Реклама 18+

Уехал из дома в 15, бросил клуб своей мечты, обрёл вторую семью в Испании. Дмитрович рассказал о жизни до «Эйбара»

Уехать в 15 лет, жить вдали от дома без родных, только с одноклубниками — это в корне меняет жизнь. Это грандиозный опыт как в личном, так и в профессиональном плане. Учишься всё делать самостоятельно: стирать одежду, следить за порядком. И быстро взрослеешь, ведь когда уезжаешь из дома в таком раннем возрасте, чтобы стать профессиональным футболистом, у тебя есть чёткая цель. Нужно зарекомендовать себя, оправдать ожидания, но так же надо жить и за пределами стадиона, ходить в школу, вообще делать всё самому, потому что семьи рядом нет. Когда я поехал в Белград, у меня в голове была чёткая цель, я точно знал свой путь. Тот период помог мне возмужать, в 17-18 лет я уже был взрослым человеком и, думаю, психологически был старше многих сверстников.

Помню, как мы общались со спортивным директором «Црвены Звезды» перед подписанием контракта. Мама тогда плакала, боялась меня отпускать, но я убедил её, что должен ехать. Я же с ранних лет болел за «Црвену Звезду», так что сбылась моя детская мечта. Папа мне всё время помогал, потому что первое время было тяжело. Но ещё труднее было маме. Вы же знаете, мамы хотят, чтобы дети всегда были рядом, но решение поехать в Белград изменило мою жизнь. К тому же, потом родители часто меня навещали. Человек же ко всему привыкает — вот и мы привыкли.

В 18 лет я подписал первый профессиональный контракт с «Црвеной Звездой» и тем же летом поехал на предсезонный сбор с основным составом. В команде уже было два вратаря, но я чувствовал, что готов играть. К тому моменту у меня уже был опыт выступлений за национальные сборные Сербии разных возрастов (до 17 лет, до 19 и до 21 года), но дебютировать в «Црвене Звезде» мне так и не удалось. Конечно, я был разочарован, но решил двигаться дальше. И никогда не жалел, что так скоро ушёл из клуба — время показало, что это было верное решение, ведь оно привело меня туда, где я сейчас.

Мне был 21 год, когда я ушёл из «Црвены Звезды». Было немного грустно, что я так и не смог выступить за клуб. Я был готов играть, меня ценил тренерский штаб, я видел, какие вратари играли до меня, поэтому разочаровался. Но я не первый и не последний, кому не довелось сыграть за любимую команду, такое случается с кучей игроков. Теперь я понимаю, что решение уйти было верным.

Уйпешт — мой первый зарубежный опыт. Я сделал отличный выбор, потому что до дома было недалеко. Наш дом на границе с Венгрией, поэтому расстояние до Уйпешта такое же, как до Белграда. В команде было несколько балканских игроков, мы говорили на одном языке, поэтому удалось быстро адаптироваться. Из полутора лет, что я там провёл, я всего полгода был основным вратарём, но для первой поездки за границу это неплохо. К тому же, я многому там научился. 

Когда пришло предложение от «Чарльтона», я сразу же его принял, потому что хотел играть. Руководство меня высоко оценило. Я приехал в «Чарльтон» в январе. Первый круг я пропустил, потому что играл за сборную U-21 в плей-офф чемпионата Европы. Мы выбили Испанию, фантастическую команду, которая шесть лет не проигрывала. Это была действительно превосходная сборная с Иско, Моратой, Муньяином в составе, но мы выиграли в Кадисе со счётом 2:1. Я тогда подумал, если нам это удалось, то можно замахнуться на что-то большее. В то время я мало играл в Венгрии и понимал, что пора уходить. Первый вратарь был в команде уже много лет и был капитаном.

Ролан Дюшателе, который владел тремя или четырьмя клубами, и его сын, президент «Уйпешта», всегда в меня верили. Они хотели, чтобы я выступал за одну из их команд. «Чарльтон» как раз искал вратаря, поэтому я отправился в Англию. Сыграл там пять или шесть матчей и понял, что это не моя страна. Мне многого не хватало, я плохо себя чувствовал, не мог адаптироваться. Кроме того, «Чарльтон» был на грани вылета, не выигрывал 18 или 19 матчей подряд, так что это был трудный период. Я не играл в первых трёх или четырёх матчах, потому что был молодым вратарём и был мало знаком с лигой. После этого я сыграл пять матчей, мы не смогли победить ни в одном из них, затем пришёл новый тренер и полностью перестроил состав. «Чарльтон» стал выигрывать с другим вратарём, поэтому я оказался в запасе. Конечно, были и приятные моменты, но в целом я не был там счастлив.

«Алькоркон» тоже был клубом Ролана Дюшателе. Как я уже говорил, он и его сын всегда в меня верили, поэтому предложили такую возможность. Честно говоря, я с детства мечтал играть в Испании, поэтому подписал контракт. Мне сказали, что главный тренер следил за моей игрой на чемпионате Европы и захотел пригласить в команду. Именно в «Алькорконе» началась моя эволюция как вратаря. Меня очень тепло приняли, я много играл, да и вся команда выступала хорошо. Я провёл весь сезон в качестве первого вратаря. Это было чудесное время.

Во втором круге со мной связались несколько команд из Примеры. Думаю, первый контакт с «Эйбаром» произошёл в марте. Я поручил вести переговоры агенту. В «Алькорконе» я остался ещё на сезон. Мы хорошо играли и обеспечили себе место в Сегунде за пять туров до конца чемпионата. Тогда я почувствовал, что это идеальный момент, чтобы попробовать свои силы в Примере. Я отдыхал с девушкой на пляже в Турции, было три или четыре часа дня. Мне позвонил агент и сказал, что меня хочет подписать «Эйбар». Мы начали переговоры, к 23 часам всё уладили, а на следующее утро я полетел в Испанию проходить медосмотр и подписывать контракт. Всё произошло очень быстро. Присоединиться к «Эйбару» было наилучшим решением.

На самом деле, когда «Эйбар» впервые со мной связался, у меня возникли сомнения, потому что в команде уже были два опытных вратаря — Асьер [Риесго] и Йоэль. Я не хотел быть третьим и сидеть в резерве. Но позже, когда мы вернулись к обсуждению перехода, мне сказали: «Смотри, все хотят тебя подписать — и совет директоров, и тренерский штаб. Ты наша главная трансферная цель». Они были настроены очень серьёзно и рассчитывали на меня. Поэтому я прошёл медобследование, подписал контракт, и у меня ещё оставалось 3-4 дня отпуска.

Мне говорили, что «Эйбар» похож на большую семью. Конечно, нельзя верить всему на слово, но уже в первый день в клубе я понял, что это правда. Все в клубе работают сообща, заботятся друг о друге, поэтому даже я, иностранец вдали от дома, чувствовал себя очень комфортно. С самого начала я старался максимально выкладываться на тренировках. Такому клубу, как «Эйбар», трудно держаться в Примере, но мы усердно работаем. Если продолжим в том же духе, «Эйбар» может стать очень современным клубом и, возможно, попасть в Лигу Европы, почему нет? Я действительно не могу вспомнить ни одного плохого момента в «Эйбаре», мне здесь нравится, люди отзывчивые и дружелюбные. Я совершенно уверен, что таких клубов, где игрок может чувствовать себя настолько комфортно, очень мало.

Я немного понимаю итальянский, но не говорю на нём. Владею английским, испанским и сербским. Неплохо говорил на венгерском, когда там играл, теперь подзабыл, но если проведу месяц в Венгрии, наверняка заговорю снова. Мне нравится знакомиться с новыми людьми, изучать другие культуры. Это необязательно, но я считаю, что следует хотя бы попытаться выучить некоторые слова и выражения, когда едешь за границу. Это поможет чувствовать себя увереннее, а ещё это способ проявить уважение к стране, которая тебя приняла.

Всегда поддерживаю связь с семьёй и лучшими друзьями из Сербии, потому что они помогали мне в трудные времена. Я сам не помню Югославию, зато помню войну против НАТО в 1999 году. В моём родном городе не было боёв, но бомбы поблизости падали. Это был очень тяжёлый год, три-четыре месяца мы жили в опасности. Однажды они сбросили бомбу на телебашню рядом с бабушкиным домом, где мы жили, поскольку старались разрушить большие здания. Я счастлив, что это страшное время прошло. Надеюсь, такое больше никогда не повторится.

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
SD Eibar Peña Rusa
+43
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+