Реклама 18+

Эндрю Робертсон. «Роббо: Теперь-то уж поверь нам...» 13. Время веселиться!

***

Второй сезон подряд я делил незабываемую ночь с сэром Кенни Далглишем. На этот раз мы стояли не в гостиничном зале в Мадриде, а на Энфилде — он в маске, а я улыбаюсь так широко, как никогда в жизни.

В соответствии с традицией, он должен был успеть на самолет, а мы должны были отпраздновать победу. Наш приз сиял точно так же, как годом ранее кубок за победу в Лиге чемпионов, и красные ленты, украшавшие его, говорили миру, что наконец-то, после всех этих лет, Премьер-лига принадлежит футбольному клубу «Ливерпуль». Оставалось только соблюсти ритуал — пара шаркающих ног, танцующих на подиуме, затем быстрый разворот, и кубок, поднятый в небо.

Даже с повязкой на травмированном колене, Хендо в совершенстве с этим справился. Его фирменный ход был сделан, и это произошло в присутствии последнего тренера, сделавшего «Ливерпуль» чемпионом еще в 1990 году. Для нас, как команды и клуба, это было настолько близко к совершенству, насколько это возможно.

Единственным ингредиентом, который сделал бы его еще лучше, были болельщики. Совместно клуб и Премьер-лига при сложившихся обстоятельствах не могли бы сделать презентацию лучше. Идея Хендо получить трофей на трибуне Коп была идеальной. Он подвел итог нашим отношениям с болельщиками даже в их отсутствие и показал, как много они для нас значат и как много этот момент значил для них так же, как и для всех остальных.

Но никуда не деться от того, что все мы отдали бы все, чтобы они были там. Получение трофея Премьер-лиги перед пустыми креслами определенно не был частью мечты, которую так долго разделяли все, кто был связан с «Ливерпулем». Не нужно большого воображения, чтобы представить себе, как мог бы выглядеть и звучать Энфилд, если бы все было по-другому, и я не сомневаюсь, что в нашем доме не было бы ни одного сухого глаза, ни на трибунах, ни на поле, если бы нормальность не была бы так жестоко подорвана. Это была новая норма, и, как и все остальные, всё, что мы могли сделать, это сделать всё от нас зависящее, что мы и сделали. Было также осознание того, что мы не могли чувствовать, что с нами слишком уж жестоко обошлись, когда так много семей было раскурочено и так много людей пострадало. Как бы нам ни хотелось, чтобы все было по-другому, мы все понимали, почему все не может быть так как прежде. Представление определенно легко дается в момент трагедии.

Я был обеспокоен тем, как будет выглядеть поднятие трофея на стадионе без болельщиков, и я был не единственным. В какой-то момент Хендо действительно сказал мне, что не уверен, будут ли у него такие же эмоции, и я определенно понял, откуда росли ноги. Мой ответ был, как говорится, резким, но в нем также было немного бравады от моего имени. «Конечно, у тебя все будет», - сказал я. «На один миллион процентов. Как только ты увидишь сэра Кенни, раздающего медали, и всех нас, собравшихся на сцене, эмоции придут.» И они пришли. Присутствие там наших семей помогло, особенно после того, как стало ясно, что сначала все шло к тому, что они не смогут там присутствовать.

Помогло и сильное ощущение того, что это был конец двух невероятных путешествий — для «Ливерпуля» как клуба и для нас как для группы игроков. На одно ушло тридцать лет, на другое — всего двенадцать месяцев, но каждое требовало завершения, и вот оно пришло. Неудивительно, что мы сошли с ума, когда фейерверк взорвался в небе Мерсисайда вместе с трофеем, о котором все мы так мечтали. Надеюсь, мы сможем снова выиграть Премьер-лигу и поднять трофей перед нашими болельщиками, потому что они этого очень заслуживают, но мы знали, что никогда не вернем этот момент, поэтому должны были сделать все возможное, и мы это сделали. Для большинства из нас это был первый раз, и мы запомним его навсегда.

Мы также не теряем надежды на парад. Все мы хотим поделиться этим успехом со своими болельщиками. Мы не хотели бы ничего лучше, чем видеть, как наши люди снова выходят на улицы, чтобы отпраздновать то, чего мы достигли вместе, но мы также знаем, что здоровье должно быть на первом месте. Самое главное, что мы получили трофей. Мы положили конец долгому ожиданию, и мы сделали это для каждого болельщика «Ливерпуля», который отчаянно хотел, чтобы их клуб снова стал чемпионом, включая тех, кого больше нет с нами.

Тот факт, что мы подняли трофей, набрав девяносто шесть очков, также был пикантным. Обычно я не люблю совпадений, но это было похоже на судьбу. Это также означало, что в одну из величайших ночей клуба его самый темный час был в мыслях каждого. Для меня так и должно быть. Сколько бы времени ни прошло, мы обязаны помнить тех, кто погиб на Хиллсборо, и хранить их память. Трент на самом деле упомянул символику общего количества очков на следующий день, но это было то, о чем думали многие люди, включая нас.

Прошлое «Ливерпуля» всегда информирует его настоящее, и это правильно. Одна из моих первых мыслей, когда я проснулся утром, была о великих игроках, которые были до нас. Будучи гордым шотландцем, мой разум блуждал по старым образам, изображающим таких, как сэр Кенни, Грэм Сунесс и Алан Хансен, выставляющих трофей напоказ на поле, но я также размышлял о местных парнях, таких как Стивен Джеррард и Джейми Каррагер, которые заслужили чемпионский титул так же, как и все остальные, но у них не получилось.

Обе эти мысли дали мне ощущение огромной привилегии, и я надеюсь, что все наши бывшие игроки и тренеры смогли насладиться нашим успехом, потому что, так или иначе, все они сыграли свою роль в том, чтобы сделать этот клуб таким, какой он есть. Они заложили основы и установили стандарты. Нынешнее поколение определенно признает это, хотя и сознает, что пришло время нам самим творить свою историю. Именно поэтому у нас не было более подходящего лидера, чем Хендо. Он был подписан сэром Кенни и играл вместе со Стиви и Каррой. Эстафета была передана, соединяя прошлое и настоящее, культивируя институциональную память и поддерживая все, за что выступает «Ливерпуль».

Помимо мыслей о прошлом, я был невероятно взволнован тем, что меня ожидало. У меня было такое чувство, которое возникает в животе, только когда знаешь, что это действительно важный день. Это совершенно естественно и не может быть создано по желанию, оно просто происходит, и когда это происходит, оно не может быть выключено, даже если ты и попытаешься. Я попытался подсчитать, сколько дней прошло с тех пор, как «Ливерпуль» в последний раз был коронован чемпионом, но сдался, когда понял, что мне также придется иметь дело с високосными годами. Все, что я знал, это то, что это было большое число.

Я знал, что мой разум лихорадочно работал, но у меня также была игра, на которой я должен был сосредоточиться, и, учитывая то, как я себя чувствовал, это было, вероятно, неизбежно, что я чувствовал себя чрезвычайно уверенно в этом. «Челси» — очень хорошая команда, и они постоянно совершенствуются, но я твердо верил, что мы сыграем великолепно. Ничто не должно было помешать нам выиграть трофей на стиле. Я не думаю, что это событие было бы испорчено каким-либо образом, если бы мы проиграли, потому что лига была выиграна в течение сезона, и плохой результат не изменил бы этого факта. Но нет никаких сомнений в том, что поражение на несколько минут немного погасило бы тот вcплеск. Вот почему мы все равно разделили вечер на два отдельных события — игру и подъем трофея. В нашем сознании это означало, что все, что произошло в течение девяноста минут, мы оставим позади, как только матч закончится, чтобы мы могли сосредоточиться исключительно на нашей коронованой славе.

Утром в день игры я отправился на тренировку в Мелвуд и сразу увидел, что люди взволнованы. Кое-кто из ребят изображал Хендо, и вокруг этого места поднялся такой шум, какой бывает только тогда, когда все знают, что это будет особенный день. Я сидел с Хендо за обедом после того, как он присоединился к нам после реабилитации, и он все еще был в режиме планирования. Он был так уверен, что все будет в порядке. Как только он сел, он спросил: «Как ты думаешь, что я должен делать в раздевалке в зависимости от того, выиграем мы, проиграем или сыграем вничью; должен ли я включить качовую музыку?»

Я ответил: «Если мы проиграем или сыграем вничью, дай ребятам пять минут или около того, чтобы прийти в себя, потому что это то, чего мы все хотим, но я говорю тебе сейчас, что мы стопудов не проиграем сегодня.» Может быть, это было немного глупо с моей стороны, но у меня было невероятное чувство, что ничто не остановит нас, поэтому я так и сказал. Это будет идеальный день, и это означало победу в игре, а также поднятие трофея. Если ты не можешь поверить в это в такой день, то когда же еще?

В кои-то веки мое предсказание оказалось верным. Мы были великолепны в тот вечер и показали, почему мы чемпионы. Вероятно, мы также проявили небольшую слабость после самоизоляции, потому что, хотя мы забили пять действительно хороших голов, мы пропустили три, которые были довольно плохими по тем стандартам, которые мы сами для себя и установили. Возможно, первого не удалось бы избежать; Али сделал невероятный сэйв, и Оливье Жиру был просто первым, кто отреагировал на добивание. Второго и третьего, безусловно, можно было бы избежать на разных этапах, и с ними следовало бы разобраться, но пять голов, которые мы забили, были пугающими. Сваезабивной удар от Наби был легче легкого, свободный удар Трента был проще пареной репы, удар Джини был блестящим инстинктивным завершением, Трент доставил идеальный мяч на удар головой Бобби, а Окс завершил все это отличным ударом с моего кросса.

Если бы мне пришлось выбирать фаворита, я бы выбрал гол Бобби. Это было не самое привлекательное зрелище из пяти, но то, что он забил свой первый гол в сезоне на Энфилде, очень много значило для всех нас. Как только кросс Трента прошел, казалось, что это будет гол, Бобби не мог промахнуться, и он не промахнулся. Как только мяч попал в сетку, я понял, что у нас был идеальный день, на который я так надеялся.

Мне все еще только предстоит забить перед трибуной Коп, и надеюсь, что это произойдет скорее раньше, чем позже, но в этот раз я искренне сильнее хотел, чтобы скорее он забил гол, чем я. То, что он делает для команды, некоторыми людьми остается незамеченным, но все в Мелвуде ценят это, потому что мы знаем, что он жертвует своими собственными голами ради других и ради блага команды. Уникальность Бобби в том, что 9-й номер от природы эгоистичен, но Бобби совсем не эгоистичен, и иногда это его уязвимость, по крайней мере в глазах некоторых. Что невозможно подсчитать, так это количество голов, которые мы забиваем из-за его движения, из-за его готовности утащить защитников, чтобы освободить место для других, и потому что он всегда ставит команду на первое место. Я сомневаюсь, что он когда-нибудь станет лучшим бомбардиром Премьер-лиги, но его ценность для нас выходит далеко за рамки этого, и мы все признаем его вклад, даже если есть те, кто это упускает.

Как только Окс забил наш пятый гол, я хотел, чтобы прозвучал финальный свисток, чтобы я мог заграбастать этот трофей. Я был взволнован этим на протяжении всей игры и в какой-то момент даже спросил Андре Марринера, судью, останется ли он посмотреть, как мы поднимем его! Не знаю, остался ли он, но шутка ему понравилась.

Эмоции накалялись по многим причинам, и дело было не только в эйфории. Я вошел в раздевалку, и первым, кого я увидел, был Адам. Его контракт почти подошел к концу, и мы все знали, что это будет последний раз, когда он будет на Энфилде в качестве игрока «Ливерпуля».

Я крепко обнял его, и он сказал: «Не надо, Роббо, пожалуйста, не надо», - и это вывело его из равновесия. Он разревелся. Вот как много значило для него играть за этот клуб.

Босс включил его в заявку команды на матч и, вероятно, хотел дать ему несколько минут, но такая возможность на самом деле не представилась, потому что возникли несколько серьезных проблем. Потребовался бы только один тяжелый подкат, и это могло бы потенциально испортить переход, на который он согласился в пользу «Брайтона». У него заканчивался контракт и он был еще достаточно молод, чтобы продолжить фантастическую карьеру, так что босс сделал правильный выбор.

В противном случае переход мог бы сорваться. Песня Show Me Love стала нашим неофициальным титульным гимном, так что Хендо включил именно его. Я разбрызгивал шампанское на всех парней, а потом Вирджил, Адриан и Бобби тоже начали этим заниматься. Мы все промокли до нитки.

Потом вошел босс и произнес короткую речь. «То, что вы сделали, просто замечательно», - сказал он. «Каждый из вас вошел в историю. Чемпионы Европы. Чемпионы мира. Чемпионы Англии.» Как только он это произнес, все снова затянули. «Чемпионы. Чемпионы. Оле, оле, оле!»

Однако босс еще не закончил. Он повернулся к Энди Лонергану, и мне понравилось то, что последовало дальше. «Энди Лонерган — чемпион Англии, чемпион Европы, чемпион мира. Какой парень!»

Затем все запели «Энди Лонерган» на мотив песни Baby, Give It Up, и не только потому, что нам нравится эта песня. Для меня, если и есть человек, который объединяет Мелвуд, то это Энди. Он был нашим четвертым вратарем, и некоторые, вероятно, даже не знают, кто он такой. Он провел всю свою карьеру в Футбольной лиге и сделал отличную карьеру на этом уровне, но теперь он был, как сказал босс, чемпионом всего.

Пару недель назад кто-то спросил босса, заслуживают ли такие игроки как Энди медали победителя, и я понимаю, почему был задан этот вопрос, но для нас в этом не было никаких сомнений. Они полностью заслужили медаль из-за того, как они тренировались и что они привнесли в команду. Попадут они на поле или нет, было абсолютно неважно. Энди и остальные сыграли свою роль и заслужили свои медали.

Потом босс повернулся ко мне. «Восемь миллионов фунтов! Вот это покупка.» Он сделал затяжку из своего вейпа и продолжил. «Он никому не был нужен, кроме нас, и мы его взяли!»

Все лопались от смеха. Джини был следующим.

«Джини Вейналдум, ты был довольно дорогой покупкой, не так ли?! Кто еще охотился за тобой, Джини

««Тоттенхэм» хотел меня, босс.»

«А теперь ты чемпион Премьер-лиги — ты принял правильное решение!»

Затем босс обернулся и заметил Смолли. «И Смолли Мы все ждали, что последует дальше, но босс просто крепко обнял его, что было очень мило. Это показывало уважение, которое мы все испытываем к нему.

Мы еще раз попрыгали по раздевалке, прежде чем переодеться в наши футболки «Чемпионы 19/20» и отправиться обратно на презентацию. Вскоре у меня в руках оказалась еще одна бутылка шампанского. На этот раз я гонялся с ней по полю за нашим главным тренером по фитнесу Андреасом Корнмайером, что было совершенно правильно, учитывая, как много за эти годы он заставлял бегать нас. Все шумели, и празднование продолжалось внутри стадиона, когда мы поднялись на три лестничных пролета мимо нашего руководства, напевая «Оле-Оле-Оле» по пути на встречу с нашими семьями.

Формби Холл снова поманил меня, но на этот раз все было немного по-другому, так как в моих глазах вечеринка была скорее прощанием с Адамом, чем празднованием того, чего мы достигли. С тех пор, как я пришел в команду у нас с ним были очень крепкие отношения. Он был сильно травмирован, и временами это было тяжело, потому что я видел, как серьезно это повлияло на него, но с того момента, как я приехал, я сразу понял, что он отличный парень, и наша связь становилась все сильнее и сильнее.

Потом до меня дошло, что его не будет с нами в следующем сезоне, и я понял, что без него все будет по-другому, и не только потому, что он мой собутыльник. Милли и Хендо оба трезвенники, в то время как в очень редких случаях, когда мы можем побаловать себя, Адам и я всегда пьем одинаковое количество спиртного.

У него фантастический переход в действительно хороший клуб, он заботится о своей семье, он переедет ближе к тому месту, откуда он родом, и он будет играть. Для нас было блестяще иметь Адама в качестве игрока команды, но наступает момент, когда эти ребята слишком хороши, чтобы сидеть на скамейке, и это здорово, что босс и клуб уважают это. Ингзи был слишком хорош, чтобы сидеть на скамейке запасных за нас, и он доказал это двадцатью голами в сезоне за «Саутгемптон». Адам поедет и станет лучшим игроком «Брайтона» в следующем сезоне, я твердо в это верю.

На личном уровне для нас это тяжело, потому что мы хотим, чтобы такие парни, как Адам, остались навсегда, но футбол не всегда так работает. То же самое было и с Деяном, еще одним игроком, который всегда делал свою работу для команды. Он также покидает «Ливерпуль» как победитель Лиги чемпионов и победитель Премьер-лиги, не говоря уже о авторе одного из самых известных голов в истории клуба. Они оба были эмоциональны, когда мы праздновали наш успех, и мы были эмоциональны вместе с ними. Нельзя выиграть большие награды, если у вас нет хорошей раздевалки, и трудно представить, что у кого-то в этом плане было много лучше, чем у нас. Оборотная сторона этого — это больно, когда хорошие парни уходят, но все, что мы можем сделать, это пожелать им всего наилучшего и постараться заполнить пустоту любым возможным способом.

Среди пения, танцев, фотографий с четырьмя трофеями, которые мы выиграли чуть больше чем за год, выпивки и воспоминаний я также потратил немного времени, чтобы поразмыслить обо всем, чего мы достигли, и главное, что поразило меня — это то, как я горжусь тем, что являюсь частью этой команды и этого клуба.

Это значит для меня все, и победа в лиге с «Ливерпулем» — это абсолютный предел мечтаний. Это не значит, что я буду почивать на лаврах, потому что хочу побеждать снова и снова, но этот клуб, самый большой в мире для меня, не выигрывал чемпионский титул уже тридцать лет, и это было больно. Меня не беспокоят болельщики соперников, которые использовали это против нас, это относится и к территориальным соперникам, но люди имели право задавать нам вопросы, потому что по стандартам, которые были установлены с 1892 года, это был провал.

Я посмотрел на парней, прыгающих по танцполу без единого приличного движения, и понял, что, как команда, мы вернули «Ливерпуль» туда, где этот клуб и должен находиться. Борьба за трофеи — вот что такое «Ливерпуль». Великие команды прошлого, возможно, и не выигрывали каждый раз, но они действительно боролись за трофеи из года в год, и это то, чего мы не делали на протяжении слишком долгого времени. Да, они выиграли Лигу чемпионов в 2005 году, а мы выиграли ее в 2019 году, но между ними был только один Кубок Англии и один Кубок Лиги. Мы не боролись за титул Премьер-лиги на ежегодной основе. Вот уже два года, как мы участвуем в гонке за этим трофеем, и, надеюсь, эта гонка будет продолжаться, потому что именно этого всегда следует ожидать от этого клуба. Нет никаких гарантий, но если мы все еще будем соревноваться и бросать вызов, то все равно вернем «Ливерпулю» статус одного из лучших клубов в мире, даже если мы потерпим неудачу. Мы должны быть там или где-то поблизости, и вот так и никак иначе.

Хорошо то, что мы находимся в хорошем положении, чтобы начать это делать. Путешествие не закончилось на шаркающей походке Хендо на Копе, и, во всяком случае, чувство, которое дало нам всем, только вдохновило нас сделать все возможное, чтобы испытать его снова. То, что болельщики, вероятно, не могут видеть так же, как мы — это то, что клуб был упорядочен сверху донизу. Очевидно, что появление босса было ключевым моментом, но также было важно, чтобы владельцы дали Майклу Эдвардсу и ему самому поддержку, необходимую для того, чтобы поставить свою печать на команде. Достаточно взглянуть на группу игроков, которая у нас сейчас есть, чтобы понять, насколько окупился этот подход.

Как заметил босс в раздевалке, они также купили меня за восемь миллионов фунтов, которые, я уверен, многие люди считали большой суммой за игрока, который только что вылетел вместе с командой в Чемпионшип. За день до того, как мы подняли трофей Премьер-лиги, была третья годовщина моего подписания контракта с «Ливерпулем», поэтому, когда я увидел Майкла с двумя нашими самыми старшими скаутами Барри Хантером и Дэйвом Фэллоузом после игры с «Челси», я постарался напомнить им о том, какое соотношение цены и качества я предоставляю из себя. Я сказал: «Три года назад я нашел вам всем работу на всю жизнь!» - и они просто расхохотались. Как обычно, большому Барри это понравилось: «Справедливости ради ты прав, Роббо, но я также нашел тебе работу на всю жизнь, так что не забывай об этом!» Точка зрения принята.

Майкл и Барри были главными факторами моего приезда сюда. Все первоначальные контакты между «Ливерпулем» и «Халлом» осуществлял Барри, и мои агенты тоже имели с ним дело. Майкл заключил сделку, и хотя они, возможно, немного сожалеют о том, что вынуждены мириться с моими шутками, я думаю, что они доказали, что они очень, очень хороши в том, что они делают.

Как игроки мы находимся в поле зрения общественности, и получаем много похвал, но с точки зрения планирования команды, набора персонала, скаутинга и создания команды, способной выиграть самые большие трофеи, я думаю, что эти ребята заслуживают гораздо большего уважения, чем они получают на самом деле. Вместе с боссом и владельцами они преобразили этот клуб. Хотя им не помешало бы слушать меня чуть больше, чем они это делают. Если бы все зависело от меня, и я был бы под руководством Майкла Эдвардса, вся команда состояла бы из одних шотландцев. Я взял бы почти всех, кто родился по правую сторону границы. Пока у меня еще ничего не вышло, но я буду продолжать пытаться! Все знают, что одной из величайших команд «Ливерпуля» была «Команда всех Маков», так что чем больше шотландцев, тем лучше, насколько я понимаю.

Еще один человек, которого не замечают — это Майк Гордон, вероятно, потому, что он живет в Америке и любит держаться в тени. Болельщики, вероятно, были бы удивлены тем, насколько он практичен. Был период, когда я болел — это был всего лишь легкий грипп, но он действительно меня подкосил — и Майк звонил мне каждый день, справляясь, как я себя чувствую, и просил дать ему знать, если мне что-нибудь понадобится. Он является совладельцем футбольного клуба «Ливерпуль», но он очень приземленный и очень доступный.

Я ехал в Лондон на премию ПФА со своей семьей в апреле 2019 года, и Майк ехал в том же поезде, что и мы. Он подошел и поговорил с моими мамой и папой, и разговор продолжался почти всю дорогу до Юстона. Мои мама и папа спросили: «Кто это?» Потому что он такой нормальный парень, что вы и не поймете, что он совладелец одного из крупнейших структур в мировом спорте. Вот почему он так хорошо связан с клубом. Он обладает тем смирением и преданностью делу, которым славятся «Ливерпуль» и жители Ливерпуля, и когда такой тон будет задан на самом верху, он просочится аккурат через весь клуб.

Мы знаем, что сезон после победы в лиге будет еще тяжелее. Как выяснил «Сити» во время кампании 2019/20, когда вы становитесь чемпионами, то соперники пытаются найти больше способов противодействовать вашим сильным сторонам и выявить ваши слабые стороны. Команды всегда хотят обыграть «Ливерпуль», но теперь появился дополнительный стимул, особенно когда они приезжают на Энфилд.

Это вызов, который мы должны принять. Мы должны иметь дело с ожиданиями и требованиями, и я также считаю, что нам нужно быть намного более терпеливыми. За пределами клуба может сложиться впечатление, что мы — команда, которая лучше всего реагирует на невзгоды. Я, конечно, могу это понять. Выиграв Лигу чемпионов после проигрыша в финале и выиграв Премьер-лигу на фоне упущенной победы всего на одно очко, мы определенно показали, что можем подняться после таких ударов. Теперь мы должны показать, что можем справиться с успехом. Сейчас динамика совсем иная. Требуется другая энергия, другая мотивация и другой ментальный подход.

Мы — команда и клуб, которые доказали, что люди ошибаются, и теперь мы чемпионы. Это большая перемена. Однако я бы сказал, что процесс перехода от менталитета аутсайдера к мировоззрению, необходимому, когда вы один из лучших клубов мира, уже идет. Это началось на подиуме в Мадриде, и наряду со жгучим желанием покончить с тридцатилетним ожиданием стать чемпионами, нас также вдохновляла решимость снова испытать это чувство победы. Мы не хотели испытывать это чувство всего лишь раз.

Как и любая другая на протяжении всей кампании, наша заключительная игра сезона подчеркивала то, что все мы делаем. Дело было давно сделано, мы только что отпраздновали свое чемпионство, и вдобавок ко всему на Тайнсайде стоял солнечный день, когда ни «Ньюкаслу», ни нам самим было не за что играть.

Мы даже забили гол в течение первой минуты матча, так что все ингредиенты были на месте, чтобы мы могли почивать на лаврах, если бы захотели, но мы не так устроены. Мы знали, что нам придется долго ждать до следующей игры, и хотели закончить сезон на высоком уровне. И это не изменилось, хотя мы уже выиграли лигу. Мы не хотели, чтобы все закончилось поражением — и все случилось как надо.

Мы все как один оставили все это там, где Вирджил вернул нас в игру и вел своим примером вместе с Милли в отсутствие Хендо. Это было бы легко сделать, но как команда мы все друг друга заводим. В моем случае я всегда чувствую, что борюсь за что-то, будь то самоутверждение или представление интересов наших болельщиков. Я также стремлюсь создать свои собственные личные стимулы, такие как вызов по результативным передачам, который у меня с Трентом продолжается на протяжении каждого сезона. Ничто не поставлено на карту — нет ни призов, ни штрафов— но поскольку это я против него, и мы так близки, это соревнование определенно задает нам обоим дополнительной перчинки. Я вошел в игру против «Ньюкасла» проигрывая со счетом 13-11, и это выглядело так, как победа была у Трента в кармане, но я играл, а он сидел на скамейке запасных, так что у меня был шанс наверстать упущенное. На самом деле я не ожидал голевой передачи, когда вернул обратно длинный пас Вирджила в сторону Дивока, но здоровяк вытащил из кармана один из своих золотых ударов, а я получил плюс одно очко к результативности.

Как только он забил, я точно знал, где находится Трент, потому что несколько мгновений назад я производил вбрасывание. Я повернулся, поднял указательный палец и сказал: «Еще один.» А он ответил: «Без шансов», - и я сложил руки вместе, как будто в молитве. Он отчаянно хотел выйти на поле. Это мелочи, но когда ты настолько конкурентоспособен, то в твоей голове это имеет значение. Кроме того, он отставал на четыре очка от моего рекордного фентези-футбола для защитников сезона 18/19, но ему нужна была помощь, чтобы побить его, поэтому, когда он вышел, он поднял в сторону меня четыре пальца. Мы играли как надо, но была и дополнительная мотивация.

Это здоровая конкуренция, которая движет нами обоими. Мне не удалось получить еще одну голевую передачу в матче против «Ньюкасла», это Бобби сделал последний пас на Садио, который и забил наш третий гол, что означало, что я закончил на одну передачу позади Трента второй сезон подряд. За эти две кампании он заработал 25 голевых передач, а я — 23. Каждый сезон не будет похож на прошлую пару лет, но мы будем продолжать давить друг на друга, и это может нам только помочь. Скажем так, когда я вижу, как Трент носится вверх и вниз по полю, создавая моменты, это подстегивает меня, и по-своему это отражает суть этой команды — несмотря ни на что, мы всегда будем искать что-то, что даст нам дополнительное преимущество. Если понадобится, мы его сами и создадим.

Мы позволяем себе наслаждаться тем странным моментом, когда размышляем о том, что мы сделали, но только в нужный момент. Это случилось, когда мы сошли с самолета, возвращавшегося в Ливерпуль из Ньюкасла, и все мы обнимались и поздравляли друг друга с фантастическим сезоном, одновременно предвкушая хороший перерыв. Босс обошел всех, поблагодарив за усилия, и было просто приятно, что мы все смогли это сделать, после чего разошлись по разные стороны.

В то же время, однако, босс создал для нас новую мантру, что мы не будем защищать наш титул, мы будем атаковать его. Это блестящая психология, потому что она создает позитивную энергию, устанавливая новую цель для достижения, а не заставляя нас бояться, что нам есть что терять.

Мы знаем, что это будет нелегко. «Сити» вернется в следующий сезон сильнее, чем когда-либо. «Юнайтед» и «Челси» будут продолжать совершенствоваться. И это только первая четверка. Вышедшие в АПЛ команды снова будут бороться за свою жизнь, как мы обнаружили в наших выездных матчах против «Шеффилд Юнайтед», «Астон Виллы» и «Норвич Сити», которые прошли в нашу пользу, но с наименьшим отрывом.

Все, кто находится между ними, тоже будут стремиться продвигаться вперед, в первую очередь «Тоттенхэм», «Арсенал», «Лестер», «Вулвз» и «Эвертон», в поле зрения которых будет первая четверка. Куда бы вы ни посмотрели, везде есть вызов, и именно так все и должно быть. Мы не будем этого бояться, но мы должны знать, что он существует, и если есть что-то, что я могу гарантировать, так это то, что этот «Ливерпуль» снова отдаст все свои силы. Время покажет, будет ли этого достаточно, и мы полностью уважаем всех наших соперников, но мы все полны решимости сделать все, что в наших силах, чтобы сделать сезон 20/21 таким же особенным, как и предыдущий.

Это относится не только к клубному футболу.

На международном уровне сборная Шотландии находится в двух победах плей-офф от квалификации к Евро-2020, который фактически состоится в 2021 году из-за коронавируса. Для нас это реальная возможность. Из-за всего остального, что происходило в мире это оказалось на задворках сознания людей, но к тому времени, когда это произойдет, все поймут, насколько это серьезно. В конце концов, это двухматчевая серия из игр на вылет, и мы уже давно не квалифицировались на крупный турнир, так что должны выложиться по полной. В последний раз мы делали это в 1998 году, и мне было всего четыре года, поэтому все, что я помню об этом — это то, как Джон Коллинз забил пенальти в ворота сборной Бразилии, когда мы были на семейной вечеринке, чтобы отпраздновать это событие.

Сборная Шотландии всегда была очень важна для моей семьи в целом, в первую очередь из-за моей тети Веры Мерчи, которая скончалась на Рождество в 2013 году. Единственные разы, когда я носил персонализированные бутсы — финал плей-офф с «Халлом», финал Лиги чемпионов в Мадриде и международный матч против Кипра, в котором я забил гол — это было дань ее памяти. На одном ботинке ее дата рождения — 27.05.56, а на другом — надпись «Чики Ви». Чики Вимто был ее любимым напитком на семейных вечеринках, она обычно смешивала его сама, и это то, что я помню о ней.

Когда мои мама, папа и тетя Вера росли, сборная Шотландии квалифицировалась на каждый турнир, это было похоже на победы «Ливерпуля» в чемпионате, а теперь прошло слишком много времени.

У этой команды есть потенциал исправить эту ошибку. Наше индивидуальное мастерство у всех на виду, но теперь мы должны показать его как команда и обеспечить его как команда. Я уверен, что мы станем только сильнее, и чем скорее, тем лучше.

Только что закончив тридцатилетнее ожидание с «Ливерпулем», я теперь хочу закончить двадцатидвухлетнее ожидание сборной Шотландии. Если это случится, я сварганю себе Чики Вимпто в память о моей тете Вере.

***

Вот и подошла к концу замечательная книга Энди Робертсона «Роббо: Теперь-то уж поверь нам...» о незабываемом сезоне 2019/20 годов.

По уже сложившейся традиции в первой и последней главе каждой из книг я оставляю ссылку на специальную страницу, на которой вы можете оказать посильную и добровольную помощь-благодарность автору перевода.

Спасибо за то, что читаете книги...)

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
helluo librorum
+48
Популярные комментарии
Антон Перепелкин
0
Всегда пожалуйста.)
Ответ на комментарий RedDaughter
Спасибо за перевод! YNWA
RedDaughter
0
Спасибо за перевод! YNWA
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+