Алексей Пучков: «После проигрыша «Арсеналу» вечером в номер зашли опытные ребята, дают 100 долларов: «Спасибо»

Феерическое интервью защитника «ЛАЗа», сменившего почти десяток клубов, – обо всей подноготной российского футбола и самых больших премиальных за поражение.

– Ты закончил футбольную школу «Кировец», не самую топовую в Санкт-Петербурге.

– У нас, кстати, хороший год был, 1982-й. Клуб был довольно сильный, а мы постоянно попадали в призеры, вместе со «Сменой» и «Зенитом». Максим Астафьев за нас играл, Вадик Янчук, Белоруков, который сейчас в «Динамо». А знаешь, как начиналась моя карьера? В 18 лет я поехал играть в футбол во Вьетнам.

– Интересно.

– У нас в «Кировце» был тренер Валентин Никитович Гусев, сам играл в футбол, причем на хорошем уровне – в чемпионате СССР. Он пытался нас всех пристроить – в Белоруссию, в Псков, еще куда-то. Я уже поступил на первый курс Лесгафта, играл на КФК за «Приозерск» и, в общем-то, думал, что ничего мне не светит. И тут звонок от тренера и предложение поехать в команду первого дивизиона чемпионата Вьетнама. В 18 лет!

– Поехал?

– А что делать? На улице лето, заняться нечем – согласился. Вместе со мной полетели еще двое русских: старший брат Олега Трифонова, который в «Зените» засветился, и еще какой-то москвич. Команда базировалась в курортном городе Нячанг. Сейчас кому рассказываю, никто не верит, потому что русские тогда там еще не отдыхали.

– Как вас приняли в команде?

– Все хорошо, заселили в гостиницу, и на следующий день вьетнамцы говорят, что надо бы тест Купера пробежать. А азиаты же больные на эту тему. Бег, бег, бег. Бойцы со мной приехали поигравшие, повидавшие уже футбол. Отвечают им: «Не-не-не, три дня на акклиматизацию». Курортный город, представляешь? Мы на пляже в первый же день расположились, вокруг ни одного русского, одни американцы. Я смотрю: ребята раз пивко выпили, в другой вечер пивко. Думаю: «Я в футбол приехал играть или пиво пить?» Месяц в итоге мы с ними тренировались. По ресторанам нас поводили, собаку поел. Дошло дело до подписания контракта. Москвичи, кстати, помимо того, что хорошо отдыхали, в футбол тоже неплохо играли. Предложили контракт на 800 долларов в месяц.

– Для Вьетнама это ведь огромные деньги.

– Там на эти деньги ты будешь просто королем! Во Вьетнаме и на 100 долларов можно было прожить. Я так подумал, подумал… и отказался. По молодости заскучал по России, не решился на такой шаг. Самый смех в том, что эта команда ставила задачей выход в высший дивизион, а в итоге вылетела во второй. Это мне уже Леха Ильин рассказывал, который туда позже приехал. Мы с ним вместе в Пикалево играли. Он мне потом рассказывал, как хорошо там было играть, и я, не скрою, пожалел о том, что не остался. Рассказывал, как вьетнамцы игры сдают. Говорят: «Ты только выйди». И заносят после игры сразу же. Там же букмекерский бизнес очень развит, и сдается чуть ли не каждая вторая игра.

– После Вьетнама ты попал в Пикалево?

– Да, попробовал себя в профессиональном футболе – и пошло-поехало. Команда в Пикалево была хорошая, ребята все поигравшие, я был самый молодой в коллективе. Единственное – не платили, играл просто за еду, чтобы хотя бы покормили. Такой вот опыт получил и даже в одной сдаче поучаствовал.

– Что за матч?

– Мы играли дома с Тулой, которая боролась за выход в первую лигу. А у нас серия из четырех побед подряд, форму хорошую набрали, в общем. Деньги чуть-чуть начали платить – и победы пошли. Играем с «Арсеналом», я сижу на лавочке. Раз – мы гол забиваем. Я понять не могу, как мы лидеров обыгрываем. На 15-й минуте мне кричат: «Давай, выходи, будешь играть с Коровой». (Коровушкин – нападающий тульского «Арсенала», один из тогдашних лидеров команды. – прим. К.С.) Когда я вышел, нам уже два забили. (смеется) Заменил опытного защитника, отбегал с круглыми глазами час игры. Потом вечером в номер зашли ребята, дают 100 долларов: «Спасибо». Я и не понял сначала, что случилось. Руководство даже не знало о сдаче.

– После Пикалево был «Петротрест».

– Да, с ним мы как раз вышли в ФНЛ, но со второго места. В последнем туре играли с «Реутовым» в гостях, и вроде как ходили слухи, что нам должны сдать этот матч. Ведем в концовке 1:0 и получаем в свои ворота. Кто-то там не сдавал, как оказалось. Но мы все равно вышли в первый дивизион со второго места. Все расстроились.

– Сезон-2005 в ФНЛ «Петротрест» с треском провалил…

– Да там настоящий бардак творился. Я не знаю, о чем они думали, когда набирали игроков с первенства школ. Ладно, с КФК, например, или с области, а тут со школ! Не знаю, почему Казаченок так себя вел, может, не хотел ругаться. Но потом его убрали, и пришел Гусев, который сейчас в Воронеже работает. При нем было хоть что-то похожее на футбол, начали выигрывать, брать какие-то очки. Но было понятно, что мы уже вылетаем. А после «Петротреста» у меня закрутилось: «Носта», ФНЛ, Новокузнецк, Новороссийск, Тюмень. Короче, нормально я поездил.

– Какой город понравился больше всего?

– Тюмень – хороший городишко, его еще называют «маленькая Москва». Нефтяники, деньги крутятся неплохие. Боролись тогда с Оренбургом за выход в первый дивизион, но тяжко с ними было, они тогда много «возили» под команды, под судей – чуть ли не по миллиону рублей. Против нас все выходили заряженные. В такой борьбе мы стали только вторыми. Кстати, у меня есть история про самые большие премиальные.

– Где ты их получил?

– В Новороссийске, причем за проигрыш. «Черноморец» тогда уже вылетал, нам ничего не надо было, а играем в предпоследнем туре с «Аланией», которая борется с «Сибирью» за выход в премьер-лигу. У нас был нападающий Рома Орещук, он нам и рассказывает: «Звонила «Сибирь», предлагала биться. Дают денег: 150 тысяч долларов за победу, 100 тысяч долларов за ничью и 50 тысяч за минимальный проигрыш. И еще звонили из «Алании», просили проиграть матч со счетом 0:5». Короче, мы решили биться. Бились всю игру и пропустили буквально на последних минутах. Еще семь минут – и сверху еще полтинник бы прилетел! Я получил за ту игру 320 тысяч рублей. Сразу полетели с женой в Таиланд отдыхать.

– А с судьями бывали проблемы?

– Ты знаешь, я с судьями никогда не конфликтовал и грубостей себе не позволял. Но был момент, когда мы играли в Тюмени с «Оренбургом» – обе команды решали задачи. Играем дома 0:0, у них защитник руками из своей штрафной мяч выносит – судья кричит: «Играть!» Мы потом минут десять за ним по полю бегали. По-моему, его потом дисквалифицировали. А когда судья повыше классом, он так грамотно «убивает», что ты даже не поймешь. Мы в Оренбурге «сгорели» 0:1, судил москвич из премьер-лиги. Ведет себя на поле как царь и бог, к нему нельзя было подойти! Делаешь шаг – карточка, еще один – красная. Он просто не давал подобраться к воротам.

– Ты много рассказываешь про закулисные игры нашего футбола. А по спортивному принципу выйти в ту же премьер-лигу невозможно?

– Не знаю, как сейчас, но в мое время результат половины матчей решался не на поле. Просто так в премьер-лигу никто не выходит. Да, не всегда просто сдают, иногда и судей заряжают – страхуются. Когда четыре команды борются за высший дивизион, то намного тяжелее, ничего непонятно. Вот когда две – все проще: они спокойно все выигрывают, делают, что хотят. А остальные играют спокойно в футбол в свое удовольствие.

– С кем удалось поиграть из известных футболистов?

– С Бахаревым. Мастер хорошего уровня, левая нога – это что-то. Баха шнурочки не завязывал, в квадратик на тренировке заходит: «Молодые, в квадрат!» Сам он вообще в квадрат не заходил. Мог себе позволить и выпить, правда, не мог успокоиться одним бокалом. В Новотроицке столы стеклянные кулаком разбивал.

– Самые необычные сборы в твоей карьере?

– Как раз перед провальным сезоном в первом дивизионе поехали с «Петротрестом» на сбор в Кавголово в Ленинградскую область. С утра зарядка как в пионерлагере, потом тренировка. Поле по колено, если не больше, в снегу. В конце сборов мы его, конечно, утоптали. Во что мы только не играли – и в регби, бывало. Футбола никакого не было. Было как у Бормана (Валерий Овчинников, известный тренер 90-х. – прим. К.С.): «Хотите с мячами работать? Берите мяч в руки и побежали!»

– В «Питере» ты пересекся с несравненным Геннадием Тумиловичем.

– Честно, про него могу сказать, что он спокойный, адекватный человек. Да, бывает, у него эмоции зашкаливают. Но я бы вообще про него не сказал, что он такой человек, который может автобус с базы угнать. Мы же, опытные, с ним общались, в карты играли. Я благодарен ему и Антиховичу за то, что дали поиграть подольше. А президент оказался чудак. Деньги не платил, про премиальные даже не знал, что это такое. В итоге за последний месяц ребята зарплат не увидели.

– Ты сменил большое количество команд, а где было комфортнее всего?

– В Новокузнецке. Там и коллектив был очень хороший, и играл я много. Я там и заканчивал. Новокузнецк – не далекий от футбола городишка. Там поле, например, одно из лучших на Востоке, может, только в Томске стадион получше. Но отношение к футболу хуже, чем к хоккею. Пивные ларьки в городе не снесли, и те стоят на каждом переулке. Все выходные местные только и делают, что опустошают «полторашечки» пива, а на футбол мало кто ходит.

– Вообще я доволен, что поиграл в футбол, жаль только, что в ФНЛ мало поиграл. Мне и самому это нравилось, и доход приносило. В премьер-лиге не сыграл, но в Кубке России выходил против ФК «Москва», когда там тренером работал Слуцкий, а в команде был Семак. Конечно, видно, что уровень совсем другой, там люди мыслят иначе.

– Как тебе играется в «Спортинг-лиге»?

– Да отличный турнир, лучший в городе. Я читаю, как некоторые говорят, что это не их формат, что надо привыкнуть. Для меня это глупости. Если ты умеешь играть в футбол, ты будешь играть во все. Мы – игровики. Любого футболиста возьми, он и в баскетбол сыграет, и в волейбол. Впервые я попал в «Спортинг-лигу» в сезон отпусков, когда Влад Киселев позвал меня в «ИСК Город». Потом играл у Макса Аврамова в «Кузбассе».

– Что скажешь о «ЛАЗе», за который ты сейчас выступаешь?

– У нас хорошая команда, хорошая атмосфера. Слава Родин нас объединил, вроде как сам в футбол играл. Руководство команды заинтересовано в нас – как никак какая-то реклама и показывают, что футбол в области нужен.

– Как тебе Вячеслав Родин в роли тренера?

– Я не слушаю его, так и напиши. Он детей тренирует, пусть и тренирует их дальше, у него неплохо получается. Я смотрел то видео: «Тренер с микрофоном». (смеется) Если серьезно, то Слава нормальный парень, и я думаю, что у него все получится. Но если честно, то большой роли тренера я здесь не вижу. Да, организатор нужен: собрать народ, организовать всех. А так, все играют на своих старых качествах, все знают, что делать.

– Как думаешь, кто сейчас главный претендент на чемпионство?

– Про «Фаворит» ничего не могу сказать, но тренер сказал, чтобы я не приезжал на этот матч, отдохнул. Сказал, что будут играть сильнейшие. В «БалтАвто» я знаю Макара, Семена, Евстафьева, Егорова, Шикова. Они по именам посильнее, и ребята все нормальные, не подлецы. В «Яблочной» – Подпружников, Юра Солнцев, знаю этих ребят. Я поставлю на «БалтАвто», они возьмут реванш у «Яблочной». Из «Яблочной» же Родина выгнали или из «БалтАвто»? Так и напиши: балласт убрали и сразу в полуфинал вышли. (смеется) А первое место в итоге выиграют не фавориты, а мы.

Кирилл Сухоруков, sporting-spb.ru

Фото из личного архива Алексея Пучкова.

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Жизненные интервью
+16
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+