У трех нянек дитя без глазу, или Испанский провал

Вчера незаметно прошла очередная годовщина смерти выдающегося тренера отечественного футбола – Константина Ивановича Бескова.

Вечером, 6 мая 2006 года, вследствие продолжительной болезни, сердце 85-летнего прославленного специалиста остановилось навсегда…На следующий день московский «Спартак», под руководством зятя Константина Ивановича – Владимира Федотова, играл матч 8-го тура с земляками «торпедовцами». На трибунах «Лужников» был и гендиректор клуба Сергей Шавло – легендарный бесковский игрок «красно-белых» и Станислав Черчесов, собирающийся стать спортивным директором «Спартака» - тоже бывший игрок Бескова. Неужели так тесен российский футбольный мир - подумаете вы?! Нет, таков масштаб личности усопшего. Конечно же, игравший в тот день в траурных повязках «Спартак» проиграть не мог: отличились Никита Баженов и Роман Павлюченко. Похоронен Константин Иванович на Ваганьковском кладбище.

Так уж получилось, что совсем недавно я просматривал матчи испанского чемпионата мира 1982 года, читая при этом книгу Федора Раззакова «Бесков против Лобановского». Поэтому в этом тексте про Бескова будет затронут именно этот его этап тренерской карьеры – чемпионат мира в Испании. Этап во многом трагический, ведь та команда способна была на многое, но для выхода в полуфинал турнира не хватило одного гола в ворота поляков. Но обо всем по порядку…

Отборочный этап к чемпионату мира по футболу.

Слово Федору Раззакову: «Несмотря на олимпийскую «бронзу», советские футбольные боссы решили оставить Бескова тренером сборной. Ведь впереди были отборочные матчи чемпионата мира-82, а коней на переправе, как известно, не меняют. И это решение оказалось правильным. Сборная СССР, ведомая Бесковым, блестяще закончила сезон-80, выиграв две отборочные игры у сборной Исландии (2:1, голы – Гаврилов, Андреев; 5:0, голы – Андреев – два, Оганесян – два, Бессонов). Кстати, в сборную вернулся Олег Блохин (и его постоянный партнер Леонид Буряк), но его игрой Бесков оказался недоволен. Блохин сыграл всего лишь одну игру с Исландией (3 сентября), после окончания которой в раздевалке между ним и Бесковым произошел неприятный разговор, где они высказали друг другу много неприятных слов. Все это не было случайностью, если учитывать то, о чем говорилось выше – они друг друга недолюбливали: Бесков считал Блохина капризной звездой, а тот его – самодуром.

При этом разговоре присутствовал и тогдашний глава Управления футбола Вячеслав Колосков, который встал на сторону тренера. В результате Блохину, едва команда вернулась на родину, было приказано собирать вещи и уезжать из Новогорска домой, в Киев. И в течение нескольких месяцев Бесков не будет нуждаться в его помощи…»

Кстати, украинский спортивный журналист и вице-президент «Динамо» Киев Алексей Семенко так вспоминает своё знакомство с Олегом Блохиным: «В середине 70-х, когда я учился в Киевском госуниверситете, у нас была компания сдвинутых на футболе студентов, ходившая на все матчи основного и дублирующего составов. Помню, на дубль пришли Олег Блохин, Леонид Буряк и еще кто-то. Толпа ринулась к ним брать автографы. Суют программки. Смотрят на кумиров восторженными глазами. Буряк: нет вопросов, расписывает. Третий из них – тоже. А Блохин автографы не дает. Крутит недовольно головой и кричит: «Эй, куда милиция смотрит?!». Я до сих пор вижу эту картину, слышу его голос…». Довольно показательно, не правда ли?

«Между тем, если бы не поражение от сборной ГДР на Олимпиаде, сезон-80 для нашей сборной можно было назвать блестящим. А так некий осадок все-таки оставался. Но Бесков продолжал «рулить» главной командой страны, совмещая и тренерскую работу в «Спартаке». Но любое совмещение, как известно, чревато побочными эффектами. В итоге в чемпионате СССР 1981 года спартаковцы фактически с первого же круга отстали от киевских динамовцев, хотя многие рассчитывали, что именно красно-белые остановят киевскую «команду-машину». Но киевляне были слишком резвыми, чтобы их догнать. Причем им помогали даже отдельные московские команды. Например, ЦСКА. Особенно это касается первого матча между ними, который прошел в Киеве 5 мая в присутствии 27600 зрителей. Тогда была зафиксирована миролюбивая ничья 0:0. Но поскольку матч транслировался по телевидению, многие люди оказались свидетелями того, что команды играли в поддавки, даже не стараясь имитировать борьбу. И на самый верх посыпались возмущенные письма и звонки. В итоге Президиум Федерации футбола СССР провёл заседание, посвящённое этому матчу. Присутствовавший на нем журналист Лев Филатов писал:

«Оба тренера (ЦСКА тренировал Олег Базилевич, который до 1976 года, как мы помним, был с Лобановским тренером киевского «Динамо». – Ф.Р.) снисходительно и иронично давали свои объяснения, стараясь подавить членов президиума мудреной терминологией. Не получилось. Выступавшие были единодушны: «Нечего нам голову морочить «структурами» и «коалициями», был сговор, его разыграли». Неотразимый удар тренерам был нанесен Вячеславом Дмитриевичем Соловьевым, под чьим началом они играли в киевском «Динамо» и которого числили своим учителем: «Попались, сфальшивили, так и нечего рыпаться». Лобановский и Базилевич сидели, как школьники в кабинете директора.

В постановлении президиума говорилось, что накал борьбы в матче не соответствовал уровню подготовленности игроков и классу команд, и это не что иное. как узкий практицизм. Обоим «сценаристам» объявили, предупреждения.

Отметим, что киевляне, оторвавшись от своего главного преследователя – «Спартака» – раздавали очки командам, которые старались выйти из «группы риска». Например, ереванскому «Арарату», который занимал 14-е место с 23 очками. Речь идет о матче 26 сентября 1981 года в Ереване. Причем действовали они точно по тому же сценарию. по которому год назад сгоняли «ничейку» с московским «Локомотивом». Обе команды почти весь матч усиленно изображали борьбу. Затем на 70-й минуте Блохин открыл счет. Но спустя восемь минут киевляне преднамеренно нарушили правила, а затем стали для вида оспаривать пенальти. Но поскольку судил этот матч Марк Рафалов, который был арбитром и прошлогоднего матча с «Локомотивом», он сразу обо всем догадался. И в своем рапорте отметил: «Сценарий отчетного матча удивительно похож на прошлогодний: «Локомотив» – «Динамо» (Киев)… В обоих случаях футбола не было».

На фоне не слишком уверенной игры подопечных Бескова в сезоне-81, игра сборной СССР выглядела более достойно. В том сезоне «сборники» под руководством Бескова сыграли 6 матчей, причем все в рамках отборочного цикла чемпионата мира. Отметим, что в том году Бесков призвал под знамена сборной не так много спартаковцев – всего трех: вратаря Рината Дасаева, полузащитника Сергея Шавло и нападающего Юрия Гаврилова. Зато сразу семеро игроков представляли киевское «Динамо»: защитники Анатолий Демьяненко и Владимир Лозинский, полузащитники Сергей Балтача, Владимир Бессонов, Андрей Баль и Леонид Буряк, нападающий Олег Блохин (в сборную он вернулся после семимесячного отсутствия). Пятеро игроков было из тбилисского «Динамо»: защитники Тенгиз Сулаквелидзе и Александр Чивадзе, полузащитник Виталий Дараселия, нападающие Давид Кипиани и Рамаз Шенгелия.

По одному игроку делегировали: СКА (Ростов-на-Дону) – нападающего Сергея Андреева, ереванский «Арарат» – нападающего Хорена Оганесяна, минское «Динамо» – защитника Сергея Боровского, московское «Торпедо» – полузащитника Юрия Суслопарова.

Сборная СССР открыла сезон-81 отборочным матчем ЧМ против команды Уэльса в Рэксеме 31 мая. Отметим, что сборная Уэльса на тот момент лидировала в группе и представляла собой серьезного соперника. В том матче советским футболистам удалось свести матч к «сухой» ничьей (0:0), что было расценено как хороший результат. Далее последовала серия побед в отборочном цикле: дважды над турками (4:0 и 3:0), чехословаками (2:0), тем же Уэльсом (3:0). В последнем отборочном матче сезона-81 – против сборной Чехословакии – подопечные Бескова сыграли вничью 1:1.

Таким образом, набрав 14 очков из 16 возможных, сборная СССР заняла 1-е место в своей группе и после длительного перерыва (12 лет!) вновь завоевала право участвовать в мировом первенстве.

У трех нянек дитя без глазу.

В Советском Союзе в описываемое время было три ведущих тренера: Бесков, Лобановский и Нодар Ахалкаци, принявший тбилисское «Динамо» в 1976 году. Под его руководством грузинская команда стала клубом европейского уровня: к чемпионству 1978 года и двум Кубкам СССР добавился Кубок обладателей кубков (1981).

Слово автору: «…Не случайно, что и на чемпионат мира 1982 года, который проходил в Испании, советское футбольное руководство решило отправить в качестве тренеров именно этих специалистов: Константина Бескова (главный тренер), Валерия Лобановского и Нодара Ахалкаци. Основу их команды составили игроки их же клубов. Московский «Спартак» представляли четверо: вратарь Ринат Дасаев, нападающие Юрий Гаврилов, Сергей Родионов и Федор Черенков, киевское «Динамо» – пятеро: защитник Анатолий Демьяненко, полузащитники Андрей Баль, Сергей Балтача, Владимир Бессонов, нападающий Олег Блохин, тбилисское «Динамо» – четверо: защитники Тенгиз Сулаквелидзе и Александр Чивадзе (капитан команды), полузащитник Виталий Дараселия, нападающие Рамаз Шенгелия.

Кроме этого, по одному игроку делегировали: СКА (Ростов-на-Дону) – нападающего Сергея Андреева, ереванский «Арарат» – нападающего Хорена Оганесяна, минское «Динамо» – защитника Сергея Боровского, московское «Торпедо» – полузащитника Юрия Суслопарова.

С этой командой Бесков в январе 1982 года прилетел в Испанию на предсезонный сбор. И в первом же матче наша сборная обыграла местную команду со счетом 3:0. В начале марта сборная СССР отправилась в Афины, чтобы помериться силами с командой Греции (эта команда олицетворяла собой для подопечных Бескова южно-европейский стиль футбола). Тот матч наши ребята выиграли со счетом 2:0 (голы – Черенков, Буряк). А спустя месяц советская сборная была уже в Буэнос-Айресе, где встретилась в товарищеском матче с командой Аргентины, в рядах которой играли такие виртуозы кожаного меча, как Марадона, Кемпес, Диас. Именно последний и открыл счет в этом матче. Однако во втором тайме Хорен Оганесян восстановил равновесие – 1:1. Вплоть до финального свистка счет на табло так и не изменился.

Казалось бы, ничья в игре с такой сборной, как аргентинская, должна была устроить Бескова. Но Константин Иванович полагал, что игра его подопечных далека от совершенства. Надо было вносить в игру команды новые коррективы, причем в одиночку – Лобановский и Ахалкаци на игру сборной смотрели несколько иначе, чем Бесков и имели несколько иное мнение. В итоге Бесков стал тяготиться своими помощниками и решил поставить вопрос ребром – попросил у председателя Спорткомитета СССР В. Павлова и его заместителя В. Сыча разрешение работать с другими помощниками – Геннадием Логофетом и Владимиром Федотовым. Как ни странно, но футбольные руководители решили пойти навстречу Бескову. Видимо, они опасались, что если не выполнить эту просьбу, то сборная попросту может «поплыть», а ведь до начала чемпионата мира оставались считанные недели. Однако история на этом не закончилась.

Лобановский и Ахалкаци восприняли свою отставку не самым лучшим образом и, в свою очередь, тоже поставили вопрос ребром: мол, один главный тренер хорошо, но трое все-таки лучше, поскольку, зная непростой характер Бескова, вряд ли у него получится в одиночку настроить игроков из разных клубов на нужную волну. Этот аргумент показался футбольным боссам резонным, тем более что буквально накануне отъезда на чемпионат сборная СССР сыграла выездную игру с командой Швеции и довольствовалась ничьей (1:1, гол – Блохин). В результате в самый канун отъезда на чемпионат мира Бесков с несказанным удивлением и немалым огорчением узнал, что киевский и тбилисский тренеры включены в состав сборной СССР именно в качестве тренеров. Как покажет будущее, это будет роковой ошибкой.

Вот что скажет по этому поводу сам К. Бесков: «Валерий Васильевич Лобановский и Нодар Парсаданович Ахалкаци – специалисты весьма авторитетные. Лобановский неоднократно приводил свою клубную команду к золотым, серебряным и бронзовым наградам в первенстве страны, к выигрышу Кубка СССР; в 1975 году его питомцы выиграли Кубок обладателей кубков Европы и Суперкубок, в 1976 году – бронзовые медали монреальской Олимпиады. Команда под руководством Ахалкаци стала обладательницей Кубка кубков за год до испанских событий, в 1981-м, выигрывала и чемпионат страны. Спартаковцы европейских кубков не завоевывали, московские динамовцы под моим руководством однажды дошли до финала, но не победили. Так что на «международных» весах оба коллеги меня своими заслугами как бы перетягивали… Если бы они предложили сесть за «круглый стол, высказали в открытую свои мнения и предложения, мы обсудили бы сообща ситуацию, и, возможно, это принесло бы пользу.

Но Лобановский и Ахалкаци вместе с руководителем советской делегации В. Л. Сычом, который прежде имел привычку вмешиваться в действия тренеров во время международных турниров, в Испании постоянно обсуждали мои, как они считали, промахи и ошибки. Свои претензии они полагали возможным высказывать при игроках сборной. Такая ненормальная атмосфера «в верхах», конечно, не сказаться не могла…»

«Ну, а что, к примеру, мне написать о Блохине?».

«…Свой первый матч на чемпионате мира в Испании сборная СССР провела 14 июня 1982 года. Причем ее соперником оказалась команда из числа фаворитов турнира – сборная Бразилии. Матч проходил в Севилье, которую издавна называют «горячей сковородкой Испании». И это не было преувеличением: в день матча температура воздуха достигла 43 градусом по Цельсию. Для бразильцев – привычная теплынь, для советских футболистов – удушающая жара.

Между тем в середине первого тайма не бразильцы, а наши ребята имели реальную возможность открыть счет, но испанский судья Аугусто Кастильо не дал пенальти в нашу пользу. Это случилось в эпизоде, когда двое бразильских защитников откровенно схватили Рамаза Шенгелию за футболку и задержали руками в пределах своей штрафной площади, сорвав тем самым его выход один на один с их вратарем Пересом. Фол был очевидным для всех, но только не для арбитра. Он, кстати, «не заметил» и игру рукой бразильского защитника Луизиньо также в штрафной площади бразильцев. Короче, испанец «проглядел» сразу два одиннадцатиметровых в ворота бразильцев. В то время, как чуть ли не весь стадион «Рамон Санчес Писхуан», все семьдесят тысяч болельщиков, дружно скандировали: «Пе-наль! Пе-наль!»

Впрочем, валить все на судью было бы несправедливо. В нескольких моментах не смогли правильно распорядиться мячом и сами советские футболисты. Например, Владимир Бессонов не попал в ворота всего с четырех метров. И все же первыми счет открыли наши ребята – это сделал земляк Бессонова из Киева Андрей Баль, который нанес удар метров с 25 и мяч, стукнувшись о землю перед Пересом, влетел в сетку ворот бразильцев. 1:0.

Этот гол как будто разбудил сборную Бразилию. И весь второй тайм она непрерывно атаковала ворота нашей сборной, которые защищал Ринат Дасаев. Как волны накатывали бразильцы на наши ворота, а на гребне этих «волн» были Жуниор, Сержиньо, Зико, Фалькао, Сократес, Эдер. Советские футболисты защищались всей командой, но было видно, что гол назревает. А тут еще и духота в воздухе стала сгущаться. Как итог: за четверть часа до финального свистка Сократес с дальней дистанции нанес удар такой силы, что Дасаев оказался бессилен его парировать. 1:1. А спустя несколько минут уже наша сборная могла забить гол с пенальти, но судья не заметил игры рукой защитника бразильцев в своей штрафной площади. Наши на какое-то время сникли, чем и воспользовались бразильцы – Эдер забил второй гол в ворота Дасаева. Бразильцы победили со счетом 2:1.

Следующим нашим соперником была сборная Новой Зеландии. Скажем прямо, не самая сильная команда. Ее сборная СССР прошла достаточно легко, победив со счетом 3:0 (голы – Гаврилов, Блохин, Балтача). Однако и у этой победы был свой горьковатый привкус. Какой? Вот как чуть позже об этом напишет игрок нашей сборной Л. Буряк:

«Творческого удовлетворения эта игра не принесла. В игре наших не чувствовалось подъема, они как бы катились по проторенной дорожке. И это настораживало: когда команде не хватает воодушевления в одном матче, это вполне может повториться и в другом. После встречи тренеры именно об этом и говорили…»

В третьем матче на чемпионате мира сборная СССР встречалась с командой Шотландии. Игра проходила в Малаге, где стояла невыносимая жара. Отметим, что накануне шотландцы проиграли бразильцам 1:4, после чего у них было столько же очков, сколько и у сборной СССР – четыре. Но по разнице забитых и пропущенных мячей впереди была наша сборная: 4:2 против 6:6. При таком раскладе нашу сборную устраивала и ничья. Которой она и добилась со счетом 2:2 (голы – Чивадзе, Шенгелия). Причем наши могли и выиграть, но самоуспокоились при счете 2:1, в результате чего за 3 минуты до финального свистка Сауннесс сравнял счет.

Набрав 5 очков, сборная СССР очутилась в группе «А» вместе с командами Польши и Бельгии.

Матч с бельгийцами состоялся 4 июля в Барселоне – спустя… 9 (!) дней после игры с шотландцами. Столь долгая пауза сослужила советским футболистам плохую службу. Как напишет чуть позже врач нашей команды Савелий Мышалов:

«Нас чуть подкосило, что после напряженного группового турнира образовался перерыв перед игрой с Бельгией в девять дней. Команда сбилась с боевого ритма. Матч с бельгийцами проходил в Барселоне, где была просто сумасшедшая влажность при жаре в 33 градуса. В тяжелейшем матче мы победили – 1:0, но игроки потеряли в весе до трех – трех с половиной килограммов. Спустя два дня команда встречалась с поляками (отдыхавшими пять дней), и восстановить силы игроков нам просто не удалось, в таких случаях медицина бессильна».

Игра с поляками состоялась 4 июля все в той же Барселоне. Нам нужна была победа, а поляков устраивала ничья. Поэтому они построили свою игру от обороны, которую нашим необходимо было взломать. Сборная СССР вышла на игру в следующем составе: Дасаев, Боровский, Чивадзе, Балтача, Демьяненко, Сулаквелидзе, Бессонов, Оганесян, Шенгелия, Гаврилов, Блохин. Во многом именно игра последнего могла бы решить исход той принципиальной встречи. Но Блохин, забивший в отборочных матчах 5 мячей, в финальной стадии отметился всего лишь одним голом, да и то в ворота сборной Новой Зеландии. Вот и в игре с поляками своего веского слова он сказать так и не смог – матч закончился удобной для поляков ничьей 0:0.

Как напишет партнер Блохина по сборной и киевскому «Динамо» Буряк: «Явно не в своей тарелке Блохин. Когда-то Олег действовал на острие атаки и помнил, что главное для него – забивать голы, но со временем, когда защитники к нему привыкли и стали наступать на пятки, избрал для себя другой рисунок: спрячется во второй линии… У Блохина результативность поехала вниз…»

А вот что было написано в шведской газете «Экспрессен»: «Отнюдь не выглядит красиво, когда Блохин начинает с помощью жестов выражать свое неудовольствие и указывать товарищам по команде на их ошибки».

Чуть позже, после чемпионата, свое мнение выскажет и советский еженедельник «Неделя»: «Как же пожалеет когда-нибудь Олег о своей пассивности, апатии, безразличии к исходу четвертьфинального матча. Впечатление было такое, что Олег сделал нам всем одолжение, выйдя на матч, и тут же разочаровался в себе и товарищах. Ни старания, ни интереса к игре, ни заботы о команде в целом».

Между тем сам Блохин отреагирует по этому поводу следующим образом:

«…На чемпионате мира я из-за травмы Буряка остался без главного моего партнера. Мы с Буряком составляли оригинальный тандем. Оригинальный потому, что я не знаю случаев, чтобы в такой манере играли полузащитник и нападающий… К сожалению, Гаврилов, который раньше умело выполнял роль разыгрывающего полузащитника, на чемпионате почему-то сник».

На послематчевой пресс-конференции К. И. Бескову задали вопрос: «Не считаете ли вы, что своими апелляциями к партнерам, частым выражением недовольства их действиями Блохин мешал им играть?» Бесков ответил: «Считаю, что в первую очередь он мешал играть самому себе. Он больше разговаривал, чем играл…»

Константин Бесков: «…меня обманули!»

Выступление советской сборной в Испании было признано неудачным. Причем в этой неудаче были виноваты все: высокие футбольные руководители, которые отправили на чемпионат сразу трех тренеров, сами тренеры, не сумевшие сплотить команду, и игроки, большинство из которых выступили ниже своих возможностей.

Были и объективные причины этой неудачи. Например, большой урон нанесли сборной травмы Леонида Буряка и Вагиза Хидиятуллина, отсутствие Давида Кипиани, незалеченная травма Александра Чивадзе, трехмесячный перерыв в выступлениях Владимира Бессонова, также из-за болезни. Плохо чувствовал себя Тенгиз Сулаквелидзе, его била лихорадка. Заметно было неважное физическое состояние Юрия Гаврилова, на которого Бесков возлагал большие надежды. Но Гаврилов, не чувствуя себя в хорошей спортивной форме, резко сдавал в игре, его движения становились вялыми, он «терял кураж» и не мог даже четко пробить пенальти. Однако почему этот период спада пришелся именно на чемпионат мира, чем подорвал здоровье Гаврилов, Бесков так и не смог найти ответа.

Много позже Бесков так описал ситуацию, которая сложилась в сборной СССР в Испании:

«…Неприятно мне было по одной причине – меня обманули. Была договоренность, что Лобановский и Ахалкаци в Испанию не поедут. Но с моим мнением не посчитались. Я ведь сам пригласил их в сборную до чемпионата мира, но с одной целью – чтобы они обеспечили своевременный приезд своих игроков и, если честно, чтобы в материальном плане они были на таком же уровне, что и я. Ведь что произошло. На одной из последних контрольных игр – с ГДР – их уже не было, а через неделю, перед отъездом в Испанию, они вновь оказались в сборной. Будь иначе, сборная могла бы выступить лучше. Ведь причина той неудачи – в возникших группировках. Киевляне шли советоваться к Лобановскому, тбилисцы – к Акалхаци, находили у них понимание. Вполне нормальной была практика, когда со своими футболистами они обсуждали мои ошибки. Команда разделилась, не было единой идеи…»

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Уральский Fantasista
+15
Реклама 18+
Популярные комментарии
igoruhanov85
0
Вратари то раньше у бразильцев, кроме Феликса, не блистали...но и удар был сложный для вратаря. Другое дело, что он, вратарь, бразильцам не нужен был: могли забить столько, сколько захотели бы...жаль, что именно с Италией не смогли или не успели 1 забить))
Ответ на комментарий Partizan1969
Помню! Блохин только по воробьям бил и возмущался! А так была крепкая команда! Да и гол Баля бразильцам можно назвать залетело! Вратарь пенку пропустил.
Partizan1969
0
Помню! Блохин только по воробьям бил и возмущался! А так была крепкая команда! Да и гол Баля бразильцам можно назвать залетело! Вратарь пенку пропустил.
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+