Реклама 18+

Прощальное письмо Дриусси о четырех сезонах в «Зените»: бесился без голов и просит прощения у Семака

Слова последнего петербургского аргентинца к уходу из клуба: Себастьян выкупил контракт и продолжит карьеру в другом месте.

Летом 2017-го на меня почти одновременно вышли «Зенит» и «Спартак», причем москвичи предлагали больше. Долго не думал – тогда в Петербург уже переехал Леандро Паредес, с которым мы знакомы с детства. Паредес рассказал, что «Зенит» – большой клуб, а Петербург – очень красивый город. 

Спустя четыре года могу сказать, что Лео меня не обманул. Я ни о чем не жалею. 

Тут родилась моя дочь. Наша семья уже навсегда связана с Петербургом.

В последнем сезоне перед переходом в «Зенит» я забил 17 голов за «Ривер Плейт», стал вторым бомбардиром чемпионата Аргентины. Понимаю, что сначала болельщики ориентировались на эту статистику, думали, что и в России я буду очень много забивать. 

Но тут мы приходим к главной теме всей моей карьеры. Позиция. Тот сезон в «Ривер Плейте» я провел в атаке, а до этого часто выходил слева – конечно, там меньше возможностей отличиться. 

Я не жалуюсь, но действительно могу провести параллели между историями в «Ривер Плейте» и в «Зените». В детстве всегда играл нападающего, неоднократно становился лучшим бомбардиром юношеских чемпионатов Аргентины, даже в молодежном составе. Перейдя в главную команду, наткнулся на высокую конкуренцию – было много опытных игроков. 

Впервые на левый фланг я вышел в 18 – туда меня поставил Марсело Гальярдо. У «Ривер Плейта» были проблемы на этой позиции, Гальярдо спрашивал, кто готов сыграть. Возможно, если бы такой вопрос впервые мне задали сейчас, когда мне 25, я ответил бы, что не хочу. Но мне было 18, «Ривер Плейт» – величайший клуб Аргентины, поэтому я принял условия Гальярдо. В 2015-м мы выиграли Кубок Либертадорес – весь турнир я отыграл слева. 

Через несколько месяцев я мог уйти в аренду. Мы долго говорили с Гальярдо, я объяснил, что не хочу уходить, но лучше всего чувствую себя в атаке. Очень благодарен Гальярдо – он пообещал дать шанс на предсезонке. Я остался и выиграл конкуренцию – играл в паре с Лукасом Аларио (сейчас он в «Байере»). 

Большая удача, что на первом этапе взрослой карьеры я столкнулся именно с Гальярдо, другой тренер мог даже не послушать меня. Поэтому мне сложно подбирать слова, когда просят охарактеризовать Марсело. Просто папа. 

Статистика в последнем сезоне в «Ривер Плейте» – один момент, но в «Зените» я еще и получил 11-й номер, под которым играл Александр Кержаков. Тут все просто: в «Ривер Плейте» я тоже был 11-м, у меня даже есть татуировка с ним. Когда приехал в «Зенит», мне рассказали, что 11 – номер лучшего бомбардира в истории клуба, но еще большее впечатление на меня произвело произошедшее перед матчем со «Спартаком» в августе 2017-го. 

Это было мое первое дерби в России – и перед игрой только закончивший карьеру Кержаков прощался со стадионом. Тогда я прочувствовал значимость Саши для города, но не могу сказать, что это как-то давило. Во-первых, мне приятно играть под таким значимым для «Зенита» номером. Во-вторых, Кержаков периодически поздравляет меня в инстаграме с голами и удачными матчами. Мне кажется, это круто.

Первая половина первого сезона в «Зените» – супер, тогда мы показывали чемпионский футбол. Я играл в атаке вместе с Сашей Кокориным – он очень много бегал и прессинговал, мы забили немало голов с передач друг друга. Но потом Роберто Манчини поменял схему – мы стали забивать гораздо меньше, результаты ухудшались.  

Манчини – непростой человек. У него очень быстро менялось настроение. Сегодня все может быть хорошо, он улыбчив, а завтра может быть жутко раздраженным, не объясняя, что именно ему не нравится. Это не могло не влиять на игроков. Мне кажется, иногда он не очень красиво относился к футболистам. Но спустя столько лет не хочется вдаваться в детали. 

Мы заняли пятое место – полный провал, весной 2018-го все развалилось. До нас доносилось, что в таком результате обвиняли не только Манчини, но и аргентинских игроков. За нас заплатили немаленькие деньги, а мы даже не попали в медали. 

Конечно, всю вину нельзя перекладывать на одного человека. Если говорить про меня, то, наверное, сказалась и адаптация к российскому футболу – здесь игроки должны быть гораздо более развитыми физически, чем в Аргентине. По-моему, особых проблем не было только у Паредеса – возможно, потому что он постарше, может быть, из-за того, что до «Зенита» он постоянно играл в сильном чемпионате Италии. Через полтора года Лео уехал в «ПСЖ» – тоже показатель, что в Петербурге он был в порядке.

Паредес перешел в «ПСЖ», Ригони уехал в аренду сначала в «Аталанту», потом в «Сампдорию», Краневиттер улетел в Мексику, Маммана – в «Сочи». Так я остался последним зенитовским аргентинцем. Мы постоянно были вместе, наши жены отлично общались, но это футбол, у каждого свой путь. Мне точно не на что жаловаться – два года назад родилась дочка, теперь больше времени посвящаю семье.

В команде я ни разу не чувствовал себя одиноким. За это могу сказать отдельное спасибо Гальярдо – он учил, что нужно постоянно общаться, узнавать интересы других игроков, несколько слов на их языке (если они иностранцы). Поэтому с первого дня в «Зените» я стараюсь быть открытым. Много времени провожу с Дзюбой, Мостовым и Оздоевым, отличные отношения со всеми бразильцами: Малкомом, Дугласом и Венделом.

Близкие отношения с Дзюбой сложились после прихода Сергея Семака – несколько месяцев мы вместе играли в нападении. Я сравнил бы Артема с Аларио – это чистые девятки, которые всегда в штрафной, скидывают мяч, чтобы ты сыграл вторым темпом. С такими нападающими мне комфортнее, потому что понимаю, куда нужно открываться, понимаю, что они стягивают на себя большее внимание защитников.

Осенью 2018-го Семак перевел меня налево. Знаю, что он объяснял это тем, что оттуда я делаю больше голевых передач. Думаю, в «Зените» на этой позиции я провел много неплохих матчей, но, как нападающему, мне очень хотелось забивать, а постоянно это делать не получалось. Потом пришел Сердар Азмун, у них с Дзюбой получилась отличная связка – никаких вопросов, что меня ставили на другую позицию.

Но с мыслью об отсутствии голов я так и не справился. Поэтому и случился тот самый стрим. Это был пик. Сказал, что у меня плохая позиция – и все такое. Да вы и сами все знаете.

Прошло несколько месяцев, а публично я еще не просил прощения у Семака. Кажется, сейчас лучший момент. 

Я не должен был обсуждать позицию, тем более ругать ее. Это непрофессионально.

Знаю, что у Семака спрашивали об этом после игры с «Боруссией». Знаю, что Дзюба постоянно хвалил мою работу на команду. Это доказывает, что «Зенит» – семья. В том числе поэтому я не должен был говорить такое – ни тренеры, ни партнеры такого не заслужили. В команде ко мне всегда относились хорошо – этим нужно гордиться. После случившегося мы поговорили с Семаком – кажется, поняли друг друга, спасибо ему.

Прошлым летом я действительно мог уйти из «Зенита» – «Интер Майами» предлагал клубу хорошие деньги. Если я был бы один, наверное, вообще не хотел бы уходить, но для моей семьи переезд в США был хорошей возможностью для чего-то нового. Я ни на кого не злюсь – все случается или не случается по какой-то причине. 

Я остался – и почти сразу после этого получил травму колена в матче с «Динамо», пропустил почти два месяца. Этот момент – точно самый тяжелый за четыре года. Я был раздавлен. Спасибо жене и дочке, что вытащили из этого состояния. И хорошо, что глобально все обошлось и мне не пришлось делать операцию.  

Теперь у меня все отлично. Нет повреждений, есть новые друзья. 

Футболист должен быть готов к тому, что все может измениться за один день. Я действительно всегда был счастлив в «Зените». 

И этот клуб всегда будет в моем сердце.

Себастьян Дриусси.

Фото: РИА Новости/Алексей Даничев, Рамиль Ситдиков, Михаил Киреев; globallookpress.com/Telam; Instagram/sebadriussi.11

+608
Популярные комментарии
_Norther_
+786
Вот так и надо уходить из клуба - с прощальным письмом, где можно высказать всё и объясниться. Спасибо за положительные эмоции. "Это доказывает, что «Зенит» – семья."
topordybenko
+568
Зенит может взять гораздо более сильного легионера на его позицию, но вот читаю это и как-то все равно грустно. Хороший парень Себа, после него останутся только теплые воспоминания
zer
+520
думаю, в Дриусси никто камня не бросит, своё он отыграл честно за Зенит. бывало вообще суперформу набирал, бывало сдавал, но никогда не было ощущения, что чувак тупо баблишко срубить приехал.
Написать комментарий 118 комментариев

Новости