Джо Кошур: Bruise Brothers. Часть 13

"Когда соперники смотрели на нашу скамью и видели улыбающегося Кошура, игра начинала склоняться в нашу пользу", - Одноклубник по "Детройту" Дэррен Маккарти.

Как я писал ранее, в марте 1996 года, в дедлайн меня обменяли в "Ванкувер". Я сыграл пять или шесть игр за "Касаток" и они решили не продлевать со мной контракт. Я ожидал всё лето приглашения из какой-нибудь команды, но ничего так и не пришло.

Я вспоминаю, что тренировался не покладая рук. Я был сильнее, чем когда-либо до этого, с надеждой вернуться. Лето ушло, открылись тренинг-кемпы, а я оставался безработным. Я играл во взрослой (для игроков старше 30 лет) пивной лиге в Лейкленде, Мичиган, пригороде Детройта. Спонсором, кажется, был Эл Диттрих, местный торговец автомобилями. В лиге было много тех, с кем я играл во время локаута 1994.

Я играл в своё удовольствие. Карьера, в принципе, сложилась и, если это было её завершением, сильно горевать не стал бы. Я играл защитником-домоседом. Я не старался быть кем-то, кем не был в НХЛ. После одной игры один игрок из другой команды подошёл и спросил, может ли он пожать мне руку: "Я всегда мечтал пожать Вам руки после игры наших команд, но даже не представлял себе, что это случится в этой лиге".

В том же году я играл за ветеранов "Детройт Ред Уингс". В последней моей ветеранской игре мы выиграли 7:3 в Амерстбурге, Онтарио. Я был вратарём. Весьма необычно видеть меня между штангами ворот, но моё возвращение правым крайним в "Детройт" я считал довольно нереальным.

Я уже рассказывал о том, как Проби помог спасти мою карьеру, устроив мясорубку во время одной из игр "Чикаго" на "Джо Луис Арена". Игра проходила 12 декабря 1996 года, "Детройт" выиграл 6:2. На следующий день я отправился в Сан-Антонио из Интернациональной Хоккейной Лиги. Понятное дело, это не НХЛ, но я решил, что стоит отметиться где-то в профессионалах, чтоб просто моё имя не забывали. Пять игр там, один гол и 24 минуты штрафа.

23 декабря я вернулся домой к Рождеству. Зазвонил телефон и жена подозвала меня: "Это тебя". Я взял трубку: "Привет, Джо, это Скотт Боумэн. Я хочу видеть тебя в "Детройте". В Сан-Антонио можешь не возвращаться и попроси кого-нибудь прислать тебе твои вещи". Моя первая игра после возвращения была с "Далласом", дома. Я был на взводе больше, чем когда бы то ни было. Нервы. Я был готов сокрушить горы.

Стартовую пятёрку всегда оглашали в раздевалке, но в тот вечер этого не было. Я оставался на скамье запасных сразу после национального гимна. Скотти подошёл ко мне, коснулся плеча и сказал: "Да, кстати, совсем забыл сказать. Ты в стартовой пятёрке с Шенни (Брендан Шенахан) и Стиви (Айзерман)".

Сразу после начального вбрасывания шайба ушла куда-то к борту, а я от души врезал локтем форварду "Далласа" Тодду Харви, чуть не убив его. Я отделался двумя минутами, а болельщики просто сходили с ума. Как можно сказать, что ты больше никогда не вернёшься домой. Только не я. Я вернулся и наслаждался каждой минутой здесь.

Помню, вышел я на одну из первых моих тренировок после возвращения, где-то перед Новым Годом. На улицах около "Джо Луис Арена" стояло несколько большегрузов, с которых рабочие сгружали ящики. Я решил, что это будет какой-то концерт. Мне сказали, что детройтские легенды рок-н-ролла Тед Нюджент и Элис Купер будут выступать здесь в Новый Год. Я лишь пожал плечами:"«Меня тут не будет. Два года назад, когда тут выступали Брукс и Данн (кантри-исполнители), вот тогда сюда стоило заглянуть".

Хм, два года назад, кто бы мог предположить, что я вернусь сюда и оденут свитер "Ред Уингс"? Я, вот кто! Как минимум в моих мечтах. Каждый день, что проводил там, каждый раз, когда я готовился к матчу, всё больше и больше казалось, что я никогда и не уезжал отсюда. Быть здесь – вот это казалось правильным. Я принадлежал этому месту.

И я точно знал одно – мои знаменитые кулаки были готовы и уже соскучились по действию. У них было восемь месяцев отдыха и теперь они были полностью готовы к работе. Предыдущие четыре года или около того были хорошими для этих рук. В лиге было не слишком много драк.

Но я вскоре обнаружил, что драки были не той причиной, по которой "Уингс" подписывали меня. Когда я ставил подпись под контрактом, Скотти сказал, что меня взяли для игр с "Чикаго" и "Сент-Луисом", командами, исповедующими силовой хоккей, но не драться, а больше для предупреждения драк. Он не любил драки. Меня брали не в качестве оружия, от меня требовалось играть. Он хотел, чтобы я заполнил роль игрока в хоккей. Это был первый раз, когда тренер требовал это от меня. До этого меня никогда не вызывали только для игры.

Я думаю, это был его способ сказать: "Я хочу, чтобы ты улучшил свою игру. Хочу доверять тебе в любой игровой ситуации и при любом течении игры. Я не хочу выпускать тебя минуты на три, лишь для того, чтобы ты подрался".

Я всегда уважал Скотти и его достижения в игре, но то, что он вызвал меня в свой офис и показал свою веру в меня, стало для меня чем-то особенным. Он сказал: "Слушай, может, ты и не будешь играть в каждой игре, но когда ты в составе, я хочу, чтобы ты играл и хочу, чтобы ты работал над тем, что тебе нужно улучшить". Он направил меня поработать с помощниками Барри Смитом и Дэйвом Льюисом и дал шанс играть. Понятное дело, чем больше ты играешь, тем более уверенным ты становишься. Подобное отношение взрастило уверенность внутри меня.

Должен сказать, что подобная перемена слегка шокировала меня. Драки – это то, что дало шанс заиграть в НХЛ и продержало меня в лиге 10 лет. Я пробился через несколько трудных годов в лиге, когда я был просто счастлив быть в игре и, полагаю, что всё это поставило меня в такую ситуацию, когда люди считали, что драки – это всё, что я умею делать. А теперь у меня появился шанс проявить себя, доказать, что я могу играть. "У каждого игрока есть своя роль, — говорил мне Боумэн. – Некоторые роли вмещают в себя больше обязанностей, чем другие, но важно амплуа каждого игрока".

Скотти показал, что он ещё больше уверен во мне, когда поставил меня в чекинг-лайн на правый край, к центру Крису Дрэйперу и левому нападающему Кирку Молтби. В результате наше трио получило прозвище Grind Line ("Молотильщики"). Играть с Дрэйпером и Молтби было одно удовольствие.

Сначала я был немного ошарашен: "Он настолько уверен во мне, что ставит в эту тройку?" Но задумка была в том, что я играл с одними из самых быстрых игроков в Лиге, так что, если я лажал, они успевали вернуться мне на помощь. Но также, если они кого-то выводили из себя – и они выводили, минимум раз в неделю – наставало моё время прийти им на помощь.

Материал из книги THE BRUISE BROTHERS. Перевод Святослав Панов.

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Парни из стали
+18
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+