Реклама 18+

Корнет, вы женщина?

12 лет назад, в августе 2009 года, на чемпионате мира по лёгкой атлетике в Берлине взошла звезда южноафриканской бегуньи Кастер Семеня. Но не столько как чемпионки мира в беге на 800 метров, сколько как непонятной спортсменки-гермафродита. Или, как модно говорить сегодня, – интерсекса.

А в нынешнем году незадолго до соревнований штангисток на Олимпиаде в Токио в весовой категории свыше 87 кг подобной славы добилась новозеландская спортсменка-тренсгендер Лорел Хаббард. И никто не удивился, что бывший Гэвин Хаббард был как следует раскручен только сейчас, а не четыре года назад – после серебра, взятого на ЧМ-2017 в Анахайме.

Впоследствии нас познакомили и с канадской футболисткой-трансгендером Ребеккой Куинн, завоевавшей в составе своей команды бронзу.

Об этих и других нетипичных спортсменах и спортсменках написано много. Но статьи о них редко бывают полномасштабными – с большим количеством примеров, какими-то цифрами, комментариями специалистов и т. д. К тому же жизнь идёт вперёд: появляются новые персонажи, развивается наука, меняются правила. Нельзя, конечно, объять необъятное, но постараюсь-таки описать в одной статье всё основное, касающееся данной темы.

(Сразу предупреждаю: статья большая. Кто привык к небольшим – читайте её по частям, выделенным подзаголовками.)

В качестве эпиграфа: спортивная комиссия по гендерному контролю традиционно проверяет только женщин. Ну, или тех, кто хочет, чтобы их отнесли к женщинам. В мужском спорте проводить подобную проверку, как правило, бессмысленно – гермафродиты и трансгендеры туда по понятным причинам не ломятся.

Впрочем, из любого правила есть исключения. Последнее произошло буквально на днях: шведский гандболист-трансгендер Луи Санд подписал контракт с местным клубом «Керра». Правда, данный клуб играет лишь во втором дивизионе. К тому же непонятна последовательность действий его руководства: сперва подписывают контракт с бывшей женщиной-лесбиянкой, а теперь ждут разрешения от местной федерации гандбола на выступление Санда в мужском чемпионате Швеции.

Что ж, будем следить за развитием событий, а пока вернёмся к гендерной комиссии. В ней в разные времена успело побывать до четырёх специалистов: гинеколог, генетик, эндокринолог и психиатр (психолог, психотерапевт – нужное вставить). То есть представлены четыре разные медицинские сферы, четыре «четверти» общего дела. Зачем их так много, и что они там определяют? Давайте разбираться.

Гинекология

Эта «четверть» – самая простая, но и самая никудышная, когда заходит речь об определении пола в «тяжёлых» случаях. Если бабе Маше с приподъездной лавочки кажется, что гинеколога за глаза должно хватить, дабы отличить мальчика от девочки, то реальность куда сложнее.

Да, помимо женщин и мужчин, существуют и гермафродиты. Но здесь необходимо уточнение. Есть так называемые «истинные гермафродиты» – люди, обладающие и женскими, и мужскими половыми органами, причём не только снаружи, но и внутри. А есть псевдогермафродиты, обладающие женскими половыми органами снаружи и мужскими – внутри (либо наоборот).

Всё это гинеколог и вправду с лёгкостью зафиксирует. Но дальше он замолкнет. Потому что не сможет ответить на главный вопрос: «Имеет ли этот человек преимущество в физическом плане над обычными женщинами?».

В принципе, на этом можно было бы и завершить данный раздел, но продолжим. Ибо гинеколог способен рассказать ещё много любопытного если уж не о гермафродитах, то об обычных спортсменках. Которые, что уж там греха таить, часто являются головной болью гинекологов. Также он способен рассказать или, по крайней мере, порассуждать о мужчинах-спортсменах, искренне считающих себя женщинами (!). Но не из-за проблем с психикой, а в силу именно «генитальных» причин.

Дело в том, что природа способна порой подстроить такие каверзы, что введёт в заблуждение и опытных акушерок, которые возьмутся определять пол новорождённого. Пенис и мошонка у мальчиков могут быть очень сильно втянуты внутрь, и тогда снаружи останутся лишь две прилегающие друг к другу кожные складки. В свою очередь, у девочки может быть сильно увеличен клитор, который принимают за пенис.

Потом на изначальную патологию, скорее всего, наложится обычная жизнь – природная и бытовая. Торс и таз мальчика и девочки построены идентично, а тема половых органов при ребёнке лишний раз не поднимается – как в нормальных семьях, так и в поликлиниках. И потому изначальное заблуждение будет продолжаться аж до подросткового возраста, когда начнётся созревание организма.

Да и тут правда вскроется не сразу. Ведь «мальчик», у которого начнут округляться бёдра-ягодицы и расти грудь, будет стесняться этого и всячески скрывать, пока возможно. А уж если не начнут, то и вовсе говорить не о чем. Кстати, не начнут именно потому, что «мальчик» пошёл по спортивной стезе. А его коллега-«девочка» будет выслушивать успокаивающие речи окружающих о том, что у тебя, мол, и не должно сейчас ничего расти – ты спортсменка.

Дело в том, что у спортсменок половое созревание и вправду сильно отстаёт – если не всегда, то зачастую. Например, у баскетболисток месячные запаздывают на год-два, а у гимнасток – и вовсе на четыре-пять лет. Причина – в необходимости жёстко сжигать жир. Между тем жировая ткань у женщин активно синтезирует половые гормоны – эстрогены. Для нормального развития девочке требуется 28-32% жировой массы в теле. Критический минимум – 22%.

Если же тренеры будут активно добиваться того, чтобы было не 32% и не 22%, а просто 2%... Мы можем получить в определённый момент лишь оволосение лобка. Груди же не будет от слова совсем. Округлых бёдер – тем более. Зато будет у нас мужчина, искренне считающий себя женщиной. Правда, с серьёзным отставанием в половом развитии.

В раскрученной истории спорта подобные каверзы природы лучше всего реализовались, пожалуй, в лице германского прыгуна Германа Ратьена – «испорченного природой мальчика», чьи недоразвитые половые органы ввели в заблуждение акушерку. Родители Германа растили ребёнка как девочку Дору, а тот, осознав в подростковом возрасте, что никакая он на самом деле не девочка, перечить родителям не решился.

Так и продолжалась девичья жизнь Ратьена, в которой было и золото чемпионата Европы, и мировые рекорды. Продолжалась до тех пор, пока один бдительный проводник поезда не сообщил полиции на вокзале, что, мол, у нас тут какая-то небритая фройляйн едет. Германа арестовали, осмотрели и заставили «перейти в мужчины», чему он, впрочем, только радовался. Будучи дисквалифицирован, Ратьен прожил почти 90 лет и умер, не дожив всего полтора года до скандала с Кастер Семеня.

Менее раскручен чешский легкоатлет Зденек Кубек (при рождении – Здена Кубкова), хотя и он установил в 1934 году несколько мировых рекордов – женских, разумеется. В 1935 году Кубек ушёл из спорта (правда, в регби впоследствии играл, но так, «на заднем дворе»), а в 1936 году... ну, не то чтоб полностью сменил пол, скорее, провёл коррекцию в мужскую сторону. «Мужчина – всё, женщина – ничто [в нашем мире]», – заявил он при этом.

Почти одновременно с Кубеком скорректировал свой пол Марк Уэстон – британский метатель, прославившийся, правда, лишь на национальном уровне. Он даже женился впоследствии. Троих детей имел. Так что и довоенные хирурги были не промах.

В 1937 году скорректировал пол и бельгийский велогонщик Вилли де Брюн (при рождении – Эльвира), которому также было некомфортно оставаться официальной женщиной. В отличие от Ратьена и Уэстона (а в серьёзном плане – и Кубека), он продолжил заниматься спортом, однако вскоре началась Вторая мировая война, и потому до вопроса о допуске Вилли на Олимпийские игры дело в итоге не дошло.

«Велопацанка» Альфонсина Страда к нашей теме отношения не имеет. Но в своё время – в 1924 году – её приняли за мужчину и допустили до гонки «Джиро д’Италия».

Сестёр-легкоатлеток Тамару и Ирину Пресс, блиставших на Играх в Риме-1960 и Токио-1964, советские медики, подотчётные лишь ЦК КПСС, осматривали втихаря. Не знаю, насколько большое удовольствие получали советские чиновники, изучая медицинские особенности сестёр, но в 1966 году, когда было объявлено о введении гендерного контроля на соревнованиях, обе вдруг взяли и завершили карьеру. (Кстати, Тамара умерла всего четыре месяца назад.)

Из других известных, но вызывавших подозрения советских спортсменок старой эпохи можно упомянуть спринтершу Марию Иткину (кстати, и она покинула нас менее года назад).

А также Александру Чудину, которая начинала как легкоатлетка, но наибольших успехов достигла, будучи волейболисткой.

Назывались ещё легкоатлетки Татьяна Щелканова и Евгения Арзуманова, но здесь, похоже, мы ничего, кроме сплетен, не имеем.

Как бы то ни было, современные спортсменки, будоражащие прессу и общественность своей нетипичностью, обычно всё же из другой оперы. Разве что речь идёт о совсем уж оголтелых мошенниках вроде кенийской «бегуньи» Шиейс Чепкосгей, которая на поверку (в тюрьме) оказалась мужчиной. К тому же он был допингистом и «медбратом».

Посему давайте перейдём ко второй «четверти» – генетике.

Генетика

Вроде бы самая крутая «четверть», поскольку имеет дело с генами, хромосомами, ДНК. Глубже смотреть просто некуда. К тому же хромосомный набор – штука стационарная: его не изменить, не подделать и не спрятать. Но если нашей условной бабе Маше с лавочки вновь покажется, что разгадка близка, придётся огорчить её во второй раз.

Классический женский хромосомный набор (кариотип) – 46 XX, мужской – 46 XY. Да, из 46 человеческих хромосом за пол отвечают две. Бывают у человека и лишние хромосомы. Не только 47-я – возможна и 48-я, и даже 49-я. А бывает и отсутствующая хромосома – тогда их всего 45. Кстати, обладатели лишних и отсутствующих хромосом – далеко не всегда дауны. Но всё равно в спорте у них легко могут возникнуть дополнительные проблемы – в первую очередь, из-за неподходящего телосложения.

Наиболее распространённая генетическая аномалия – синдром Клайнфельтера. Её кариотип – 47 XXY. То есть у мальчика с этим синдромом имеется лишняя женская хромосома. Классическое развитие событий для такого мальчика в период полового созревания – следующее: яички остаются недоразвитыми, на лице и теле отсутствует растительность, увеличивается грудь, бёдра по-девичьи округляются, голос становится высоким, а руки – длинными и костлявыми. Всяко не то, что нужно для спорта.

Хотя и такие спортсмены встречаются – например, бразильский пловец Педро Спаяри.

Можно было бы поговорить и о кариотипе 47 XYY, обладатели которого имеют больший по сравнению с обычными мужчинами шанс вырасти брутальными и агрессивными, что для спорта хорошо. Но у нас статья немного о другом. Пока что нужно лишь понять: список возможных кариотипов у нашей 8-миллиардной популяции – довольно большой.

А затем нужно будет усвоить ещё один урок, главный: кариотип – это всего лишь кариотип. Его необходимо определить, но сам он не всегда определяет всё остальное. В этом-то и слабость генетики как «четверти». Например, мужские хромосомы могут быть больными, повреждёнными. А ещё бывает, что разные клетки у человека содержат разные наборы хромосом. Либо от рождения, – здесь вам в помощь такие термины, как химеризм и мозаицизм, – либо как результат операции. Причём не обязательно связанной со сменой пола. (Например, это может быть пересадка мужчине женских стволовых кровяных клеток при лечении лейкоза.)

Жертвой своего мозаицизма в своё время стала польская спринтерша Ева Клобуковска. Олимпийская чемпионка Токио-1964, двукратная чемпионка Европы – всё это у неё как было, так и осталось. Однако лишь потому, что в 1964 году гендерный контроль ещё не проводился, а в 1966 году он представлял собой простое снятие штанов. Но как только в 1967 году за дело взялись генетики со своими соскобами слюны – Еву сразу выгнали. А она всего-то была наполовину женщиной, наполовину «Клайнфельтером»! Год спустя эта «неженщина» забеременела и родила сына, посрамив, таким образом, всех генетиков, которых ещё год назад считали богами, способными ответить на любой вопрос без снятия штанов.

Итак, наличие в кариотипе Y-хромосомы не всегда даёт «на выходе» мужчину, а её отсутствие – женщину. Может получиться и гермафродит. Только не в строгом гинекологическом смысле этого слова, а в разговорном – «человек среднего рода». Что у него при этом будет с половыми органами – вопрос отдельный. Реальный пример из жизни (правда, не спортивной): кариотип 46 XY, но – рудиментарный пенис снаружи и яичники внутри. Общий вид – как у женщины, хотя генетически это – мужчина. То есть – «разговорный гермафродит», ставший таковым по причине того, что в его Y-хромосоме что-то повреждено.

Впрочем, есть и спортивные примеры, причём более грубые. Так, голландская легкоатлетка Фукье Диллема была дисквалифицирована после того, как отказалась от гендерной проверки в 1950 году. IAAF начала требовать соответствующие справки (от обычных врачей) в 1946 году, МОК – перед Играми в Лондоне-1948. Сегодня вроде как считается, что Диллема, подобно Клобуковске, была «мозаичной» женщиной, только без 47-й хромосомы.

Горнолыжник Эрик Шинеггер, в своё время бывший Эрикой, чемпионкой мира 1966 года, был «разоблачён» в 1968 году уже за дело: кариотип 46 XY плюс яички. То есть он был мужским псевдогермафродитом.

Бывали в истории спорта и истинные гермафродиты. Причём совсем уж наглые. Например, Станислава Валасевич. Гермафродитом (точнее – наполовину мужчиной, наполовину «сорок пятой») она стала «задним числом» – это выяснилось только после её гибели и вскрытия. А в расцвете спортивной карьеры эта олимпийская чемпионка Лос-Анджелеса-1932 затребовала гендерной проверки своей соперницы – американки Хелен Стивенс. Очень уж не понравилось Станиславе, что Хелен обогнала её в Берлине-1936. Бедняге пришлось снимать штаны. Ох, знай люди тогда, кому на самом деле следовало бы их снять...

Но что же ответит генетик на вопрос: «Имеет ли гермафродит преимущество в физическом плане над обычной женщиной?». А вот что: «Смотря какой у него кариотип. Если женский, 46 XX, то нет – даже при наличии пениса. Если же 46 XY, причём здоровый, работающий, – то да». С трансгендером у генетика тоже будет всё чётко: мужчина, ставший женщиной, никуда не денется от своего изначального кариотипа – 46 XY. Выводы – соответствующие.

Только вот прилагательные эти – «здоровый» и «работающий»... Что такое «нездоровый», вы уже, допустим, знаете. А что такое «не работающий»? Тут мы с вами плавно переходим к третьей «четверти» – наиболее актуальной нынче.

Эндокринология

После того, как генетик отойдёт в сторону, за дело возьмётся эндокринолог. Его тема – гормональный фон. Модная штука, ничего не скажешь. Может, хоть этот специалист расставит нам все точки над «i»? Эх, баба Маша снова размечталась...

Подходить к проблемному пациенту от спорта эндокринолог уже будет со сжатыми от досады губами. Он-то знает, что даже у обычной профессиональной спортсменки гормональный фон – отнюдь не типичный женский. Он порой близок к мужскому (!). Виной тому целый ряд причин: уже известная вам неестественная худоба, ограничивающая выработку эстрогенов, огромные нагрузки, которые природа для человека (по крайней мере – для женщины) не предусматривала, мощные препараты (легальные и не очень), которые принимают спортсменки, и многое другое.

Не последнюю роль играет здесь и банальный отбор – уже на первоначальном этапе. Ведь тренеры совсем не прочь выбрать себе ребёнка, предрасположенного для конкретного вида спорта, – даром что соответствующий генетический анализ до них пока не добрался. И вот такой тренер берёт в команду нетипичную с виду девочку: сухощавую, узкобёдрую, с широкими плечами. То бишь – с мальчишеской фигурой. Откуда у неё такая взялась?

Очень часто это бывает в силу гормонального заболевания – скажем, АГС (адреногенитального синдрома). При этом заболевании надпочечники не синтезируют кортизол, в результате чего в женском организме резко возрастает уровень тестостерона. Пенис-то у них не вырастает (хотя порой сильно увеличен клитор – настолько, что требуется уже не эндокринолог, а хирург), но тестостерон – он и в Африке тестостерон. И даёт он девочке с АГС следующее:

1. Мужскую архитектонику скелета. Она более крепкая и более удобная для бега, прыжков, плавания и так далее.

2. Более крупные мышцы. Тут без комментариев.

3. Более крупное сердце. Оно увеличивает сократительную способность миокарда и уменьшает частоту сердцебиения. А это, в свою очередь, заметно повышает аэробную производительность. Если обычная женщина потребляет на 20-30% меньше кислорода, нежели мужчина, то профессиональная спортсменка – порой столько же, сколько её товарищ по команде.

4. Более крупные лёгкие. Или, как говорят врачи, более крупную жизненную ёмкость лёгких. Совершенно верно, это нужно для приёма вышеупомянутого увеличенного объёма кислорода.

5. Более быстрый рост кровяных клеток. Да-да, природный ЭПО! Кстати, это заодно ускоряет процесс свёртывания крови. (Да, если вы не знали – кровь у мужчин свёртывается быстрее. Ибо если мужчина потеряет литр крови – это может быть смертельно для него, а если тот же литр потеряет женщина – ей, возможно, и переливание в будущем не понадобится.)

6. Более высокую регенеративную способность печени.

7. Более активную дифференцировку головного мозга. В смысле – активное формирование у женщин мужских психологических качеств: агрессивности, напористости, целеустремлённости, воли к победе – называйте, как хотите.

«Вот бы моей внучке-спортсменке подцепить этот АГС!» – сделает вывод баба Маша. Но, разумеется, у данного заболевания, как и у любого другого, масса отрицательных моментов: недоразвитость грудных желез и матки, избыточный рост волос, предрасположенность к воспалению слизистой оболочки желудка и двенадцатипёрстной кишки. Не говоря уж о том, что чисто внешне женщины с АГС – не очень-то и женщины.

И, разумеется, АГС – не единственная болезнь, обеспечивающая женщине природное мужеподобие. Например, у баскетболистки Ульяны Семёновой оно – следствие акромегалии, доброкачественной опухоли гипофиза. К летальному исходу такая опухоль не ведёт, но она заставляет гипофиз вырабатывать в избытке гормон роста. А это обеспечит женщине не только огромный рост, но и мужеподобие.

Заметьте, ни о каких гермафродитах и трансгендерах речь в данной «четверти» пока не шла. Впрочем, поговорив о девочках с АГС, мы, по сути, поговорили и о них. Ведь все эти семь пунктов относятся и к взрослым «людям среднего рода» – мужское начало (работающее) их обеспечит. К тому же никакая гормональная терапия кариотип 46 XY не изменит. Правда, она может позволить поддерживать тестостерон на предельно допустимом для женщин уровне – согласно современной «моде», это 10 нмоль / л в общем случае и 5 нмоль / л в «тяжёлых» случаях (бег на дистанции от 400 до 1500 метров, или, если угодно, до мили).

Кстати, что это за уровень на самом деле? Насколько он высокий или низкий? Другими словами – а каков обычный уровень тестостерона в организме женщин (не спортсменок)?

Ответ на этот вопрос зависит от возраста человека, а у женщин – и от беременности: на поздних сроках уровень тестостерона возрастает раза в три. Вообще, женская норма тестостерона – не более 2 нмоль / л, мужская – от 4 до 33 нмоль / л. Но мы уже знаем, что спортсменка, даже «нормальная», – ни в коем случае не среднестатистическая женщина. Поэтому расширим рамки:

Итак, 5 нмоль / л – норматив средней степени жёсткости. А ведь ещё недавно не было и его – были только 10 нмоль / л. Это, извините, всяко не женский уровень. Но политкорректность обойдёт полсвета прежде, чем эндокринология наденет башмаки. Вот и пришлось второй в последние 10 лет активно теснить первую с насиженных позиций.

В самом деле, в нулевых годах политкорректность определённо рулила, а во многих случаях рулит и сейчас. Так, МОК разрешил трансгендерам участие на Олимпиадах ещё в 2004 году – перед Играми в Афинах. Причём безо всякого лимита по тестостерону – нужно было только выдержать двухлетний «карантинный» период, проходя при этом курс гормональной терапии. (Если вы теперь женщина. Если мужчина – вообще никаких барьеров.) «Политкорректоры», кстати, ещё и недовольны остались этими условиями.

Решение МОК помогло австралийской гольфистке Мианне Баггер, даром что гольф в те годы не был олимпийским видом спорта. Мианне сменила пол в 1995 году, а затем не столько играла, сколько боролась с австралийскими чиновниками, запрещавшими ей участвовать сначала в любительских, а затем в профессиональных турнирах.

В 2007 году IAAF запретила трансгендерам участие в мужских соревнованиях, дабы не ставить их в неравное положение с классическими мужчинами. Типа, мы более передовые, нежели МОК. Но шаг сей был, безусловно, чисто символическим – смысла в нём не больше, чем в условном запрете плавать среди кархародонов.

А затем и Кастер Семеня подоспела. Сегодня мы знаем, что у неё (вернее, у него – мужского псевдогермафродита, подобного Эрику Шинеггеру) есть и мужской кариотип 46 XY, и яички, и высокий уровень тестостерона, не укладывающийся даже в 10 нмоль / л, введённые IAAF в 2011 году. И ничего – «политкорректным юристам» удалось и сохранить ей золото ЧМ-2009, и ещё лет десять отбивать (правда, с переменным успехом) атаки МОК и IAAF.

В 2016 году, перед Играми в Рио-де-Жанейро, МОК, вернувшись к вопросу о трансгендерах, объявил хирургическую смену пола необязательной (!) – всю «ответственность» переложили на пресловутый уровень тестостерона. Да и «карантинное» время было сокращено до одного года.

Но в любом случае те, кому в принципе не нравятся гермафродиты и трансгендеры в женском спорте, должны будут ответить (хотя бы самим себе) на следующий вопрос: «Значит, им нельзя, а женщине с АГС – можно?».

И что, кстати, если перед нами будет не АГС, а СТФ – синдром тестикулярной феминизации? Он бывает разным – полным, частичным или лёгким, но рассмотрим для начала полный.

Классический пример человека с полным СТФ – испанская барьеристка Мария Патиньо. Непонятно, как ей удалось получить «сертификат женщины» на ЧМ-1983 в Хельсинки, но в любом случае Мария совершила большую оплошность, забыв этот «сертификат» дома перед отъездом на Универсиаду-1985 в Кобе. Пришлось проверяться на месте заново. И на сей раз у Патиньо нашли мужской кариотип 46 XY, даром что гормональный фон был в норме. Пришлось по совету чиновников инсценировать травму и уехать домой.

А дома на следующий год Марию ждал чемпионат Испании. Вернее, НЕ ждал: чиновники пригрозили опубликовать её «сертификат мужчины» из Кобе, если она не откажется от выступления. Будучи по натуре бойцом, Патиньо всё же выступила – и победила. Но за свою то ли смелость, то ли непуганость она хлебнула по полной: результат аннулировали, из сборной исключили, со стипендии сняли, в прессе прополоскали, да вдобавок ещё и жених бросил.

Впоследствии Марии удалось привлечь на свою сторону генетика Альберта де ла Шапеля. Он-то и рассказал на суде про полный СТФ, который аннулирует в спорте все преимущества, даваемые мужским кариотипом. (Вот он, обещанный пример здорового, но «не работающего» 46 XY.) Спустя три месяца IAAF восстановила лицензию Патиньо, но на Олимпиаду в Сеул-1988 отбираться ей было уже поздно. Что же касается домашних Игр в Барселоне-1992, то Марии не удалось выполнить квалификационный норматив.

Однако её случай – очевидно, вкупе со случаем Евы Клобуковски – заставил IAAF отменить в 1988 году генетическую проверку спортсменок. А в 1992 году IAAF решила отменить поголовную проверку спортсменок вообще, ограничиваясь впредь лишь «очевидно сомнительными» случаями.

МОК оказался более консервативным: генетические тесты не отменил, но усовершенствовал их в том же 1992 году. Усовершенствовал по сравнению с методикой, утверждённой им ещё в 1968 году. Та методика, в свою очередь, была совершеннее методики IAAF образца 1967 года, по которой тестировали Клобуковску. То есть МОК вёл себя спокойнее потому, что, в отличие от IAAF, не «дрался на передовой» и потому не имел «гендерных пятен» на своей репутации.

Впрочем, за ними дело не стало. Ибо «спасительным СТФ» по примеру Патиньо смогли воспользоваться семь других спортсменок на Олимпиаде в Атланте-1996. Сначала МОК завернул их как «неженщин», но они подали апелляцию в CAS на это решение – и выиграли. Выиграла на том суде и восьмая спортсменка, у которой был дефицит 5-альфа-редуктазы – заболевание, похожее по эффекту на СТФ, то есть приводящее к пониженному тестостерону.

Правда, не совсем понятно, почему СТФ не помог в 2006 году индийке Санти Сундараджан. Слишком лёгкая форма была, что ли? Как бы то ни было, серебро на 800-метровке, взятое Санти на Азиатских играх, у неё отобрали, из сборной выгнали, в депрессию вогнали, до (неудачной) попытки суицида довели.

После того случая в Атланте перед Играми в Сиднее-2000 сдался и МОК: как и IAAF, он вообще забросил обязательные тесты. Тем более – генетические: дорогие, всё равно неточные и потому чреватые тяжбами. Но «южноафриканская бомба» вынудила и его, и IAAF вернуться к проверкам, поскольку обнаглевшие «политкорректоры» и слышать не хотели о том, что, спасая одну, считающую себя женщиной, они топят других, «настоящих», женщин.

Кстати, о том, кто там себя кем считает. Это – уже нематериальная сфера, но неплохо было бы пройтись и по ней. По четвёртой «четверти».

Психология

Согласно психологии, пол стал размытым понятием ещё до того, как в 1930-х гг. в женском спорте один за другим начали появляться гермафродиты. «Виноват» в этом Отто Вайнингер, автор книги «Пол и характер. Принципиальное исследование». Согласно высказанным в ней мыслям, идеального маскулинного мужчины и идеальной фемининной женщины не бывает, как не бывает абсолютной пустоты или абсолютно гладкой поверхности. В каждом мужчине есть что-то от женщины, и наоборот.

Cам Вайнингер, правда, был откровенной «клиникой»: во-первых, женоненавистник, во-вторых, расист, а в-третьих – еврей и одновременно антисемит, как Бобби Фишер. Немудрено, что, закончив свой труд, он совершил показной суицид. Но основная его идея – о том, что все на свете люди в той или иной степени «среднего рода», – была признана здоровой.

Психологи не смотрят на гормональный фон. Их интересует другое: с кем себя идентифицирует человек. Ведь самоощущение диктует состояние и поведение. Поэтому типичный вопрос психиатра из гендерной комиссии таков: «А что привело вас в спорт?». Особенно актуален он для женщин, которые пошли в совсем уж неженские виды спорта – тяжёлую атлетику, борьбу, бодибилдинг, наконец.

У бодибилдерш в результате как занятий, так и приёма стероидов тяжелеют челюсти и скулы, клитор увеличивается до размеров пениса, а день они могут начинать с того, что сбривают щетину с щёк. И никакого АГС не надо. Но ведь в зал они пришли ДО того, как стали колоться гормонами? Значит, в них с самого начала было много мужского. Гормоны эти качества только усилили. Такова позиция психиатра.

А что такое «много мужского», вам без всяких психиатров расскажет Ярмила Кратохвилова. Быстро и доступно. Напомню, эта чешская бегунья является обладательницей самого старого мирового рекорда в лёгкой атлетике (в беге на 800 метров). Она, надо полагать, генетический тест в своё время успешно прошла.

Потенциальный трансгендер психиатра тоже не минует. Его к нему пошлёт эндокринолог. Но не в презрительно-отфутболивающих целях, как баба Маша, а всерьёз. Ведь трансгендерство обычно – форма отрицания себя как представителя своего пола. Мотивы могут быть серьёзными, а могут и бредовыми. Как вам, например, пациент, желающий кастрации из-за того, что тело волосатое (а это, типа, безобразно)?

Но если ближе к спорту – безусловно, политкорректность должна была породить трансгендеров, желающих заполучить «льготы» в женском спорте. Интересно, для психиатра это серьёзный мотив или бредовый? Наверное, бредовый, но – поди запрети.

Особенно злятся психиатры в тех случаях, когда их заставляют иметь дело с «массовкой», причём государственной – в законе, так сказать. Так, в 2015 году было обнаружено, что восемь игроков женской футбольной сборной Ирана являются мужчинами. Причём – ожидающими операции по смене пола. Во какую отмазку иранские чиновники придумали – «ожидающими»! Интересно, ислам вообще разрешает что-то подобное?

Российская государственная допинг-система хотя бы до трансгендеров не доходила. Как и «система паралимпийцев», которые были вовсе не «пара». А вот система восточногерманская...

Как известно, спортсменов ГДР кормили стероидами со страшной силой. Довольно многие спортсменки вынуждены были впоследствии менять пол, поскольку женщинами себя давно уже не ощущали. Классический пример – безусловно, Хайди Кригер, ставшая Андреасом. Впрочем, в их случае речь об участии в новых соревнованиях после операции, конечно же, не шла.

Не шла речь об этом и у американского десятиборца Брюса Дженнера (ныне Кейтлин) – олимпийского чемпиона Монреаля, восходившего на пьедестал в женском нижнем белье под верхней одеждой. Ладно, там была застарелая гендерная дисфория. Вообще, у мужчин с подобными нарушениями психики это популярный способ «сбить температуру» – заняться чем-то откровенно жёстким, не женским. Как говорится, nice try.

Женщинам с такими нарушениями подобных усилий над собой делать не приходится. Пример тому – немецкая прыгунья с шестом Ивонн Бушбаум. Уйдя в 2007 году из спорта из-за травмы, она встала на трансгендерный путь и стала Балианом. То есть опять-таки состязаний впредь больше не предвиделось.

А вот у Ричарда Раскинда, ставшего в 1975 году Рене Ричардс, – очень даже предвиделось. В его случае речь шла и о большом теннисе (это на пятом-то десятке лет!), и о проблемах с психикой, и о классических чиновниках, и о ненавидящих соперницах, и о проваленном генетическом тесте. Последнее неудивительно, ведь трансгендер для генетика навсегда останется мужчиной. В 1977 году Рене таки выступила на US Open и даже дошла до финала в парном разряде, но предварительно ей пришлось пройти через Верховный суд США.

Какие аргументы она предъявляла – неизвестно. Известно лишь, что защищал Ричардс не какой-нибудь профессор генетики или эндокринологии (как Марию Патиньо), а скандально известный адвокат Рой Кон, 9 лет спустя лишённый адвокатской лицензии за свои дикарские манеры. Эта «юридическая проститутка» в своё время активно боролась с гомосексуалистами (в начале 1950-х гг. они в США были не в моде) – притом что Кон сам был геем (!). А ещё он был евреем и одновременно антисемитом, подобно Отто Вайнингеру. Вот уж воистину клиника на клинике!

Клиникой, увы, суждено стать и гермафродиту – общество об этом позаботится. Не словами, так делом (впрочем, скорее всего, и словами). Как же наивны были древние греки, породившие данное понятие! Ведь у них гермафродит был совершенным существом: мужскому и женскому началам не нужно искать друг друга – они уже вместе.

А на деле гермафродиты – изначально травмированные люди с сильным внутренним разрывом. Это вам любой психиатр скажет. Даже тот, кто с ними никогда не общался. Не получится у гермафродита жить «посередине» в гармонии с самим собой. Вспомните-ка довоенных персонажей – Ратьена, Кубека, Уэстона, де Брюна. Их всех «тянуло к мужчинам». Почему именно к ним, тоже понятно: в том обществе процветал сексизм. Что и выразил словами Кубек – не слишком дипломатично, но правдиво.

Сегодня время уже другое, можно и к женщинам потянуться. Бразильская дзюдоистка Эдинанси Фернандес да Силва так и сделала. Будучи от рождения истинным гермафродитом, она где-то в середине 1990-х гг. (точной даты нет) сделала операцию «на женский лад» и смогла принять участие как на четырёх Олимпиадах, так и на нескольких чемпионатах мира, не говоря уж о Панамериканских играх.

Надо сказать, что Эдинанси как-то очень ловко, подобно слаломистке, прошла мимо парочки «флажков». Во-первых, на Играх в Атланте она не оказалась в числе тех восьми спортсменок, которых изначально завернули как «неженщин», – возможно, потому, что с самого начала проинформировала МОК о своей операции и заранее уладила все вопросы. А во-вторых, пока ещё 8 лет спустя будет принято «положение о трансгендерах» на Олимпиадах... Опять-таки – возможно, МОК уже тогда видел разницу между превращением мужчины в женщину и превращением гермафродита в женщину.

Любопытно, кстати, что да Силва, став женщиной, не начала пользоваться косметикой и носить женскую одежду. Чего не скажешь о тайском кикбоксёре Нонг Туме (настоящее имя – Паринья Чароэнпхол), с детства питавшего пристрастие и к тому, и к другому. Он и на ринг выходил в косметике. Но если вы подумали, что это как раз эффективный приём, – противник, мол, не будет драться в полную силу, а то и вовсе сразу повалится со смеху, – то вы не совсем правы.

Дело в том, что мужчина, желающий быть женщиной, тоже не способен драться в полную силу против тех, кого ему хочется, скорее, обнять, чем ударить. А уж когда Тум после очередной победы извинялся перед соперником и целовал его... Можете себе представить состояние поверженного. Понимающего, что ему теперь будет от тренера, а потом – и от друзей-знакомых.

Продолжая работать на ринге, Паринья начал проводить над собой гормональную терапию. Всё больше становясь женщиной, он в 1999 году сделал операцию и ушёл из спорта. Правда, в 2006 году ненадолго вернулся... то есть вернулась для участия в спецбоях. И всё же Чароэнпхол не стал тем привычным нам трансгендером, который рвётся в женский спорт.

Кстати, по документам Паринья вынуждена оставаться мужчиной – тайские законы, знаете ли, ещё недоразвились до официального признания смены пола. А её дальнейшую карьеру как модели, киноактрисы и певицы кто-то назовёт более достойной, нежели таковая у Кончиты Вурст. Хотя бы потому, что бороды напоказ нету.

Вот такие милые истории от психиатра. Что же теперь со всем этим делать?

Современность

Пройдя через снятие штанов, меняющиеся генетические тесты и политкорректность, гендерная комиссия остановилась (пока) на предельно допустимом уровне тестостерона. Причём ввела его дифференцированно, уменьшив лимит там, где этот гормон гарантированно даёт преимущество, – скажем, в беге на средние дистанции. Но так и не научилась до конца отличать мальчика от девочки. И это за 55 лет.

На Олимпиаде в Токио-2021, например, поднялся вопрос: неужели намибийка Кристин Мбома, взявшая серебро на дистанции 200 метров и вынужденная сняться с дистанции 400 метров из-за повышенного уровня тестостерона, выиграла свою медаль честно?

Тот же вопрос возник и в отношении её подруги по команде – Беатрис Масилинги, ставшей в финальном забеге на 200 метров 6-й.

И это ведь были уже цветочки! Именно «уже», а не «ещё». Потому что ягодки были собраны в одну корзинку на Олимпиаде в Рио-де-Жанейро-2016, когда весь пьедестал почёта в беге на 800 метров заняли «сомнительные» спортсменки. Помимо Кастер Семеня, это были бурундийка Франсин Нийонсаба и кенийка Маргарет Вамбуи.

А допущены эти «ягодки» до Игр были потому, что к середине прошлого десятилетия наука ещё не успела одержать свою первую крупную победу над политкорректностью. Помогла «ягодкам» индийская спринтерша Дути Чанд, повторившая судьбу своей соотечественницы Санти Сундараджан в плане дисквалификации. Она прошла через CAS, потребовавший более чётких доказательств того, что гиперандрогения действительно помогает бегать, и дело затянулось ещё на один олимпийский цикл. Причём для Чанд оно завершилось успешно (или пока успешно), поскольку её всегда интересовали только короткие дистанции.

Чтобы закончить с индийками, упомянем ещё глупый случай с Пинки Праманик. Ей удалось то ли избежать гендерных проверок в середине нулевых, когда она выступала, то ли успешно их пройти, и потому вопрос о том, кто она, поднялся лишь в 2012 году в связи с обвинением в... изнасиловании. Истица утверждала, что Праманик – на самом деле мужчина. Обследование в итоге выдало заключение «гермафродит», и Пинки принялась объяснять свою маскулинизацию инъекциями тестостерона, которые ей делали на протяжении спортивной карьеры.

Вот такой курьёз: не изнасилование, так допинг. Впрочем, наград, завоёванных на различных азиатских играх, Праманик не лишили – чай, не Лэнс Армстронг какой-нибудь. Отсюда мораль: во-первых, тесты тестами, лимиты лимитами, но о старых восточногерманских проделках не забываем, не забываем. А во-вторых – да, есть в спорте такие личности, на гендерные шалости которых власть смотрит сквозь пальцы. Особенно если они выступают в соревнованиях, не входящих в олимпийскую программу, и действуют в эпоху политкорректности.

О Ричарде Раскине, Мианне Баггер и Нонг Туме с их психическими проблемами вы уже знаете. Более новым примером является Фэллон Фокс – американская MMA-шница, бывшая когда-то Бойдом Бёртоном. Послужив в ВМФ и покрутив баранку, Бойд после операции в 2006 году почему-то захотел пойти в MMA. Драться Фэллон начала в 2011 году. Вот и гадайте теперь, зачем на самом деле была нужна ей эта операция.

После того, как Фокс в 2013 году открыто заявила о смене своего пола, пресса, зрители и дельцы получили то, что хотели: шоу и срач. Ведь, помимо боёв в октагоне, были, разумеется, и бои вербальные, неизменно заканчивавшиеся словоблудием. Но карьера Фэллон длилась недолго: в сентябре 2014 года она изувечила свою очередную соперницу – Тамикку Бренц, после чего из октагона её выгнали.

Не меньший скандал (причём не один) вышел с Вероникой Айви – канадской велосипедисткой, выступающей в любительских соревнованиях ветеранш. Раньше-то она была известна как доктор феминистской философии Рэчел МакКиннон. Но на такие третьесортные соревнования никто, похоже, не собирается протаскивать лимиты по тестостерону и тому подобное. Вот и получается, что спортсменки-ноунэймши порой страдают больше, чем те же «олимпийки».

Например, есть ещё такая бразильская волейболистка Тифанни Абреу, в прошлой жизни носившая имя Родриго. С её выступлениями за местный клуб «Волей Бауру» все вроде давно смирились, но когда дело дошло до серьёзного – FIVB не решилась направить Тифанни на Игры в Токио. Ибо далеко не все федерации подобны IWF с её Лорел Хаббард.

Правда, FIFA с её Ребеккой Куинн – подобна. У неё ещё один забавный случай имеется, но на сей раз совершенно безобидный и даже журналистам не очень-то интересный. Футболистка Джайя Саэлуа, которая больше не Джон, как играла, так и играет за мужскую команду Американского Самоа. А команда эта даже на уровне Океании – откровенный омский «Газмяс».

Есть, кстати, свой «безобидный» парень и у боксёров. Зовут его Патрисио Мануэль. Это вам не Фэллон Фокс – у него обратный случай. Став в своё время пятикратной чемпионкой США в любительском боксе, новоиспечённый парень перешёл в профессионалы и в декабре 2018 года поколотил одного незадачливого мексиканца – Хьюго Агилара. Правда, больше с ним драться пока никто не захотел. Думается, вы догадываетесь, почему.

И тут вопрос: трансгендер – в мужских состязаниях? Он же в неравных условиях будет! Куда смотрели защитники? Ах, да, здесь же не лёгкая атлетика, здесь профессиональный бокс – а это другое, это как MMA... Впрочем – что там, в свою очередь, в самой IAAF творится?

Американец Крис Мосье, адвокат и активный защитник трансгендеров (то есть, в первую очередь, самого себя), сначала пытался отобраться на Игры в Рио-де-Жанейро как женщина-триатлонистка, а затем – на Олимпиаду в Токио как ходок на 50 км. В первом случае он неудачно судился с МОК, во втором – не получилось из-за травмы. Однако дело в другом. IAAF же, помнится, в 2007 году запретила трансгендерам соревноваться с классическими мужчинами. Концепция поменялась? Защита прав уступила место эмансипации? Как бы то ни было, в отношении Мосье IAAF перед Токио смогла выдохнуть – не отобрался.

Выдохнула перед Токио и IHF – женская сборная Австралии по гандболу на Игры не поехала. Дело в том, что в её составе была Ханна Маунси, ставшая таковой в 2016 году. Этакая коллега Луи Санда, только в другую сторону и на обратной стороне Земли. К тому же более универсальная: ещё и в австралийский футбол поигрывает. Бывший Каллум Маунси и на Олимпиаду в Рио-де-Жанейро квалифицироваться хотел, но не учёл, что «карантинный» период у МОК даже после смягчения правил составляет целый год. Ах-ах, как это долго.

Посмотрим, удастся ли выдохнуть перед Пекином и ISU, на днях допустившей в свои ряды трансгендеров на «общих основаниях». И какое решение примет, ежели что, IBU.

Кстати, о Пекине... Помните этих двух бегуний?

Звали их Ляо Мэньсюэ и Тун Цзенхуань. К какой «четверти» следовало бы их отнести – не могу себе так сразу представить. Ладно, заканчиваем.

Итоги

Составим-ка сперва табличку из тех персонажей, которые соответствуют трём критериям:

а) Были упомянуты в данной статье как гермафродиты либо трансгендеры, а не как мошенники, обладатели лишней хромосомы или просто мужеподобной внешности. Вообще таковых в мировом спорте, конечно же, больше, нежели описано здесь, – особенно если пошурстеть по всяким там третьим лигам.

б) Их имена точно известны. То есть из рассмотрения исключаются 8 иранских «футболисток» и 8 спортсменок, изначально «завёрнутых» МОК в Атланте-1996.

в) В их отношении имеются те или иные доказательства, улики, а не просто подозрения. Это значит, что отпадают как обе китаянки, так и все упомянутые в статье советские спортсменки. (Если угодно, они представляли лёгкую атлетику, Александра Чудина – также волейбол.)

Получится у нас тогда следующее:

Лёгкая атлетика, как и подобает, наверное, «королеве спорта», всегда была на передовой. Но вот, скажем, в тяжёлой атлетике никого, кроме Лорел Хаббард, не было пока. Зато набралось уже довольно много различных игровиков. Да и единоборства потихоньку движутся вперёд.

В основном, как видите, наши герои представляют «простейшие» виды спорта, то есть такие, которые в своём самом примитивном варианте вообще не предполагают использование каких-либо предметов. Вот велоспорт, например, в лице довоенного Вилли де Брюна и «пенсионерки» Вероники Айви получился исключением. А Эрик Шинеггер – до сих пор единственный нетипичный спортсмен-«зимник» (горнолыжник).

Но таблицу-то составить легко. Решить основные задачи – труднее. Не берусь, разумеется, ставить себя поперёк врачей и учёных, но всё же попробую кое-что обрисовать.

По мне, так если отбросить откровенную ругань, словоблудие, нравоучения и философию, столь характерные для «гендерных дискуссий», останется вот что:

а) Если человек родился гермафродитом, не сомневайтесь – он несчастен и без вашего мнения о нём. Конкретно для таких людей коррекция пола – совершенно здоровая инициатива.

б) Если некто – «истинный» трансгендер, то есть не гермафродит и не тот, кто поменял свой пол исключительно ради каких-то привилегий, присущих противоположному полу (спортивных и не только), он – действительно человек с психическим заболеванием. Но не всякий сумасброд опасен для окружающих и / или является противным придурком. Вспомните того же Нонг Тума.

в) И впрямь сложно будет объяснить даже не защитникам «людей среднего рода», а просто рассудительным людям, почему спортсменкам с какими-то врождёнными особенностями – например, АГСможно выступать как женщинам, а гермафродитам и трансгендерам – нельзя.

г) Если же всё-таки можно, но в рамках лимита по тестостерону, то – на лимит надейся, да сам не плошай. Ибо женщина с инъекциями тестостерона тоже уложится в него. А ещё можно, в принципе, устроить ей беременность, а затем прервать её – ведь уровень тестостерона в женском организме от этого резко повышается. Не чипировать же всех, в самом деле.

Возможно, в будущем мы с вами станем свидетелями введения ещё более консервативных лимитов по тестостерону и их масштабной дифференциации по различным видам спорта и дисциплинам. Не исключены также дополнительные требования к трансгендерам и женщинам с «маскулинизирующими» заболеваниями: предельно допустимый объём сердца, лёгких и т. д.

На этом у меня всё. Благодарю вас за внимание и терпение. И прошу в комментарии.

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты автора
Konstantin Riga
Популярные комментарии
Konstantin Riga
0
Спасибо!
Ответ на комментарий Андрей Самойловских
Очень познавательно. Тема намного сложнее, чем я предполагал изначально.
Андрей Самойловских
0
Очень познавательно. Тема намного сложнее, чем я предполагал изначально.
Konstantin Riga
0
— Да, я читала Пикассо,
Меня так поразил он!
Феллини — тоже молодцом,
Прекрасный композитор!

А мне сосед мой говорил,
Что Бельмондо разбился,
Ришара скушал крокодил,
А Челентано спился!..

Ну, я гляжу — промашку дал:
Не та у нас беседа!
Я ей — про высший матерьял,
Она мне — про соседа...
Ответ на комментарий dimoff22
Недавно по ТВЦ смотрел какой-то документальный фильм о "первых леди", о женах президентов разных стран, и там сказали что жена Обамы предположительно транссексуал, и показали еë фото в облегающем платье, так там точно вроде бы как член из платья выпирает... 🎃
Написать комментарий 6 комментариев

Новости

Реклама 18+