Аксель Лунд Свиндал: «Надеюсь, что еще не провел свою самую крутую гонку»

В четверг горнолыжный король отправился вместе с товарищами по команде в Чили. После пяти недель на снегу 33-летний спортсмен получит ответ на вопрос, когда сумеет вернуться на 100 процентов. Сможет ли он принять участие в скоростных гонках в Лейк-Луисе в последний уикэнд ноября.

alt

Потому что путь обратно после разрыва крестообразных связок колена, полученного в Китцбюэле, был непростым. Аксель Лунд Свиндал полгода скрывал степень тяжести травмы. Помимо связок пострадал мениск. И что еще хуже: повреждение хряща усложнило процесс реабилитации.

– При разрыве связок колено оказывается в положении, в котором не должно быть. Если я скольжу по полу, то все необязательно так уж ужасно. Но чем больше вкладываешь энергии, тем хуже становится. Это как будто что-то выходит из сустава. Колено дергается, а тогда вероятность сопутствующих повреждений еще больше. Речь идет о том, чтобы оно было настолько здоровым, насколько возможно, – уточняет Аксель в интервью Aftenposten.

Мы встретились с ним в Центре элитного спорта перед отъездом в Чили. Повреждение было намного сильнее, чем предполагали. Близкие опасаются, что в худшем случае это может угрожать его карьере.

Сам Лунд Свиндал настроен очень оптимистично. И готов к бою. Несмотря на то, что сейчас он кровью, потом и слезами бьется за то, чтобы вернуться в строй после третьей серьезной травмы.

– Что предстоит сделать до того момента, когда ты достигнешь точки назначения?

– Связкам на восстановление нужны девять месяцев, чтобы можно было сказать, что они в порядке. Осталось еще два. И за этот период, надеюсь, хрящ восстановится до такой степени, что не будет вызывать болей, и что он будет настолько прочен, что не разрушится. Именно поэтому я не бегаю. Я хочу сберечь колени до того момента, когда они мне действительно понадобятся, – когда смогу стоять на лыжах. Поэтому пока что много езжу на велосипеде.

– Многих интересует вопрос, не означает ли это конец твоей карьеры. Мы увидим тебя на чемпионате мира в Санкт-Морице в феврале?

– Да, увидите! Сейчас я настроен чуть более решительно, чем ортопед. Но думаю, что все сработает. Иногда могут возникать сложности, но это сработает.

alt

Во время пресс-конференции в Австрии в конце января горнолыжник не рассказал всю правду о травме. Врачи не хотели давать никаких гарантий. Они попросили 33-летнего спортсмена промолчать, чтобы он таким образом получил возможность спокойно работать следующие шесть-семь месяцев, избежав необходимости еженедельно отвечать на вопрос, не угрожает ли травма карьере.

– Какова вероятность, что ты выступишь в скоростном спуске в Китцбюэле и на чемпионате мира?

– Невозможно быть уверенным в чем-либо на 100 процентов. Я вообще не любитель процентов. Это эдакий футбольный язык. Отвечу, что дам себе очень хорошие шансы. Я очень оптимистичен. Но это никакая не гарантия.

Он получил тяжелую травму во время скоростного спуска в Бивер Крике в 2007-м и пропустил весь сезон. В октябре 2014-го порвал ахиллово сухожилие во время бесснежной тренировки в Зельдене. И в январе этого года снова все пошло не так во время спуска в Китцбюэле.

– Это будет твой третий камбэк. Выдержишь?

– Этот вопрос народ любит задавать. Не знаю. Кое-кто спрашивал об этом после травмы ахилла, предположили, что я не выдержу. Но, думаю, еще один раз получится. Сейчас у меня было два камбэка за два последние года, надеюсь, что дело не дойдет до трех за три. Это было бы дерьмово.

– Чем ты рискуешь?

– Я рискую своим здоровьем в жизни после спорта. Но проведенная сейчас реабилитация, которая была идеальной для возвращения в спорт, также идеальна для того, чтобы нормально функционировать в обычной жизни. Но возвращение в Китцбюэль не является идеальной реабилитацией с мыслью о том, что должно произойти потом… Здоровье гробится именно тогда, когда ты начинаешь соревноваться, идти на риск. Но я хочу это сделать. Потому что это круто. Я хочу еще немного натянуть струну.

alt

В Чили первые недели он будет тренироваться отдельно от остальных норвежских спецов по скоростным дисциплинам. Они будут сразу гонять быстро и на время, в то время как Лунд Свиндал займется такими «скучными вещами», как отработка мелких  технических деталей.

– Я должен обратить это во что-то позитивное. Никто не ожидает, что я сразу поеду быстрее всех в мире. Сейчас я буду делать простые вещи, это похоже на возвращение в начальные классы в школе. Начну с этого, протестирую себя немного, затем увеличу нагрузку и посмотрю, как отреагирует колено. Если оно опухнет, то придется взять паузу на день. Я дотянусь до границ и посмотрю, где они.

– Цель – гонки в Лейк-Луисе. Когда ты узнаешь, готов ли к ним?

– Предположу, что узнаю об этом в середине ноября. Но идет ли все к чертям, я узнаю гораздо раньше. Однако надеюсь, что этого не случится!

– В декабре тебе исполнится 34. Ты выиграл все, что только можно. Что заставляет тебя заниматься спортом?

– Я считаю, что мне очень повезло и что невероятно весело быть вместе со столькими замечательными людьми. Я говорю о путешествиях в составе команды. Сейчас мы едем в Чили. Считаю, что это не менее круто, чем ездить по этапам Кубка мира и на ЧМ. Это классно! Мы – чертовски хорошая команда. Когда мы едем на чемпионате мира, то это всего один раунд – и ты свободен. Очень круто побеждать. Но когда мы в Чили, то проводим по десять спусков за день. Мы не тратим так много времени на пресс-конференции, церемонии и тому подобное. Мы вместе катаемся на лыжах, вместе едим ланч и ужин, а на соревнованиях целый день на уме только руки-ноги, и есть шанс увидеться на ужине в семь часов вечера.

– Есть чувство, что ты не готов отказаться от жизни спортсмена…

– Да, пока не готов. В то же время, я отношусь к этому довольно расслабленно. Когда закончу, тогда закончу. Мне и так очень повезло, что я занимаюсь этим делом уже много лет.

– Ты морально настроен на приближение финала карьеры?

– Вообще-то нет. Когда это происходит, то ты уже ждешь конца. А я этого не делаю. Будет как будет.

– Осталось всего полтора года до Олимпийских игр…

– По плану я буду там. Но не загадываю. Прямо сейчас я думаю о том, что произойдет в ближайшем будущем. Олимпиада – это круто, но наш хлеб – это то, чем мы занимаемся на протяжении всего сезона. Я считаю, что это настолько здорово, что мне необязательно ехать на Олимпиаду, чтобы сохранить мотивацию.

– Как ты поддерживаешь такой «голод»?

– Мне кажется, что «голод» и радость идут рука об руку. Классные вещи подталкивают тебя к экстремальному каждый день. Намного лучше выигрывать, когда ты знаешь, что проехал обалденно круто.

– Ты уже провел свою самую крутую гонку?

– Хороший вопрос. Надеюсь, что нет, но, может быть, и да. Если бы я выбирал самую крутую из тех, что помню, то это Бивер Крик в прошлом сезоне. Тогда я выиграл, в Кьетиль стал вторым. Было десять градусов мороза, голубое небо, полное безветрие, идеальные условия, офигенная трасса, высокая скорость. Это было довольно дико, но для таких хороших условий совершенно нормально. Я был на семь сотых впереди Кьетиля, а он – на семь сотых впереди третьего места. Это был идеальный день.

Фото: Ян Томас Эспедал, NTB Scanpix, Reuters

Перевод с норвежского, Aftenposten

Также на эту тему

«Мне было чертовски страшно. Каждая клетка тела кричала: стоп, стоп, стоп!» Истории Акселя Свиндала

+28
Популярные комментарии
HomyakPeskowa
+4
все таки вырастили новый хрящ ... медицина творит чудеса .. как и сам Аксель , стойкость уровень "бог".
zloi_toni
+2
Без Акселя скучновато, так что все ждем!
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+