Реклама 18+

«В детстве Сабуров боксировал лучше, чем шутил». Ербол Каиров о дружбе с Сабуровым, суде с Тулегеновым и критике Меркеля

Закулисье казахстанского спорта.

Ербол Каиров – один из популярных казахстанских журналистов нового поколения. Сейчас он работает главным редактором портала meta-ratings.kz, а также комментирует футбол и бокс на телеканале Qazsport.

Блогер Sports.ru Казахстан Archi Arsenal  поговорил с Ерболом о его первых шагах в журналистике, детской дворовой команде с Нурланом Сабуровым и работе скаута в Федерации футбола Казахстана. Также Каиров поделился подробностями суда с Гением Тулегеновым и рассказал, почему натурализация в сборной Казахстана единственный способ улучшить результаты национальной команды.

«Боксировал Нурлан Сабуров лучше, чем шутил»

- Ербол, давай начнем сначала. Как ты оказался в спортивной журналистике?

- Я всегда интересовался разными видами спорта, включая гандбол, хоккей, волейбол. Очень нравился футбол, в детстве смотрел передачу Тимура Камашева, «Клуб 11», российские футбольные программы. Я из военной семьи, поэтому папа в 9 лет решил меня отдать на каратэ – я дошел до синего пояса, брал призовые места. А в 2000 году «заболел» футболом после просмотра чемпионата Европы. После этого решил оставить каратэ, и отец записал меня на футбол. У нас была интересная группа, однако только один воспитанник дошел до уровня профессионального футболиста, хотя талантов было много. Это Руслан Абжанов, он сейчас вратарь в «Окжетпесе». До сих пор с ним на связи, рад, что у него получилось стать легендой своего клуба.

С пяти лет я постоянно рисовал, поэтому родители хотели, чтобы я стал художником. Совмещал рисование сначала с каратэ, потом с футболом – в результате окончил художественную школу. Потом по совету родителей поступил на дизайнера. Я смог поступить на грант в университет, поэтому пришлось футбол оставить. Родители считали, что футбол – это несерьезно и нужна профессия.

Уже на третьем курсе университета увидел объявление на форуме о наборе в штат нового портала – Сhеmpionat.kz. Там вместе поработал с Антоном Лысяком, Казыбеком Бекеном и Мадияром Жумабаевым. Так или иначе, все сотрудники этого портала потом работали в футбольных клубах. Я стал главным редактором сайта – тогда мы занимали второе место по посещаемости среди спортивных порталов после sports.kz. В 2010 году у нас было 3000 уникальных пользователей – для тех времен очень хорошее достижение. Нас стали замечать, цитировать, и в 2013 году меня пригласили работать в Федерацию футбола Казахстана на должность главного специалиста. К тому моменту я уже публиковался на Vesti.kz. Дела на Сhеmpionat-е шли не лучшим образом. Спонсоры были, но денег не хватало на поддержание всего коллектива. Поэтому когда позвали работать в Федерацию, я понял, что совмещать нельзя и проект закрыли. В это время я еще писал для газеты «Спорт-59». Получается, что почти сразу с того момента, как я пришел в журналистику, так или иначе писал для нескольких изданий.

- Говорят, ты рос вместе с Нурланом Сабуровым в Акмолинской области. Расскажи об этом.

- Мы в одной дворовой команде играли, он неплохо играл в футбол. При этом Нурлан серьезно занимался боксом, мне даже казалось, что он добьется чего-то в этом виде спорта. Боксировал он лучше, чем шутил. Бредил и футболом. В 1996 году мы переехали в Степногорск – с Нурланом жили в одном доме. Я, честно говоря, не слежу за комиками – просто слышал, что есть такой Нурлан Сабуров. Во дворе-то просто «Нурик» – фамилию же никто ни у кого не спрашивает. Как-то включил ТНТ, и я сильно удивился, когда его увидел на экране. Рад, что друг детства достиг больших успехов.

 

- Сейчас общаешься с ним?

- У нас есть общие друзья, тоже комики. Последний раз виделись, когда он еще на свадьбах выступал. Нурлан на три года меня младше, и во дворе с младшими по возрасту мы общались как с братишками. А его дед всегда наставлял нас, детвору. Думаю, увидимся в компании общих друзей, потому что Нурлан и меня помнит, и старшего брата. В Астане встретиться сложней. Он в Степногорск часто приезжает, вот только я туда, к сожалению, не езжу – родственников нет.

- Чем ты занимался в Федерации футбола Казахстана?

- Первое время я помогал департаменту маркетинга и PR-службы. Тогда его возглавлял Тимур Камашев, еще работали Айдын Кожахмет, Измаил Бзаров. Айдын работал в Алматы, а мы в Астане. Первый мой матч в плане подготовки и организации был Казахстан – Германия. Много чем занимались тогда, но еще в самом начале мне сказали фразу, которую я навсегда запомнил: «твою работу никогда не будут оценивать хорошо, но если ты ошибешься, то это заметят. Делай хорошо свою работу, но не жди, что кто-то похвалит».

- Как тогда в твоей жизни появилась работа комментатором?

- Благодаря «ПФЛК-ТВ». Они тогда снимали с одной камеры – ты приходил, подключал ноутбук к камере. Таким образом, с операторской картинки и того, что ты видишь на поле, комментировали. Я как раз комментировал все матчи из Астаны.

- Очень похоже на то, как в профессию пришел Дидар Кадыров.

- Я несколько раз ездил в Кокшетау комментировать, но это было энергозатратно. Олег Кунгуров (технический директор ПФЛК – прим. Sports.ru) сказал, что нашел в тех краях человека, которого надо обучить. Как раз это был Дидар Кадыров. Я ознакомил его с техникой, затем он сам оттуда комментировал.

 
 
 
View this post on Instagram

A post shared by Erbol Kairov (@erbol_kairov)

- Как быстро ты оказался на телеканале «Казспорт»?

- Я приходил на собеседование «Казспорта» в 2013 году. Павел Цыбулин и Есей Женисулы пригласили меня работать в штат телеканала. Я тогда отказался, потому что как раз звали в Федерацию футбола работать – тогда решил, что там будет лучше. Поэтому мне дали паузу в работе на «Казспорте». Как раз в этот момент Аскат Жакаев позвал меня на «Хабар». Спустя время «Казспорт» меня снова позвал на кастинг, хотя на «Хабаре» я уже работал на топовых трансляциях бокса и других видах спорта.

В 2016 году дебютировал на спортивном канале – сначала работал на трансляциях, которые выходили в записи. Параллельно ушел с «Хабара», потому что там было 3-4 трансляции в месяц, а чтобы расти профессионально, нужно было больше работать.

«Самое главное, чтобы мои инсайды не шли во вред футболистам»

- Для большой аудитории ты известен в том числе, как инсайдер. Ты сотрудник федерации футбола, у тебя есть друзья-футболисты. Как ты решаешь, какую информацию ты можешь выдавать, как инсайд, а какую нет?

- Первое время я не давал инсайды, которые я узнавал из-за того, что работаю в Федерации. Я делился только той информацией, которую узнал по своим каналам. Вообще в Федерации я работал, как селекционер, который искал футболистов в Германии с казахстанским прошлым и отдавал список таких игроков Владимиру Нидергаусу.

Как совмещать инсайды и дружбу с футболистами? Какое-то время я работал с молодежной сборной – там сдружился с пацанами, которые сейчас играют в национальной сборной. У них напрямую спрашиваю, можно ли давать ту или иную информацию. Кто-то говорит, что пока рано, кто-то говорит, если считаешь нужным, то можешь дать. Если же информацию узнаю от агента, то я не спрашиваю футболистов. Только если у нас тесные дружеские отношения.

Самое главное, чтобы мои инсайды не шли во вред футболистам. Я не пытаюсь никому вредить.

 
 
 
View this post on Instagram

A post shared by Erbol Kairov (@erbol_kairov)

- Есть мнение, что иногда инсайдеров используют, чтобы прощупывать реакцию общества на то или иное решение. Поэтому специально сливают им информацию. В том числе это делают агенты. Как ты относишься к такому мнению?

- У меня всего 3-4 агента, с которыми я общаюсь на постоянной основе. Я с ними знаком 7-8 лет –  они проверенные люди, которые не обманывают меня. Не люблю, когда меня используют, потому что у нас очень быстро можно потерять репутацию. В самом начале были ситуации, где меня обманывали, но я делал выводы.

Сейчас уже понимаю ситуацию на футбольном рынке Казахстана и анализирую, в действительности ли этот тренер может позвать этого футболиста. Информацию от агентов иногда проверяю или через самого футболиста, или через игрока из его окружения.

«Думаю, что спортсменам в качестве исключения можно разрешить иметь вторые паспорта»

- Ты сказал, что работал, как селекционер в Федерации футбола Казахстана. Можешь подробнее рассказать об этой работе?

- Спонтанно все получилось. Мы с Владимиром Нидергаусом в хороших отношениях – я ему первое время давал информацию по тем или иным игрокам. Потом он уже давал список игроков, по которым нужно составить информацию: рабочая нога, позиция, сильные качества и так далее.

Например, мы вели переговоры с Эдгаром Прибом – он отношения к Казахстану не имеет, но родился на территории бывшего СССР. Его можно было попробовать заиграть за нашу сборную.

Георгия Жукова вообще случайно нашли. Олег Кунгуров сказал, что есть костанайский игрок Александр Зуев, но он фамилию не вспомнил и назвал его Александром Жуковым. Забили в интернет, а вышел уроженец Семея Георгий Жуков с бельгийским паспортом. Искали одного, а нашли другого. Через два месяца Жуков уже был в расположении молодежной сборной Казахстана.

- Ты часто критикуешь Александра Меркеля. Откуда такая нелюбовь?

- Мне кажется, он популист. Александр не может рассказать, что у него есть немецкий паспорт. Меркель везде говорит, что он его сдал, но это неправда. Один раз сообщил, что срок действия казахстанского паспорта истек. Напомню, что документ действует десять лет, а паспорт он получил в 2015 году в отеле Праги. Для чего он вводит в заблуждение наших болельщиков, я не знаю. Федерация заплатила ему 600 тысяч евро, чтобы он играл за нашу сборную. Я считаю, что ни один футболист не заслуживает того, чтобы ему платили такие деньги за игру в сборной. Понятно, что есть премиальные – это другая история. А тут просто за сам приезд дают большие деньги.

Его приглашали одни люди, а через год в Федерацию пришло другое руководство, поэтому процесс перевода денег приостановился. Меркель написал жалобу в УЕФА, и организацию обязали выплатить ему даже больше, чем он просил.

Тогда еще Александр Бородюк (на тот момент главный тренер сборной Казахстана – прим.авт.) попросил меня дать информацию по Меркелю, что мы не можем вызывать игрока, у которого, скорее всего, двойное гражданство. Я от себя в твиттере это опубликовал. Фанаты начали меня хейтить, но, я считаю, что поступил правильно, дав весь расклад.

До этого он в интервью говорил, что хочет играть то за сборную Германии, то за сборную России. Как я должен к нему относиться? В 2019 году он вернулся в сборную и должен был открыто рассказать, что у него были проблемы с паспортом и с деньгами, но он этого не сделал.

- Почему же сейчас он не может выступать за сборную, если в 2019 году он играл?

- Сейчас за ним пристально следят соответствующие органы. Если Меркель сдаст свой немецкий паспорт, то сможет играть за сборную Казахстана. Почему многие спортсмены имеют двойное гражданство в нашей стране? Потому что не было прецедента, когда они «спалились» бы. У многих бывших футболистов сборной – двойные гражданства. И проживают они не в Казахстане. Что касается Меркеля, то, на мой взгляд, он должен рассказать правду, если хочет играть за сборную.  

Агенты того же Роберта Бауэра запросили миллион евро за игру в сборной. Но они запросили такую сумму в 2021 году, а Меркель в 2015 году просил 600 тысяч евро. Из-за инфляции это плюс минус те же самые деньги. Фанаты не любят из-за этого Бауэра, но защищают Меркеля, хотя в этом плане они равны.

- Как относишься к натурализации в сборной Казахстана?

- Нормально. Если мы соберем Зуева, Эрика Томми, Юрия Медведева, Бауэра, Меркеля и разбавим нашими талантливыми ребятами, то получим команду, которая сможет бороться за второе-третье место в группе. Думаю, что они смогут дать нам хороший результат. Это уже мировой тренд – сборные Турции, России, Армении и даже Испании проходили этот путь.

- Но многие наши футболисты сядут на лавку или вообще не будут вызываться в сборную.

- Будет такая же история, как и в футзале. Почему бы не дать шанс этим натурализованным игрокам, а не ребятам из команд КПЛ, которые никогда не выступали в еврокубках? Игита к нам приехал неизвестным игроком. Он уже тут у нас стал звездой. У того же Генриха Шмидтгаля карьера пошла в гору, когда он играл у нас и почувствовал уверенность. И в Бундеслиге он успел поиграть. Думаю, что спортсменам в качестве исключения можно разрешить иметь вторые паспорта. Политики ведь европейские гражданства имеют, однако тщательно это скрывают. Чем спортсмены в таком случае хуже?

- Но ведь такой подход не способствует развитию футбола в нашей стране.

- А мы не говорим про развитие футбола, мы говорим про результат здесь и сейчас. Успешные результаты вернут болельщиков на трибуны. Сейчас было 8000 фанатов на матче с финнами, 13000 на матче с боснийцами и всего полторы с таджиками. А три-четыре года назад на «Астане» был полный стадион из-за хороших результатов. Вера в наш футбол у фанатов пропала.

«Возможно, была цель «стравить» Кайрата Боранбаева с руководством федерации»

- Давай поговорим о твоем суде с журналистом Гением Тулегеновым. Зачем ты пошел судиться?

- Я ко всем коллегам отношусь с уважением, всегда готов прийти на помощь. Все началось с того, что мне «приписали» авторство к статье о Боранбаеве. Кто на самом деле является автором материала – я знаю, но разглашать по этическим соображениям не хочу. Может, придет время, человек сам обо всем расскажет. Возможно, была цель «стравить» Боранбаева с руководством Федерации. Я сам набрал Кайрата Советаевича и услышал, что претензий ко мне он не имеет и автором публикации не считает. Клуб выслал официальное письмо-подтверждение, на основании которого я подал в суд. Также в материале написано о моем конфликте с молодым игроком. С его отцом, Болатом Бактаевым мы вопрос решили по телефону. Я прямо сказал, что не одобряю его щедрость в отношении главного тренера команды, в котором играет его сын. Свою состоятельность футболист должен сам доказывать на поле. Сейчас мы с ним в хороших отношениях, можем запросто обсудить футбол, обменяться мнениями.

В этом плане виновником статьи на сайте Sportinfo.kz считаю тренера Александра Кузнецова, который намеренно ввел автора в заблуждение. На его месте я бы сосредоточился на отчете за провал юношеской сборной до 19 лет в квалификации ЧЕ текущей осенью. Желаю Кузнецову стать по-настоящему достойным тренером, который не будет искусственно пиариться и пропускать по семь мячей во второй лиге. Что касается суда, то обращение в эту инстанцию – полностью мое решение. На работе никого в известность не ставил, даже в семье никто не знал.

Заказчиком назвали Аскара Уранхаева, но и этот факт легко можно проверить среди коллег. С 2014 года наши пути с ним разошлись – после того, как он убрал меня с работы, отстранял от эфиров, с Уранхаевым даже не здороваемся. Считаю его одним из вредителей нашего футбола, открыто его критиковал, поэтому сотрудничать с этим функционером точно не стал бы.

- Достиг ли ты тех целей, которые перед собой ставил до суда?

- Судья предложил примирение, а иначе суд шел бы больше года. Я подписал мировое соглашение вторым, уже после оппонента. Каждый себя будет считать победителем и это нормально. Нужно соблюдать условия соглашения по-мужски, поэтому в негативном ключе высказываться не собираюсь. И того же советую коллеге. Желаю ему здоровья и творческих успехов.

- Ты не раз выступал на тему комментаторов на телевидении. Писал, что низкие зарплаты, невозможно сфокусироваться на работе. Что мешает создать штат комментаторов на телеканале «Казспорт»?

- Я, конечно, выступаю за то, чтобы у комментаторов работа на телевидении была основной. А так мы все работаем в разных местах, потом вечером едем комментировать и у нас только час-два на подготовку, это совсем другой уровень. Иногда тяжело именно эмоционально переключиться с основной работы на тот или иной матч. При этом, если телеканал предложит мне войти в штат и оставить все, что у меня есть – я откажусь. Потому что я работаю комментатором не ради денег, а потому что это мне нравится.  

На самом деле я всегда выступал за коллег – для меня не проблема работать за 8 или 12 тысяч тенге. Как журналист, я зарабатываю достаточно, у меня много проектов. Работу на телевидении рассматриваю как хобби. Я действительно знаю комментаторов, которые таксуют, чтобы прокормить семью. Однажды я вызвал такси в аэропорт и за мной приехал мой коллега, с которым мы вчера только отработали матч.

- Назови тройку лучших комментаторов в нашей стране на русском языке.

- Из ветеранов – ушедший не так давно из жизни Диас Омаров, Павел Цыбулин, Женя Акманов, Сергей Райлян. Из тех, кто относительно недавно появился, много хороших комментаторов: Тимур Сулейменов, Саша Олейник, Дидар Кадыров, Дима Нестеренко.

 
 
 
View this post on Instagram

A post shared by Erbol Kairov (@erbol_kairov)

- А на казахском?

- Выделю Ермухамеда Маулена, покойного Амангельды Сейтхана, Есея Женисулы, Руслана Бахытжана, Алимжана Аскарова и Есбола Карагула. Мне по кайфу работать с Ермухамедом и Ерсином Ериком – они веселые ребята, с ними можно легко вести диалог во время репортажа. Недавно появился хороший парнишка – Даулет Сейтбек. С ним мне приятно работать.

- Что думаешь об уровне спортивной журналистике в нашей стране?

- Она значительно упала. Если посмотреть последние пресс-конференции до и после матчей сборных, там половина не журналисты, а просто блогеры или студенты. Раньше все-таки была настоящая журналистика – Женис Байхожа, Галина Полевая, Евгений Гайдамакин, Айдын Кожахмет, Аскат Жакаев, Диас Ахметшарип, Леонид Юрьев, Тимур Камашев и так далее. Журнал «Гол» всегда с интересом читался. Можно сказать, я рос на репортажах и текстах большинства этих людей. Сейчас сильно не хватает хорошего качественного спортивного контента.

- При этом спортивных порталов и изданий стало больше с тех времен.

- Да, стало больше. Но многие пишут просто хайповые вещи, про околоспортивные истории, Сабину Алтынбекову и так далее. Я все-таки больше люблю олдскульную журналистику и качественные интервью. А сейчас заходишь на многие спортивные порталы, а там откровенные фотографии Ангелины Лукас или Сабины Алтынбековой – мне это незачем. Мы должны развивать наш спорт и писать о его проблемах, а не о том, кто на чем ездит и кто с кем спит.

- Нет ощущения, что за 30 лет проблемы спорта и футбола в частности, одни и те же? И журналистика особо никак на это не влияет. 

- Журналистика в нашей стране не влияет на развитие спорта. Функционеры постоянно меняются, а проблемы остаются. Если бы руководители были бы постоянно, то возможно журналисты могли бы влиять на изменение каких-то вещей. При этом многие журналисты уходят именно из спортивной тематики, потому что быть спортивным журналистом – мелко. Тот же Леонид Юрьев, Дмитрий Дубовицкий уходили из спорта именно по этой причине. У меня тоже есть в планах в будущем уйти из спортивной журналистики и поднимать социально значимые темы.

- Почему сейчас так модны инсайдеры и популярны их телеграм-каналы?

- Потому что клубы и федерации сейчас сильно закрыты. А людям всегда было интересно узнать то, что внутри, а клубы это никогда не расскажут. Через инсайдеров иногда пытаются компромат сливать. Если это реально интересно и важно, то можно опубликовать. Но часто я чувствую, что люди просто друг друга сливают. 

«Бокс – очень грязный вид спорта – обо всем можно договориться и все можно купить»

- Ты работал в Федерации бокса Казахстана. Почему боксеры провалились на Олимпиаде в Токио?

- В 2014 году пришел в Федерацию бокса работать. За два года до Олимпиады в Рио мне уже говорили, кто возьмет золотую медаль. Уже, якобы, там договорились. Я сначала не поверил, но в августе 2016 года увидел, что так и было. Когда мы в 2017 году проводили в Казахстане женский чемпионат мира, нам дали несправедливо много золотых медалей. Тогда было понятно, что это очень грязный вид спорта – обо всем можно договориться и все можно купить.

Как-то был в Караганде на турнире памяти Жарылгапова: был бой между Али Ахмедовым и  Адильбеком Ниязымбетовым. Тот поединок выиграл Ахмедов и, по мнению многих экспертов, и по мнению болельщиков. Сразу после боя объявили победителем Ахмедова, но потом судьи ушли посовещаться и объявили победителем уже Ниязымбетова. В этом поединке решалось, кто поедет на Олимпиаду. После этого многое понял – просто на моих глазах обокрали Ахмедова. Кстати, после этого он ушел в профессиональный бокс. У нас многие боксеры уходят в профи, потому что им не дали шанса у себя на Родине.

- Что не получилось у Василия Левита на последней Олимпиаде?

- Думаю, сказался возраст. Я помню 2015-2016 годы, когда он был на пике и выступал за «Астана Арланс». Он тогда просто никому не оставлял шансов. Ему сейчас скоро будет 34 года – тяжело в таком возрасте поддерживать форму. Может быть, если бы он ушел в профи, то смог бы продлить свою карьеру. Все-таки там другая система подготовки.

- Давай попробуем собрать сборную Казахстана по футболу за все годы независимости. Кто бы в нее вошел по твоему мнению?

- Вратарь: Юрий Новиков, Защитники: Самат Смаков, Юрий Логвиненко, Ренат Дубинский, Генрих Шмидтгаль, Полузащитники: Андрей Карпович, Руслан Балтиев, Бауржан Джолчиев, Бауржан Исламхан, Нападающие: Олег Литвиненко, Нурбол Жумаскалиев. Главный тренер: Станимир Стоилов.

 Фото: Личный архив Ербола Каирова, Данияр Майлыбаев, voxpopuli.kzinstagram.com/erbol_kairovinstagram.com/alexander_merkel_officialgloballookpress.com/Tomi Hänninen

«В «Астане» в этом году была война за власть». Рукавина о переменах в «Астане» и вопросах к чемпионству «Тобола»

«Хотим сделать бюджет клуба прозрачным. Такие примеры уже есть». Новый директор «Аксу» о своем назначении, госфинансировании и планах дебютанта КПЛ

 

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Нарушение численного состава
+43
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+