступающие подробно рассказывают о ситуации с беженцами в Гамбурге и других странах Европы.

После завершения презентаций настало время отправиться на поле 3G за «Нордкурве» для игры в футбол между «Юнайтед Глазго» и беженцами из Лампедузы. Не хватало одного игрока — многие из постоянных игроков «Юнайтед Глазго» набираются из тех, кто просит убежища в Великобритании и поэтому не имеют необходимого «статуса» для поездки, что очень наглядно показывает, что, к сожалению, правительства придерживаются совсем другой точки зрения на мантру «ни один человек не является нелегалом» — я смог получить место правого защитника, на позиции, на которой не играл со времен средней школы. Просто игра на поле в тени «Миллернтора» реализует еще одну мою амбицию в плане «Санкт-Паули», а если это делается в поддержку такого достойного дела, то событие становится еще более особенным. За это я особенно благодарен ребятам из Глазго за то, что они дали международный дебют стареющему не хватающему звезд с неба игроку, которому реально трудно не бегать постоянно в полузащиту. Удивительно играть против такого количества хороших игроков; многие из беженцев играли на довольно высоком уровне в Африке, и это видно, когда они ведут со счетом 2:0 уже через десять минут после начала матча. Но («Миллернтор»), подбадриваемый здоровой толпой, заставил «Юнайтед Глазго» вернуться в игру и довести счет до 2:2 к перерыву. Во втором тайме команды немного перемешались, и «Глазго» выиграл со счетом 4:2. Но, как и многое в «Санкт-Паули», в сегодняшней игре важен не результат.

Странное дело. Футбол — это средство, на котором держится большая часть впечатлений от Санкт-Паули, но как только ты оказываешься здесь, футбольная часть кажется такой незначительной. Это о том, что людям не наплевать друг на друга. Показать, что нам не все равно, что правительства и их политика ошибочны. Дело не в нациях или границах, а в том, что 10 000 человек идут вместе на марш или 22 человека из разных слоев общества и культур объединяются через футбол, чтобы показать, что они ценят друг друга. Это чертовски мощно, и я горжусь тем, что сыграл в этом крошечную роль.

Иногда мне трудно объяснить людям, почему я езжу в Германию три или четыре раза в год, чтобы посмотреть на «Санкт-Паули». Эти выходные — вот почему. Я также иногда мысленно прохожусь по списку из 92 клубов британской лиги, думая: есть ли такой клуб, где после игры 10 000 болельщиков присоединятся к маршу в поддержку дела, которое на самом деле не имеет никакого отношения к их футбольной команде и имеет отношение к справедливости, равенству и улучшению жизни тех, кому повезло меньше, чем им? Я просто не могу придумать ни одного такого. Вот почему я люблю «Санкт-Паули». Конечно, как мы видели, эта невероятно идеалистичная и сострадательная фанатская сцена не лишена недостатков и трещин, и было бы наивно и просто неправильно представлять ее как некую футбольную утопию, но это, вероятно, так близко к тому, что мы можем получить.

За шесть лет «Санкт-Паули» стал частью меня и, наоборот, я стал частью их, конечно, немного игроком, но я невероятно горд быть причастным к такому удивительному набору страстных, принципиальных футбольных болельщиков. В какой-то мере эта книга является частью моего вклада. Я надеюсь, что она одновременно развенчала и укрепила некоторые элементы, составляющие «Миф о "Санкт-Паули"», но прежде всего я надеюсь, что он вдохновит других единомышленников посетить «Миллернтор» — попробовать атмосферу и культуру, которую просто необходимо сохранить, потому что она слишком ценна, чтобы быть потребленной.

В начале я воспроизвел слова из песни Swearing at Motorists «St. Pauli 'Til I Die». Я больше всего надеюсь, что это так и будет. Однако отмотайте 20 лет назад, и мне бы и в голову не пришло, что однажды, в недалеком будущем, я перестану быть обладателем сезонного абонемента «Уотфорда». Все меняется. Мне посчастливилось найти «Санкт-Паули». Я выбрал их не за их футбол, а за уникальную культуру, которая выросла вокруг клуба. В детстве, когда я начинал следить за «Уотфордом», я был предан игрокам и команде; теперь — здесь, в Гамбурге — я предан болельщикам. Я буду болельщиком «Санкт-Паули» если не до самой смерти, то до тех пор, пока эти единомышленники будут продолжать стоять на «Зюйдкурве», «Нордкурве» или «Гегенгераде». И если случится худшее, я последую за ними, куда бы они ни пошли дальше. Футбол без болельщиков — ничто. То же самое относится и к «Санкт-Паули». Как блестяще написал Дэйв Дафман в вышеупомянутой песне: «Они не команда, мы — клуб». Я бы пошел еще дальше и сказал: «Мы — сообщество»: сообщество, частью которого я являюсь и горжусь этим. Пусть так будет и впредь.

Forza Sankt Pauli!

БЛАГОДАРНОСТИ

Список людей, которых я должен поблагодарить за помощь и поддержку в работе над этой книгой, довольно обширен. Я также уверен, что в конце концов кого-то забуду. Заранее прошу прощения.

Прежде всего, я в долгу перед сотрудниками Fanladen «Санкт-Паули»; без них я не смог бы получить билеты на матчи, которые я видел на «Миллернторе», и без этого опыта я бы никогда не влюбился в клуб, культуру и район. Особое спасибо: Хайко, Стефану и Юстусу.

Зенке Гольдбек и Кристоф Нагель заслуживают особого упоминания за то, что мягко указывали на фактические неточности в моих первоначальных черновиках и предлагали ценные идеи, предложения по улучшению и поддержку на протяжении всего процесса редактирования.

Свен Брукс и Стефан Шац предоставили мне отличные, подробные интервью о прошлом и настоящем Fanladen. Мартин из Ultrà Sankt Pauli дал увлекательное представление об USP, и то же самое можно сказать о представителях Sozialromantiker «Санкт-Паули», которые уделили свое время для интервью. Я также должен поблагодарить Иана Джоя за написание предисловия и за то, что он нашел время пообщаться со мной с другого конца света; ваш статус легенды FCSP вполне заслужен.

Доска объявлений «Санкт-Паули» в Великобритании стала для меня спасательным кругом, позволяющим быть в курсе событий, происходящих на «Миллернторе», и благодаря ей я познакомился с некоторыми невероятными людьми. В последние годы йоркширский фан-клуб «Санкт-Паули» поднял планку, и Скотт Стаббс заслуживает особого упоминания за оказанную им помощь и поддержку. Социальные сети позволили почувствовать себя частью активной фан-сцены, даже если я нахожусь за много километров от «Миллернтора». Также было приятно регулярно общаться с легендой футбольного клуба «Санкт-Паули» Мишелем Мазингу-Динзеем в Твиттере. Я также должен поблагодарить Дэйва Дафмана из Swearing at Motorists, который в двухминутной песне «St. Pauli 'Til I Die» кратко резюмировал то, что я пытался сказать на сотнях страниц.

Из-за недостатка англоязычных материалов о «Санкт-Паули» мне пришлось в значительной степени полагаться на подборку книг и статей. Я часто приводил длинные цитаты из этих работ, но надеюсь, что оставался на правильной стороне от откровенного плагиата (это никогда не было моим намерением). В связи с этим я должен выразить благодарность Крису Сандерсону за его невероятную диссертацию «Никогда больше фашизма, никогда больше войны, никогда больше 3-го дивизиона!». «Социальная история футбольного клуба "Санкт-Паули", 1986-1991 гг.» — работа, к которой я возвращался снова и снова в процессе написания этой книги. Другие работы Рене Мартенса, Кристофа Нагеля, Михаэля Паля, Ульриха Хессе-Лихтенбургера и Кита Лоу сделали процесс собирания воедино истории клуба и района интересным и приятным.

Затем — бесчисленные сайты и блоги, которые я часами просматривал, прогоняя их через Google Translate в надежде найти самородки информации о сегодняшних событиях в клубе. Опять же, их слишком много, чтобы упомянуть все, но блог «Санкт-Паули» KleinerTod предоставил мне подробные отчеты о событиях на поле и за его пределами на «Миллернторе» — он просто великолепен.

Наконец, семья, друзья и коллеги заслуживают особого упоминания. Особая благодарность Кэтрин, Бесси и Шарлотте. Шону, моему лучшему другу, который пережил несколько тяжелых лет, но постоянно удивлял меня своим хорошим настроением и дружбой. И всем, кого я встречал во время различных поездок на «Миллернтор»; ваше тепло и доброта невероятны. Вот небольшой список без особого порядка: Марку и Клаудии за пролитое пиво и фотографии Дениза Наки соответственно, Мальте, Лотти, Кристиану, Николь, Ванессе, Дому, Люку Джи, Томми, Тому Лику, Мику, Томасу Козиновски, Лауре Рейнкенс, Гари и Катарине, Баптисте Силанесу Подеросо, Крису Страйду, Крису Уэбстеру, Спуну, команде «Порт Вейл» и лондонцам. Forza Sankt Pauli!

ИЗБРАННАЯ БИБЛИОГРАФИЯ

Бэкес, Грегор, «С немецким спортивным приветствием, Хайль Гитлер: "Санкт-Паули" в национальном социализме», Hoffmann und Campe, 2010

Fanladen «Санкт-Паули», «15 лет Fanladen "Санкт-Паули", 20 лет политики на стадионе», Fanladen St. Pauli, 2005 год

Хессе-Лихтенбергер, Ульрих, «Гол! История немецкого футбола», WSC Books, 2002

Джеффрис, Мэтью, «Гамбург — культурная и литературная история», Signal Books, 2011 г.

Катценбер, Сюзанна и Тамм, Олаф, «"Миллернтор": Старый стадион», Braus, 2012

Кхун, Габриэль, «Футбол против государства», PM Press, 2011

Лоу, Кит, «Ад — Опустошение Гамбурга, 1943», Penguin Books, 2007

Мартенс, Рене, «Никто не выигрывает на "Миллернторе"», Verlag Die Werkstatt, 2008 г.

Мартенс, Рене, «Всегда есть место чуду, история "Санкт-Паули"», Verlag Die Werkstatt, 2007

Нагель, Кристоф и Пахль, Михаэль, «"Санкт-Паули". Книга», Hoffman und Campe, 2009

Перриман, Марк, «Хулиганские войны: Причины и последствия футбольного насилия», Mainstream, 2002

Сандерсон, Крис, «Никогда больше фашизма, никогда больше войны, 3-го дивизиона! Социальная история "Санкт-Паули", 1986-1991», University of Warwick, 2009

Ценную информацию также предоставили следующие статьи и веб-ссылки:

11 Freunde, http://www.11freunde.de

A-Infos, Автономия и происхождение «Черного блока», http://www.ainfos.ca/01/jun/ainfos00170.html

AFM, http://www.fcstpauli-afm.de

Фотографии Afroh, http://afroh.de

BAFF, http://www.stpauli-fanladen.de

Ballesterer, «Спор между соседями», http://www.ballesterer.at/heft/weitere-artikel/streit-unter-nachbarn.html

Basch Fanzine, http://basch-fanzine.de

Берлинский фан-самми, ноябрь 2012, http://www.textilvergehen.de/2012/11/01/fangipfel-in-berlin-november-2012

«Фанатик Бундеслиги, Как фрикадельки и сосиски вывели "Санкт-Паули" на вершину», автор: Никлас Вильдхаген, http://bundesligafanatic.com/how-meatballs-and-sausages-got-st-pauli-to-the-top

CNN, «Панки, проститутки и "Санкт-Паули": Внутри самого крутого футбольного клуба, http://edition.cnn.com/2010/SPORT/football/08/18/football.st.pauli.punks/index.html

«Империя "Санкт-Паули"», http://www.empire-stpauli.de

FanladenSt. Pauli, http://www.stpauli-fanladen.de

«Fanräume на "Миллернторе"», http://www.stpauli-fanladen.de

«ФК "Санкт-Паули", история клуба», http://www.fcstpauli.com/home/verein/historie/vereinsgeschichte

«"FCSP Athens South End Scum", встречайте ультрас "Санкт-Паули"», http://fcspsouthendscum.wordpress.com/2012/02/07/interview-meet-ultra-sankt-pauli

«FCUM A.D., Поступай правильно», http://fcumad.tumblr.com/post/21659291695/do-the-right-thing-or-st-pauli-3-v-0-fc-hansa, «Да, у нас нет бананов», http://fcumad.tumblr.com/post/13248776308/yes-we-have-no-bananas-hansa-rostock

Fussballdaten.de, http://www.fussballdaten.de

Hamburger Morgenpost, «Я изобрел культ черепа», http://www.mopo.de/news/st--pauli-ich-erfand-den-totenkopf-kult,5066732,5150494.html, «буйство в залах на кубке Швайнске», http://www.mopo.de/st-pauli/hallen-randale-beim--schweinske-cup--st--pauli-greift-die-polizei-an,5067040,11410468.html, «катастрофа кубка Швайнске», http://www.mopo.de/st-pauli/schweinske-cup-desaster--innensenator---polizei-nicht-ausgangspunkt-der-krawalle-,5067040,11414032.html

Блог KleinerTod о «Санкт-Паули», «Стоять рядом с террористами», http://kleinertod.wordpress.com/2012/04/23/rumstehterroristen-fcsp-nahezu-ohne-hansa-rostock-im-gefahrengebiet, «Страсть на трибунах, Страдания на поле», http://kleinertod.wordpress.com/2012/09/26/leidenschaft-auf-den-rangen-leiden-auf-dem-platz-fcsp-heimniederlage-gegen-aalen

«ФК "Магия"», http://www.magischerfc.de

«Мафия "Санкт-Паули"», http://sanktpaulimafia.blogsport.de

Sozialromantiker «Санкт-Паули», http://www.sozialromantiker-stpauli.de

Форум «Санкт-Паули», http://www.stpauli-forum.de

Британская доска объявлений «Санкт-Паули», http://stpaulifansuk.forumup.co.uk

Фотографии Стефана Гроенвельда, http://www.stefangroenveld.de

Taz.de, «Длинная тень прошлого», http://www.taz.de

«Десять метров без головы, хронология Хафенштрассе», http://www.nadir.org/nadir/archiv/Haeuserkampf/Hafenstrasse/story.html

The Quietus, «В конце «Великой свободы": "Битлз" в Гамбурге», http://thequietus.com/articles/04982-the-beatles-hamburg

Независимый кельтский фэнзин «Гром», http://the-thunder.com

Übersteiger-Блог, http://blog.uebersteiger.de

Ultrà Sankt Pauli, http://usp.stpaulifans.de

Йоркширский клуб «Санкт-Паули», http://yorkshirestpauli.com

«Клуб, как никто другой, заслуживает музея, как никто другой» — таков девиз 1910 — Музея ФК «Санкт-Паули», некоммерческой организации. Это общество, основанное болельщиками, ставит своей целью создать уникальное место, где будет праздноваться (и размышляться) прошлое и будущее клуба — включая постоянную (и постоянно меняющуюся) экспозицию и профессиональные архивные помещения. Это самый крупный волонтерский проект за всю историю клуба.

Дополнительная информация: www.1910-museum.de

От переводчика

Каждый раз, когда я заканчиваю перевод очередной книги — это невероятное чувство! Я делал годичный перерыв в переводах для блога Бундеслига.ру, но ни на секунду не пожалел после того, как взялся за очередную книгу о немецком футболе (или, околофутболе, как в этом случае). Да, автор немного идеалистично смотрит на некоторые государственные процессы, да и сам футбол для него, по сути, на втором месте после самого клуба, но именно этим и интересен «Санкт-Паули», не правда ли?

Что ж, новую книгу в работу брать в летний период пока точно не буду, а там — посмотрим. Кстати, есть вариант перевода всей книги в удобный формат epub для чтения на электронных устройствах, если вам вдруг будет такое интересно, то при наличие нескольких заявок рассмотрю и такое.)

А так, читайте на здоровье и отличного вам лета!)

Автор перевода и редактор: Антон Перепелкин

Если вы хотите поддержать проект донатом, то это можно сделать в блоке с комментариями!

Любите немецкий футбол! Цените немецкий футбол!

Смотрите немецкий футбол, подписывайтесь на наш блог и твиттер

Присоединяйтесь к нашему каналу на YouTube и группе VK

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Бундеслига.ру
+34
Комментарии
Возможно, ваш комментарий нарушает правила, нажмите на «Отправить» повторно, если это не так, или исправьте текст
Пишите корректно и дружелюбно. Принципы нашей модерации
Укажите причину бана
  • Оскорбление
  • Мат
  • Спам
  • Расизм
  • Провокации
  • Угрозы
  • Систематический оффтоп
  • Мульти-аккаунтинг
  • Прочее
Пожаловаться
  • Спам
  • Оскорбления
  • Расизм
  • Мат
  • Угрозы
  • Прочее
  • Мультиаккаунтинг
  • Систематический оффтоп
  • Провокации
Комментарий отправлен, но без доната
При попытке оплаты произошла ошибка
  • Повторить попытку оплаты
  • Оставить комментарий без доната
  • Изменить комментарий
  • Удалить комментарий

Новости