Немного об АЕК, где теперь работает Каррера: клуб основали беженцы из Константинополя, прошли от банкротства до чемпионства за пять лет

Покоритель красно-белых сердец Массимо Каррера наконец-то нашел работу: теперь он тренирует греческий АЕК и выиграл два матча из первых двух – победил «Ксанти» и «Астерас» (1:0 и 2:1).

Массимо отдыхал чуть больше года. После увольнения из «Спартака» у Карреры вроде бы возник вариант с «Удинезе», поступали предложения из Ирана (сам Массимо признавался, что отказал), неоднократно всплывали слухи о возвращении в Россию («Оренбург» и «Динамо»), летом мелькнула информация об интересе «Катании» – но Каррера не был основным претендентом даже у середняка Серии C, потому что в Италии не обращают внимания на достижения за границей. Уже осенью Массимо звал утопающий в Серии А «Дженоа» (тренер даже общался с Энрико Прециози), но генуэзцы выбрали Тиаго Мотту. 

И вот – АЕК.

В составе афинского клуба не так много известных футболистов. Вы можете знать Дмитрия Чигринского – воспитанника «Шахтера», который десять лет назад понравился Пепу Гвардиоле и оказался в «Барселоне», Огнена Враньеша (играл в «Краснодаре» и «Алании», а потом еще немного за «Томь»), Марко Ливайю (хорват, повисевший в зарплатной ведомости «Рубина», играет на месте Эсекиэля Понсе, который в прошлом сезоне разрывал за АЕК, а теперь забивает за «Спартак») и Нелсона Оливейру. Португалец сейчас лучший бомбардир чемпионата, а когда-то бодро начинал в «Бенфике» и провел под 20 матчей в сборной Португалии.

Первую победу Карреры в Греции встретили сдержанно. «Ему предстоит взобраться на гору, чтобы добиться чего-нибудь хорошего, – говорится в обзоре сайта Sport24.gr. – Но в команде позитивно отреагировали на его назначение». Особенно в местных медиа отметили взаимодействие Карреры с командой: его многочисленные поцелуи и поздравления игроков на поле после игры.

 

АЕК делит с «Панатинаикосом» слегка устаревший олимпийский стадион «Спирос Луис», который вмещает 69 тысяч человек, но уже несколько лет борется с бюрократией и пытается построить свою арену. Пока на игры ходят 10-17 тысяч человек.

АЕК основан беженцами из Малой Азии, в названии прячется Константинополь

В Греции очень любят аббревиатуры в названиях (ПАОК, АЕК, ПАС, ОФИ, АЕЛ) – так вот за АЕК прячется «Атлетический Союз Константинополя». Константинополь – так раньше назывался Стамбул – проник в афинскую команду, потому что клуб был основан после Первой мировой войны беженцами из Малой Азии. Кстати, аббревиатура кипрского АЕК, который летом 2016-го уволил Аленичева и позволил Каррере возглавить «Спартак», означает совсем другое: «К» там от старого названия Ларнаки – «Китион».

Заглянем в историю: государство Греция в том виде, в котором мы его знаем, получило независимость лишь в 1830 году, при этом на территории Малой Азии (полуострова, который принадлежит Турции), проживала четверть греческого населения. Спустя 90 лет независимости случилось то, что в греческой историографии называют Малоазийской катастрофой: в результате Первой мировой, а потом и греко-турецкой войны страны обменялись населением – почти 2 миллиона православных греков переехали на Балканы, а в обратную сторону отправились меньше миллиона мусульман.

В Греции спортивные общества до сих пор объединяют в себе клубы и спортсменов из разных дисциплин – причем не только игровых, что, в принципе, сохранилось в Европе («Барселона» есть и в баскетболе, и даже в гандболе), а вообще всех – в том числе и олимпийских, а это уже редкость. По похожим принципам работали спортивные общества в Советском Союзе. Именно так организован и АЕК. Он был основан в 1924 году выходцами из греческого спортивного сообщества «Пера», которое появилось еще в конце XIX века в Константинополе. Причем существует красивая легенда: основатели встретились в спортивном магазине в центре Афин и решили, что нужно как-то развлечь людей спортом.

Основатели клуба рассчитывали объединить новосозданные пригороды Афин, где массово селились беженцы, и отвлечь их от кризиса, вызванного резким перенаселением. Это вообще была распространенная практика: ПАОК, «Паниониос» и еще несколько клубов поменьше тоже были основаны беженцами для беженцев. 

Но АЕК повезло: он стал своего рода народным клубом.

Благодаря связям первого президента клуба Константиноса Спанудиса и его дружбе с премьер-министром Греции клуб получил землю под тренировочную площадку – фактически с этого и началась история АЕК, который стал третьим клубом страны по статусу после «Олимпиакоса» и «Панатинаикоса» и в какой-то период даже вошел в коалицию этой тройки против Федерации футбола. Когда игра стала приносить первые деньги, федерация решила, что все доходы надо распределять поровну между всеми клубами, а топам это не понравилось. АЕК, «Олимпиакос» и «Панатинаикос» вышли из региональной лиги Афин и в течение года проводили товарищеские матчи с друг другом. Но альянс ПОК («Панатинаикос», «Олимпиакос», «Константинополь») сохранялся до 60-х – клубы играли друг с другом и сотрудничали сообществами. 

Много трофеев, но все-таки не «Олимпиакос» – одно чемпионство за 25 лет

Чтобы понять, что такое чемпионат Греции, вам достаточно посмотреть на пару фактов: в 83 розыгрышах было всего шесть чемпионов, причем больше половины побед – за «Олимпиакосом» (44), а в тройке побывали всего 11 клубов (для сравнения: в истории чемпионата России с 1992 года тоже шесть чемпионов, 13 клубов забирались в тройку, но розыгрышей было почти в три раза меньше).

По количеству титулов АЕК далеко не соперник «Олимпиакосу» и пока даже «Панатинаикосу». Тем не менее он в большой тройке греческих клубов, которые с 1988-го по 2018-й беспрерывно делили чемпионство между собой («Оли», «Пао» и АЕК). И только в прошлом сезоне чемпионом стал ПАОК. 

Правда, в этой большой тройке АЕК все-таки оказался младшим братом: афиняне прекрасно шли на стыке 80-х и 90-х, победив в сезонах 1988/89, 1991/92, 1992/93 и 1993/94, но потом замолчали на 24 года. Даже «Спартак» ждал возвращения на вершину меньше – АЕК отпраздновал только весной 2018-го. 

Зато у афинян есть классное достижение, которое вряд ли кто-то повторит: они выиграли все пять трофеев, которые разыгрывались в истории футбола Греции. Почему никто не приблизится? Дело в том, что Кубок лиги провели всего один раз – и его выиграл АЕК.

«АЕК здесь как народная команда. У него много болельщиков по всей стране, и люди уже заждались серьезных побед», – говорил перед чемпионством Дмитрий Чигринский, который играет в Афинах с 2016-го.

Шесть лет назад АЕК рухнул в любители из-за долгов. Выручил один из самых успешных бизнесменов Греции, отец которого родился во Владикавказе

После трехлетней чемпионской серии в девяностых АЕК постоянно болтался рядом: занимал второе, третье, четвертое и пятое места – ниже не опускался, но для победы в чемпионате все время чего-то не хватало.

АЕК не стеснялся заманивать стареющих звезд в конце нулевых, когда в Европе ударил кризис. Тот же Ривалдо перешел напрямую из «Олимпиакоса», где зарабатывал 2 миллиона евро (контракт в АЕК был примерно на том же уровне, но средний уровень зарплат был ниже, поэтому зарплатная ведомость резко выросла на 40% – в команде никто не получал больше миллиона). Спустя год Ривалдо со скандалом умчал в «Бунедкор», где ему дали в три раза больше. АЕК сначала не хотел отпускать бразильца, но в итоге согласился на миллион евро компенсации от узбекского клуба. В единственный сезон Ривалдо АЕК был максимально близок к чемпионству – заканчивал сезон на первом месте, но одному из соперников «Олимпиакоса» засчитали техническое поражение из-за выхода на поле незарегистрированного игрока. В итоге пирейцы получили +3 очка и обошли конкурента.

Параллельно клуб раз за разом добирался до группы Лиги Европы, но не мог из нее выйти: в 2009-м помешал гол Динияра Билялетдинова за «Эвертон», в 2010-м – «Зенит», в 2011-м – «Локомотив».

И последствия кризиса все же достали АЕК. Афиняне стали одной из первых крупных жертв финансового фэйр-плей – их исключили из еврокубков, шансы заработать резко снизились, инвесторы отвернулись. «Это черная страница в истории клуба. Наши долги – 35 млн евро, 23 из них – перед государством», – грустно констатировал тогдашний президент клуба Андреас Димитрелос. Летом 2012-го АЕК был вынужден продать всех игроков основного состава, чтобы получить хоть какие-то деньги, многих отпустили бесплатно, потому что не смогли выплатить зарплату. 21-летнего Костаса Маноласа отдали в «Олимпиакос» – фанаты протестовали, но ничего сделать не смогли.

В итоге в сезон АЕК вошел с дешевыми ветеранами и молодежью. Одним из лидеров по игровому времени и лучшим бомбардиром (с четырьмя голами за сезон) стал 18-летний нападающий Таксиархис Фунтас, до этого бегавший за дубль. Ситуацию подпортили и болельщики: федерация лишила АЕК трех очков за то, что в одном из последних матчей после поражения 0:3 от конкурента болельщики прорвались на поле и устроили беспорядки. Все это привело к первому в истории вылету из Высшей лиги.

Но и на этом проблемы не закончились. С деньгами все было настолько плохо, что АЕК решил реорганизоваться, объявил о банкротстве, лишился профессионального статуса и начал со второго дивизиона.

Это решение принимали уже при новом руководстве: летом 2013-го в АЕК вернулся Димитрис Мелиссанидис – один из самых успешных греческих бизнесменов. Начинал в 70-х с сети автошкол, потом основал частную компанию, производящую топливо для судов (поставляла его американскому флоту во время войны в Ираке), а в начале десятых приватизировал крупнейшего государственного букмекера OPAP, у которого долгое время была монополия на ставки в Греции. Состояние Мелиссанидиса оценивается в 11 миллиардов долларов, за свои бизнес-успехи он заработал кличку «Тигр». 

Бизнесмен – потомок беженцев из Турции, которые долго добирались до Греции. Путь необычный, но стандартный для того времени: сначала они уехали из Трабзона на Кавказ – отец бизнесмена Зорас родился во Владикавказе в лагере белых во время Гражданской войны. Когда стало понятно, что побеждают красные, семья отправилась в Одессу, а уже оттуда – в Афины. 

Старший Мелиссанидис – один из самых известных понтийских греков. По возвращении на родину он стал коммунистом и воевал против нацистской Германии во время Второй Мировой, за что получил награду. После смерти своей жены он стал активным благотворителем: открывал спортивные школы, молодежные клубы, приюты, а деньги занимал у своего сына.

При этом Мелиссанидис остается крупным благотворителем, который активно сотрудничает с церковью. За это он даже получил титул куропалата – это византийский титул, который не присваивали никому с XV века. Ему пожаловал его в 2014 году лично константинопольский патриарх. 

Димитриос руководил клубом в успешных девяностых, но тогда был совладельцем, а с новым заходом забрал весь клуб. Кроме того, он наладил приток спонсорских денег в АЕК: ТВ-оператор Nova Sports и Fujitsu платили по 1 миллиону евро, а тот самый OPAP согласился платить 2,1 млн евро в год и спровоцировал скандал. Греческие клубы обвинили бизнесмена в корпоративном сговоре (он был президентом клуба и компании – и явно действовал в интересах АЕК) и в знак протеста разорвали спонсорские соглашения. Для сравнения, чемпион Греции «Олимпиакос» по схожему контракту получал 1,9 млн евро.

Главным тренером позвали Траяноса Делласа, который только-только закончил карьеру игрока (вы наверняка помните, как он забивал в полуфинале Евро-2004) – и началось возрождение. АЕК уверенно выиграл сначала второй дивизион, потом первый (сначала играли те, кто вылетал из Суперлиги, перед вторым команда обновилась на 100% – ушли абсолютно все, пришла новая команда, многих подняли из молодежки) и вернулся в высшую лигу. Но в Мелиссанидисе, при котором в девяностых работали всего 9 тренеров (два – в качестве исполняющих обязанности), вдруг проснулся Маурицио Дзампарини (который увольнял по 100 тренеров за сезон): Деллас после не лучшего старта в Суперлиге был уволен. 

Только в этом сезоне АЕК пережил уже две отставки (и это при том, что команда идет на третьем месте). Греки связывались с Леонидом Слуцким, но тот отказался. И объяснил почему: «Я встречался со спортивным директором. Во-первых, от меня требовали немедленного решения – за два дня. У меня было эмоциональное утомление, а они нуждаются в тренере-пожарнике. Во-вторых, я не готов сейчас принимать решение очень быстро, бежать на первое попавшееся предложение. Мне был приятен их интерес: быстрый и настойчивый, он возник буквально моментально».

Каррера стал третьим тренером в этом сезоне и 11-м – за последние четыре года.

Впрочем, Массимо работал с Федуном. Его трудно удивить.

Фото: aekfc.gr; facebook.com/AEK.FC.OFFICIAL; globallookpress.com/Bruno Fahy/ZUMAPRESS.com; REUTERS/Susana Vera

+157
Популярные комментарии
Николай Бойко
+201
Хочу, чтобы АЕК Карреры выиграл чемпионат, чтобы потом посмотреть на рожу Федуна и отмазки его миньонов
sah_mz
+123
Желательно еще вынести спартак в каком нибудь из отборов
Ответ на комментарий Николай Бойко
Хочу, чтобы АЕК Карреры выиграл чемпионат, чтобы потом посмотреть на рожу Федуна и отмазки его миньонов
STRATEG8822
+98
Удачи, Массимо!
Leo Messi
+46
Только начал читать и...
"Уроша Чосича"
так он с лета в Румынии играет

"покупали на перспективу на замену Чиди Одии"
Серьёзно? Чосич - классический стоппер, а Одиа играл на позиции Ролана Гусева...

"Марко Ливайю (хорват, повисевший в зарплатной ведомости «Рубина», пришел на место Эсекиэля Понсе"
Как он мог прийти на место Понсе, если Ливая оказался в АЕК на год раньше аргентинца?

Проверяйте факты хотя бы!!!
Коля Строгонов
+13
Массимо, всего хорошего и побед!
Написать комментарий 43 комментария

Новости

Реклама 18+