Олимпийский чемпион Сочи-2014 Руслан Захаров: «Спасибо главному тренеру сборной, что перевел меня в резерв»

Четыре падения подряд, уход из шорт-трека, олимпийская клятва, Виктор Ан, Дмитрий Губерниев, перспективы ЦСКА и трехлетний сын максималист.

Руслан Захаров два года назад перешел в коньки и уже в первом сезоне стал призером чемпионата Европы в масс-старте. Но последние четыре международных турнира подряд в финале на этой дистанции спортсмен падает. Впрочем, на втором этапе Кубка мира в польском Томашове у конькобежца был и позитивный момент – Руслан завоевал в коньках первую медаль на Кубках мира – бронзу в командной гонке вместе с Данилой Семериковым и Александром Румянцевым. С этого мы и начали нашу беседу.

«При просмотре видео забега можно найти недочеты, исправив которые реально сбегать еще быстрее. Конечно, всегда хочется выступить лучше, но для первой командной гонки в этом сезоне все прошло нормально». 

- В финале масс-старта вы упали на международных соревнованиях в четвертый раз подряд, иронично написав в соцсетях: “Покер”. Это банальное невезение или есть другая причина? 

– Конкретного ответа на этот вопрос у меня нет. Но уверен, что проблема есть и она лежит на поверхности. В прошлом сезоне в масс-старте я часто оказывался в топ-10, но не в первой тройке. Это, конечно, не то, чего я хочу. Видимо, мое чрезмерное желание изменить эту тенденцию, и приводит к ошибкам, которые выливаются в падения. 

- Надеюсь, на этом нефартовая полоса в этой дисциплине у вас закончится. На отборе на Кубки мира – чемпионате России по отдельным дистанциям в Коломне в начале ноября вы собрали награды всех достоинств – золото, два серебра и бронзу.

– Это был самый насыщенный для меня чемпионат России. Я впервые бежал все четыре дня подряд: командная гонка, 5 км, масс-старт и шлифанул все десяточкой, поэтому после соревнований нужно было несколько дней отдохнуть.

- Вы обыграли на длинных дистанциях партнеров по команде – призеров чемпионата мира Данилу Семерикова и Александра Румянцева. Получается, форма к вам пришла быстрее? 

– Выходит, что так. Приятно бежать и показывать быстрые секунды. Мы проводили тогда небольшие тренерские эксперименты. Пока они, вроде, удаются. 

- Какие эксперименты, если не секрет? 

– Всегда находимся в поиске. Сегодня получается, завтра – нет. Чего я только не пробовал. 

«Конец карьеры будет у каждого спортсмена, даже у Клаудии Пехштайн»

- Два года назад вы перешли из шорт-трека в коньки. Почему приняли такое решение

– В первый раз разговор об этом зашел еще на олимпиаде-2010 в Ванкувере во время ужина. Александр Кибалко (победитель Кубка мира, председатель техкома ISU) тогда дал мне свои коньки и сказал: “Возьми и иди, катайся!”. Ничто не вечно, конец карьеры будет у каждого спортсмена, даже у Клаудии Пехштайн (5-кратная олимпийская чемпионка в 47 лет продолжает выступать). Я начал проигрывать конкуренцию в шорт-треки более молодым ребятам и на тот момент главный тренер сборной Андрей Иванович Максимов еще до официальных стартов решил, что я проиграл и перевел меня в резервный состав команды. И этот волшебный толчок помог мне осуществить давнюю мечту. Большое ему за это спасибо. 

- Как вам первые тренировки в конькобежном спорте, какое было к вам отношение в команде? 

– Первый сбор у нас был в мае 2017-го в Анапе. До этого я ни разу не садился на шоссейный велосипед. Виктор Сивков (тренер сборной России) у меня спросил, умею ли я кататься в группе и я его тогда обманул. Чтобы его не подвести, пришлось не пить всю велоезду – руки от руля не мог оторвать. В остальном ребята всегда помогали, подсказывали.

- То есть дедовщины не было? 

– Я самый старый, какая дедовщина? Когда у тебя в спарринге Румянцев, Семериков, на тот момент еще был Синицин, то тебе ничего не надо делать, просто повторяй и все. 

- Были моменты, когда задумывались, что может не получиться в коньках? 

– Я до сих пор думаю, что может быть не тот путь выбрал 25 лет назад, может быть, надо было в хоккей идти (смеется). Но я все равно иду этой дорогой. 

- Случаев перехода из коньков в шорт-трек много. Но чаще после смены вида спорта бегают короткие и средние дистанции. Вы же решили готовиться к длине. 

– На самом деле, я не выбирал. Куда меня определили, туда я и пошел. Мне сказали, что я начинаю свою подготовку в группе Виктора Александровича Сивкова, а скоростных качеств у меня никогда не было даже в шорт-треке. 

- Вы говорили, что у Виктора Сивкова особо не расслабишься. Можно ли сказать, что в коньках более интенсивно тренируются, чем в шорт-треке? 

– Шорт-трек энергозатратный вид спорта, в нем много лактатных работ. Нельзя сказать, что коньки тяжелее шорт-трека, здесь другая специфика. Мне сначала было тяжело перестроиться – крутить велосипед по 4 часа и делать сухие тренировки по 2,5 часа. 

- Не было мыслей, как Йорин тер Морс (трехкратная олимпийская чемпионка по конькам, чемпионка Европы по шорт-треку) на олимпиаде представлять сразу два вида спорта? 

– Такие мечты есть, конечно. Совмещать коньки и шорт-трек, а еще может быть футбол, но я не такой уникальный, как Тер Морс. Конкуренция настолько высока, что внутренний отбор пройти практически невозможно. Не хотелось бы распыляться. 

«Легче стать президентом ISU, чем 25 лет писать письма»

 - На одном из этапов Кубка мира в прошлом сезоне вы выступали на открытом катке в японском Томакомае. В шорт-треке всегда бегают под крышей. Какие остались ощущения?

– Эмоций осталось много. Я до сих пор вспоминаю тот каток. Надеюсь, что больше никогда не доведется выступать на открытом льду. Это чуть-чуть другой вид спорта. Неплохой опыт, но пусть он будет единственным. 

 - Наверняка Александр Румянцев вам рассказывал, как он тренировался под открытым небом в Архангельске

– Да, Саша и сегодня тренируется там на открытом катке. Ему не привыкать. Но я не хочу, спасибо. 

- Шорт-трек вид спорта азартный, зрелищный. Коньки – более академичный. Первое время вам не было скучно?

– Скучно не было, я всегда следил за конькобежным спортом. Я с вами согласен. Шорт-трек приятнее смотреть со стадиона, и чем ближе к арене, тем лучше, а просмотр шорт-трека по ТВ сейчас мне не доставляет большого удовольствия. С точки зрения формата трансляции, коньки легче освещать, так как в шорт-треке соревнования затянутые, много заливок льда и поэтому сложно привлекать спонсоров, чтобы вид спорта стал более популярным. В коньках тоже не так много спонсоров, но ISU (Международный союз конькобежцев) уже для этого немало сделал. Убрать бы еще пару классических дистанций.  

- Все-таки убрать десятку? 

– Почему десятку? Я не говорил об этом. 

- А какие тогда? 

– Не буду озвучивать, иначе в меня полетят помидоры или огурцы. Но свои идеи на этот счет у меня есть. 

- Вы можете написать письмо в ISU.

– Я думаю легче стать президентом организации, а письма можно писать 25 лет, как в “Побеге из Шоушенка”.

«Олимпийскую клятву решил читать по бумажке, чтобы от страха не забыть текст»

- Из шорт-трека в коньки перешел и ваш младший брат Тимур. Еще есть спринтер Руслан Захаров. Получается, ваша фамилия стала конькобежной?

– Все верно (улыбается). 

- В шорт-треке на вас не обиделись, что перешли в коньки?

– Я думаю, ребята выдохнули и сказали: “Минус два”. В шорт-треке быстрая смена поколений. Мы всегда общаемся с ребятами, болеем за них. 

- Вы уже третий сезон в коньках. Какой все-таки вид спорта вам ближе?

– Если ты не любишь то дело, которым занимаешься – нет смысла им заниматься. Если я занимаюсь коньками, то, конечно, я люблю коньки больше всего. 

- В 2014 году на Играх в Сочи вы с Семеном Елистратовым, Владимиром Григорьевым и Виктором Аном завоевали золото в эстафете. Тогда сразу поверили в такой успех?

– Во время забега, когда на старте упали две команды, я уже верил, что мы очень близки к медали. Самое главное было не ошибиться. Наша сборная на протяжении предолимпийского и олимпийского сезонов показывала высокие результаты и поэтому мы знали, что можем конкурировать. Болельщики здорово помогали – такой атмосферы я не видел ни на одном стадионе. 

 - На церемонии открытия Игр вы произносили олимпийскую клятву. Сильно волновались в тот момент? 

– Конечно, волновался. Когда вышел на арену и посмотрел на трибуны, подумал, дай ка буду читать по бумажке, а то еще от страха забуду текст.

- За сколько дней до церемонии вам сказали, что будете произносить клятву? 

– За день или два. У нас была одна репетиция. Я ее выучил, там было всего три строчки, и впереди был дубляж текста, но регламент позволял читать по бумажке и я решил им воспользоваться. 

- Когда больше переживали – перед стартом забега или перед прочтением клятвы? 

– Когда бежишь, понимаешь, что у тебя нет права на ошибку, а там-то ладно, ничего страшного. Кроме комментатора Губерниева тебе никто ничего не скажет.  

- Олимпийский сезон для вас завершился неудачно – разрывом ахилла.

– Зато почти три месяца отдыхал, как человек (смеется). На самом деле я был готов, что что-то может пойти не так, и я могу не вернуться в спорт, но успешный сезон давал возможность расслабиться. Хирург, который зашивал мне ахилл, сказал, что он больше никогда не порвется. 

- Из-за отстранения российской сборной на свою третью олимпиаду  вы не попали. Нашли в себе тогда силы смотреть соревнования по конькам из Пхенчхана? 

– Мы с удовольствием смотрели, болели, переживали, отмечали. Особенно порадовались за итальянца Николу Тумолеро, который стал третьим на десятке. На следующий день у нас как раз был выходной и мы пошли с Саней Румянцевым в бар. Выпили, как следует и подумали – если маленький Тумолеро может доехать до бронзы, значит, и мы можем. Надо еще четыре годика потренироваться и ждать очередного приглашения. 

- Та ситуация вас немного разозлила? 

– Нисколько, победы других спортсменов, говорят, что нет ничего невозможного. Румянцев находился тогда в идеальной форме и понимал, что ему надо быть там.

- Александру, наверное, было обидно, что его не поставили на десятку в Сочи. Тогда он был готов пробежать на призовое место.

– Согласен, это тренерское решение, не могу точно сказать. Человеку нужно пройти какие-то этапы, сбегать так, как он хочет, и выиграть. 

 «Папа, а почему третье место?» 

 - Три года назад у вас родился первый сын. Его появление на свет повлияло на мотивацию в спорте?

– Дети в целом меняют и образ жизни, и отношение, появляется новая ответственность. Мой старший сын Артур болел за меня на трибунах на чемпионате России, и мне было очень приятно. 

- Что он сказал, когда понял, чем занимается отец? 

– Он был на дистанции 5 км и сказал: “Папа, а почему третье место?”. Я ему ответил: “Третье – тоже неплохое место”. 

- Ваш самый строгий экзаменатор.  

– Пока он ребенок, думает, что только первые места можно занимать. Но он дает хороший ориентир. 

- В апреле этого года у вас родился второй наследник – Давид. Дети пойдут по вашим стопам?

– Спортом в любом случае надо заниматься. Старший стоит на коньках, но особой тяги к этому виду спорта у него пока нет. Он занимается гимнастикой и плаванием – это ему больше нравится. Младший тоже плавает в бассейне.

 

- Семен Елистратов увлекается автомобилями, но признается, что по городу быстро не ездит. А вы любите погонять? 

– Да, очень люблю. Главное, чтобы автомобиль это позволял. Например, когда ты выходишь на масс-старт и чувствуешь, что слабее остальных, то лучше не высовываться – сидишь где-то сзади. Вот у меня примерно такой сейчас автомобиль (смеется). Машина хорошая, но у нее скромные динамические характеристики. В последнее время я быстро не езжу, но когда у меня был Cooper S и я оставался один за рулем, позволял себе в пределах правил дорожного движения ездить достаточно быстро. 

- Какое у вас сейчас авто? 

– Я езжу на машине, которую подарили за Альтернативные игры – это BMW Х4. 

Анкета “PoKatit” 

Отдых на море или в горах?

(после паузы) В горах

Рыба или мясо?

Мясо

Побегать или покрутить вело?

Покрутить вело

Лидировать в забеге или выйти из-за спины на финише?

Выигрывать 

Свен Крамер или Виктор Ан? 

Конечно, Виктор Ан

И все-таки шорт-трек или коньки? 

Сейчас, конечно, – это коньки. 

- Кроме шорт-трека и коньков следите за другими видами спорта? 

– Слежу за многими видами, а за какими не успеваю, рассказывает моя супруга. Ей очень нравится гимнастика, фигурное катание. Я предпочитаю игровые виды спорта, люблю лыжи, проникся регби. 

- Вы выступаете за ЦСКА. Болеете за футбольных армейцев? 

– Я не прямо такой фанат и болельщик. Мне нравится, когда ЦСКА побеждает. 

- Но ЦСКА в последнее время играет неровно. 

– Я не такой профессионал, чтобы оценивать. Знаю, что в ЦСКА классный тренер, который работал до этого в “Уфе”, а я жил в этом городе. Его очень любили у нас и сейчас любят в московском клубе. От него многое зависит, и я думаю, все будет хорошо.

- Вы говорили, что хотите выбежать марафон из 3:30, но из-за плотного графика сборов пока этого сделать не удалось. Желание еще не пропало? 

– Я сто процентов сбегаю, желание только усилилось. Теперь мне уже кажется, что я 3:30 сбегаю. Главное – от всего получать удовольствие.

- Весной реально это осуществить, в мае, например? 

– Ближайший май у меня распланирован и марафона пока там нет. 

- Уже решили, чем будете заниматься после завершения профессиональной карьеры? 

– Есть план А и план В. Тренерская деятельность тоже входит в их число. Правда, пока не знаю на каком месте. Стараюсь сейчас концентрироваться на своем деле. К счастью, сейчас у меня нет времени думать об этом. 

Фото: Gettyimages.ru/Matthew Stockman; Raymond van der Veldt; личные страницы соцсетей Руслана Захарова в Инстаграм @zakharovruslan, Фейсбук, Вконтакте.

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
PoKatit
+44
Реклама 18+
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+