Реклама 18+

Джонатан Хардинг «MENSCH»: 12. Philosoph (Философ)

  Об авторе. Благодарности. Пролог

  1. Leidenschaft (Страсть)
  2. Kompetenz (Компетенция)
  3. Lehrer (Учителя)
  4. Vorsprung (Преимущество)
  5. Initiative (Инициатива)
  6. Erfinder (Новатор) часть 1
  7. Erfinder (Новатор) часть 2
  8. Reife (Зрелость)
  9. Denker (Мыслитель)
  10. Mensch (Человек)
  11. Erfahrung (Опыт)
  12. Philosoph  (Философ)
  13. Malocher (Прививальщик)
  14. Trainer (Тренер)
  15. ...

***

«Мы попали в сюрреалистичное царство, но в настоящее время — это реальность».

— Кристиан Штрайх

Кристиан Штрайх — тренер, который продолжает совершать невозможное. Главный тренер «Фрайбурга» продолжает творить чудеса в скромном клубе, несмотря на постоянно растущий финансовый разрыв с более крупными соперниками. Регулярная потеря лучших игроков не останавливает Штрайха,, он продолжает создавать креативные и успешные команды, которые превосходят ожидания. Он создал особую атмосферу в своей команде, где высказываются социальные вопросы и обсуждается не только футбол. Фрайбург — его дом, и «Фрайбург» без Штрайха уже кажется немыслимым. В конце концов, это человек, который ездит на работу на велосипеде и находит поразительным, что такой выбор достоин освещения в прессе. Это человек, который призвал к тому, чтобы Facebook стал предметом изучения в школе, и считает уважение и заботу ключевыми ценностями. Штрайх особенный, и сочетание его характера с футбольным умом доказало идеальную формулу.

Сыграв несколько матчей в Бундеслиге за «08 Хомбург», Штрайх провел большую часть своей игровой карьеры во втором дивизионе в середине 80-х и начале 90-х годов в «Штутгарт Кикерс» и «Фрайбурге», где он стал тренером молодежной команды в 1995 году. Он тренировал команду «Фрайбурга» до 19 лет в 225 играх, выиграв три Кубка Германии, а также титул чемпиона Бундеслиги в 2007/08 годах с командой, в которую входили Дэнни Уильямс (сейчас в «Хаддерсфилд Таун»), Николас Хефлер (сейчас в первой команде «Фрайбурга»), Омер Топрак («Дортмунд»), Оливер Зорг («Ганновер») и Оливер Бауманн («Хоффенхайм»). В 2007 году он стал помощником главного тренера первой команды, а в 2012 году был назначен главным тренером.

Несмотря на квалификацию преподавателя немецкой филологии, истории и спорта, Штрайх никогда не преподавал — по крайней мере, в аудитории. Вместо этого он занялся футболом. После своего пребывания на молодежном уровне и в качестве помощника тренера первой команды, в январе 2012 года Штрайх стал главным тренером «Фрайбурга». Первоначально он отклонил это предложение, боясь проявить неуважение по отношению к бывшему главному тренеру Маркусу Зоргу. В конце концов он согласился, и когда его назначили, президент «Фрайбурга» Фриц Келлер сказал, что Штрайх олицетворяет клуб. Деннис Аого, который играл в юношеский футбол во «Фрайбурге», прежде чем перейти в другие клубы Бундеслиги и Германии, рассказал в интервью Welt: «Я был разгильдяем, но Штрайх открыл мне глаза. Он много разговаривал со мной, и очень откровенно, когда это было необходимо».

Важно отметить, что когда Штрайх был назначен, около «Фрайбурга» не витала такая аура, как сейчас. На протяжении большей части истории клуба «Фрайбург» прыгал между первой и второй Бундеслигами, не в силах найти баланс, необходимый для того, чтобы стать постоянной командой высшего дивизиона. Фолькер Финке руководил этим клубом в течение 16 лет, но как только он ушел, многие задавались вопросом, найдет ли клуб когда-нибудь другого главного тренера, который бы также соответствовал, не говоря уже о том, чтобы помочь им стать несколько культовыми, теми, кем они являются сегодня. Шаг вперед — и вот вам Кристиан Штрайх, скромный, но эмоциональный сын мясника. Уникальный подход к управлению командой и четкое понимание роли клуба в футбольной вселенной были тем, что стало (и остается до сих пор) отличительной чертой стиля Штрайха.

Когда он был назначен, журналистам оставалось только гадать, всегда ли главный тренер, о котором идет речь, будет таким — эмоциональным, философским, порой прямолинейным, порой многословным. Теперь они не ожидают ничего другого. В начале своего пребывания в должности сам Штрайх сказал, что в тот момент, когда он почувствует, что подчиняется другим законам роста и развития, он уйдет. Десятилетие, проведенное у руля, было за гранью всеобщего понимания. Штрайх уже два года провел на этой должности, и ни один день он не был кем-то, кроме самого себя.

В сезоне 2012/13 «Фрайбург» вышел в полуфинал Кубка Германии и занял пятое место в Бундеслиге, тем самым попав в розыгрыш Лиги Европы. В следующем сезоне они заняли третье место в группе H после либерецкого «Слована» и будущего победителя турнира «Севильи». Однако кампания взяла свое, и через сезон после начала их европейского приключения автогол в последний день отправил «Фрайбург» во Вторую Бундеслигу. После этого в смешанной зоне Штрайху пришлось сдерживать слезы. Он просто замолчал, сказав, что впереди будут трудные недели, стиснув зубы, чтобы сдержать рыдания. Во время пресс-конференции Штрайх признал, что игроки уйдут, потому что никто не будет финансировать клуб своими миллионами. Когда его спросили, будет ли он продолжать, его ответ говорил о многом: «Я нахожу невероятным, что все задают этот вопрос, потому что это показывает, где мы находимся. Как я могу уйти, когда я достаточно здоров, чтобы быть главным тренером? Сказать, что я прекращаю это дело? Это невозможно. Вы видите общество, в котором мы живем сегодня. Если я подписываю контракт, я подписываю его вне зависимости от того, успешен я или нет. И я так многим обязан клубу. Удивительно, что все журналисты, с которыми я разговаривал — по–моему, около восьми — задавали мне этот вопрос. Это показательно».

В сезоне 2015/16 Штрайх еще раз отплатил клубу. «Фрайбург» обыграл «РБ Лейпциг» и завоевал титул чемпиона второго дивизиона, оторвавшись от второго места на пять очков. К зимнему перерыву следующего сезона в Бундеслиге «Фрайбург» занимал девятое место с 23 очками — на одно меньше, чем леверкузенский «Байер ». В конце сезона недавно получившая повышение команда заняла седьмое место, обеспечив клубу выход в отборочный турнир Лиги Европы. Несмотря на то, что у него был состав с третьей по общей рыночной стоимости с конца, Штрайх снова сотворил чудо.

Перед началом кампании 2017/18 немецкий футбольный журнал kicker опубликовал футбольную графику, показывающую финансовые прибыли и убытки клубов за предыдущие четыре сезона. «РБ Лейпциг», команда, которую «Фрайбург» обыграл и занял первое место во втором дивизионе в 2016 году, потеряла почти 100 млн. евро на трансферах. На другом конце шкалы на втором месте оказался «Фрайбург» с прибылью в 23,7 млн евро. Как и Штрайх, клуб совершил невозможное, и они были также успешны вне поля, как и на нем.

Однако для того, чтобы стиль управления Штрайха сработал, как и в любой ситуации с тренерством, необходимо было согласовать ряд факторов. Штрайх проработал в клубе 17 лет, прежде чем стать главным тренером, и обладает философским складом ума, который поощряет своих игроков не только к их развитию как футболистов. «Фрайбург» — это клуб, который принимает свою роль в общей картине, как клуб, который покупает и продает, выходит в более высший дивизион и вылетает, но никогда не теряет своей философии, разработанной Штрайхом. Фрайбург — хорошо образованный, либеральный город, где проживает Партия зеленых Германии. Все это в совокупности делает Кристиана Штрайха подходящим человеком и подходящим тренером для «Фрайбурга». Будь он в другом клубе, его успех и влияние, скорее всего, не были бы такими же, но вряд ли он когда-нибудь окажется в другом клубе, и, вероятно, это именно то, чего он хочет.

Если кому-то на ум пришла теория Маттиаса Заммера о плоских иерархиях, которым нет места в футболе, — значит вы  упустили суть того, кем является Штрайх. В некоторых отношениях он стал больше, чем клуб, и все же всегда брал клуб с собой. Он и «Фрайбург» стали симбиозом. Он, пожалуй, лучший пример слов Даниэля Недзковского: «Нет разницы: быть тренером или тем, кем я являюсь как человек»

Язык и общение — это ключи к любому виду лидерства, а Штрайх — это тот, кто ценит правильный выбор слов. Язык — это основная форма общения, и если мы не можем правильно подобрать слова, то как мы можем ожидать, что результат будет верным? Легко предположить эту черту в лидере или тренере, но разница между тренером, который может одновременно говорить правильные слова и правильно их произносить, и тренером, который не может сделать ни того, ни другого, огромна. Это может быть разница между победой и поражением, но это также может быть разница между изучением чего-то правильным и неправильным способом.

Неправильно процитированный в немецком таблоиде Bild о том, что его состав «может удивить», ответ Штрайха был замечательным и был включен в «Streich der Woche», еженедельный формат местной газеты Фрайбурга Badische Zeitung, в котором записываются лучшие цитаты Штрайха за эту неделю: «[Слово] "может" там есть, так что я не соврал, иначе я бы сказал "будет удивлять". К счастью, с языком у нас разные напряги. Было бы неплохо, если бы мы могли держать свои слова, в противном случае мы могли бы все пропускать мимо ушей, или бы в конечном итоге лгали в 50 или более процентах случаев, а я этого не хочу».

Способность Штрайха ориентироваться в политическом ландшафте, предлагая подход к жизни, который также применим и к футболу, тоже интригует. В сентябре 2015 года кризис с беженцами в Германии, казалось бы, каждый день попадал в заголовки газет. Штрайх, как человек, говорил о насущной проблеме. «Впускайте людей, предлагайте им достойную обстановку, заставляйте их изучать язык, без сомнений, — сказал он. — Это должно быть обязательным. Альтернативы языку нет. А затем пусть они работают. Если вы не позволяете молодым людям работать, будь то кто-то из Сирии или Германии, если бы вы не позволили мне работать в возрасте 30 лет и заперли бы меня где-нибудь в доме, и я жил бы со множеством других людей, и я не мог бы работать годами, тогда я не знаю, что я бы сделал. Мой уровень агрессии повысился бы, начались бы ссоры, и мне было бы стыдно, потому что я не бы мог купить маленькие самокаты или подобные вещи для своих детей. Это унизительно для тебя как для личности. Вот почему [мы должны] позволить им работать, разрабатывать программы, делать все возможное, чтобы интегрировать этих людей, потому что нам очень нужны эти люди». В конце пресс-конференции Штрайх добавил: «Мы не так много говорили о футболе, не так ли? Но есть более важные темы».

Акцент Штрайха на языке остается постоянной темой, но именно его способность сопереживать и ценить людей, которые пережили совершенно иную жизнь, показывает его экстраординарный характер. Решение сосредоточиться на нефутбольных вопросах и в некотором роде напомнить спорту о его месте в мире также создает интригу вокруг учебной среды, какую надо было создать для его игроков.

В конце 2017 года немецкоязычный новостной журнал Focus взял интервью у нападающего «Фрайбурга» Нильса Петерсена. В интервью есть небольшой намек на то, каково это — быть игроком под руководством Штрайха. «Футбольный бизнес поверхностен, — сказал Петерсен журналу. — Мы, футболисты, не так уж начитанны. Вот почему я всегда с удовольствием слушаю тренера во время подобных бесед в раздевалке. Грубо говоря, я был зомби в течение многих лет, но держался на плаву, потому что я хорошо играю в футбол. Порой мне стыдно, потому что я так мало знаю о мире.

Кристиан Штрайх необычен. В раздевалке мы говорим не только о составе команды, но и о Дональде Трампе и Реджепе Тайипе Эрдогане. В нашей команде есть американец и два турка, и тренер хочет знать их мнение. Возможно, скоро мне придется что-то сказать об AfD, потому что они получили так много голосов в регионе, в котором я вырос. Мои друзья смотрят каждую его пресс-конференцию. Штрайх обладает определенной мудростью и делится своими соображениями — например, когда он говорит, что со временем, по его мнению, вероятность войны в этой части мира возрастает. Но и футбольные болельщики в этом университетском городе другие — более интеллектуальные и интеллигентные, чем я. Это можно увидеть по атмосфере на стадионе. Наши болельщики очень чувствительны к ситуации и очень редко свистят во время плохих игр».

Проницательность Петерсена наводит на мысль, что Штрайх перед средствами массовой информации такой же, как и перед своими игроками. Это показывает, что его тренерская работа не только сделала Петерсена лучшим игроком — он уже был в расширенном составе сборной Германии на чемпионат мира 2018 года — но и расширила кругозор Нильса как человека. Легко забыть, что у футболистов, как и у многих спортсменов, может быть короткая карьера, и их самая большая борьба связана с жизнью за пределами игры. Как сказал немецкий философ Эрих Фромм в книге «Искусство любить»: «Все люди нуждаются в помощи и зависят друг от друга. Человеческая солидарность — необходимое условие для развития любого отдельного человека». В январе 2018 года Петерсен рассказал kicker, что Германия проявила часть столь необходимой солидарности, поскольку многие люди в стране прислали ему книги, ваучеры и даже билеты в музеи в ответ на его честное и пронзительное интервью.

Одной из причин, по которой Штрайх способен создать такую особую среду обучения для своих игроков, является характер, но немаловажен и тот факт, что он поставил обучение на первый план. Однажды известный в прошлом тренер Бундеслиги Петер Нойрурер сравнил Штрейха с Пепом Гвардиолой, и ответ Штрайха подчеркивает не только то, насколько он ценит развитие, но и то, насколько он его понимает: «Если Петер Нойрурер, у которого так много опыта, говорит, что я здесь неплохо справляюсь, то я в восторге. Сравнение, безусловно, немного смелое. Я бы никогда не сравнил себя с Пепом Гвардиолой или другими великими главными тренерами». После демонстрации скромности Штрайха спросили, может ли он когда-нибудь представить, что тренирует «готовых игроков», а не развивающихся, что явно является его сильной стороной. Вот каким был его ответ: «Я не знаю, захотел бы Пеп Гвардиола работать с командой, где у него не было ощущения, что они хотят большего, что он может сделать больше. Такой же процесс происходил и в "Барселоне". Иньеста, Хави. Когда он стал главным, Иньесте был 21 год, Хави — 25, и теперь их дорожки разошлись. Где же есть готовые команды? В большинстве команд есть много игроков, которые все еще находятся в процессе становления и где, я думаю, все можно улучшить. В идеале у игрока должно быть много таланта, и у окружающих его людей не должно быть ничего глупого в голове, что, к сожалению, довольно часто бывает — работать с ними чрезвычайно привлекательно, потому что ты видишь это на поле».

Широта понимания Штрайха, когда дело доходит до развития, пожалуй, лучше всего проявляется в ответе, который он дал о Криштиану Роналду. Одержимость португальца совершенствованием и показом своей лучшей игры под давлением является частью того, что делает его таким талантливым игроком, но многих отталкивает его невероятный уровень уверенности и самооценки. Штрайх, однако, возвращается к основному посланию — тому, которое дает его игрокам возможность заглянуть за заголовок и понять процесс. «Криштиану Роналду любит демонстрировать свои мускулы. Это факт — потому что они у него красивые. Он тренировался, чтобы нарастить все эти мышцы. У Роналду есть тренировочный режим, которому, если бы каждый из наших игроков тоже следовал, было бы великолепно. Как вы думаете, почему у него такое мускулистое телосложение и такой объем работы? Он играл в Лиге чемпионов в течение многих лет, повсюду был лучшим бомбардиром, в чемпионате Испании, в кубке, национальной сборной, чемпионате мира, и на Евро. Он не отдыхает. Он — пример. Проблема в том, что молодые игроки видят эти смазанные маслом мускулы в какой-нибудь газете и думают, что он шоумен. Но он не шоумен. Он — полная противоположность. Конечно, он выставляет это на показ, но он работал ради всего этого. Делаются неправильные выводы. В этом-то и проблема».

В то время как для Штрайха мускулы Роналду, возможно, больше связаны с целеустремленностью, чем с шоу, переход Неймара в «Пари Сен-Жермен» за 222 млн. евро, по сообщениям, побудил главного тренера к философскому анализу состояния денег в современной игре. Некоторые могут счесть это не более чем бредом местного тренера, но слова Штрайха в преддверии ответного матча отборочного турнира Лиги Европы «Фрайбурга» летом 2017 года еще раз подчеркивал особую обстановку, которую он создал для своих игроков в своей команде: «Я где-то читал, что сестра Джорджо Кьеллини сказала, что хотела бы, чтобы Леонардо Бонуччи остался, но победил "бог денег". И "бог денег" становится все больше. Он пожирает все подряд. Это огромная угроза. Я живу в мире, где зарабатывается так много. Я зарабатываю много. Я пользуюсь огромной привилегией. Но речь идет о постоянном размышлении о том факте, что власть денег безгранична. И не просто так это есть во всех великих книгах, во всех религиях — но это не о религии. Во всех великих книгах говорится: "Что деньги делают с людьми? Но озарение не приходит, потому что искушение слишком велико".

Вы хотите безопасности, это нормально, но даже люди, у которых много денег, хотят немного больше, потому что говорят: "Но если случится то-то и то-то, тогда у меня будет немного больше". Нет ничего плохого в том, чтобы хотеть больше. Это стремление к безопасности и признанию. Никто не будет счастливее, если он зарабатывает 100 тыс. евро вместо 50 тыс. евро в месяц, потому что это не имеет значения. Это имеет значение, если ты зарабатываешь 800 в месяц, и тебе нужно кормить семью, которую ты прокормить не можешь. Но независимо от того, есть ли у тебя чистый доход в размере 3500 евро, 4500 евро или 50 тыс. евро, это не имеет значения — ты не становишься счастливее.

Честно говоря, мне все равно, стоил ли он двести двадцать миллионов или четыреста сорок миллионов евро. Это ничего во мне не вызывает. Мне все равно, потому что я не могу найти разницу между двумястами двадцатью миллионами евро и четырьмястами сорока миллионами евро. Это выше моего понимания. Я даже не хочу читать о сумме трансфера. Меня это больше не интересует. Я не читаю про это — я даже не знал об этом до сей поры. Меня это не интересует. Обидно. Я не знаю, что чувствуют люди, у которых ничего нет, когда читают это, закрадывается ли разочарование, и они говорят: "Я хожу на работу ради того-то и того-то, и я бы предпочел ничего не делать и что-нибудь поднять" — если вы понимаете, что я имею в виду? Я не знаю, хорошо ли это для нашей демократической системы. Я так не думаю, но я не могу это остановить. Мы прибыли в сюрреалистичное царство, но в настоящее время — это реальность».

Забавно, и все же возможно это свидетельствует о том, насколько Штрайх верен себе. За Рождество до того, как Неймар совершил свой поразительный переход в ПСЖ, Штрайх появился на региональном немецком телеканале Südwestrundfunk (SWR) и рассказал о будущем игры: «Если так будет продолжаться и дальше, с большим количеством соревнований и должно быть больше денег, а когда денег становится больше, то все больше людей тоже хотят зарабатывать и хотят откладывать. Странно, не правда ли? У них так много всего, но они хотят что-то отложить, но если у них так много, то им не нужно ничего откладывать. Они должны были бы что-то отдать, но это человеческая природа, вот в чем проблема. И я думаю, что если коров доить слишком много, как говорится, то в конце концов наступит истощение, и люди скажут: "На самом деле я больше не имею к этому никакого отношения". И вполне возможно, что это произойдет, но я надеюсь, что в этот момент меня больше не будет рядом».

О ком бы он ни говорил, мысли Штрайха явно оказывают огромное влияние на его игроков и, вероятно, на бесчисленное множество других. Это лежит в основе успеха идеи, которой придерживается команда новозеландского союза регби, как показывает Джеймс Керр в своей книге «Наследие». Керр пишет, что All Blacks (прим.пер.: Черные — прозвище команды) говорят: «Ты All Blacks, 24/7. Лучшие люди делают All Blacks лучше». Штрайх даже на своих пресс-конференциях дает миру представление о том, как он делает своих игроков лучшими людьми. В то время как «Фрайбург» находится далеко от уровня успеха All Blacks, они, несомненно, создали свое собственное наследие. Все в клубе знают об этом и, скорее всего, скучают по нему, как только уходят, и главная причина этому — Штрайх.

Способность Штрайха добиваться относительного успеха с «Фрайбургом» даже в условиях бурно развивающейся индустрии, регулярной текучести игроков и возможности вылета является результатом отличной тренерской работы. Но это также происходит потому, что он успешно внедрил философию в клубе, которая идеально подошла «Фрайбургу». Уделяя особое внимание уважению, развитию, сопереживанию и пониманию важности социальных проблем, Штрайх создал одно из лучших условий обучения в футболе.

За две игры до конца сезона 2015/16 «Фрайбург» выиграл продвижение в Бундеслигу, победив на выезде в Падерборне. Игроки «Фрайбурга» ворвались на послематчевую пресс-конференцию, распевая песни и разбрызгивая повсюду шампанское. Штрайх на мгновение улыбнулся, но быстро велел им уходить. Затем он извинился перед главным тренером «Падерборна», потому что клуб боролся против вылета (битва, которую они в конечном итоге проиграли), и Штрайх хотел уважать это, даже в момент своего празднования. То, как мы побеждаем, говорит о нас так же много, как и то, как мы терпим поражение. Возможно, даже немного больше.

Неделю спустя «Фрайбург» закрепил титул чемпиона, но для победы над «Хайденхаймом» потребовалось два гола на последних минутах. Однако Штрайх был недоволен негативной реакцией некоторых болельщиков и ответил сердито. Реакция не соответствовала его философии или пониманию того, как управлялся футбольный клуб. Это может показаться неразумным, но дальнейшая проверка показывает, что Штрайх на самом деле напоминает болельщикам о ценностях клуба. «Команда была расстроена, а я был в ярости. Такая команда, как наша, проводит сезон, подобный тому, который мы только что провели, после того, как стояли на коленях. Где в течение 11 месяцев мы были морально и физически совершенно опустошены. И эта команда, с 99% наших болельщиков, сделала что-то невероятное и сыграла против команды из Хайденхайма, которая выпотрошила нас полностью. И через 55 минут у нас было достаточно владения мячом, чтобы хватило на всю жизнь, мы играли, и, конечно, были ошибки, но некоторые люди на трибунах начали свистеть. Нильс Петерсен, Амир Абраши и Винченцо Грифо подошли ко мне и спросили: "Что это было?" Те люди, которые свистят против этой команды, потому что мы должны разыгрывать тактический пас назад, чтобы где-то найти брешь, — мы не хотим, чтобы они были с нами. Они не часть нас. Меня не интересуют такие люди, которые все портят. Их не так много, но они должны оставаться дома. Они нас не интересуют. Команда на поле была полностью шокирована. А что будет в следующем году? Когда ты не выигрываешь игру в течение пяти, шести, семи, восьми матчей? Что тогда? Что случится тогда? Покинут ли они трибуны? Я вне себя от ярости из-за таких людей. Я не хочу, чтобы эти люди были на стадионе».

Далее Штрайх поблагодарил остальные 99% болельщиков за их «невероятную» поддержку, но его напоминание о том, что клуб пытается сделать больше, чем просто выигрывать матчи, осталось. В преддверии матча чемпионата в декабре 2017 года Штрайх пролил больше света на то, насколько важно понимать, что означает философия клуба в день матча. «Альтернатива [игре в футбол так, как хочет "Фрайбург"] — каждый раз запускать мяч подальше. Это не имеет никакого отношения к нашему типу футбола во "Фрайбурге". Это первый пункт. Во-вторых, мы всегда делаем это [пытаемся следовать стилю игры клуба] с молодыми парнями: Робин Кох, Чаглар Сеюнджю, и так далее. Самое главное, что люди — вне поля, наши болельщики, которые поддерживают нас и любят клуб — которые боятся, что мы потеряем мяч, знают, что они молодые ребята и что я ожидаю от них максимума. Максимума, потому что они еще не Матс Хуммельс. Мы доводим дело до предела, чтобы играть в футбол так, как умеем. Мы не всегда играем хорошо, но самое главное, чтобы люди на трибунах не испугались, не сказали "О!" и не ахнули. Мы практикуем все это. Если мы меняем фланг три раза [с мячом], мы делаем это не случайно в защите, а потому, что если мы сделаем это три раза, то "Гладбаху" придется бегать туда и обратно три раза, а также и их нападающим, например. Затем, они ведь устали, потому что у них тоже была игра в субботу. Благодаря этому мы можем выиграть игру. Люди могут видеть эстетичный футбол, когда он работает, но в какой-то момент он не работает — тогда мы уступаем, но это нас не интересует, потому что это футбол. Вот как мы хотим это видеть. Вот как мы хотим играть, и ребята тоже».

Для Штрайха ничто не стоит выше философии клуба, даже поражение. Это мощный инструмент, потому что, как он показал, это часто означает, что поражение становится частью окончательной победы. «Я понимаю, что люди боятся, но какова альтернатива? Мы пинаем мяч вперед, и он пролетает в воздухе 60 метров. Болельщики не скажут "О!" Они скажут это потом, говоря: "О! Какой ужасный футбольный матч". Я только хочу воззвать, и именно в позитивном смысле, что молодым парням, которые находятся под таким большим давлением — чтобы остаться в Бундеслиге, и это только часть, мы тоже находимся под давлением, и под немаленьким — доверяют это делать и что они [болельщики] не должны слишком бояться, потому что тогда этот страх передается нам. Потому что, если они [игроки] осозна́ют это или что-то случится, тогда они перестанут доверять себе, и я вроде как не у дел, потому что я должен доверять им, потому что только тогда мы сможем развиваться и играть в футбол, на который мы способны во "Фрайбурге", независимо от того, успешны мы или нет. Мы сделаем это. Мы постараемся сделать все правильно. Мы не справимся с этим, если сделаем это иначе. Мы всегда должны ставить нашу футбольную культуру во главе угла. У нас здесь исключительная, и я им не льщу, а экспертная аудитория… Те люди, которые ахают и говорят "О!", не являются негативными, они напряжены. И мы такие же, и будем совершать ошибки».

Это не философия, присущая исключительно «Фрайбургу», и не мыслительный процесс, присущий исключительно немецкому народу, но в современном футболе он встречается все реже. После победы «Гладбаха» со счетом 3:1 над «Гамбургом» в середине декабря 2017 года спортивный директор клуба Макс Эберл отреагировал на несколько неодобрительных возгласов толпы из-за паса назад. Цитируемые в kicker слова Эберла перекликаются с аналогичными чувствами Штрайха: «Это меня прямо бесит. Они должны ехать в "Баварию", если хотят видеть только атакующий футбол. Или в ПСЖ. Они жалуются, что у них [Баварии и ПСЖ] слишком много денег, но им следует туда поехать. Мы здесь играем в честный футбол, работаем с молодыми игроками… Это ожидание. Я не знаю, чего они хотят. Чего вы хотите от нас? Следствием этого является слепой удар по мячу в направлении ворот, и они тоже будут свистеть… "Боруссия Менхенгладбах" — не та команда, которая играет длинными забросами. Мы команда, которая хочет играть в футбол. Иногда все идет хорошо, иногда нет. Это должно приниматься в расчет».

То, во что мы верим, должно быть нашим путеводным светом, нашей мотивацией, нашим духом во тьме. Если мы хорошо поработаем, ценность этой работы в конечном итоге будет признана, и наградой может стать победа на поле, но она также может быть намного больше. Один тренер сказал мне, что один из его бывших игроков прислал ему фотографию, на которой держал в руках только что выигранный трофей, подписанный словами: «Дорогой тренер, ничего из этого не случилось бы без вас. Спасибо вам за все, ваш друг навек». Он также прислал ему подписанную футболку со следующими словами на ней: «Дорогой тренер, вы один из самых важных людей в моей жизни. Спасибо. P.S. Даже если вы временами разрывали меня на части, я знаю, для чего это делалось».

Успех приходит во множестве форм. Кристиан Штрайх добился большого успеха, помогая своим игрокам стать лучшими футболистами и поощряя их рассказывать об окружающем мире, создавая философию, основанную на уважении и развитии. Это не та победа, которая заполнит шкаф с трофеями, но она заполнит умы — и, возможно, это величайшая победа из всех.

Ключевой урок

В то время как многие пресс-конференции Штрайха можно рассматривать как отвлекающие приемы, чтобы снять давление с его команды, они также являются честным и откровенным пониманием разума человека — и, в свою очередь, того, что он за тренер.

Подход 53-летнего мужчины напоминает эту замечательную цитату из фильма «Каждое воскресенье», на мой взгляд, самого жестокого и честного фильма, когда-либо снятый о спорте. Фильм Оливера Стоуна известен знаменитой речью о «дюймах», произнесенной Тони Д'Амато, стареющим главным тренером, которого играет Аль Пачино. Д'Амато говорит своим игрокам: «Вы обнаруживаете, что жизнь — это всего лишь игра в дюймы. Как и футбол. Потому что в любой игре, жизни или футболе, вероятность ошибки очень мала». Однако за пределами истории, в которой раскрывается вся слава и недостатки современного спорта, в этих словах чего-то не хватает. Хотя эта речь трогательна и уместна во многих отношениях, на самом деле есть еще одна цитата Д'Амато, которая имеет больший резонанс. «Эта игра должна быть не только о победе. Вы здесь часть чего-то... По пути к этому чему-то я хочу, чтобы вы лелеяли это, потому что, когда это уйдет, оно уйдет навсегда».

Похоже, для Штрайха это также верно. Он осознает, что является частью чего-то особенного и что так важно расти, наслаждаться и использовать то время, которое у нас есть. Мы тоже должны это признать. К какому бы бизнесу, группе, команде или клубу мы ни принадлежали, быть частью этого должно быть большим, чем победа, потому что мы не всегда можем побеждать. Даже здесь есть подходящая цитата Штрайха. Когда его спросили о давлении победы, Штрайх сказал: «Нам не обязательно побеждать. Что нам нужно сделать, так это умереть».

***

Автор перевода: Антон Перепелкин

Редактор перевода: Софи Кожанова

*** 

Любите немецкий футбол! Цените немецкий футбол!

Смотрите немецкий футбол, подписывайтесь на наш блог и твиттер

Присоединяйтесь к нашему каналу на YouTubeтелеграм-каналу и группе VK   

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Бундеслига.ру
+16
Написать комментарий

Новости