This is my manifest!

Фото: Александр Федоров, "Спорт-Экспресс" 

После годичного молчания возрождаю свой блог накануне долгожданного домашнего ЧМ. Увы, футбольное настроение перед стартом эпохального события оставляет желать лучшего. Не откладывая в долгий ящик, сделаю главное признание – на домашнем ЧМ я не стану болеть за нашу сборную. И сейчас постараюсь весомо обосновать, почему…  

Последнюю до сегодняшнего дня запись здесь я сделал больше года назад, 24 мая 2017 года. Вскоре после этого сумел побывать на большом футболе, посетил игру открытия Кубка конфедераций на новой питерской арене. Естественно, планировал большой пост о впечатлениях, как от стадиона, так и от игры. Но по разным причинам так его и не написал. Эта творческая неудача сильно подорвала желание поддерживать блог вообще, хотя интересных поводов было достаточно. Это и завершение карьеры Александра Кержакова, и феерический августовский разгром «Спартака», и уход Константина Сарсании, и такой разный и неоднозначный «Зенит» Манчини…  

 

В дальнейшем изменились обстоятельства. Я переехал из маленького райцентра в город, сменил профессию. Времени на просмотр футбола и знакомство с материалами СМИ стало намного меньше. Начиная с сентября посмотрел не больше одной десятой части игр любимого «Зенита», не говоря уж о других клубах и зарубежных чемпионатах. С еврокубками дело обстояло получше, видел почти все самое интересное, но этого было мало как для объективного анализа, так и для вдохновения. И вот, наконец, появилась весомая причина высказаться.    

«Зенит», смею надеяться, в новом сезоне даст много позитивных поводов о нем написать. А сегодня о сборной. За которую я не собираюсь болеть ни в четверг в матче открытия ЧМ-2018, ни в дальнейшем по ходу турнира, даже если она каким-то чудом выйдет из группы. Это тяжелое решение принял на минувшей неделе, увидев в новостях интервью двух игроков сборной в микст-зоне после очередной тренировки. Роман Зобнин заявил тогда, что команда не придает значения критике, которую получает от журналистов. Что у них, дескать, есть главный тренер, и слушают они только его. Особо «любимый» мною Илья Кутепов, перед тем как убежать от представителей СМИ, отметил, что если не будет поддержки болельщиков, то главной мотивацией станет сыграть для своих родных и близких. И это стало последней каплей.

Фото: Александр Федоров, "Спорт-Экспресс" 

Два упомянутых интервью – не диссонанс. Дерзит Смолов, заявляя о своей хорошей игре в последних матчах, где он ни разу не пробил по воротам. Понятно, что раздражение Федора направлено скорее на журналистскую братию, чем на болельщиков. Но для меня, например, СМИ – неотъемлемый канал восприятия происходящего в футболе, не в последнюю очередь – источник формирования своего мнения. Медийный образ того или иного игрока для меня важен почти также, как его игровые качества. Конечно, пресса подчас бывает необъективна, но это не про нынешнюю ситуацию. Так что дерзость в адрес журналистов я невольно воспринимаю на свой счет. Черчесов, кстати, с представителями медийного сообщества зачастую тоже не слишком вежлив. Но о нем разговор особый.

 

Фото: Дарья Исаева, "Спорт-Экспресс" 

Конечно, решение не болеть за сборную не взялось из воздуха. Оно не сиюминутно, не эмоциональный порыв. Ощущение диссонанса с привычным состоянием болельщика я впервые остро почувствовал как раз на трибуне новенькой «Зенит-Арены», когда наши кое-как обыграли новозеландцев в матче открытия турнира-репетиции ЧМ. Казалось бы, все было как надо: место с хорошим обзором на новом стадионе любимой команды, нечастое удовольствие видеть вживую сборную родной страны, возможность почувствовать себя причастным к большому событию, о котором когда-нибудь будешь рассказывать внукам. Однако никакой радости ни от игры, ни от результата я не получил. Искусственность везде и во всем. Девушки со спонсорских стендов с натянутыми улыбками, появляющимися, когда на них обращаешь внимание. Церемония открытия, которая, наверное, красочно смотрелась с центральных секторов или по ТВ. С трибуны же за воротами картонные лошади и ватные облака выглядели совершенно нелепо. И сама игра не доставила никакого удовольствия. Единственное – стадион. Вот при взгляде на эту громаду в душе действительно поднималось ощущение неординарности происходящего с тобой здесь и сейчас. Но мне было с чем сравнивать. В целом не было и толики тех эмоций, что испытывал на других больших играх – в 2013-м на «Петровском», когда «Зенит» одолел ЦСКА, и даже в Воронеже, на игре сборной адвокатовского призыва с бельгийцами. Проигранной игре, считающейся одной из самых неудачных в новейшей истории национальной команды. И тем не менее подарившей ощущение настоящего кайфа.    

 

Крайняя игра сборной, которую я ждал с нетерпением, случилась, пожалуй, еще при Слуцком. Наверное, это был наш старт на Евро-16 с англичанами. В дальнейшем чаще – равнодушие, реже – раздражение. А так хочется, как в прежние времена, испытывать этот необъяснимый трепет, на какое-то время превращающий взрослого мужчину почти в ребенка. Это можно списать на эмоциональное взросление, для которого были серьезные поводы. Однако клубный футбол нет-нет да и дарил подобные ощущения. Например, игра «Зенита-2» с воронежским «Факелом» и фото с Радимовым после нее. А сборная Черчесова – ни разу. Из национальной команды при этом тренере словно за ненадобностью удалили душу.   

 

Фигуры таких игроков как Аршавин, Кержаков, Денисов, Широков для многих одиозные. Поэтому буду говорить за себя. Не знаю, появится ли в России еще когда-нибудь поколение футболистов, которое полюблю также сильно (по понятным причинам выделяю зенитовцев, но можно назвать и Павлюченко, Игнашевича, Жиркова, Семшова, даже Березуцких). Люди, под руководством Хиддинка добившиеся исторического успеха десять лет назад и потом с минимальными изменениями в своих рядах работавшие под руководством Адвоката. При Капелло было уже много новых лиц. Одни, как Файзулин и Шатов, тоже стали любимцами. Другие, как Ещенко и Глушаков, может и не стали, но в отношении них не было вопросов: мол, что они вообще делают в сборной? Слуцкий был пожарным. Из его новичков стоит отметить только Головина. Провал на Евро не позволил Леониду Викторовичу, человеку совестливому, дальше работать с командой. Черчесов стал могильщиком старой сборной. К чему его, объективности ради, активно призывала вся российская общественность. И пусть бы так. Но на месте ликвидированной команды он не выстроил ничего сколь-нибудь достойного. 

Два года, отпущенные календарем на подготовку к глобальному событию в истории российского футбола, пошли прахом. Сборная попросту не готова к турниру. Ни в кадровом, ни в игровом плане. Что все это время делал Станислав Саламович? Уверял нас с газетных страниц и с телеэкранов, что ведется планомерная работа. У штаба сборной есть понимание, как и куда надо двигаться. Игры у нас не товарищеские, а контрольные. Но за большинство этих самых контрольных мы получили неудовлетворительные оценки.

 

Фото: scoopnest.com

Должен признаться, что Черчесова никогда не любил. С 2007 года он для меня одна из самых одиозных фигур в отечественном футболе. Запомнился высказываниями негативного характера в год борьбы «Зенита» за свое первое чемпионство. Да и обстоятельства его прихода на пост главного тренера красно-белых мне казались некрасивыми. За четырнадцать лет плотного увлечения футболом в спартаковском лагере было совсем немного по-настоящему симпатичных мне людей. Один из них – Владимир Федотов, несмотря на то, что под его руководством красно-белые нанесли «Зениту» несколько обидных и очень тяжелых поражений. Всей правды мы не знаем, но у меня всегда было ощущение, что Черчесов Федотова подсидел.

Что касается позиции главного тренера сборной, мне всегда казалось интересным и, что ли, правильным, если на пост наставника национальной команды приходил человек, добившийся в недавнем прошлом триумфа в российском чемпионате. Пусть не получилось у Семина, зато назначение Адвоката и в дальнейшем Слуцкого и прекрасно вписывалось в эту схему, и результат давало. В случае со Слуцким имею ввиду выход на Евро, а не игру на самом турнире. Исходя из этого, хорошими кандидатурами мне представлялись Спаллетти и Бердыев. Но назначение первого на тот момент было вряд ли возможно. Фигура же Курбана Бекиевича всерьез обсуждалась применительно к сборной, и уже не в первый раз. Увы, выбор пал на Черчесова, выигравшего незадолго до этого чемпионат Польши с «Легией». В России же его лучший результат – второе место со «Спартаком», добытое во многом, полагаю, на федотовском багаже. В дальнейшем очевидные провалы («Спартак»-2008) чередовались с локальными успехами (работа в «Тереке» и «Динамо»). Именно позитивный динамовский опыт Черчесова тогда, в августе 2016-го, внушал определенный оптимизм.

 

Фото: 24segodnya.ru

Зачистка состава, которой требовала возмущенная общественность, была оперативно проведена. На время исчез из сборной Головин, настоящий масштаб таланта которого тогда еще не успели оценить. Закончил Широков. Игнашевич сосредоточился на играх за клуб, и казалось, уже не вернется в сборную. О Денисове, которого сборная Слуцкого лишилась перед самым Евро, конечно, не могло быть и речи. Кокорин с Мамаевым, как самые одиозные персонажи, тоже остались за бортом. Форвард «Зенита», впрочем, вернулся уже к четвертой игре с Катаром. Как и спартаковский капитан Глушаков. Чуть раньше, к Коста-Рике реабилитировали неважно сыгравшего во Франции Смольникова.

Фото: Антон Денисов, РИА Новости 

Уже осенью-2016 стало понятно, что со сборной что-то не так. Если поражение от Коста-Рики еще можно было списать на экспериментальный состав и ментальную силу соперника, блеснувшего на предыдущем ЧМ, то катарский провал не укладывался в понимание. Правда, тогда лично я больше винил игроков. Как давнему хейтеру «Спартака» мне казалось: дело в первую очередь в том, что московский клуб стал для сборной едва ли не базовым. Ведь на той же самой ментальности красно-белых не могли не сказаться международные провалы с «Легией», «Санкт-Галленом» и совсем свежий на тот момент с кипрским «АЕК».

Не успокоил и следующий матч с румынами. Победный гол в добавленное время не должен вводить в заблуждение. Ведь ранее белорусский судья не наказал сборную России очевидным пенальти. По факту выиграли, но ощущение было такое, будто проиграли. А ведь пять игр с не самыми сильными соперниками для формирующейся команды вполне достаточный срок, чтобы показать хоть что-то.

За зиму Черчесов ничего нового придумать не смог, хотя и вернул в состав Головина, а также впервые позвал переживавшего ренессанс в Ростове Бухарова. Несмотря на то, что ростовские на тот момент сборники – Кудряшов, Ерохин и Полоз - были в большом порядке и как следует пошумели в Лиге Европы, на сборной это никак не отразилось. Кот-д`Ивуару мы не просто проиграли, а сделали это с треском. Наших защитников фактически деклассировали. Кстати, в этом варианте сборной уже не было Березуцкого, вслед за Игнашевичем решившего, что с него хватит. А ведь у нас не в пример европейским сборным давно не было случаев, когда футболисты самостоятельно принимали решение о завершении карьеры в сборной. Навскидку вспоминается только Малафеев, не захотевший быть вратарем ротации у Капелло.

Пошли разговоры о том, что многие игроки просто не хотят работать с Черчесовым. Дзюба, регулярно забивавший за «Зенит», на время игр сборной раз за разом брал больничный. Хорошо ли это с точки зрения патриотизма – один вопрос. Но это свидетельство того, что в коллективе что-то не так. Сор из избы на всем протяжении работы Черчесова в сборной никто не выносит. Но порой кое-что прорывается наружу, как, например, месседж Дзюбы и Кокорина с усами. Не хочется о грустном, но если перенестись в день сегодняшний, представляете, как может рвануть в случае провала в группе?

 

С Бельгией формально реабилитировались, выдав сумасшедшую концовку и отыграв два мяча. Вот только «дьяволы» к тому моменту бросили играть. Невольно даже создавалось впечатление, что скатали договорнячок. Не хочется в это верить, но пока бельгийцы были мотивированы, на поле была одна команда. Однако адвокаты Черчесова не уставали подчеркивать: положительные тенденции на лицо, в микроцикле сборная второй матч всегда проводит лучше первого. Как по классику: «Ах, обмануть меня не трудно, я сам обманываться рад». 

По-настоящему хорошо сборная за весь период работы Черчесова выглядела лишь в короткий период перед прошлогодним Кубком конфедераций. Тогда уверенно были обыграны венгры, вполне солидно смотрелась команда и против мощной сборной Чили. Правда, в первой из этих игр потеряли Зобнина, получившего разрыв «крестов». Роман к тому моменту был одним из футболистов, не пропустивших ни одной игры под руководством нового тренера. Второй – Самедов. Неспроста сегодня именно эта пара хоть что-то демонстрирует на поле в плане сыгранности и командных взаимодействий. Потому что ни Глушакова, ни Полоза, во многом определявших игру в центре поля год назад, в сборной уже нет. Оздоев выпал из него еще раньше, не попав в итоговую заявку на Кубок конфедераций. И вообще, к настоящему моменту из состава, защищавшего честь страны на этом турнире, в итоге не попали на ЧМ одиннадцать человек. Вот вам и генеральная репетиция. 

Несколько снарядов замедленного действия лежали под составом образца июня прошлого года как сами собой разумеющиеся. Было понятно, что как-то после турнира предстоит решать проблему оставшихся вне заявки топ-игроков «Зенита» - Дзюбы, Кокорина и Шатова. Да и про Денисова футбольная общественность Черчесову нет-нет да напоминала. С другой стороны, почти вне сомнений было то, что хорошая форма возрастного уже Бухарова – явление временное. Но шараханья с составом стали одной из главных черт сборной Черчесова.

Главной болевой точкой все же оставалась оборона команды. Кубок конфедераций – турнир пусть второстепенный, но вполне себе официальный, а для нашей страны и вовсе уникальный. Когда еще доведется участвовать? И вот на этот турнир в роли основного защитника выходит Джикия, проведший до этого – внимание – одну товарищескую игру с венграми. Нет, в квалификации Георгия сомневаться не приходится. Напротив, он тогда был едва ли не лучшим. Но я о том, что никакой системности в работе с оборонцами у Черчесова нет. Как и с составом в целом, но с защитниками – особенно. Да, по объективным обстоятельствам выпал Новосельцев – его «сожрал» наш ненасытный «Зенит». Но в истории сборной были ситуации, когда тренеры делали ставку и на не попадавших в основы своих клубов игроков. Романцев поддерживал российских легионеров, Хиддинк не отказался от услуг Анюкова, в какой-то момент угодившего в немилость к Адвокату. Черчесов же слепо плыл по течению и в результате за два года так и не создал боеспособной обороны. А хорошая команда, как известно, начинается именно с нее. Особенно команда уровня сборной России, где нет суперфорвардов, могущих нивелировать нестабильность обороны блеском атакующих действий. В результате мы дожили до возвращения Игнашевича. То, о возможности чего в 2010 году говорили с долей юмора, сегодня объективная реальность.

 

Фото: Федор Успенский, "Спорт-Экспресс" 

И неправильно все списывать на лимит и управленческие просчеты. Надо бы все же спросить в первую очередь с тренера. Где взаимодействие с коллегами из клубов? Где поиск новых талантов? Почему в сборной так и не попробовали Беляева, Чернова не дали лишнего шанса Шахову, кроме странной игры с «Динамо»? Уровень Кутепова, Нойштедтера и Васина была так убедителен, что не подталкивал к экспериментам? Да вместо этих трех хоть игроков юношеской сборной ставь – хуже не будет.  

Осень с особой остротой поставила перед болельщиками сборной еще один вопрос касаемо тренерского уровня Черчесова. Игроки, приезжавшие к нему в хорошей форме из клубов, в составе сборной превращались в свои бледные тени. Ярче всего это было видно на примере Кокорина, превратившегося в начале прошедшего сезона в машину по забиванию голов в лазоревой футболке. Но стоило Александру переодеться в красное – и все. В сборной при Черчесове он так и не раскрылся. Ближе к ЧМ стали часто отмечать, что и Головин в сборной и клубе – два разных игрока. Лишь один игрок, Александр Самедов, показывает в сборной Черчесова стабильно хорошую игру. Может, даже лучшую, чем в клубе. Но этого мало.

 

Фото: Федор Успенский, "Спорт-Экспресс" 

К весне все стало совсем печально. С Бразилией сборная не показала ничего из того, ради чего, вероятно, затевался этот матч. Умение держать удар? Нет. Качественная игра вторым номером от обороны? Обойдетесь. Индивидуальное мастерство, за счет которого можно хоть чем-то запомниться? Разве что Акинфеев мог занести матч себе в актив. Стабильности состава опять же не наблюдалось. Пусть с обоймой игроков Черчесов в общем-то определился (последний серьезный впрыск в сборную новых лиц состоялся в сентябрьской игре против «Динамо» - Лунев, Кузяев, Антон Миранчук, Рауш, Фернандес), внутри этой обоймы порядка не было. Головин не играл со времен Кубка конфедераций. Важнейшие осенние игры с грандами пропустил Самедов. То призывался, то снова отставлялся Смольников. То же самое – Глушаков. Вероятный лидер Дзагоев провел к весне при Черчесове всего пять игр, включая выходы на замену. В итоге за три месяца до ЧМ железными игроками основы выглядели от силы три - четыре человека: Акинфеев, Смолов, Кудряшов, Алексей Миранчук… Нормально ли это за такой срок до главного турнира в истории команды? Где результат двухлетней работы тренера?

 

Фото: Федор Успенский, "Спорт-Экспресс" 

От финальной заявки много сюрпризов ждать не приходилось. Их, по большому счету, и не было. Но спорные моменты имелись. Так, на ЧМ сыграет Юрий Газинский, если не считать последней игры с Турцией, появлявшийся в составе еще против Кот-д’Ивуара весной прошлого года. Отчего было не взять Дмитрия Тарасова, пусть тоже давно не игравшего за национальную команду, но ставшего чемпионом в составе своего клуба? Еще одна спорная фигура – Денис Черышев. У него при Черчесове за сборную две игры. Обе этой весной, результат все помнят. Да и до того каких-то заслуг перед сборной не было. Разве не правильно было пригласить пусть растерявшего форму, но наигрывавшегося осенью Полоза?

Об эмоциях сказал, фактическую сторону вопроса как мог рассмотрел. Теперь по существу. Болеть за коллектив, которым к настоящему моменту предстала сборная моей страны, у меня не получается, как ни пытаюсь. При этом никогда я не разделял популярных общественных настроений о «зажравшихся миллионерах», поддерживал сборную в самые трудные моменты – и после Марибора, и после провала на Евро-2012, и после невнятного ЧМ-2014. Но сейчас будто что-то умерло в душе. А как-то искусственно себя распалять, находить новые мотивации не хочется. Потому что в определенной степени, как, наверное, многие из нас, я чувствую себя преданным этой командой. Домашний ЧМ должен был стать качественной ступенькой роста для нашего футбола, а грозит обернуться грандиозным провалом. Давайте будем объективны: предпосылок к этому гораздо больше, чем к успеху.

И самое главное. Я не исключаю того, что атмосфера большого турнира, футбольного праздника в родной стране каким-то чудом что-то изменит и преобразит. И сборная выдаст приемлемый результат хотя бы в виде выхода из группы. Но учитывая сказанное, болеть за неё дальше в таком случае будет неправильным. Ибо это уже глорихантерство – как ни крути, вещь в среде поклонников футбола не самая поощряемая. Поэтому беру на себя обязательство хранить нейтралитет по отношению к сборной России в этом составе, на этом турнире и под руководством этого тренера.

На этом все. Всем хорошего Чемпионата.

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Зенит: взгляд из провинции
+2
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+