Реклама 18+

Кристоф Бирманн. «Футбольные хакеры». Будущие стратегии

Этот пост написан пользователем Sports.ru, начать писать может каждый болельщик (сделать это можно здесь).

Вступление/Пролог

***

Стратегии из Лондона и искусство создания профессиональной команды; как добиться успеха по-фински; футбол как научная фантастика.

СТРАТЕГИЧЕСКАЯ ИГРА

Конференц-зал 21st Club украшен отсылками к выдающимся историям успеха в футболе, а поскольку фирма находится в Лондоне, многие события, о которых идет речь, вращаются вокруг английского футбола. Здесь представлен хет-трик Джеффа Херста в финале чемпионата мира 1966 года, а также сенсационный сезон «Лестер Сити», который выиграл титул, и «Непобедимый» «Арсенал», который взял трофей Премьер-лиги, не проиграв ни одного матча.

Однако эти достижения упоминается несколько необычным образом. «Вероятность того, что Джефф Херст сделает хет-трик в финале чемпионата мира: 2%», — говорится в тексте. В другой строке говорится, что можно ожидать, что команда завершит все матчи лиги без поражений один раз за 18 000 сезонов. За год до того, как они выиграли лигу, вероятность вылета «Лестер Сити» из лиги оценивалась в 85%. Упоминается даже провальный сезон 2014/15 дортмундской «Боруссии». Такой коллапс случался только в восьми сезонах из 1000, говорится здесь.

21st Club — необычная консалтинговая фирма. В названии кроится их миссия. Что бы мы сделали, если бы были 21-м клубом в Премьер-лиге? «Наша основная идея состоит не в том, чтобы тратить больше денег, чем наши соперники, а в том, чтобы вместо этого инвестировать в интеллект», — рассказал Блейк Вустер, бывший игрок, проходивший просмотр в «Кардифф Сити» и «Херефорд Юнайтед», который позже изучал спортивную науку. После окончания университета он девять лет работал в области анализа данных в Prozone, после чего в 2013 году объединился с Расмусом Анкерсеном для разработки идеи 21st Club. Поиск инвесторов привел их к Дэвиду Шипшенксу. Бывший генеральный директор «Ипсвич Таун» и председатель Футбольной лиги в настоящее время возглавляет Национальный футбольный центр Англии в Бертоне. «Мы полностью убеждены, что применяя интеллектуальные процессы принятия решений добиться успеха можно. Существует много спорных терминов, таких как большие данные и аналитика, но мы считаем, что это гораздо больше касается принципов принятия решений и стратегий», — сказал Вустер. В перевернутом мире футбола, где планы часто не выходят за рамки следующих выходных, долгосрочным планам спортивного успеха и стратегического развития часто уделяется мало внимания.

Нишевая компания, которая работает в офисе недалеко от рынка Смитфилд, опубликовала брошюру, в которой излагаются ее идеи по более тактическому подходу. Она называется «Смена темы разговора», поскольку 21st Club хочет, чтобы о футболе говорили по-другому. Восемьдесят коротких глав, большинство из которых не длиннее одной страницы, посвящены множеству вопросов, касающихся стратегии, планирования, поиска талантов и производительности. На какие страны должны ориентироваться клубы для скаутинга? Какова возрастная структура успешных команд? Какой игрок команды должен зарабатывать больше всего денег?

Многие из этих обсуждений и огромное количество сопутствующих расчетов были составлены Омаром Чадури, главой отдела футбольных операций компании. Прежде чем присоединиться к Prozone экономист бразильского происхождения изучал анализ данных. Его блог, в котором он разоблачал распространенные мифы о футболе, послужил отправной точкой для его новой работы. Так же, как он делал это раньше в Prozone, теперь он разрабатывает новые показатели для 21st Club, которые оценивают игру футболистов. Он также построил свою собственную модель Ожидаемых голов.

Летом 2018 года белградская «Црвена Звезда» связалась с 21st Club в рамках поиска новых игроков. Они принесли список игроков, которых им рекомендовали агенты. Но Чадури предложил сербскому клубу игрока из лиги, которую немногие клубы рассматривали в поисках талантов. Голландский игрок Лоренцо Эбесилио каким-то образом оказался на Кипре и играл за АПОЭЛ, и данные показали, что он очень даже хорошо справляется. «Црвена Звезда» присмотрелась к игроку повнимательнее, подписала с ним контракт, и позже Эбесилио сыграл в Лиге чемпионов после того, как «Црвена Звезда» неожиданно прошла вышла в это соревнование.

Однако бо́льшую часть времени работа Чадури связана не столько с поиском данных, сколько с ответами на фундаментальные вопросы. Например, на этот: как оценить ценность отдельного игрока по отношению к общему успеху его команды? Модель 21st Club предсказывала, что Лионель Месси или Криштиану Роналду добавят 15 очков команде-кандидату на вылет в одной из пяти лучших европейских лиг. Подобные полеты фантазии отложим в сторону — такой вопрос следует задавать перед каждым трансфером. Сколько очков игрок привнесет в течение сезона? Углубляясь в эту головоломку, понимаешь, что отдельные игроки далеко не так влияют на общую производительность команды, как, в частности, полагают, футбольные суперзвезды. Имеет больше смысла инвестировать в глубину состава, а не тратить большие суммы денег на одного звездного игрока.

После того, как Филиппе Коутиньо перешел из «Ливерпуля» в «Барселону», 21st Club изучил, как потеря звездных игроков повлияла на команды в прошлом. «Мы обнаружили, что штраф по очкам составлял в худшем случае около 0,1 очка за игру — около двух очков за полсезона или четырех очков за весь год», — рассказал Чадури. В этом контексте исследование трансферов в пяти лучших европейских лигах в период с 2010 по 2018 год было столь же показательным. Только 56% новобранцев стали игроками основы. Другими словами, звездные игроки зачастую не оправдывают ожиданий.

Их сочетание анализа данных и изучения стратегических вопросов позволило 21st Club войти в залы директоров клубов. Они часто разговаривают напрямую с директорами и даже с владельцами. Отчасти это связано с тем фактом, что инвесторам нравится получать независимое мнение о том, что настоящие футболисты в их клубах рассказывают им о несколько своеобразных методах ведения бизнеса в игре. Эти люди, чрезвычайно успешные в своей первоначальной сфере деятельности, также привыкли к стратегическим оценкам и обнаружили, что такого подхода в футболе не хватает.

Чадури исследовал, должен ли отчаянно пытающийся добиться повышения в Премьер-лигу клуб инвестировать в игроков обороны или нападения. И: что нужно сделать, как только этот выход в действительности будет достигнут? «Временами у меня голова идет кругом, но очень интересно найти ответы на эти вопросы», — сказал он мне. Чадури провел некоторое время в «Аяксе», обсуждая, чем проблемы, с которыми сталкиваются в национальной лиге, отличаются от тех, с которыми сталкиваются на европейской арене. «Аякс» намного превосходит многих своих конкурентов по чемпионату, но, если не считать кампании в Лиге чемпионов 2018/19, они, как правило, являются аутсайдерами в большинстве матчей в турнирах УЕФА. Что это значит для состава команды и тактических размышлений, когда ты просто уничтожаешь соперников по выходным, но переживаешь о том, чтобы не быть уничтоженным в середине недели?

В футболе команда, создающая моменты лучшего качества, в конечном итоге выигрывает игру только в двух третях случаев. Таким образом, лучшим командам лучше всего помогают игры с большим количеством голов: Анализ, проведенный 21st Club, показал, что более сильные команды выиграли 75% матчей с более чем 2,5 забитыми голами. Игры с менее чем 2,5 голами были выиграны лучшими командами лишь в половине случаев. Клубы, которые доминируют в своих лигах, такие как «Аякс» или «Селтик», должны играть рискованно и атакующе. Но в Европе, где они уступали большинству оппонентов, им было лучше придерживаться более консервативного подхода.

21st Club также разработал программное обеспечение для управления контрактами, способное имитировать изменчивые ситуации. Сколько средств высвободится в конце сезона, когда истечет срок действия контрактов? Каковы будут финансовые последствия вылета? Кроме того, они также предлагают оценку тренеров и помогают клубам найти подходящего. Они анализируют стиль игры, которому отдают предпочтение различные кандидаты в менеджеры. Они смотрят на то, насколько охотно кандидат воспитывал молодые таланты в прошлом. И они могут определить тип тренеров, которые ранее справлялись с имеющимися в их распоряжении ресурсами лучше, чем ожидалось. «Мы также рассматриваем кандидатов, которых наши клиенты обычно не рассматривали. Некоторые из них, возможно, добились лучших результатов, чем они рассчитывали», — заявил Чадури.

Расширенный анализ данных в большинстве случаев даже не требуется. Также помогает применение эмпирического правила. Небольшие клубы могут рассмотреть гораздо больший пул потенциальных новых игроков, чем топ-команды. Для «Манчестер Сити», «Ювентуса» или «Баварии» только от 300 до 500 игроков являются реальными претендентами. Но клуб уровня «Уигана», например, может выбирать примерно из 3500. Таким образом, шансы маленького клуба на повышение качества намного выше. С другой стороны, «Уиганам» мира сего гораздо труднее тщательно рассматривать возможные контракты, чем более крупным клубам, в этом отношении имеющим доступ к гораздо бо́льшим ресурсам.

Омар Чадури и Блейк Вустер прочесали всю Европу в поисках клубов, добившихся стратегического преимущества. Например, загребское «Динамо» выпустило замечательное количество игроков первой команды благодаря своей исключительной работе с молодыми талантами. «Олимпик Лион» вернулся в группу элитных клубов Франции, взяв на себя обязательства по развитию своей молодежи. Процесс подбора персонала в дортмундской «Боруссии» также впечатляет. Во время своих исследований Чадури обнаружил интересную закономерность. Многие хорошие идеи рождаются из кризиса: «Почти у всех у них начало получаться после того, как у них закончились деньги».

Это замечательное наблюдение. Креативность проявляется тогда, когда другие средства исчерпаны. Свен Мислинтат стал главой отдела скаутов дортмундской «Боруссии» и приложил руку к возрождению клуба только потому, что BVB был почти разорен. Разве процветающий клуб доверил бы эту важную должность похожему на серфера студенту, изучающему спортивные науки и без какого-либо опыта? Пришла бы Кристиану Хайделю в голову идея продвинуть своего опытного центрального защитника Юргена Клоппа на пост главного тренера, если бы клуб не находился в отчаянной борьбе за выживание? И был бы «Мидтьюлланд» открыт для новых способов управления клубом, если бы не серьезные финансовые проблемы, когда им позвонил Мэтью Бенхэм?

Но легко сбиться с успешного пути. Вустер и Чадури долгое время были поклонниками «Саутгемптона» и их тренерских назначений. Найджел Эдкинс вывел клуб из третьего дивизиона в Премьер-лигу. Его сменили Маурисио Почеттино, Роналд Куман и Клод Пюэль. «Мы впечатлены их управленческой стратегией, — сказал мне Вустер во время моего первого визита. — Они меняли тренеров, хотя их результаты были достойными, и они теряли нескольких игроков, которых предпочли бы сохранить. Когда мы посетили их, у спортивного директора Леса Рида на столе лежала папка с надписью "Готовы к Лиге чемпионов" — это была их стратегия на 2020 год. Это было в 2015 году. Они планировали на пять лет вперед». Но в «Саутгемптоне» все пошло не по плану. Их тренерские назначения перестали работать, некоторые из их трансферов привели к обратным результатам, и когда в ноябре 2018 года Лес Рид был уволен, Лига чемпионов стала лишь чем-то забытым для борющейся за вылет команды Святых.

ПРОТИВОСТОЯНИЕ НОВОМУ

Осенью 2018 года на конференции, посвященной спортивным данным в Швейцарии, Крис Андерсон — человек, который хотел быть Билли Бином — выступил с докладом под названием «Манибол в футболе не работает». Он рассказал об интересном аспекте, который оказался препятствием для этой модели.

Потенциальные инвесторы, с которыми Андерсон и Дэвид Салли говорили о покупке клуба, часто нервничали в какой-то конкретный момент обсуждения. Хотя идея подойти к футбольному бизнесу иначе, более стратегически и на основе данных, в принципе им нравилась, но когда все стало более конкретным — они струсили. Владение клубом подвергает инвестора гораздо более высокому уровню общественного интереса, чем при большинстве корпоративных поглощений. Вещатели говорят об этом, газеты сообщают об этом, а интернет пестрит всевозможными комментариями, потому что многие люди, возможно, даже миллионы из них, так сильно переживают о клубе. «Они не хотели ставить себя в неловкое положение. Поэтому вместо этого им нужны были футбольные люди», — объяснил Андерсон. Передача ключей от клуба паре странных американских ученых казалась им слишком рискованным предложением. Если что-то пойдет не так, это отразится на суждении владельцев.

В своей книге «Структура научных революций» американский философ науки Томас С. Кун описал, как новые идеи получают признание только после того, как их перестают считать новыми — независимо от того, насколько обоснованными они могут быть. Аналогичная динамика наблюдается и в отношении внедрения новых технических продуктов. Их процесс распространения определяется пятью группами разного размера и в разное время. Впереди идут новаторы, за ними следуют первые последователи. Далее — раннее большинство, позднее большинство и, в конечном счете, отстающие. Число новаторов (2,5%) и первых последователей (13,5%) относительно невелико, что также объясняется ранее упомянутым феноменом социального доказательства. Работа с расширенными данными для скаутинга, использование личностных профилей для составления команды или обучение игроков с помощью приложений для мозга — все это в новинку. Чтобы это стало мейнстримом, оно больше не должно казаться новым.

В 2016 году Майкл Льюис, автор книги «Человек, который изменил все» [Moneyball], опубликовал книгу под названием «Проект уничтожения» [The Undoing Project]. В нем рассказывается история Даниэля Канемана и Амоса Тверски, двух психологов из Израиля. Канеман получил Нобелевскую премию по экономическим наукам в 2002 году и является автором книги «Думай быстро... решай медленно», экземпляр которой был подарен владельцем «Брентфорда» Мэтью Бенхэмом всем своим сотрудникам. «Проект уничтожения» начинается с главы о Дэриле Мори, генеральном менеджере «Хьюстон Рокетс». В ней описывается его борьба с когнитивными предубеждениями человеческого мышления. Льюис пишет: «Эта жажда эксперта, который знает вещи с уверенностью, даже когда уверенность невозможна, обладает талантом праздношатания. Это как киношный монстр, который должен был быть убит, но каким-то образом всегда остается живым для финального акта».

Благодаря исследованиям Канемана мы знаем, насколько шокирующе плохо эксперты делают прогнозы на будущее. Они часто работают хуже, чем простые формулы. Известный пример — вопрос о том, продлятся ли отношения. В одной из попыток психологи подробно опрашивали супружеские пары и делали прогнозы относительно их будущей совместной жизни. Другой просто состоял из опроса, в котором спрашивалось, сколько раз в неделю пары занимались сексом, и из этой суммы вычиталось количество еженедельных ссор. Последние результаты давали гораздо более точные прогнозы, чем те, к которым пришли эксперты.

Как и во всех сферах жизни, в футболе постоянно делаются прогнозы. Какая тактика лучше всего сработает в следующем матче и кто те игроки, которые будут применять ее наиболее эффективно? Весь процесс скаутинга и подбора персонала — это, по сути, прогнозирование того, насколько хорошо игрок или тренер будет функционировать в клубе. Инвесторы, сидевшие с Андерсоном и Салли в дорогом лондонском ресторане, также испытывали потребность в эксперте, который помог бы им ответить на эти вопросы. Им нужны были люди, которые в течение многих лет были вовлечены в футбольный бизнес и знали об этом все. Они хотели определенности. И даже если они чувствовали, что футбольные люди не могут предложить такой уверенности, они не хотели подвергать себя публичной критике за то, что отказались от экспертов. Монстр жив.

Многие эксперты в футболе — тренеры, официальные лица или председатели — в какой-то момент сами профессионально играли в футбол. Несомненно, для них является преимуществом то, что они сами столкнулись со многими потенциальными проблемами, но их предыдущие роли могут также увеличить их трудности в достижении обоснованных выводов и составлении точных прогнозов. Как игроки, они научились ценить отсутствие сомнений как силу. Игрок, который ставит под сомнение свои собственные действия, не обязательно будет играть с чувством свободы. В трудные времена часто помогает притвориться, что кризиса нет вообще. Опытный тренер с многолетним опытом однажды сказал мне, что предпочитает работать с игроками, которые «немного туповаты»; не откровенно глупы, но и не слишком уж чрезмерно сложно себе на уме. Но то, что могло сработать для игроков, может плохо сказаться на менеджерах или чиновниках, которым поручено принимать тщательно обдуманные решения.

Футбольная культура такова, что трудно переоценить степень мужества, проявленного Расмусом Анкерсеном 11 декабря 2016 года. «Мидтьюлланд» только что потерпел поражение со счетом 1:2 от датских тяжеловесов высшего дивизиона «Брондбю». Поражение в Копенгагене стало для них третьим подряд, в результате чего провинциальный клуб на десять очков отстал от лидеров, занимая второе место. Болельщики и средства массовой информации уже довольно давно требовали головы тренера Джесса Торупа, преемника Глена Риддерсхольма. Один из крупных спонсоров даже позвонил Анкерсену и сказал ему, что продление их контракта с клубом обусловлено увольнением Торупа. «Но все, кто тесно с ним работал, видели тренера в позитивном свете», — сказал мне Анкерсен. Это касалось не только его самого, владельца Мэтью Бенхэма и спортивного директора Клауса Штайнляйна — игроки чувствовали то же самое.

После игры Анкерсен отправился в микст-зону и защищал тренера перед журналистами. Однако он сделал это не с помощью обычных фраз поддержки, а упомянув Ожидаемые голы и то, что Анкерсен назвал «таблицей справедливости», собственные расчеты клуба, согласно которым «Мидтьюлланд» на 15 очков отстал от ожидаемого результата своей игры. Торуп, вероятно, был первым тренером, который сохранил свою работу благодаря Ожидаемым голам, а не реальным. То же самое произошло с вышеупомянутым Беном Олсеном в «Ди Си Юнайтед» из MLS.

Комментарии Анкерсена вызвали ажиотаж. «Я объяснил концепцию, и мне не составляет никаких проблем говорить об этом публично, потому что я полностью в ней убежден. Большинство людей шутили по этому поводу, но некоторые тоже проявили интерес». Датский деловой журнал опубликовал статью под названием «Война чисел в футболе», в которой изложил стратегию Анкерсена. Перед публикацией статьи журналисты опросили экономических экспертов и пришли к выводу, что совершенно нормально смотреть на базовые показатели эффективности. «Это привело к настоящим дебатам. На данный момент я бы сказал, что Ожидаемые голы получают больше упоминаний в Дании, чем в любой другой европейской стране. Это стало полностью мейнстримом, даже среди тех, кто изначально критиковал и насмехался надо мной», — сказал Анкерсен.

Однако до того, как он вышел, чтобы поддержать менеджера, в клубе проводились внутренние дебаты о том, правильно ли было оставаться с ним. «Правильное решение может быть и неправильным», — размышлял Анкерсен. Общественное давление со стороны болельщиков, СМИ и спонсоров могло стать настолько сильным, что клубу в целом мог быть нанесен ущерб. Но их вера в Торупа в конечном итоге была оправдана. В следующем сезоне он привел «Мидтьюлланд» к титулу чемпиона Дании.

ФУТБОЛ, ЧЕРТ ВОЗЬМИ

В августе 2018 года я получил восторженное сообщение в WhatsApp от Анкерсена: «В этом сезоне мы выглядим очень опасными. По рейтингу Smartodds мы сейчас являемся лучшей командой в лиге». «Брентфорд» одержал две победы и дважды сыграл вничью в начале сезона и занимал четвертое место. Как уже упоминалось, команда играет в другом стиле, чем большинство конкурентов в лиге, менее физически развита и более развитая, чем многие их конкуренты. Было интересно наблюдать за их матчами. И казалось, что у маленького клуба из западного Лондона был неплохой шанс пробиться в Премьер-лигу.

Анкерсен и его коллеги из «Брентфорда» следовали совету компании, соучредителем которой он был: 21st Club. У клуба по-прежнему был один из самых маленьких бюджетов в лиге, и цель состояла в том, чтобы преодолеть этот недостаток за счет более разумного использования ресурсов. Особая футбольная стратегия, включающая гарантированное количество тренировочного времени для стандартных положений, была большой ее частью. Естественно, данные тоже сыграли свою роль, особенно в связи с подписанием новых игроков. Опытный агент немецкого игрока сказал мне, что он никогда не получал таких подробных запросов ни об одном из своих клиентов, как те, которые запрашивал «Брентфорд». Он чувствовал, что это делает клуб привлекательным — это свидетельствует о высоком уровне преданности игрокам.

Анкерсен и компания сделали смелый шаг в 2017 году: они отказались от развития молодежи. На первый взгляд это может показаться безумием, но в этом был смысл. Их конкуренты заманили в ловушку многих из их лучших молодых игроков, не заплатив значительных денег за их трансферы. Один игрок из команды до 16 лет присоединился к «Манчестер Юнайтед», один игрок из команды до 17 подписал контракт с «Манчестер Сити», и каждый из них принес лишь £30 тыс. компенсации. Избавившись от своих молодежных команд, «Брентфорд» попытался переломить ситуацию, чтобы извлечь выгоду из работы своих конкурентов в академии. Идея состояла в том, чтобы подписывать игроков, проходящих через ряды клубов Премьер-лиги, тех, у кого не было шансов попасть в первые команды. В дополнение к подписанию этих второстепенных игроков, «Брентфорд» начал брать в аренду молодых игроков из более крупных клубов. «Мы больше не считаем крупные клубы врагами, как это было в прошлом. Теперь мы рассматриваем их как партнеров», — объяснил Анкерсен. «Брентфорд» также создал команду «Б» и составил для них расписание матчей.

Да, они тоже совершали ошибки. Данные предполагали, что они должны назначить Маринуса Дейкхейзена, менеджера «Эксельсиора», небольшого клуба из голландской высшей лиги. Однако вскоре стало очевидно, что Дейкхейзен оказался не в своей тарелке в гораздо более крупном иностранном клубе, и всего через несколько месяцев его уволили. Анкерсен и спортивное руководство, возможно, стали жертвами своего собственного уникального подхода.

С другой стороны, «Брентфорд» был очень успешен. Прошло 62 года с тех пор, как клуб в последний раз удерживался три сезона подряд во втором дивизионе. Теперь они были признанным участником Чемпионшипа, лиги с гигантскими экономическими различиями, и им удалось четыре раза подряд финишировать в первой десятке.

Но когда летом 2018 года они лелеяли слабые надежды на повышение, на них обрушились удары судьбы. Во-первых, один из ключевых игроков получил серьезную травму. Затем клуб покинул главный тренер Дин Смит. В его контракте был пункт о выкупе, который «Астон Вилла» привела в действие. В детстве Смит был поклонником «Виллы», и его семья все еще жила в Бирмингеме. Гораздо более высокая заработная плата, возможно, тоже повлияла на его решение уехать в Мидлендс.

Смит сообщил клубу о своем желании уйти в 17:00. Пять часов спустя клуб опубликовал заявление о его уходе. Внезапно нуждаясь в главном тренере, «Брентфорд» продвинул датского помощника Смита Томаса Франка. Но это были незначительные неудобства по сравнению с последующей трагедией. Накануне их игры с «Куинз Парк Рейнджерс» в ноябре 2018 года в возрасте 28 лет скончался глава отдела футбольных операций «Брентфорда» Роберт Роуэн, человек, ответственный за составление фантастических досье игроков Пчел. Роуэн присоединился к клубу в 2014 году после того, как разослал заявки, содержащие скаутские профили игроков, в клубы по всей стране.

На «Гриффин Парк» его безграничный энтузиазм и покладистый характер сделали его человеком, который скреплял всех воедино. Он был «клеем», — написал Анкерсен в трогательном некрологе на сайте клуба. После безвременной кончины Роуэна любые мысли о повышении казались нелепыми, и временами казалось, что клуб может даже оказаться втянутым в борьбу за выживание. В январское трансферное окно их очень талантливый центральный защитник Крис Мефам за £12 млн. перешел в «Борнмут». Валлиец прибыл в «Брентфорд» в 15-летнем возрасте на правах свободного агента из «Челси». Несмотря на эту потерю, клубу удалось стабилизировать положение во второй половине сезона.

«Мидтьюлланд» тоже добился успеха на трансферном рынке. Зимой 2017 года датская команда продала норвежского нападающего Александра Серлота за €9 млн. в «Кристал Пэлас», подписав его за €400 тыс. из «Гронингена» всего полгода назад. Они также получили €8 млн. от бельгийского «Андерлехта» за Бубакарра Санне в 2018 году. Гамбийский нападающий стоил всего €200 тыс., когда год назад был подписан из небольшого датского клуба. Оба трансфера стали впечатляющим коммерческим успехом для клуба, и можно было бы, естественно, предположить, что оба они были связаны с их продвинутым скаутингом данных. Но ни для одного из них это было не так. Оба игрока были рекомендованы клубу из же скаутами по старинке. Данные фактически поставили под сомнение одного из игроков. Тот факт, что клуб получил такие большие суммы за пару нападающих, объяснялся не только тем, что их выступления заметно улучшились, но и стечением обстоятельств. Тренеры обоих клубов-покупателей действительно хотели заполучить игроков, и оба владельца клубов чувствовали, что должны исполнять их желания, чтобы те были счастливы.

Тим Спарв, игрок сборной Финляндии, выступающий за «Мидтьюлланд», время от времени пишет статьи и публикует их на своем веб-сайте. Его размышления о жизни футболиста всегда стоит почитать. Он видит вещи иначе, чем обычный профессиональный футболист. Например, в конце 2017 года он задавался вопросом, почему «Мидтьюлланд» вернулся на свой победный путь лишь после довольно разочаровывающей серии матчей. Датские СМИ решили, что решающее значение имел их переход с 4-3-3 на 3-4-3. «После тактических изменений мы проиграли лишь один раз, поэтому неизбежно люди склонны посвящать нашу хорошую форму новой схеме, — написал он. — Простое и осязаемое объяснение, предоставленное игроками, персоналом, болельщиками и средствами массовой информации». На самом деле Спарв не возражал против этого. В результате такой смены настроение в раздевалке улучшилось, команда снова играла в зрелищный, атакующий футбол, и оборона тоже стала более надежной.

Но его голова была занята чем-то более фундаментальным. «Мне всегда интересно читать о том, почему одни команды более успешны, чем другие. Каковы причины положительных результатов команды? Сделали ли они что-то иначе? Какова была секретная формула? Я всегда хочу, чтобы это было что-то, что просветит меня, но я редко бываю удовлетворен получаемыми объяснениями. Похоже, все хотят, чтобы это случилось из-за тактических изменений, появления атакующего игрока, находящегося в невероятной форме или нового тренера/менеджера. Я чувствую, что мы задаем неправильные вопросы, когда всегда получаем одни и те же ответы».

Он перечислил все, что изменилось за те три года, что он играл в «Мидтьюлланд», что не делало чтение особенно захватывающим. Сначала завтрака вообще не было. Потом стал  подаваться довольно скудный завтрак, теперь же он был превосходным. Благодаря новому кухонному персоналу, теперь они каждый день также наслаждались и вкусным обедом. В раздевалке игроки могли воспользоваться джакузи и ледяной ванной. У них было искусственное поле для тренировок, что было полезно во время периодов плохой погоды и когда они готовились к соперникам, которые проводили свои игры на пластиковом покрытии, что допустимо в датской лиге. Клуб добавил тренировочные поля, что позволило им тренироваться на хороших покрытиях, что, в свою очередь, снизило вероятность травм. Таким образом, физиотерапевты могли свободно лечить игроков массажем и другими видами терапии. «Я хочу верить, что успех команды — это результат небольших улучшений в течение более длительного периода времени. На мой взгляд, нет такого понятия, как быстрое решение, в данном случае смена схемы. К сожалению, говорить об этом всегда "сексуальнее", чем о предельных выгодах».

Я позвонил Спарву, чтобы узнать больше о ситуации в «Мидтьюлланде» и об использовании клубом данных. «Мы по-прежнему говорим о статистике. Но я реально думал, что это сыграет бо́льшую роль. Вполне возможно, что настоящая революция происходит на один уровень выше», — сказал он мне. Но, возможно, Спарв просто больше не замечал, насколько вездесущими стали цифры в его клубе. В этом же предложении он рассказал мне, что Ларс Кнудсен, помощник тренера, в обязанности которого входит исключительно работа над атакующей игрой команды, обсуждал с ним статистику их кроссов. Кнудсен рассказал им, где с наибольшей вероятностью будут забиты голы; практическое применение Ожидаемых голов.

Несмотря на то, что он не смог найти окончательного объяснения, почему «Мидтьюлланд» был столь успешным, Спарв был удовлетворен. «Это все еще хорошо управляемый футбольный клуб», — сказал он.

Но был ли «Мидтьюлланд» самым современным клубом в цифровой стране чудес — или они просто установили пару ледяных ванн, подали круассаны получше, построили новые поля и им невероятно повезло на трансферном рынке? Когда я упомянул «Брентфорд» и их датский клуб-побратим на встрече со спортивным директором крупного английского клуба, тот пожал плечами. «Ну, им это легко дается», — пренебрежительно сказал он. В «Брентфорде» относительно небольшая группа болельщиков означала отсутствие внешнего давления, объяснил он, в то время как каждое решение в его клубе будет долго обсуждаться средствами массовой информации и болельщиками, что невероятно затрудняло сохранение спокойствия.

Небольшие клубы действительно наслаждаются роскошью относительного спокойствия, это было правдой. Но независимо от того, являются ли они аутсайдерами или гигантскими корпорациями, у всех клубов есть одна общая черта. В начале сезона все они отправляются в путешествие в неизвестность, чреватое непредсказуемыми трудностями и потрясениями. Следующий кризис никогда не за горами, и требуется гораздо меньше, чем трагическая смерть важного сотрудника, чтобы все пошло наперекосяк. Травмы ключевых игроков, неожиданный уход игроков или тренера или просто череда голевых неудач могут привести к тому, что все развалится в мгновение ока.

Сэр Алекс Фергюсон является автором одной из лучших футбольных цитат всех времен. После исторической победы «Манчестер Юнайтед» над «Баварией» в финале Лиги чемпионов 1999 года он воскликнул: «Футбол, черт возьми!» Его команда вырвала победу на последней минуте в матче, который они, казалось бы, проиграли. В этом величие футбола, игры судьбы. Историю этого вида спорта можно описать как неустанную попытку справиться с ее капризами. И именно по этой причине так важна системная, структурированная работа. Это помогает не терять голову, когда судьба звонит с плохими новостями.

ПРИЗРАКИ И ПРОГНОЗНАЯ АНАЛИТИКА

Мне потребовалось некоторое время, чтобы понять, как это работает, но само название сразу же меня зацепило: «Призраки». Хоанг М. Ле был на сцене на спортивной конференции Sloan в Бостоне, на экране позади него показывался анимированный футбольный матч. Это была довольно примитивная анимация, которая превращала игроков в разноцветные точки, за которыми во время бега тащился след. Они имели неприятное сходство со сперматозоидами под микроскопом. Однако было интересно наблюдать, что на экране они были не одни. У них были тени, или, скорее, призраки. Эти призраки были умнее игроков, потому что они всегда перемещались в самые лучшие места, заявил Ле.

Сначала я не понимал, откуда призраки знают, что они делают. Какую информацию скормил им программист, чьи тактические инструкции они выполняли? И тут меня осенило: Ле и его коллеги из Калифорнийского технологического института пришли к тем же мыслям, что и Даниел Линк, когда разрабатывал концепцию Dangerousity.

Призраки, управляемые данными, также связаны с вероятностями, в данном конкретном случае с избеганием забивания голов. Ученые ввели данные о матчах в компьютер и научили его тому, как команды защищаются. Теперь программа сравнивала события реальных матчей с уроками, которые она извлекла из прошлых игр. Если посмотреть на среднее арифметическое действий в предыдущих матчах, то защитник в сопоставимой ситуации не стал бы ждать на краю штрафной, а вместо этого атаковал игрока, владеющего мячом. В другой ситуации защитник бежал бы к штанге, чтобы помешать нападающему наброситься на отскок. Для футбола с его хаосом из 22 игроков это была концепция ранней стадии; футбольная научная фантастика, если хотите.

Но в баскетболе, игре с участием десяти игроков на гораздо меньшей игровой площадке, Призраки уже были действующим инструментом. «Торонто Рэпторс» изобрели эту систему в 2014 году и с тех пор используют ее.

Будем ли мы в будущем испытывать симуляцию футбольных матчей, подобную тем, которые уже широко используются в Формуле-1? Во время гонок 200 экспертов постоянно отслеживают данные и моделируют последствия потенциальных решений. Что произойдет во время пит-стопа? Какое влияние окажет преждевременная замена шин или изменение телеметрии? В автомобиле есть сотни датчиков — в двигателе, коробке передач, подвеске и практически везде — которые выдают ценную информацию. Футболисты — это не машины, к которым можно прикрепить датчики, но компьютерные программы будущего могут обрабатывать определенные части анализа матчей в режиме реального времени. Многие обсуждения принимают форму отношений «что, если», которые не слишком отличаются от шахмат. Если выставить трех защитников против команды с одним нападающим, компьютер может смоделировать последствия. Если команда обороняется с высокой линией, она оставит пространство позади себя. Если они защищаются глубоко и узко, на флангах будет свободное пространство. Все это на самом деле не сложно, но все же гораздо сложнее вычислить, чем в шахматах, потому что фигуры еще и бегают, пасуют и бьют. Deep Blue [прим.пер.: шахматный суперкомпьютер, разработанный компанией IBM, который 11 мая 1997 года выиграл матч из 6 партий у чемпиона мира по шахматам Гарри Каспарова] не будет вести команду к победе, но в качестве полезного инструмента это легко представить в ближайшем будущем.

Тренеры, оснащенные гарнитурами и получающие информацию от видеоаналитиков во время матчей, уже не являются чем-то необычным. Аналитики находятся на трибунах и присылают на скамейку запасных видеонарезки, в которых рассказывается о том, где пространство используется неправильно, и о других возникающих тактических проблемах. Однажды мы можем увидеть, как они моделируют, что произойдет, если изменить тактическую схему или заменить одного игрока футболистом другого типа. Тренеры постоянно задаются именно этими вопросами во время игры. Прямо сейчас они совещаются сами с собой и со своими помощниками, но вскоре они могут проконсультироваться с экспертом по моделированию на трибунах.

На данный момент это может показаться умозрительным, но в общих чертах прогнозная аналитика станет более важной, чем описательная. Менеджеры все равно захотят понять, почему матч принял определенное направление: Но гораздо важнее выяснить, что нужно сделать, чтобы выиграть следующий матч — или тот, который все еще идет. Способность правильно оценивать текущие показатели игрока также останется актуальной, но оценка его будущего потенциала гораздо важнее. Тот, кто решит эту проблему, получит огромное преимущество.

Впоследствии клубы открыли свои собственные исследовательские лаборатории, в основном за закрытыми дверями. В 2012 году «Ливерпуль» нанял Иана Грэма на должность директора по исследованиям. С помощью нескольких высококвалифицированных сотрудников он разрабатывал статистические модели, предсказывающие исход футбольных матчей, и проводил анализ эффективности игроков. Он получил докторскую степень по физике в Кембриджском университете. «Манчестер Сити» и «Бавария» создали аналогичные отделы.

Становится все труднее точно выяснить, над чем они работают, потому что в этом отношении клубы довольно скрытны. Получение передовых знаний стало частью конкурентной борьбы.

Однако «Барселона», что примечательно, пошла другим путем. Создав в 2017 году инновационный центр Barça Innovation Hub (BIG), клуб не только управляет собственной версией спортивного университета, но и явно поощряет обмен знаниями. Здесь проводятся конференции по технологиям, тренерству и питанию, а Инновационный центр Барсы также сотрудничает с университетами и отдельными компаниями. Инвестиционный фонд стоимостью €125 позволит BIG инвестировать в стартапы и существующие компании, занимающиеся технологиями и спортом. Клуб уже разработал систему трекинга, которая используется всеми клубами Мексиканской лиги MX. В сотрудничестве с ФИФА они также работают над глобальной стандартизацией сбора данных. Президент клуба Жозеп Мария Бартомеу назвал BIG «самым важным проектом» клуба. Глобальный обмен знаниями осуществляется на совершенно открытой основе. Даже заклятые соперники мадридский «Реал» были приглашены узнать, над чем работает «Барселона».

Учитывая эти усилия, неудивительно, что первая в истории исследовательская работа по футболу, получившая награду за лучший вклад на Спортивной конференции Sloan, была представлена «Барселоной». В 2019 году это стало замечательным прорывом, произошедшим ровно через два года после моего визита в Бостон, когда футбольные аналитики со всего мира все еще оставались вне игры. Статья называлась «Разбор неизмеримого спорта: глубокое обучение системы ожидаемой ценности владения мячом в футболе», основанная на идеях Даниела Линка. Термин Dangerousity больше не использовался. Его заменили на «Ожидаемую ценность владения мячом» (EPV), фразу, которая уже несколько лет используется в американском спорте. Применяя этот показатель, можно оценить, увеличивает или уменьшает ли конкретное действие вероятность забитого гола в любой данный момент игры. Как только EPV станет доступен в режиме реального времени, что в настоящее время невозможно из-за огромного объема обрабатываемых данных, анализ соответствия и оценка производительности, вероятно, изменятся довольно радикально.

Исследовательская работа также заслуживает внимания людей, которые ее написали. Хавьер Фернандес из «Барселоны» написал ее в соавторстве с Люком Борном («Сакраменто Кингз») и Дэном Червоне («Лос-Анджелес Доджерс»), двумя известными аналитиками в баскетболе и бейсболе.

Сандер Эйтсма, хирург из Гронингена, который разработал Графики ожидаемых голов и уже много лет является частью глобального информационного сообщества, по-новому анализирующего футбол, сказал мне, что мы являемся свидетелями золотого момента открытости данных и концепций. «Я верю, что все исчезнет за закрытыми дверями», — добавил он; клубы и ассоциации, скорее всего, купят лучшие идеи и в кратчайшие сроки выведут их из обращения.

Такие команды, как «Ливерпуль» и «Бавария», идут по этому пути; Инновационный центр Барсы дает шанс пойти другим путем. Однако не может быть никаких сомнений в том, что различные миры знаний быстрыми темпами отдаляются друг от друга. В то время как крупные клубы увеличивают свои бесчисленные преимущества за счет финансирования передовых исследований, более мелкие все еще находятся на стадии, когда они пытаются понять, для чего все эти цифры полезны. Информационная революция в футболе набирает обороты, но в то же время это не так. Все сводится к умению применять математически полученные знания в системе, склонной к иррациональности и поспешным решениям.

В течение 2018 года американским бейсбольным фанатам в очередной раз напомнили историю с Moneyball, когда «Окленд Эйс» завершили регулярный сезон четвертой лучшей командой, несмотря на то, что у них был лишь четвертый с конца по величине командный бюджет из 30 клубов Главной лиги бейсбола. Они одержали 97 побед — лучший результат с того легендарного сезона 2002 года, который Майкл Льюис описал в своей книге. Очевидно, «Эйс» все еще были способны выйти за обычные рамки. Билли Бин тоже по-прежнему был частью этого процесса, хотя и не принимал большого участия в повседневных операциях в качестве исполнительного вице-президента по бейсбольным операциям. В интервью немецкому веб-сайту он сказал: «Вообще говоря, нам нужно сводить концы с концами с менее опытными, молодыми игроками. В каком-то смысле мы должны быть дортмундской "Боруссией" для Нью-йоркской "Баварии" [прим.пер.: тут Бин обыгрывает применение команд немецкой бундеслиги к бейсболу, где "Бавария" — это "Нью-Йорк Янкис"]. Таков наш подход».

В бейсболе, как и в баскетболе и американском футболе — хоккей с шайбой несколько отстает — считается абсолютно само собой разумеющимся, что все клубы используют данные для анализа игры команд и потенциала новых игроков. В бейсболе этот подход стал мейнстримом самое позднее в 2004 году. В том году «Бостон Ред Сокс» выиграли свою шестую мировую серию и прекратили трофейную засуху 1918 года — с помощью аналитика Билла Джеймса, который оказал огромное влияние на Билли Бина.

Но как насчет футбольной версии Moneyball? Осенью 2018 года Крис Андерсон отправился в Швейцарию, чтобы выступить с презентацией с более оптимистичным названием: «Война выиграна, своего рода Манибол уже идет». Это правда — если свести Moneyball к теме данных. Эта сфера стала высококонкурентной: компании, занимающиеся большими данными, такие как Opta или STATS, объединяются в более крупные подразделения в попытке доминировать в отрасли на долгие годы. Сочетание данных с видео и специальными сервисами также становится стандартом. Wyscout, ранее предоставлявший только сырые видео, теперь добавляет свои собственные патентованные данные. Есть также стартапы, такие как Impect с их продуктом Packing, Goalimpact или Matchmetrics Свена Мислинтата. Тед Кнутсон превратил свой веб-сайт Statsbomb в компанию под названием Statsbomb IQ, которая предлагает индивидуальный анализ, а также собирает данные. Множество совершенно новых компаний борются за клиентов со своими различными идеями. Некоторые стартапы, скорее всего, потерпят неудачу в течение следующих нескольких лет, в то время как другие будут процветать или будут выкуплены.

Но историю с Moneyball нужно читать правильно, на чем уже довольно давно настаивает Омар Чадури. «Ирония Манибола в том, что это история, а руководство "Окленд Эйс" ненавидело истории», — написал он в своем блоге для 21st Club в 2018 году. В книге Майкла Льюиса, а тем более в голливудском фильме, все сводилось к конфликту между архаичными скаутами с устаревшими убеждениями и новым поколением во главе с Билли Бином, который бросил вызов десятилетиям институционализированных знаний и вышел победителем. «Ирония, однако, заключается в том, что этот период истории о борьбе с нарративами сам по себе стал нарративом — о силе данных в спорте», — писал Чадури.

Это справедливое замечание, потому что история с Moneyball гораздо сложнее, чем ее сокращенная версия, которую в основном рассказывают и пересказывают сегодня. «Причины успеха "Окленд Эйс" были сложными и многообразными, и не только в использовании данных. Произошли культурные изменения, смена руководства, способность к обучению, критическое мышление, удача и так далее», — продолжил Чадури.

ПОЭЗИЯ ИДЕАЛЬНОГО ПАСА

Иногда я спрашиваю себя, почему я нахожу все эти вещи такими интригующими: Призраки, Ожидаемые голы, синие игроки. Я совершенно не способен писать компьютерные программы, и мне не хватает того, что можно назвать научным образованием. В школе, как только мне разрешили, я бросил занятия физикой и химией, и все, чему я научился на уроках математики давно забыто. Технологии никогда по-настоящему не увлекали меня, ни в виде двигателей, ни в виде компьютеров. Это инструменты, но на самом деле мне все равно, как они мне помогают. Но цифровизация футбола? Я с самого начала нашел это чрезвычайно интересным — потому что я хочу лучше понять игру.

Чем дольше я посвящаю этому свое время, тем меньше меня удовлетворяют большинство объяснений и историй. Мне почти кажется, что идет постоянная борьба за самые лучшие и крутые повествования. Иногда смена систем считается решающей, в других случаях это может быть новый подход к тренировкам или тот прекрасный новый нападающий из Франции. Лучше ли игроки спят и соблюдают ли правильную диету — едят больше углеводов или меньше? Может ли быть ключевым то, что тренер наконец-то принял решительные меры или что он проявил больше сочувствия в раздевалке? Что командный дух высок или что в команде наконец-то появился звездный игрок, подающий пример в том, что касается самых высоких амбиций? Или что клуб идеально настроен в цифровом формате и делает Moneyball реальностью в футболе — где–нибудь у черта на куличках в Дании, в секретной лаборатории в Ливерпуле или в сверкающем университете «Барселоны»?

После того, как я поразился концепции Призраков на спортивной конференции Sloan, я увидел, как там появилась звезда НФЛ Крис Коллинсворт. Сейчас ему под пятьдесят, и он работает телевизионным экспертом, он был пятикратным лауреатом премии «Эмми» за свою работу в вещании. Коллинсворт был в явно хорошем настроении, настаивая на том, что аутсайдеры, в частности, постоянно выдвигали новые идеи в его спорте: «Двадцать процентов моей информации преподано мне людьми, которые никогда в жизни не носили шлем. Я думаю, это здорово!»

В футболе без использования шлема также есть новая вселенная информации, потенциально способная добавить пару дополнительных процентов. И не случайно, что в этой книге полно карьеристов, нарушителей правил и аутсайдеров, которые никогда не украшали собой футбольное поле, по крайней мере, на самом высоком уровне. Мне нравятся их истории, потому что мне нравятся стоящие за ними люди, но это еще не все: я надеюсь, что их истории будут еще долго рассказываться, потому что футболу нужно больше таких упрямых персонажей, чтобы одержать верх над теми, у кого больше денег, но меньше воображения. И я надеюсь ради них, что они встретят людей с щедростью духа и любознательностью Криса Коллинсворта. Но ни один компьютер никогда не заменит тренера или спортивного директора.

Невежество заставляет людей одновременно переоценивать и недооценивать возможности цифровизации. Мой взгляд на спорт изменился навсегда. В наши дни я задаюсь вопросом, не связано ли отсутствие у команды голевых моментов с тем, что нападающие делают слишком мало передач в опасных зонах. После игр я смотрю на Ожидаемые голы и, возможно, даже на xGplots, если они доступны. Возможно, растущие и падающие показатели EPV скоро будут сопровождать и мой просмотр футбола. Данные рассказывают историю игры — не саму историю, но часто новую и лучшую, чем та, к которой мы все привыкли.

Футбол по-прежнему будет нуждаться в большом количестве новых идей, таких как концепция Packing, придуманная Штефаном Райнартцем. Но когда он говорит о своем бывшем товарище по команде Тони Кроосе, его голос звучит почти влюбленным. В течение двух лет они играли вместе в «Леверкузене», и Райнарц до сих пор в восторге от совершенно невозмутимой и почти безупречной манеры Крооса раздавать передачи на поле — в мадридском «Реале», за сборную Германии или в свое время в «Леверкузене». «Ты можешь узнать один из его пассов с завязанными глазами только по звуку», — говорит он. Кроос бьет по мячу так чисто, что тот ровно и плавно катится по полю, а для его товарищей по команде получить один из его идеально взвешенных пасов настолько просто, что доставляет удовольствие. Это именно тот объем, который необходим для понимания футбола в XXI веке. Мы должны знать количество обойденных защитников и сохранять чувство удивления перед поэзией идеально рассчитанного паса.

***

Приглашаю вас в свой телеграм-канал, где только переводы книг о футболе.

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
helluo librorum
+15
Написать комментарий

Новости