Реклама 18+

Американская мечта: из Уфы в Техас, от РТТ к ITF $60000

Вообще я веду телеграмм-канал «Теннисология», но еще обожаю и большие интервью, поэтому затеяла цикл работ «Вне пресс-конференций». Здесь я рассказываю о тех, кто живет теннисом, но чьи истории неизвестны широкому кругу. Сложности, успехи, нюансы теннисной жизни, о которых не спрашивают журналисты.

Героиню зовут Мария Кононова, 25 лет.

Е.К. (Елизавета Костик): Маша, привет! Спасибо большое, что нашла время рассказать свою историю! Расскажи, пожалуйста, как теннис появился в твоей жизни?

М.К. (Мария Кононова): Привет, привет! Мое теннисное приключение началось в Уфе, мне было 6 лет. Родители увидели объявление о наборе детей в теннисную группу. Все началось с того, что мне нужно было сдать определенные нормативы и тесты. Я достаточно успешно со всем этим справилась, и в нашей школе олимпийского резерва меня отправили в бюджетную группу, где я начала играть. Все получилось очень спонтанно: никто из моих родителей в теннис не играл, поэтому как именно они остановились на этом решении, мне до сих пор неизвестно. Но что мама, что папа, всегда очень любили смотреть теннис, поэтому они хотели попробовать отдать меня.

Е.К.: Поняла. А что из себя представлял твой тренировочный процесс?

М.К.: У нас была большая группа, человек 20. Мы занимались два или три раза в неделю. Все занятия проходили в малом зале. То есть мы приходили в школу, проходили мимо кортов и ждали когда же мы уже сможем выйти на корт и поиграть. Тренер же всегда вел нас в малый зал, где мы начинали наше обучение с самых элементарных упражнений и игры у стенки. А спустя какое-то время, когда мы выучили основные вещи, было всего лишь два корта у нас, было большим событием, когда наш тренер разрешал нам играть между кортами. Я это до сих пор помню…И это очень интересно, потому что сейчас можно видеть как много детей начинают свое обучение, а для них уже целый корт…это очень смешно…Нам нужно было заслужить.

Е.К.: Ты сейчас разблокировала мои воспоминания о малом зале и игре между кортов!

М.К.: Такое забудешь!

Е.К.: А тебя отдавали с целью, чтобы ты серьезно занималась или по началу это больше для здоровья и общего развития?

М.К.: А я не совсем уверена, что у родителей были глобальные цели, чтобы сделать это делом всей моей жизни. Но, зная их стандарты, как всегда говорил мой папа: “Если ты делаешь что-то, то делай это хорошо или не делай вообще”. И насколько я догадываюсь, я делала это достаточно хорошо.

Е.К.: В каком возрасте ты начала участвовать в РТТ (прим. РТТ – российский теннисный тур)? 

М.К.: Если я не ошибаюсь, свои первые турниры я сыграла, когда мне было лет семь или восемь. Все началось с турниров, проходящих в Уфе, это были турниры новогоднего дня, летние. Их я играла успешно, где-то до сих пор лежат медали. Лет в восемь-девять уже перешли на РТТ. Было очень удобно, потому что несколько турниров в году проводились в Уфе и не нужно было никуда ездить. 

Е.К.: Какие твои главные достижения в российском туре?

М.К.: Ну, я была победителем и призером многих соревнований, но ни разу мне не удалось достичь пьедестала на кубках или чемпионатах России, поэтому достаточно трудно выделить какой-то турнир или результат. Но в целом нормально. Не всегда получалось ездить в другие города на турниры, потому что родители работали и были заняты.

Е.К.: Ну да, турнир же всю неделю идет, если далеко проходишь. А как тебе удавалось совмещать со школой и тренировки и турниры?

М.К.: Я ходила в самую обычную школу, тренировалась четыре-пять раз в неделю после школы, по вечерам. Лет до десяти я еще успевала ходить и в художественную школу. Было трудно немного. Ну а вообще учителя относились нормально к тому, что ребенок занимается чем-то еще и отсутствует из-за соревнований. По возможности просили ставить матчи после школы, ну или приносили документы, подтверждающие отсутствие. Но так было до седьмого класса. Потом появилась новая классная руководительница и в первые же две недели сентября она сказала мне, что я не смогу у нее учиться, так как много пропускаю. А я как раз пропустила потому что была на командном чемпионате России в Сочи. В общем, отношения наши не заладились и уже тогда мы стали рассматривать варианты, и я перешла в частную спортивную школу, где учителя оказывали хорошую поддержку, понимая чем занимаются спортсмены.

Е.К.: Частная школа это получается платное обучение? Родители сами оплачивали или была какая-то поддержка для спортсменов?

М.К.: Да, абсолютно коммерческое заведение. Никакой помощи мы не получали, так что спасибо родителям, что они смогли мне помочь и сделали все, что в их силах. Ну и собственно в спортивной школе все помимо группы было платным. И все только родители.

Е.К.: Возвращаясь к теннису и твоим планам. У вас тогда шли разговоры о том, чтобы участвовать в ITF?

М.К.: Планы были у папы. Он всегда считал, что я буду учиться в колледже в Америке. Мы уже знали пару людей, которые там уже учились и он мне говорил: “Ты тоже там будешь”. А я всегда над этим смеялась, я тогда даже языка не знала. Поэтому когда я перешла в эту школу и освободилось немного времени, я стала заниматься английским, чтобы сдать все экзамены. Ну а ITF я всегда играла, которые были близко к Уфе: Казань, Самара, Тольятти. Не было такого, что мы постоянно ездили по турнирам. Очень много было десяток (прим. ITF с призовыми 10 тысяч долларов) в Казани, туда ездили часто играть. Не думаю, что профессиональная карьера была сразу целью. Изначально старались прежде всего попасть в колледж и уже оттуда следовать.

Е.К.: Ну, как я прекрасно знаю, попасть у тебя получилось! На кого ты училась и в каком штате?

М.К.: Я поступила в университет северного Техаса. Я закончила бакалавриат в бизнесе и два года назад закончила магистратуру по специальности в международном бизнесе. 

Е.К.: Супер! Поделись, а что вообще нужно, чтобы поступить и уехать?

М.К.: Все сводится к тому, что нужно закончить школу в России с хорошими оценками. Это все равно важно. После нужно сдать TOEFL (прим. экзамен на знание языка), и дополнительный экзамен SAT, ну это как ЕГЭ в России, стандарт выпуска из школы в Америке. И после сдачи всех экзаменов можно подаваться в университет. Во всем нам помогало агентство, у нас был подписан контракт. Они предлагали разные университеты. Весь процесс занял год-полтора с учетом экзаменов, поисков, заполнением всех документов и бумажек. А вообще при хорошем рейтинге и уровне тенниса тренера часто сами находят игроков и пишут им, предлагая разные возможности. 

Е.К.: А какой уровень требуется для поступления?

М.К.: Есть несколько дивизионов в которые ты можешь попасть: первый – самый сильный, второй и третий. И еще разные лиги. Разница в них не только в уровне тенниса, но еще и в финансовых возможностях университета. Для девочек в первом дивизионе предоставляется полная стипендия, поэтому мы старались получить предложение от университета из первого дивизиона, чтобы не платить за учебу.

Е.К.: Ты в него и попала?

М.К.: Да! Вся суть тенниса в колледже заключается в том, что нужно выиграть NCAA Championship (прим. National Collegiate Athletic Association). Это самый главный чемпионат, но внутри него еще есть отдельные конференции, где команды соревнуются за звание чемпиона конференции. Я, когда поступала, не знала какие именно конференции хорошие и в чем разница, поэтому я попала в Conference USA. Ну, это такая достаточно стабильная средняя конференция с хорошими командами. Но не там где все звездные команды. В Америке очень и очень развит университетский спорт, в особенности футбол и баскетбол. Матчи всегда транслируют по телевидению, поэтому больше всего день зарабатывают именно на этих двух видах спорта. И чем лучше футбольная и баскетбольная команда, тем лучше университет и тем больше денег у вас есть, ну и конференция гораздо лучше. 

Е.К.: И тут все деньги в футболе! А что из себя представляет теннисная команда университета?

М.К.: Обычно за команду играют восемь девочек. И за четыре года в моей команде только один раз была американка. Очень часто приезжают из Европы, Азии, Латинской Америки, да и русских много! Ну и для женской команды есть восемь полных стипендий. Мне полностью оплачивали все обучение и проживание, когда я жила в общежитии. С мужской командой все иначе: там выдают всего четыре с половиной стипендии. Мальчикам гораздо труднее. Обычно они делят между всеми и пытаются как-то выкрутиться. 

Е.К.: Расскажи, пожалуйста, подробнее что покрывала твоя стипендия.

М.К.: В первом году оплачивали проживание, питание, учеба разумеется. На руки я никаких денег не получала и не должна была. Все остальные затраты – это уже, конечно, родители. Но самые основные расходы покрывали. Перелеты за счет родителей. Еще мы сами оплачивали налог за учебу в конце года, но потом эти деньги возвращались. А вот уже когда съехала с общежития в аппартаменты, то пересылали деньги, как помню это была тысяча долларов. Больше половины уходило на питание и проживание, ну а остальное можно было тратить как захочу. И раза три в году давали дополнительные деньги. Жили не шиковали, но основные расходы перекрывали. 

Е.К.: Звучит очень бодро! А расскажи про учебу еще, пожалуйста.

М.К.: Учебный процесс для иностранных студентов отличается чем для американских, потому что нужно набрать определенное количество учебных часов. За семестр пять или шесть предметов получалось. Учеба отличается от того как это в России: ты сам можешь выбирать предметы и расписание. Я часто занималась три-четыре дня в неделю, просто чуть больше. График нужно было составлять так, чтобы мы могли тренироваться все вместе командой из восьми. 

Е.К.: К тебе были поблажки как к спортсменке, которая защищает честь университета?

М.К.: Университетский спорт очень развит, но, к сожалению, теннис не относится к популярным видам. Поэтому многие профессора даже не интересовались чем мы там занимаемся. Но часто все равно были понимающими, особенно, если мне приходилось пропускать занятия из-за турниров. Никто никогда не отказывал мне пойти навстречу. 

Е.К.: Как часто проходили турниры?

М.К.: Есть два сезона: осенний и весенний. На осеннем – индивидуальные соревнования, где каждый игрок команды сам за себя. На таких обычно один университет приглашает другой, и вот они играют между собой. Но самые престижные турниры, которые проходят осенью, это те, где ты должен иметь свой личный рейтинг. Я смогла хорошо сыграть на всех этих турнирах. Осенний сезон – это больше подготовка к весне. Результаты, конечно, важны, но ты все равно играешь не за команду. Еще в последнее время есть тенденция, что многие тренера помогают игрокам играть не только за колледж, но и в ITF. Есть возможность играть дальше! И это здорово, сейчас множество игроков выбирают сперва получить образование, но и играть хотят. Это поменялось за последнее время. Ну и весь осенний сезон ведет нас к чемпионату NCAA. Там играем команда на команду. Это самая основная часть, ради которой мы и тренируемся.

Е.К.: Сколько раз в неделю, кстати?

М.К.: По правилам NCAA мы должны были тренироваться 20 часов в неделю с понедельника по субботу. Каждый день теннис, раза три в неделю тренажерный зал и в зависимости от времени и сезон еще бег, общая физическая подготовка. Это был минимум, который мы должны были выполнять. Каждая неделя проходила в одном и том же режиме.

Е.К.: Тренировочный процесс впечатляет! Какие у тебя достижения получились?

М.К.: К сожалению, про командный успех команды рассказать много не могу. Мы, по-моему, ни разу в топ-50 не были и конференцию ни разу не выигрывали. А вот про индивидуальные заслуги могу рассказать. Мой наивысший рейтинг был 41-й, с наилучшей победой против девочки, которая была второй, она сейчас играет в туре, наверное где-то в топ-250. Парный рейтинг был топ-20. Я побила почти все свои школьные рекорды по победам и рейтингу. Я была первой в истории своего университета, кто попал на личный и парный NCAA чемпионат. Индивидуальная карьера сложилась очень удачно, я выиграла Originals (прим. турнир для всех университетов региона) в паре, попала на национальный турнир Fall Nationals. Все не вспомню, но вот основное. 

Е.К.: Очень круто! С опозданием, но поздравляю тебя!

М.К.: Ха-ха, спасибо!

Е.К.: Не встречала ли ты там Дженнифер Брэди или Даниэль Коллинз? Они же как раз сначала отучились, а потом решили уже идти в WTA.

М.К.: Я не знаю их лично, потому что они чуточку старше. Но насколько я помню Брэди играла в Калифорнии, а Коллинз в Вирджинии, а я в Техасе, поэтому расписание могло не совпадать. Но из тех, кто сейчас играет, я помню девочку из Мексики Фернанда Котрерас Гомес ( прим. на Ролан Гаррос 2022 прошла квалификацию, во втором круге проиграла Дарье Касаткиной), я пару раз играла в паре против нее. Пару лет назад в четвертом круге Ролан Гаррос играла Алена Большова-Задойнов. Она играла в нашей конференции, но мне не удалось с ней сыграть, мы не попали друг на друга. На этом Ролан Гаррос играет француженка Леолия Жанжан (прим. во втором круге переиграла Каролину Плишкову), она играла за колледж раньше. Сейчас все больше и больше людей, кто вырос из университетского спорта. У мужчин тоже. Все имена не вспомню… ну, например хорват Борна Гойо , француз Артур Риндеркнеш. Очень много игроков, потому что колледж поддерживает и дает возможность совмещать с профессиональной карьерой. 

Е.К.: О, ну все имена знакомые, конечно же! А Жанжан так вообще сделала одну из главных сенсаций этого Ролан Гаррос, обыграв Плишкову! Смотри, если вернуться к твоим успехам на турнирах.. Какие там призовые?

М.К.: Призовых никаких не давали на этих турнирах, потому что студенческая лига – это лига любителей. Хотя много тех, кто играет профессионально, продолжают играть и за университет. 

Е.К.: А что нужно, чтобы перейти играть в профессионалы?

М.К.: Есть одно правило – если ты заработал за карьеру больше десяти тысяч долларов, то тогда не разрешают играть за колледж. NCAA определяют это. Но вообще те, кто плотно играют в профессиональном туре, они уже не заинтересованы в колледже. Сейчас вообще все поменялось: очень многие университеты заинтересованы, чтобы забрать хороших юниоров себе. Очень часто юниоры, которые высоко стоят в рейтинге ITF, хотят продолжать карьеру и играть, и университет им оплачивает турниры вместо турниров за колледж. Но там есть условия, что если ты играешь ITF, то ты должен пропустить турнир в колледже. Ну и в целом, тебе никто играть не запрещает, но и активной финансовой поддержки не оказывает. Ну и потом, когда ты закончил учебу, просто открываешь календарь турниров, смотришь попадаешь или нет, отправляешь заявку на участие. В самом начале, конечно же, никуда не попадешь, висишь в листе ожидания и едешь на турнир с надеждой попасть в квалификацию. Ну и там уже борешься, чтобы пройти квалификацию и набрать очки. 

Е.К.: Получается, что у тебя сейчас как раз такой путь? Ты закончила учебу и активно играешь, как я знаю.

М.К.: Все так. У меня есть тренер по физической подготовке, непосредственно по теннису нет. Мой университетский тренер особо в этом не заинтересован, поэтому я просто пытаюсь тренироваться с друзьями или езжу в разные академии. Я такая вольная птица, делаю что хочу. Но хотелось бы, конечно, больше стабильности, тренера и помощи. Финансовой поддержки ни от кого нет. 

Е.К.: На каких турнирах ты играешь?

М.К.: Пятнашки, двадцать пятки… шестьдесят вот играла. Еще на призовых турнирах играла, чтобы именно денег заработать.

Е.К.: Тебе родители помогают покрывать эти расходы?

М.К.: Езжу и играю на то, что накопилось, призовые с турниров. Ну а сейчас с блокировкой карт трудно, и практически невозможно помочь. Я сама по себе. Но вообще очень много добрых людей. Часто я приезжаю на турниры и остаюсь с кем-то из знакомых или с кем познакомилась прямо на турнире. Они заинтересованы в теннисе и предлагают остаться на время турнира. Это существенно помогает с расходами, потому что гостиницы и отели – это одна из самых ощутимых трат. Поэтому, если была в городе, стараюсь кого-то найти. Это еще и веселее чем одному сидеть в отеле. 

Е.К.: А на турнирах нет агентов и спонсоров, которые отслеживают игроков?

М.К.: Лично я не видела. Преимущественно это все же родители, которые вкладываются в своих детей, Я пытаюсь найти спонсора, кто хотя бы струны или ракетки бы дал, но это тоже непросто. Они хотят повышенные результаты или невероятное количество подписчиков в социальных сетях. Я писала в Babolat, они мягко намекнули, что могут предоставить только скидку. Но это не то. Молодые компании стараются помочь. Еще Yonex. Но в целом многие заинтересованы в юниорах, где есть потенциал. В ITF не встречала. 

Е.К: А вот во всех этих перемещениях по турнирам, какие у тебя результаты сейчас?

М.К.: Я более менее серьезно взялась за дело последние пару месяцев, поэтому цели пока были небольшие. В одиночке получила обратно рейтинг. Хоть он пока и низкий, но все равно это возможность попасть на турниры. Легче планировать турниры, не гадать попадешь или нет. В паре получается достаточно успешно: в марте я выиграла пятнашку, и вот за последние четыре недели был финал на двадцать пятке и на шестидесяти. Рейтинг сразу поднялся.

Е.К.: И вновь чуть с опозданием, но все же поздравляю! А в WTA еще не было опыта участия?

М.К.: Пока нет, но, конечно, хочется. В будущем, конечно, все возможно, Главное – это грамотно построить расписание. Плюс пока я играю только в Америке, я не могу выезжать из-за документов. А так бы, конечно, играла где-то еще. Но это не самое страшное, здесь турниров хватает. Это вот когда был ковид, тогда все отменили. 

Е.К.: А как по документам у тебя оформлено нахождение в Америке? Студенческая виза же истекла.

М.К.: Я запросила замену статуса, отправила бумажки, чтобы получить спортивную визу. Теперь вот жду. 

Е.К.: Получается ты уже продолжительное время не видела родителей?

М.К.: Да, у  них закончилась виза в Америку в период пандемии, и мы не могли ее продлить. И без того посольства уже пару лет назад работали не в самом лучшем режиме, а сейчас вообще об этом молчим. Надеюсь, скоро все таки их увижу. 

Е.К.: Еще о том, о чем молчим…как-то изменилось отношение к тебе из-за того, что ты из России?

М.К.: Если честно, нет. Большинству людей неважно откуда ты. Никакого негатива нет. Все как относились нормально ко мне, так и относятся. Единственное – убрали флаг, но это не большая проблема. 

Е.К.: Вопрос как на дурацком собеседовании, но все же. Где и кем ты себя видишь через десять лет?

М.К: В Америке наверно хотела бы остаться, да. Но не все вещи зависят только от меня. Оххх…а через десять лет… в 35 думаю уж не буду так по турнирам ездить, только если я доберусь до высокого уровня и может буду тогда как Рафа бегать. Но девушкам все же тяжелее, захочется же семью и детей. Но может мне будет интересно раскрыться и в какой-то другой сфере. Образование у меня есть. 

Е.К.: Маша, спасибо тебе большое за честный разговор! Очень интересная беседа получилась у нас. Удачи на всех будущих турнирах!

М.К.: Рада была поболтать! Тебе спасибо!

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Теннисология
+46
Популярные комментарии
Александр Карпюк
0
Пусть у Маши все получится через 10, 20 и 30 лет, очень здорово, спасибо за историю!)
М
0
Было очень интересно узнать историю Марии! Спасибо🎾
Елизавета Костик
0
пусть так и будет! :)
Ответ на комментарий Александр Карпюк
Пусть у Маши все получится через 10, 20 и 30 лет, очень здорово, спасибо за историю!)
Написать комментарий 5 комментариев

Новости