Реклама 18+

Ваут Вегорст: «Ещё в детстве я думал: я не такой, как вы»

 

 Десять лет назад он играл в десятой лиге, теперь он на пике своей формы. Что дальше, Ваут Вегорст? И почему ты всегда должен биться головой о стену? Перевод интервью изданию 11 Freunde.

 — Ваут Вегорст, Вы забиваете гол за голом почти десять лет, независимо от лиги и клуба. Вы заранее проигрываете свои действия в голове? Начало атаки, реализация, празднование?

 — Да. Можно и так сказать.

 — Это легко проверить: февраль 2019 года, «Герта» против «Вольфсбурга», гол и окончательный счёт — 1:0. Как это было?

 — Атака слева, мы играем короткими передачами, Русси (Жером Руссийон — прим. 11 Freunde) начинает из глубины, забирает мяч, я смещаюсь, он передаёт мяч низом, я отправляю его в правый верхний угол. А затем я отпраздновал гол, проскользив на коленях в сторону углового флажка. Хорошо получилось.

 — Вам важна красота забитого гола?

 — Забить красивый гол — это здорово.  Удар головой в дальний угол, как в матче с «Лейпцигом», — фишка, как и потом в матче с «Майнцем». Приятно, я счастлив, здорово потом запись посмотреть. Но ощущение от любого забитого гола ничуть не хуже. Так что мне все равно, красивый гол или нет.

 — Есть ли что-то, что может сравниться с этим чувством?

 — Нет. В футболе — нет.  Результативность — это то, над чем я работаю постоянно. Вот почему я всегда очень медлю с возвращением к центру после голов. Хочется насладиться этим ощущением хотя бы несколько лишних секунд. Тот короткий момент, когда всё отлично. Потому что, как только прозвучит свисток, этот момент заканчивается.

 — После второго гола в ворота «Вердера» Вы побежали к телекамере, крича: «Я же говорил, чувак!» Что Вы говорили и кому?

 — Я должен вернуться немного назад. С начала этого сезона я работаю с психологом.  Это связано с моим чувством уверенности в себе и реакцией на неудачи. В любом случае, несмотря ни на что, мне важно забивать в каждой игре. Перед матчем с «Вердером» было четыре или пять игр, где я выдал результат. Но только по одному голу, меня это сердило. За неделю до игры я постоянно твердил своему психологу: «Я сделаю дубль в игре с “Вердером”, я сделаю дубль!» Перед началом матча мой товарищ по команде Тим Зирслебен сказал: «Вау, у меня хорошее предчувствие, что ты забьёшь сегодня». На что я ответил: «Нет. Я сделаю дубль». Вот о чём шла речь.

 — С этого сезона Вы стали чаще забивать головой. Это случайность?

 — Не совсем. После каждого сезона я смотрю, над чем стоит поработать и какие аспекты моей игры могут быть важны для моей будущей карьеры. Этим летом я решил улучшить свою реализацию ударов головой.  Цель была — забить со второго этажа как можно больше.

 — И как проходили тренировки? Вы часами работали с подвесным мячом?

 — Нет, этого я не делал. Я изводил себя дома сверхурочно, с помощью тренера по волейболу. С ним я работал над резкостью и высотой прыжка. Первые три–четыре урока проходили совершенно без мяча, просто «всухую». Самым важным было поставить технику прыжка: с тем, как я бью по мячу и куда его направляю, никогда не было проблем. Я всегда был в этом отношении точен и аккуратен, ещё в предыдущем сезоне. А над борьбой на втором этаже я серьезно работал.

 — Работа явно окупилась. Уже сейчас, в середине сезона, Вы забили головой больше, чем суммарно за два предыдущих года.

 — Тем не менее здесь тоже есть немного удачи. Например, в этом сезоне у нас надёжные фланги, это значительно упрощает ситуацию, но это вне моей сферы влияния.

 — Как это обычно случается, Вы действуете в штрафной по ситуации? Или согласовываете комбинации с другими игроками?

 — Мы заранее договариваемся. Перед игрой с «Фрайбургом» я сказал, например, Пауло Отавио: «Я смещаюсь, а ты делаешь передачу низом». Ренато Штеффен, я знаю, всегда держит меня в поле зрения, наблюдает за моими перемещениями в штрафной.  Так что он больше ориентирован на меня, а потом уже я действую по ситуации. Но чаще всё происходит так быстро, что я даже не имею возможности подумать о планах и договоренностях, так что да, интуиция.

 — Почти все противники ниже Вас ростом (рост Ваута Вегорста — 197 см — прим. «Бундеслига.ру»). Как они Вам противодействуют?

 — По-разному. Некоторые пытаются оттеснить меня, другие идут на столкновение.  Но я умею защищаться.

 — У Вас уже есть идеи, над чем Вы будете работать грядущим летом?

 — Хм.

 — Как насчет дальних ударов?  В интернете пишут, что Вы никогда не бьёте издалека.

 — Это не так!

  — Нет?

 — Сложная тема (смеётся). Это определенно верно для Германии и Бундеслиги. Но однажды я увидел статистический расчёт, согласно которому я должен был бить издалека и тогда был бы гол, это ещё во времена моего пребывания в Голландии. Но я понятия не имею, что это за статистика. В конце концов, мне всё равно, если честно. Я нападающий штрафной, мне место в штрафной, вот где я наиболее опасен. И я готов пахать там, добиваясь своих целей.

 — Говорят, что в детстве Вы много тренировались. Однажды Вы сказали: «Я был одержим».

 — Когда шёл дождь и все остальные дети скорее бежали домой, я оставался на улице.  Даже в очень плохую погоду.  Я думал, что это здорово, оставаться под дождём наедине с мячом. Мой отец как-то сказал: «Парень чокнутый!» Но я просто всегда много, очень много играл в футбол. Кроме того, в детстве был период, когда мне и моим братьям было непросто. Мои родители развелись и разъехались, в какой-то момент мы должны были решить, с кем мы хотим жить. На футбольном поле я мог забыть обо всём на пару часов, повеселиться и ни о чём не думать.

 — Вы второй из четырех братьев.  Остальные тоже играли в футбол?

 — Да. Мы все играли, младший брат начал чуть позже. У него действительно был неплохой удар. Штука в том, что никто из них не хотел быть футболистом.

 — Да?

 — Один мечтал о карьере летчика, теперь он летает по всему миру.  Другой думал стать предпринимателем, сейчас он работает в нашей семейной компании. А третий хотел быть архитектором и теперь тоже работает в семейном бизнесе. Все трое делают то, о чём мечтали в детстве. Именно так и было с футболом. Мне всегда нравилась игра, но для меня это было больше, чем просто забава.

— Как это проявилось?

— Если мы с нашей деревенской командой проигрывали матч, другие дети забывали об этом через несколько минут. Я же горько плакал. А иногда даже очень злился. Это правда, я был одержим.

— Откуда взялось это стремление?

— Это чувство глубоко внутри меня, я родился с этим. Даже в детстве я думал: «Я не такой, как вы». Быть другим, жить вот так было не всегда легко, особенно в подростковом и юношеском возрасте, когда я ещё был в любительском футболе. Я не посещал молодежную академию, не тренировался в большом клубе, а когда мне было 18, я играл в девятой или десятой лиге.  Тем не менее, я хотел дойти до вершины. А когда остальные шли тусоваться в выходные, я оставался дома и пораньше ложился спать.  Я играл в районном чемпионате, но жил как профессионал.

— Это автоматически сделало Вас одиночкой?

— Не могу сказать, происходит ли что-то подобное автоматически. Но так было со мной. Основная проблема в то время заключалась в том, что я не только смотрел на себя и свое отношение к делу, но и хотел изменить всех вокруг: своих товарищей по команде, своих тренеров.  Я постоянно сам себя спрашивал: «Как ты можешь быть таким?»

— Даже придя в профессиональный клуб, Вы были недовольны своим окружением. Когда Вы играли во второй голландской лиге за «Эммен», Вы жаловались прессе на то, что игроков некачественно кормят: вечно одни лишь тефтели, крокеты и куриные наггетсы.

— Я сначала поднял этот вопрос внутри клуба, но никто не воспринял мои слова всерьез, ничего не изменилось. Конечно, сегодня я бы так не поступил. Я понял и согласился с тем, что мой образ жизни не всем подходит, что люди разные и что я не вправе навязывать свои взгляды товарищам по команде. Я могу контролировать только свои собственные действия. Однако это не значит, что я не имею права расстроиться, даже сегодня. Какой-нибудь неудачный пас, проигранное единоборство — и сразу взрыв (смеётся).

— Всего несколько месяцев назад Оливер Гласнер прервал тренировку и отослал Вас. Это было связано с теннисболом, какое-то нарушение...

— Я всегда остаюсь собой на сто процентов.  Если я чувствую, что со мной обращаются несправедливо, даже если это просто спорное судейство в теннисболе, я просто не в состоянии заткнуться.

— Это вредит вам не только на тренировках. Недавно Вы публично поссорились с Максом Крузе.

— Это неправильно, по-моему. После игры с «Унионом» я дал только одно интервью, как мне кажется, безобидное, а остальное к делу вообще не относилось. 

— Вы сказали, что «"Унион" хотел только поединков один на один», а Вы сами просто предпочли бы «красивый футбол». На что Макс Крузе ответил: «Ты сам пока не владеешь филигранной техникой, так что не стоит критиковать нашу игру». Вас что, так уж взбесило его высказывание?

— Нет, меня это не трогает. Меня просто удивила его реакция. Я задал потом вопрос нашей пресс-службе: «Я что, правда сказал что-то плохое или предосудительное?»  Я по сей день считаю, что ничего обидного не сказал. Так что это его проблемы.

— В отличие от Макса Крузе, в отличие от почти всех ваших коллег, Вы двигались вверх медленно и постепенно, из четвертого дивизиона Голландии -— во второй, затем в Эредивизи (высший дивизион Нидерландов — прим. «Бундеслига.ру»), а затем в Бундеслигу. Какой шаг был самым большим?

— Переход из любителей в профессионалы. У меня позади был опыт игры в четвертом дивизионе, когда Петер Бош пригласил меня на пробную тренировку в «Хераклес».  Помню, тренировался с ними и думал: «Вау, что это?» Скорость, физическая форма, техника — во всём чувствовалась колоссальная разница. Бош сказал тогда, что я пока не дотягиваю. Однако какой-то потенциал он во мне увидел. Несколько лет спустя я всё же пробрался в «Хераклес».

— Насколько велик был шаг от Голландии до Германии?

— Не так уж велик. Но это потому, что я готовился к этому шагу сознательно. Когда стало ясно, что я собираюсь переехать из Алкмара в Вольфсбург, я посоветовался с Симоном Циоммером, который раньше играл в Бундеслиге и хорошо с ней знаком. Мы подумали о том, чего мне не хватало на уровне в Германии. Затем я неделями тренировался, много бегал, оставался на дополнительные тренировки. Когда я приехал в Вольфсбург, я был в отличной форме. Стало проще.

— За эти годы Вы не только улучшили свои футбольные навыки, но и кардинально сменили ваш имидж. В начале карьеры Вас считали амбициозным нарушителем спокойствия. Потом...

— Потом появилась история с домом престарелых. Вы намекаете на это, не так ли?  Ох уж, эти журналисты. По сей день я не знаю, как эта история стала известна, но однажды ведущий спросил меня об этом в прямом эфире. С тех пор мы возвращаемся к этому снова и снова.

— Это быстро, я обещаю. Когда Вы ещё играли в Голландии, Вы присматривали за старым одиноким мужчиной в доме престарелых. Он не был вам знаком, и ему не было известно, что Вы футболист.

— Это-то и было здорово. Но даже если бы он знал, ему было бы всё равно. Мы никогда не говорили о футболе, всегда о чём-то другом.  В общем, он был особенным человеком. Он очень красиво одевался, ему было небезразлично, как он выглядит. Он всегда носил галстук и рубашку. Только когда ему стало хуже, незадолго до смерти, он больше не мог этого делать.

— Что Вы делали, когда приходили к нему в гости?

— Мы гуляли, я возил его в инвалидной коляске. Иногда мы во что-то играли или просто болтали. Обычно, когда я приходил, он бывал немного сварливым. Но когда я уходил, он всегда улыбался. Он со своей стороны тоже помог мне: благодаря ему я стал иначе смотреть на многое, что волновало меня в то время. В тот день, когда меня впервые спросили о нем в прямом эфире, он умер. Его смерть стала для меня потерей.

— Вы когда-нибудь были в доме престарелых в Вольфсбурге?

— Я думал об этом. Но теперь я семейный человек, времени на новых друзей не хватает.  После тренировки нет ничего лучше, чем поскорее вернуться домой к двум моим маленьким дочерям.

— Учитывая, что Вы явно заботитесь о стариках, ваш декабрьский пост в Инстаграме имел негативный резонанс. Вы поделились ссылкой на видео с критикой в адрес вакцинации. И текст, в котором, среди прочего, говорилось: «Представьте себе вакцину, которая настолько безопасна, что вас угрозами заставляют на неё согласиться». Что Вы думаете об этом посте спустя три месяца после публикации?

— Как я уже сказал, мне очень жаль, если я причинил людям боль. Этого я не хотел.  Я стремился побудить людей быть более информированными. И, прежде чем Вы неправильно истолкуете мои слова, я знаю, что есть учёные, которые занимались этим вопросом в течение многих лет, которые изучали его, которые более знакомы с ним лучше нас с Вами. И я надеюсь, что рано или поздно ситуация будет взята под контроль.

— Когда Вы поняли, что пост не останется незамеченным?

— Реакция была моментальной. В первые несколько минут прилетело три или четыре сообщения, в которых люди угрожали прийти и разобраться со мной. Эта тема вызывает у людей сильные эмоции.

— Вы понимаете, почему многие были задеты вашим постом? Разве можно критиковать вакцинацию и ставить под сомнение опасность коронавируса?

— В тот момент я хотел побудить своих подписчиков поинтересоваться этой темой.  Но я не так выразился, и это было ошибкой.  Но я точно не недооцениваю болезнь.  Коронавирус опасен. И я надеюсь, что через несколько месяцев всем станет лучше.

— Через несколько месяцев Вы бы предпочли сыграть в Лиге чемпионов с «Вольфсбургом»? Или оказаться в Премьер-лиге?

— Лига чемпионов с «Вольфсбургом». Здесь я могу что-то контролировать. Лига чемпионов — это высший уровень, и именно там я хочу оказаться.

— Кстати о высшем уровне, однажды Вы выиграли лег у звезды дартса Майкла ван Гервена.

— Да, это было очень круто (смеётся). Он приезжал к нам в сборную, а потом сыграл против меня и Донни ван де Бека. Мы играли с 301, я начал прямо со 140, затем бросил 100, лишив Майкла шансов. Скажем так, он не был в восторге. Сильно завёлся и хотел сразу сыграть ещё. «На этот раз 501», — сказал он.  Это был хитрый ход, тут уже нам было нечего ловить. Но он классный парень, мы с тех пор общаемся. Если он сыграет на чемпионате мира, я ему напишу. Если я сделаю хет-трик, то он напишет мне. 

***

Смотрите немецкий футбол, подписывайтесь на наш блог и твиттер

Присоединяйтесь к нашему каналу на YouTube, телеграм-каналу и группе VK

 ***

 

 

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Бундеслига.ру
+24
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+