Реклама 18+

От Эрнста до Эрнеста: рассказ о лучшем футболисте в истории Польши, которого возненавидела его страна

Эрнест Вилимовский уже в 18 лет стал лучшим бомбардиром высшей лиги, в 21 сделал покер в ворота сборной Бразилии, а в 23 забил десять голов в матче польского чемпионата. Все перечеркнула война.

История футбола знает немало примеров, когда игроки натурализовывались, коллекционировали гражданства, играли за две разные сборные и наоборот, отказывались присоединиться к национальным командам. Но карьера одного из лучших форвардов ХХ века Эрнеста Вилимовского выбивается из общего ряда: урожденный немец, он превратился в поляка, чтобы потом вновь стать немцем ради спасения своей матери. За 30 лет в качестве игрока нападающий успел выступить в 18 клубах и трех сборных, забив больше 1100 голов (хотя в официальной статистике учитываются лишь 554) и поставив не один рекорд. За неизменную улыбку и невероятное количество забиваемых Эрнестом мячей, противники прозвали форварда "Улыбающаяся смерть". Вот его история.

Происхождение

Эрнст Отто Праделла родился в июне 1916 года в городе Катовице, Верхняя Силезия, который относился тогда к Германии. Мать мальчика, Полина Флорентина Праделла, родила его, не будучи замужем, и никаких сведений о его отце не сохранилось. Скорее всего, это был солдат, убитый во время Первой мировой войны.

Когда Эрнсту исполнилось восемь, по следам Версальского мирного договора и серии восстаний, Верхняя Силезия стала частью Польши, и все жители Катовице превратились в граждан Второй Польской Республики. Отношение к чистокровным немцам со стороны польского населения сильно ухудшилось, и когда через пять лет Полина вышла замуж за повстанца и клерка Романа Вилимовского, мальчик взял его фамилию, превратившись в Эрнеста Вилимовского. Таким образом, с детства будущий футболист говорил на трех языках: дома на немецком и силезском диалекте, а в школе и на публике на польском.

В ранние годы мальчик всегда считал себя силезцем, и говорил на немецком только для того, чтобы не обижать мать.

Дебют

Эрнест рано начал заниматься спортом, причем пробовал себя в гандболе, хоккее и футболе, везде добиваясь определенных успехов. Весной 1929-го немецкий клуб "ФК 1.Катовиц", выступавший в высшей лиге чемпионата Польши (тогда подобные случаи были в порядке вещей), столкнулся с большими кадровыми проблемами из-за нежелания польских и силезских игроков выступать за немцев. Чтобы избежать дисквалификации, руководству клуба пришлось набирать футболистов из окрестных молодежных команд.

14 апреля в составе "Катовица" на поле вышел игрок, записанный в отчет о матче как Праделок, и отыграл все 90 минут. Это был никто иной как Эрнст Праделла, взявший себе прозвище Праделок и дебютировавший в высшей лиге польского чемпионата в возрасте 12 лет и 295 дней! Уже через месяц он сменил фамилию на Вилимовский и никогда больше не играл за "Катовиц".

Через много лет Эрнест открещивался от участия в том матче, заявляя, что сын силезского повстанца никогда бы не согласился выступать за немецкий клуб, и что на поле в тот день выходил совсем другой футболист, Винсенти Праделок, выступавший за местную команду "Орла". Дотошные журналисты выяснили, что силезский футболист с такими именем и фамилией действительно существовал, но весной 1929-го никак не мог выходить на поле в составе "Катовица" по вполне уважительной причине. Он долечивал перелом голени, полученный еще в феврале, и впервые после травмы принял участие в футбольном матче лишь в конце лета.

Польский триумф

Вилимовский продолжал играть в молодежных футбольных клубах Силезии, пока на одном из матчей талантливого юношу не заметил тренер клуба "Рух" из города Крулевска-Хута (впоследствии Хожув). Нападающий дебютировал за новую команду в товарищеском матче 2 января 1934 года, в возрасте 17 с половиной лет. В течение пяти сезонов "Рух" был главной силой польского футбола, выиграв чемпионат страны четыре раза, а Вилимовский трижды становился лучшим бомбардиром Польши.

Эрнест по-прежнему остается самым эффективным игроком польского "Клуба-100" (список футболистов, забивших сто и более мячей в чемпионате страны), с невероятными 1.34 голом за игру. Кроме того, он быстрее всех своих соотечественников достиг отметки в 100 голов в высшей лиге. Еще один рекорд нападающий поставил в мае 1939-го, забив 10 мячей в ворота "Унион-Туринг" из Лодзя.

Выступления за сборную Силезии

Вилимовски сыграл шесть матчей за сборную Польской Силезии, противников которой в пяти случаях была команда Немецкой Силезии (это противостояние пресса Германии называла Малым международным матчем), а однажды – сборная Страны Басков. Всего Эрнест забил за сборную Силезии семь мячей

Выступления за сборную Польши

Нападающий дебютировал за польскую национальную команду за месяц до своего 18-летия в матче со сборной Дании. После нескольких ярких выступлений молодого игрока его, к недоумению польских любителей футбола, исключили из состава олимпийской сборной перед Олимпиадой-1936 в Берлине. Официально озвученной причиной отстранения было злоупотребление алкоголем, но спортивный журналист и футбольный историк Анджей Говаржевский, лично общавшийся с Вилимовским незадолго до его смерти, утверждал, что нападающего исключили из сборной перед соревнованиями в Германии из-за его немецкого происхождения. По другой версии, на руководство делегации поляков надавили именитые футболисты, не желавшие конкуренции на международной арене с 19-летним сопляком.

Пиком карьеры Эрнеста в сборной Польши стал матч против бразильцев на ЧМ-1938, который завершился с хоккейным счетом 5:6. В той игре блистал бразильский форвард Леонидас, сделавший хет-трик, и, согласно легенде, доигрывавший матч босиком. Вилимовский впервые в истории чемпионатов мира забил четыре гола в одном матче, рекорд, продержавшийся до 1994 года, когда Олег Саленко положил пятерку в матче с Камеруном. Покера Эрнеста не хватило, чтобы одолеть сборную Бразилии, однако о польском нападающем, которому не исполнилось и 22, заговорили по всей Европе.

Через год Вилимовский вновь стал героем матча с участием сборной Польши, когда в товарищеском матче против серебряных призеров чемпионата мира венгров, которые вели в счете 2:0, перевернул ход игры, сделав хет-трик. Эта игра стала последней для форварда в составе польской команды: через четыре дня началась Вторая мировая война, и в Польше стало не до футбола.

Война

Сразу после немецкого вторжения Вилимовский, стремясь обезопасить себя и семью, заявил о своем статусе фольксдойче и попросил о немецком гражданстве, став полицейским.

Его клуб "Рух" был ликвидирован в начале сентября 1939-го, а на его базе немцы восстановили бывшую хожувскую команду "Бисмаркюттер". На протяжении войны форвард сменил шесть команд, и главного успеха добился в "Мюнхен 1860". Наряду с "Шальке 04", "Вердером" и "Штутгартом" этот клуб считался нацистами образцовым, поскольку, согласно их формулировке, "поддерживал идеи национал-социализма еще до 1933 года". В финале Кубка Германии-1942 "Мюнхен" обыграл "Шальке" (2:0), автором одного из голов стал Вилимовский. Нападающий стал лучшим бомбардиром турнира с 14 мячами, причем семь из них забил в одной восьмой финала, когда его команда обыграла "СС Страсбур" со счетом 15:1.

Во время войны футболисту пришлось воспользоваться известностью, чтобы спасти мать от концлагеря. Отчим Эрнеста скончался в 1941-м, и через полгода Полина сошлась с русским евреем, который скрывался от нацистов. За эту связь ее арестовали гестаповцы и отправили в Освенцим, однако руководство лагеря не решилось послать мать известного игрока в общий барак, и Полина стала прислуживать в доме одного из офицеров СС.

Эрнест Вилимовский обратился к летчику-асу майору люфтваффе Герману Графу, первому в мире боевому пилоту, одержавшему более 200 побед в воздухе. Граф был одним из самых популярных людей в Германии, и славился своей любовью к футболу: он даже основал клуб "Рот Ягер", в котором играл на позиции голкипера.  Во время войны за "Рот Ягер" выступали Зепп Хербергер (тренер немецкой сборной), Фриц Вальтер (лучший нападающий в истории "Кайзерслаутерна") и трехкратный чемпион Германии в составе "Шальке" Герман Эппенхофф. После вмешательства Германа Графа мать Вилимовского была освобождена из Освенцима.

Фриц Вальтер говорил об Эрнесте:

"Вероятно, он единственный игрок в мире, который забил больше голов, чем у него было шансов".

Выступления за сборную Германии

Зеппу Хербергеру, возглавлявшему немецкую национальную команду на протяжении 28 лет, не советовали вызвать в сборную игрока с польской фамилией, но тренер не подчинился, и 1 июня 1941 года Эрнест Вилимовский сыграл в своем первом матче за сборную Германии, сделав дубль в ворота Румынии. Нападающий выступал за команду Третьего Рейха в течение 16 месяцев, успев за это время сыграть в 8 матчах, в которых забил 13 голов.

В конце 1942-го Герман Граф, спасший мать нападающего от концлагеря, убедил Хербергера и Вилимовского не играть с огнем, и не светить лишний раз польскую фамилию в составе сборной, после чего Эрнест навсегда завершил карьеру в национальной команде. Ему было всего 26 лет.

После войны

С окончанием Второй мировой войны нападающий был вынужден остаться в Германии. За выступления в составе сборной Третьего Рейха его имя было стерто из истории польского футбола и он не мог вернуться в родную Силезию, принадлежавшую теперь Польше. Форвард жил в зоне советской оккупации, подрабатывал учителем физкультуры в школе и нерегулярно выступал за любительские клубы.

В 1948-м Вилимовский получил разрешение на выезд в Западную часть Германии, где подписал контракт с "Аугсбургом", откуда его уволили всего через месяц с формулировкой "за неспортивное поведение". Из "Страсбура" Эрнеста выгнали всего через несколько дней после дебюта, испугавшись беспорядков, которые пообещали устроить фанаты клуба, который едва не уничтожили нацисты во время войны. Сменив несколько команд, 35-летний нападающий оказался в "ВФР Кайзерслаутерн", который выступал тогда в Оберлиге Зюйдвест. За четыре сезона форвард наколотил за команду 70 мячей, после чего ушел в скромный "Келер СВ" из третьего дивизиона, в котором и завершил карьеру в возрасте 43 лет.

После футбола

Повесив бутсы на гвоздь, Эрнест Вилимовский поселился в Карлсруэ, где работал в бухгалтерской конторе, отказавшись занять пост в немецком футбольном союзе. До самой старости он принимал участие в любительских матчах ветеранских сборных и посещал тренировки клубов низших лиг.

Ненависть к Вилимовскому в его родной стране была так сильна, что официальная пресса в начале 50-х в короткой заметке сообщила о его смерти от голода и пьянства. Даже после декоммунизации Польши бывший футболист ни разу не приехал в Верхнюю Силезию, хотя в 1995-м фанаты хожувского "Руха" пригласили Эрнеста на празднование 75-летия клуба. Но за несколько дней до торжества спортивный журналист Богдан Томашевский публично назвал Вилимовского предателем и заявил, что такой человек не имеет права пересекать границу Польши. Заявления Томашевского привели к скандалу и Вилимовский отказался от поездки, сообщив, что ухудшение здоровья его жены Клары не позволяет ему покинуть дом даже ненадолго.

Через два года после этого Эрнест Вилимовский скончался. На похоронах великого нападающего, помимо семьи, друзей и близких, присутствовали представители Немецкого футбольного союза и делегации нескольких клубов Германии, за которые играл форвард.

Ни одного представителя польского футбола на церемонии не было.

--

Телеграм-канал блога:

 

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Football Archive
+116
Популярные комментарии
Шурум-Бурум
+24
Не пошел бы играть к немцам, 100% загремел бы в советские клубы. Спартак Москва и, особенно, Динамо Киев очень хорошо "разобрались" в ситуации на "рынке" и основательно прочесали львовские и другие клубы польской лиги. Габовский, Волянин отметились в Спартаке, Гурский, Скоцень, Матиас в Киеве. Но Вилимовский выбрал другой путь. Не нам его судить
Шурум-Бурум
+8
Регион Силезия в начале ХХ века был очень неоднородным в плане этнической идентификации, так же как и Македония на Балканах. Любое соседнее государство могло с полным основанием предъявлять свои права на эту территорию. Настоящие "секторы Газа" Европы начала века)))
idemidov
+6
Да, довоенная Польша была восточноевропейскими Балканами в плане национальной пестроты. А стала восточноевропейской Японией в плане национальной однородности.
Ответ на комментарий Шурум-Бурум
Регион Силезия в начале ХХ века был очень неоднородным в плане этнической идентификации, так же как и Македония на Балканах. Любое соседнее государство могло с полным основанием предъявлять свои права на эту территорию. Настоящие "секторы Газа" Европы начала века)))
Инри
+1
эммм, ну как минимум:
* 4 гола в одном из матчей на ЧМ. Рекорд, который продержался более 50 лет.
* лучший бомбардир польской лиги со средними показателями 1.34 гола за игру.
Ответ на комментарий Гусеконь
почему великий?
BrooksLaich
+1
Так Силезия за все времена под кем только не была,а уж про национальный состав и говорить нечего,сплошный винегрет.
Ответ на комментарий Шурум-Бурум
Регион Силезия в начале ХХ века был очень неоднородным в плане этнической идентификации, так же как и Македония на Балканах. Любое соседнее государство могло с полным основанием предъявлять свои права на эту территорию. Настоящие "секторы Газа" Европы начала века)))
Написать комментарий 7 комментариев

Новости

Реклама 18+