«В «Локо» назвали сумму, за которую я попал бы в дубль и юношескую сборную». Футбол от Крыма до США

Денис Романцов поговорил с Павлом Кондрахиным

Три года назад нападающий Павел Кондрахин играл за Симферополь в чемпионате России, а сегодня бегает в одной лиге с Дидье Дрогба и Джо Коулом. United Soccer League – вторая лига США после MLS (Major Soccer League). Кондрахин играет в ней за «Талсу Рафнекс», которая на прошлой неделе разгромила команду Дрогба «Финикс Райзинг» 3:0. 

– Дрогба – великий футболист, а Америке он может себе позволить девяносто минут просто ходить пешком по полю, – говорит Кондрахин. – В одной команде с Дрогба играет Шон Райт-Филлипс – причем, пока я его не увидел на разминке, даже не знал, что он здесь играет. Та же история и с Джо Коулом, который выступает в «Тампе-Бэй». А капитан моей команды Хуан Каффа играл раньше в «Бетисе» и «Сарагосе».

– Что у вас за команда?

– Одна из самых малобюджетных в лиге. При этом очень интернациональная – Каффа аргентинец, есть ребята из Японии, Ямайки, Перу, Кубы, Сальвадора. Мексики, Чили и Кубы. На нашем стадионе висят флаги всех этих стран – в том числе и флаг России. На тренировках английского языка не слышно – только испанский. Даже я на нем заговорил.

– Расскажите про Талсу, в которой вы живете?

– Это штат Оклахома, очень удобный город, красивый даунтаут, много ресторанов, баров, кафе. Из-за того, что здесь я живу в съемной квартире, а не на базе, как в России, часто приходится самому себе готовить, но это даже хорошо. Единственный минус – здесь очень, очень жарко. Плюс 40-45. В августе тут будет невыносимо – особенно для русского человека. Недавно отыграл семьдесят минут в Техасе при сорока градусах жары – не знаю, как я выдержал.

На тренировках я просто помираю. На днях «Зенит» жаловался, что играл при +32, а я каждый день тренируюсь при +40. Вся вода выходит. Теряешь килограммов пять. Причем тебя взвешивают до и после тренировки. Если на следующий день ты не весишь столько же, сколько перед предыдущей тренировкой, тебя не допускают до занятия. Объясняют это тем, что у тебя истощение организма.

– Какой американский город нравится больше всего?

– Лос-Анджелес, где работает моя мама. Рядом океан, шикарная погода. А в Талсе выходишь из дома и будто попадаешь в баню. Я правильно питаюсь, пью много воды, но все равно тяжело.

– У вас есть еще родственники в Америке?

– Мой брат раньше тоже жил в Штатах, а сейчас работает корреспондентом на Russia Today и живет с семьей и ребенком в Москве.

– Что больше всего поразило в американской лиге?

– Местный менталитет. В России есть поговорка «Кто не курит и не пьет, тот в состав не попадет», а в Америке все более позитивно – как бы ни сыграли, у всех хорошее настроение. Платят каждые две недели – день в день, иногда даже раньше. Тренеры не ругаются матом на футболистов (хотя это не было бы для меня проблемой). Не скажу, что в России все ходят злые, но понятно, что, когда холод, грязь, пробки, задержки зарплаты, особо добрым ты не будешь.

– Что американские игроки спрашивают вас о России?

– Сами знаете, что здесь говорят по телевизору: русские – плохие, взломали американскую систему, выбрали Трампа. Здесь все шутят: говорят, что я русский шпион.

– Каким спортом увлекаетесь, кроме футбола?

– Ходил на бейсбол. Незабываемое впечатление: люди стоят, пытаются битой ударить мяч и при этом зарабатывают миллионы. Правда, как мне сказали друзья, бейсбол – это не так легко, как может казаться со стороны.

В американский футбол мы иногда играем на тренировках, но надо мной смеются, когда я пытаюсь этим заниматься. Я этот мяч никогда в жизни не кидал, бросил его, как мог, – ну вот ребята и расхохотались.

– Как вы попали в американскую лигу?

– Мне повезло, потому что в Америке я особо никого не знал, но хорошо проявил себя на сборах, забил победный гол в товарищеском матче команде MLS «Чикаго» и услышал от тренера: «Мы тебя подписываем». Весной забил пару голов в Кубке, но летом играю не так часто, как хотел бы.

– Почему?

– У нас сейчас в аренде шесть футболистов из команд MLS. Бывает, тренируешься всю неделю, готовишься выйти в старте, а потом приходишь в раздевалку и видишь нового парня, которого взяли в краткосрочную аренду, Его выпускают в основе, а потом он уезжает обратно в MLS. Здесь такое частое часто бывает.

В двадцать три года я еще считаюсь здесь молодым футболистом, в это время здесь только начинают играть в профессиональный футбол после учебы. Я приехал сюда, чтобы закрепиться на высоком уровне, и пробиться выше. В России-то были моменты, когда я думал закончить с футболом, но потом понял, что справедливости в футболе нет и не нужно ее ждать.

– С чем труднее всего было мириться в российском футболе?

– С коррупцией, которая там есть практически везде. Коррупция, наверно, во всех странах, но на таком уровне, как в российском футболе – мало где.

– Детство вы провели между Россией и США?

– Родился я в Москве, но по семейным причинам мы уехали в Нью-Йорк. Через три года, еще до первого класса, я вернулся в Россию и жил у бабушки в Малоярославце, потому что у мамы сложилась тяжелая ситуация и она не могла уделять мне много времени. При этом она часто навещала меня в России, а я раз в два-три года ездил к ней в Америку. Я еще тогда в совершенстве выучил английский, и поначалу в России даже говорил с акцентом – из-за этого было трудно в первом классе.

В футбол же я начал играть в Малоярославце. Весь день обитал на поле – больше-то делать было особо нечего. А потом окончил две ДЮСШ в Москве, заварилась футбольная каша и я лет восемь не был в Америке.

– Где играли в Москве?

– Сначала в «Трудовых резервах», где я был на год младше всех. Моим партнером был Антон Швец, находившийся в «Вильярреале», а теперь перешедший в «Ахмат». Мы много ездили по заграницам, но потом команду распустили, то ли финансирование закрыли, то ли еще что... Мне было шестнадцать, некуда было идти и я оказался в ФШМ у Петра Шубина, в восьмидесятые помогавшего Бескову в «Спартаке». Шубин очень активно работал с футболистами – подходил к каждому и подробно все объяснял. В России не так много хороших юношеских тренеров, и мне нравилось с ним работать. Потом Петр Евгеньевич, используя свои связи, отправил меня на просмотр в «Локомотив».

– Почему туда не пробились?

– Там я тренировался с ребятами на год старше, очень хорошо себя проявил, забивал и в двусторонках и в товарищеских играх. В «Локо» классная школа, отличные ребята, это великий российский клуб, я бы с радостью там остался, но меня поставили перед фактом – назвали сумму, за которую я подписал бы контракт с дублем и начал бы привлекаться в юношескую сборную России. Просто назвали сумму – и не мне, а моей матери, которая на тот момент была в Москве.

– Мама была в шоке?

– Сказала: «Почему у нас в России такой футбол?» А ей: «Ваш сын – талантливый хороший футболист, но мы тоже кушать хотим». В России очень много перспективных молодых футболистов, но в переходе из юношеского футбола в профессиональный не все происходит справедливо. Конечно, если ты русский Месси или русский Роналду, тебе проще, но если ты просто хороший игрок, то не факт, что пробьешься. Тем более у меня никаких связей не было. Петр Шубин потом даже извинялся передо мной и моей мамой, что отправил меня в «Локомотив»: «Я не знал, что так будет».

– Что потом?

– Я ездил на просмотр в Латвию, Молдавию, Ирландию, но везде была проблема с первым контрактом, потому что ФШМ просил за меня компенсацию. В Ирландию я попал своеобразно: приехал на просмотр в ульяновскую «Волгу», неплохо выступил, а там оказались ирландские агент и тренер. Они мне сказали: «Ты такой талантливый. Приезжай в Ирландию на просмотр». Там я семь месяцев тренировался с профессиональной командой, а играл за любительскую: надеялись, что так получится обойти необходимость платить компенсацию, но – не срослось.

За границей мне дважды предлагали подписать контракт после просмотра, но клубы-то небогатые и, когда они узнавали, что за юного неопытного игрока нужно платить, скажем, десять тысяч долларов, они отказывались от меня. Поэтому пришлось начинать профессиональную карьеру не за рубежом, а во второй российской лиге. Там такая грязь творится – ужас. Были такие тренеры, что без слез не взглянешь. Просто шок.

– Например?

– В брянском «Динамо» у меня была зарплата, грубо говоря, пятьдесят тысяч рублей, но я ждал свой трансфер из Армении, где до этого играл за «Улисс». Ждал два месяца. В это время тренер брянского «Динамо» сказал: в команде больше не осталось зарплатных мест, но надо подписать еще одного футболиста. Тренер попросил: «У тебя ставка – 50 тысяч. Давай сделаем, что у тебя 30, а у того футболиста – 20. Даю слово, клянусь богом, что ты без своих денег не останешься. Как у тебя было 50, так и останется. Ты просто меня выручишь».

– А дальше?

– Мы пожали руки, я заключил допсоглашение, приходит мой трансфер, я забиваю гол в дебютной игре, все хорошо, а потом наступает время зарплаты, и мне приходит 30 тысяч, а не 50. Иду к тренеру: «Мы же договорились. Вы попросили, я сделал. Как дальше быть?» – «Иди сам разбирайся». Через две игры он посадил меня на лавку, сделал из меня козла отпущения: «Не так тренируешься, не так играешь. Не думай о деньгах. Работай». Где такое еще встретишь, как не во второй лиге России? Обманывать так 22-летнего футболиста – аморально. При этом даже во второй лиге есть хорошие клубы и тренеры, но есть и команды, где все очень плачевно – вранье сплошь и рядом.

– В чем еще это проявлялось?

– Игры сдавали за спиной. Кто-то из игроков и тренеров между собой договорились, а восемь из одиннадцати игроков об этом не знают.

– Как вы чувствовали, что игра сдается?

– После игры об этом узнавали все. До Брянска я был в армянском «Улиссе», президентом которого был Валерий Оганесян (сегодня он президент московского «Арарата»). То, что там творилось – это вообще невиданно. Я не знал, что такое бывает. Поначалу все было хорошо. Сильный тренер, с которым было приятно работать, но через пять туров он подал в отставку. Как выяснилось – из-за того, что игры сдавали. Приезжал Оганесян, устраивал собрания: «Я дам вам зарплату. Все вам верну. Вы только играйте, старайтесь». Чисто психологически тяжело играть в футбол, когда тебе не платят, а матчи сдаются. Мы четыре месяца жили в гостинице без копейки, ели каждый день одно и то же. После этого нам купили билеты домой и всех распустили, так и не заплатив ни одной зарплаты. А потом в армянской прессе написали, что представителей клуба задержали за сдачу игр.

– Игры сдавали из-за того, что не платили зарплату?

– Я могу спокойно положить руку на сердце и сказать, что я этим никогда не занимался. И русские ребята, которые были в «Улиссе», – тоже. Занимались другие люди. Ереван – очень красивый город, там добрые жители, но то, что творилось в «Улиссе» – просто цирк. Сидеть там совсем без денег было очень тяжело. Неудобно было одалживать у родных, но приходилось. В «Улиссе» мне так и остались должны за четыре месяца.

– После Армении вы приостановили карьеру. Почему?

– Человек, который устроил меня в «Улисс», выдал мне одну зарплату и я купил билет в один конец в Лос-Анджелес. Было очень трудно психологически. Не хотел возвращаться в Россию, полгода просидел на пляже, загорал, отдыхал, бездельничал, играл только как любитель, но соскучился по профессиональному футболу и знакомый агент предложил меня брянскому «Динамо» – тренеру, у которого я начинал в новокубанском «Биологе». Ну, а в «Динамо» меня начали чмырить и гнобить из-за того, что я пытался вернуть свои же деньги. Я расторг контракт и улетел в Америку.

– Ваша первая профессиональная команда – ТСК Симферополь, игравшая во второй лиге России. Как туда попали?

– Приехал туда, там за два-три дня собрали команду, и я подписал контракт. Мне нравилось жить в Крыму: море и Ялта – рядом, натуральные поля, отличная погода, шикарная база Крымтеплица, трехразовое питание, много красивых девушек (смесь Украины и России – золотая середина), только вот денег сначала не было – задерживали месяца три. Я хорошо выступил в первых двух матчах, но начались травмы: мы начали играть, не пройдя сборов, у меня то приводящая мышца болела, то задняя, а у доктора из-за отсутствия финансов не было нужных медикаментов.

Денег в команде не было из-за того, что команда создавалась стремительно и не успели найти спонсоров. Потом-то со всеми рассчитались.

– Как вы ездили на матчи за пределы Крыма?

– На матчи в Россию – через паром. Это вообще жесть была. В Новокубанск добирались двадцать часов. Приехали днем – просто никакие. В игре, понятное дело, сказывалось, что мы почти сутки сидели в автобусе. Это очень выматывало.

– Какая была атмосфера в Симферополе летом 2014-го?

– Все было шикарно. Люди радовались, что Крым стал частью России. Первая игра – дерби против «Севастополя». Собрался полный стадион, тысяч десять. Звучал гимн России, все его радостно пели. Не могу за всех говорить, но, по тому, что я видел, люди были на позитиве. К сожалению, после первого круга Симферополю запретили играть в чемпионате России из-за политических дел.

– Вас это удивило?

– Да нет. Все уехали в отпуск, узнавали слухи о ситуации с Украиной, а потом стало понятно, что симферопольской команды во второй лиге не будет. Большинство игроков разъехалось. Я пытался пробиться в две команды первой лиги, но через просмотр это вообще нереально. У игроков есть агенты, у агентов работают в клубах знакомые люди, с которыми они договариваются – только так туда можно попасть. Футбол в России очень замороченный. Агенты многое решают.

– А у вас был агент?

– Были люди, которые направляли, советовали, но контракта я ни с одним агентом не подписывал. После Симферополя я попал в новокубанский «Биолог», это вторая лига, туда было проще пробиться. забил там в последнем туре два гола, контракт был еще на год, но пришел новый тренер, привел своих ребят и сказал: «На тебя рассчитывать не будут».

– В «Биологе» тоже задерживали зарплату?

– Это единственная моя российская команда, где не было проблем с деньгами. Рядом была Биофабрика, из-за этого, наверно, и не было задержек. «Биолог» базировался в поселке Прогресс, где, кроме футбольной команды, жили только три бездомные собаки – больше никого. База находилась в старой библиотеке. Один душ – на девять человек.

– В чемпионате России вы не считались иностранцем?

– Нет. У меня два гражданства – России и Америки. Я особо не разглашал, что у меня двойное гражданство, так что, может, кто-то и не знал, что у меня есть и паспорт США. В Американской лиге я сейчас тоже не считаюсь легионером, хотя везде числюсь как представитель России. Сам я чисто русский человек. В Америке все на высшем уровне, но я немножко скучаю по России. Там остались все мои друзья и почти вся родня.

«Родители благодарны Путину за то, что в Севастополе не было майдана». Самый необычный немецкий футболист

«Эту игру отдать, эту купить». Голова болела от этого». Он вошел в историю дерби ЦСКА – «Спартак»

«Ребята решили: «Играем до первого гола, а потом отдаем». Он сделал нашу сборную лучшей в мире

Фото: facebook.com/pashka77, roughnecksfc

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Душевная кухня
+864
Популярные комментарии
Филипп Митяков
+632
С моим выпуском 1988 года рождения было ровно тоже самое. Тоже в "Локо" называли конкретную сумму, на которую брали на контракт в дубль. В итоге зарплатой в дубле за два года ты отбивал то, что платил тренеру за день до подписания контракта, и как бы получал шанс пробиться в большой футбол... Так что ничего нового, уверен такое во всех клубах было, есть и будет есть...
ros01
+412
Практически под каждым словом можно подписаться. Молодца парень! Как можно поднять футбол, если всё на дашь-дашь решается? Читаешь, и понимаешь, что всё правда - это как? Что за хрень у нас вообще? Удачи в Америке, всё правильно сделал.
mihey1223
+309
Не только в футболе коррупция у нас. Даже одиночные виды спорта прогнили от коррупции. Теннис, плавание, легкая атлетика. Показываешь хорошие результаты в возрасте 12-14 лет в своем регионе, а на чемпионат России едет паренек, за которого мама с папой занесли тренеру денег.
4eburan71
+241
Талса - это видимо тот городок куда уехал работать Чендлер Бинк, заснув на совещании)
Филипп Митяков
+226
Я более того, я могу рассказать историю, как московский "Спартак" на турнир в Австрию поехал без вратарей, потому что нашлось несколько блатных, за которых родители готовы были заплатить. И тренер предпочел отказаться от вратарей. Типа всё равно забьем больше, а на воротах стояли те, кто на тренировках были нападающими.

И несмотря на то, что я не стал футболистом, я и этой историей поделиться не могу? Тренером, кстати, был первый детский тренер Артёма Дзюбы... Сам Дзюба, кстати, на тот турнир тоже не попал ))
Ответ на комментарий selso99
Ну коль ты не собирался становиться профессиональным футболистом, на кой х.. Зачем ты пишешь о суммах, о коррупции и т. д. ? Уровень не тот. Также и персонаж интервью. Зато плюсы словил, красавец
Написать комментарий 296 комментариев

Новости

Реклама 18+