Реклама 18+

Новичок «Амкара» Кирилл Суслов о Норвегии (много) и выездах на Дальний Восток (эмоционально)

Кирилл Суслов окончил футбольную школу ЦСКА, год отыграл в ЛФЛ за (господи, прости) «Приалит-Реутов», затем вернулся и стал основным защитником молодёжки «армейцев». Он даже вызывался на сборы с основой при Слуцком, но затем с ним не продлили контракт. Четыре месяца без футбола, индивидуальные тренировки, просмотр в Юрмале…

Осознание того, что надо ещё усерднее работать над собой пришло в «Динамо» и «Спартаке», просто потому что они были барнаульским и нальчикским. Затем сезон в саратовском «Соколе» и полгода в «КАМАЗе» из Набережных Челнов. Курс реабилитации в ПФЛ и ФНЛ прошёл настолько успешно, что Кирилл решился уехать аж в первую лигу Норвегии, в «Конгсвингер». Та команда дошла до финала кубка Норвегии. Сам Кирилл попал в символическую сборную первой лиги по итогам сезона.

«Амкар» уже интересовался Кириллом и той зимой, и прошедшим летом, но его переход стоил денег. Трансферный триггер пермяков сработал в ноябре, когда контракт Кирилла с норвежцами закончился. Сейчас Кирилл даёт интервью в качестве новичка «Амкара» пресс-службе клуба в лице меня.

О Норвегии

 

Опиши впечатление от двух лет в Норвегии.

– Я давно хотел поехать играть в Европу. Убедился, что там очень высокий уровень, постоянные атаки в те и в другие ворота, очень интенсивный футбол. И в футбольном, и в жизненном плане всё на высоком уровне. Люди все добрые, положительные, приветливые. Всегда здороваются и интересуются как дела. Мы до сих пор на связи с бывшими тренерами «Конгсвингера» Луисом Пиментой и Гонсало. Они пожелали мне удачи, очень рады за меня, потому что знают, куда я стремлюсь и чего хочу. Они к нам как к своим детям относились. Могу рассказать о Норвегии только положительное. Нет никаких отрицательных сторон.

Что тебе больше всего там нравилось?

– Именно люди в плане позитива и настроя на тренировочный процесс. Бывает, что приходишь, и нет желания тренироваться. У нас тренировки в 9 утра начинались, и иногда спросонья не было настроения, а заходишь в раздевалку, и сразу настроение поднимается. Люди на той нужной волне, что ты выходишь и хочешь тренироваться.

Чем ты занимался в Норвегии в свободное от футбола и тренировок время?

– А у меня вообще не было свободного времени. Я жил в Конгсвингере с населением всего в 29 тысяч человек. Город скромный, спокойный, без всякой суеты и делать особо нечего было. Утром была тренировка, после покушал, потом меня друг всегда до дома довозил. Своей машины у меня не было. Я отдыхал, а затем шёл на вторую тренировку, работал над собой. А вечером дома учил английский язык. Когда я туда приехал, вообще не знал язык. Сейчас всё понимаю, могу спокойно поговорить на английском.

Норвежский и русский город сильно отличаются?

– Когда туда приезжаешь, конечно, чувствуется европейский уровень. В Конгсвингере домики везде стоят, нет пятиэтажек, высоток и так далее. Они все в основном в столице – Осло.

Ты говорил: «В Норвегии все понимают, что если проявят себя, то за ними придут хорошие клубы, проявят себя там — попадут в Европу». Из «Конгсвингера» кроме тебя кто-то уехал в Европу за то время, что ты там был?

– Конечно. У нас сейчас несколько человек подписали контракты с клубами разных премьер-лиг. Это центральный полузащитник Мартин Эллингсен, которого за полгода до моего контракта купили в «Мольде». Вратарь Отто Фредриксон в «Тромсё» ушёл. Ещё несколько ребят перешли в премьер-лиги Швеции, Финляндии.

Кирилл Суслов в &quout;Конгсвингере&quout;

 

Что было с командой после финала кубка Норвегии?

– После поражения нас болельщики в городе встретили, поблагодарили за сумасшедший сезон. Играли ведь в финале против самой сильной команды Норвегии. «Русенборг» последние 5 лет берёт все чемпионства и почти все кубки. Шанс у нас был, но не такой большой. Понятное дело, что мы играли на победу, но было без шансов. Но мы все задачи на сезон выполнили: в кубке до финала дошли, попали в плей-офф за премьер-лигу, там тоже в финале проиграли. На тот момент это был, наверное, наш максимум. Когда я приходил, команда только вышла из второй лиги, и перед нами сразу поставили задачу выйти в премьер-лигу и попасть в финал кубка. Я уже в финале играл, поэтому, надеюсь, с «Амкаром» выиграем трофей.

Между первой лигой Норвегии и ФНЛ разница космическая?

– Не то что космическая, но она чувствуется. Например, за 3 часа до матча на стадионах проводятся какие-то розыгрыши, конкурсы для болельщиков. В России вот у «Зенита» ведётся такая работа. В любом городе, куда приезжаешь, всегда была программа, чтобы болельщик шёл не только футбол посмотреть, но и ещё как-то развлечься. У нас ещё даже разминка не начиналась, а болельщики уже подтягивались на трибуны. На стадионе всегда минимум от трёх до трёх с половиной тысяч болельщиков. Не у всех, конечно, но у первой десятки команд точно.

А разница в уровне игры?

– Сравнивать мне тяжело. Понятное дело, что Норвегия – более интенсивный футбол. Туда едут люди, которые играли в Европе, поэтому уровень очень хороший. Меня впечатлил. Когда я туда приехал, первый месяц у меня был только тренировочный процесс. Где-то месяц втягивался.

Кирилл Суслов в &quout;Амкаре&quout;

Как одноклубники провожали тебя в «Амкар»?

– Они ещё не знали, куда я еду, потому что ничего никому не говорил. Буквально несколько дней назад выложил пост в Инстаграме, где говорю всем спасибо за эти два года. И они меня поздравили. У них была надежда, что я останусь. Но я сказал, что назад дороги нет, продлевать контракт не буду. Одноклубники, генеральный директор, главный тренер, второй тренер очень тепло поблагодарили меня за проведённую работу, за отношение к делу и пожелали удачи. Как они говорят: «Good luck».

Тот самый генеральный директор, который параллельно является игроком команды?

– Да. Мы с ним в центре защиты вместе играли, сейчас поддерживаем связь, в хороших отношениях состоим.

Получается, вы с ним конкурировали за место в основе?

– Ну да. Сначала мы с ним в паре играли, потом он небольшую травму получил. Вместо него стал играть молодой парень, и у нас одни победы шли. А когда тот восстановился, смысла менять что-то не было.

В Норвегии есть понятие «дерби»?

Сложно сказать. Есть такая команда «Хам-Кам», её город недалеко от Конгсвингера, играла во второй лиге. Мы с ними играли товарищескую игру в предсезонке, 4:1 выиграли, а я сразу же гол забил. Это было дерби. А в первой лиге у нас не было прямо какого-то дерби.

Какая там культура боления?

Фанаты везде разные. Вот фанаты «Селтика» недавно перед матчем с «Зенитом» пели «You’ll never walk alone». Есть, с чем сравнивать. Если, допустим, в российской первой лиге на футбол ходит, грубо говоря, два человека, то в Норвегии совсем по-другому. Три с половиной тысячи болельщиков тебя постоянно поддерживают. Какой-то опасный момент – они аплодируют. Никого не критикуют, более оптимистично смотрят футбол. Не то что там: «Ааа, ты не забил! Как так!?». Нет такого: «Блин, как так, наша команда проиграла! Вы плохие, сколько моментов не забили!?». Выиграли или проиграли – неважно, всегда поддерживают. Самое главное, что ты показываешь футбол. А мы его показывали и играли для болельщиков.

 

О своей игре и карьере

 

Оба своих гола в Норвегии ты забил, замкнув навес со стандарта на дальней штанге…

– Не помню точно, сколько забил, но ещё с прямого удара со штрафного забивал.

У тебя на стандартах есть особая роль?

– Нет. Но тренеры видели, что поставлен удар, поэтому исполнял стандарты, бил по воротам.

С тобой обсуждался вариант исполнения стандартов в «Амкаре»?

– Получилось так, что второй сбор для меня не особо удачный получился. Я пропустил несколько дней из-за травмы и потом ещё восстанавливался, играл только на первом сборе. А моей точки, чтобы себя проявить, не было. Моя удобная точка – подальше, метров 25 и чуть-чуть левее от ворот. Надо работать, доказывать, что именно я должен бить штрафные. Буду отрабатывать на тренировках, хочу бить штрафные.

Тебя используют слева, справа, в центре защиты. Где самому удобнее всего играть?

– Центральный защитник – моя основная позиция. Крайнего защитника я давно не играл. Но если поставят, то вообще не проблема. Где тренер меня видит, там я и готов играть.

В одном из интервью ты связывал дефицит центральных защитников в России с ограниченными функциями игроков на этой позиции. Раскрой тезис, что это значит?

– Не помню даже, что я тогда говорил. Да, дефицит центральных защитников с российским паспортом есть. Их вообще единицы. У меня есть шансы заиграть, но первоначально нужно закрепиться в стартовом составе «Амкара», для чего я и прикладываю максимум усилий. А дальше – видно будет.

Ты рассказывал, что в дубле ЦСКА поймал «звезду», когда начал стабильно и хорошо играть. На каком моменте жизни тебя «отпустило»?

– «Звёздной болезни» не было никогда. Мне тогда 20 лет было, и я просто в «облаках» витал. Осознал, что ничего не добился и ещё непочатый край работы, когда попал во вторую лигу. Тогда схватился за голову, всё осознал и начал работать над своими качествами. В двух- и трёхразовом режиме работал над собой, знал, что шанс появится. И вот, появился. Главное, что есть стремление и работа. Если уж окунулся лицом в грязь, то можешь выбраться. Правда, тяжело это, но ничего невозможного нет.

За какой момент в карьере тебе действительно обидно?

– Ни о чём не жалею. Значит, мне суждено было через такие испытания пройти. Через первую и вторую лигу России, первую лигу Норвегии. Работа – основное в нашем деле. И вера в себя.

 

О русском «андерграунде»

В ФНЛ и ПФЛ возвращаться ни за что не захочешь?

– Блин, жизнь такая штука, что ты не знаешь, где будешь завтра. Не хочу зарекаться. К цели нужно двигаться по ступенькам и не смотреть назад. Так что смотрим только вперёд.

Что самое тяжёлое в наших первой и второй лигах?

– Переезды, конечно. Я играл на Дальнем Востоке какое-то время (в барнаульском «Динамо» – прим.ред.) и мне сложно судить о зонах «Запад», «Урал-Поволжье». Но на востоке самое главное – переезды. Живёшь на базе, где кухня и все условия по минимуму. Соответственно, и зарплаты. Поля такого качества, что вообще невозможно играть. Ноги сразу забиваются на искусственном поле, а оно ещё и счёсанное всё. Раздевалки ужасные, двери... Не хочу даже об этом вспоминать, и так всё понятно.

Хоть что-то позитивное было в выездах на Дальний Восток?

Нет, конечно, какой там позитив!? Когда ты играешь на выезде, то у тебя серия из двух игр. И вот, например, мы ездили в Комсомольск-на-Амуре и Благовещенск. Представляешь, 5 часов едешь на автобусе из Барнаула до Новосибирска, потом летишь 4 часа на самолёте до Хабаровска, там делаешь пересадку на поезд, в котором едешь 12 часов. Тренируешься, играешь, а после игры опять сразу в поезд: 12 часов обратно до Хабаровска, оттуда на автобусе едешь до Благовещенска. Тренируешься, играешь и в обратный путь. Считай, неделю из своей жизни вычеркнул. Приехал домой – ни сил, ни настроения не было.

Все дела успел переделать в дороге?

Да. Очень тяжело было. На Дальний Восток я не поеду больше никогда.

У «Амкара» во второй части сезона гостевой матч со «СКА-Хабаровском» есть…

– Имею в виду, что в дальневосточную команду никогда больше не поеду. Нельзя, опять же, зарекаться, но я не хотел бы там играть.

Кирилл Суслов и Миодраг Джудович

Почему у тебя было столько проблем с тренерами в ФНЛ? В КАМАЗе, «Соколе»…

– Не совсем проблемы. Да, когда не играешь, с тренера не надо спрашивать. В первую очередь на себя обращать внимание надо. Значит, я где-то не так работал. Да, были недопонимания. Но с Игорем Чугайновым (бывший тренер «Сокола» – прим.ред.) здороваемся, общаемся. Владимира Клонцака (бывший тренер «КАМАЗА» – прим.ред.) я просто не видел давно и, если увижу его, поздороваюсь. Никаких обид точно нет. Нужно в первую очередь обижаться на себя, а не на кого-то.

 

О знакомых

 

Кто из тех, с кем ты играл в низших дивизионах, пробился в премьер-лигу?

– Например, Александр Жиров, с которым мы играли в барнаульском «Динамо». В «Краснодаре» играл не так давно, сейчас с «Енисеем» подписал контракт.

Как отреагировал на твой переход в «Амкар» Георгий Джикия, с которым ты хорошо знаком ещё с Нальчика?

– Он был очень рад и пожелал удачи. Мы до сих пор общаемся. Когда он травму получил, я его тоже поддерживал.  

Кирилл Суслов и Георгий Джикия

Знал ли ты кого-то лично в «Амкаре» до перехода?

– С Артуром Нигматуллиным играли в школе ЦСКА. С Алиханом Шаваевым, как и с Джикией – в Нальчике. С Мишкой Гащенковым были знакомы, когда он в «Химках» и в Дзержинске играл. Больше никого не знал.

Первая игра в чемпионате сразу после возобновления сезона с «Зенитом», где теперь твой лучший друг Антон Заболотный. В одно время он, как и ты, застрял в низших лигах. Как друг друга поддерживали в это время?

– Очень хорошо общаемся с Антоном, он мой друг. Даже здесь с ним на сборах виделись, потому что жили в одной гостинице с «Зенитом». Поддерживали и поддерживаем друг друга всегда, потому что знаем, к чему стремимся. Желаю нам закрепиться в стартовом составе: Антону – в «Зените», мне – в «Амкаре».

Заболотный буквально за пол сезона в премьер-лиге взлетел до сборной России. Ты тоже рассчитываешь при постоянной практике на сборную?

– Да, конечно хочу. Не просто же так приехал в Россию, в премьер-лигу. Для начала надо закрепиться здесь в составе. А в дальнейшем хочу надеть футболку сборной России. Этот вариант всегда был номером один. Для чего тогда мы тренируемся, играем? Естественно, у каждого свои цели и задачи. У меня вот такая цель. Но не хочу торопиться, бежать впереди паровоза. Всему своё время.

 

 

Чуть позже мы узнаем, где в тройке центральных защитников будет играть Кирилл и какую роль в билд-апе будет исполнять. А ещё о тренерской философии Игоря Чугайнова и тактическом рисунке КАМАЗа. За всем футбольным маразмом в "Пыльный Чердак"

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Мысли с пыльного чердака
+18
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+