Кирилл Лебедев: «У нас в Харбине самый холодный дворец, в котором доводилось играть»

- Кирилл, какие впечатления от перехода в «Хэйлунцзян»?

- В первую очередь, это интересный опыт. По большому счету в плане хоккейной организации мало отличий от России. Но с учетом того, что именно в нашем клубе все проводится впервые, то сами китайцы немножко еще не понимают в некоторых моментах как должно все выглядеть в плане экипировки, маек, гамаш – есть такие мелочи, которые они немного не успевают освоить. Думаю, в ближайшее время всё «схватят» и с этим никаких проблем не будет. А так, в целом, примерно все то же самое, что и в России. Считаю, что наш клуб по меркам ВХЛ находится на очень хорошем уровне. Те условия, которые у нас есть, они, наверное, одни из самых лучших.

- Смешных эпизодов, наверное, хватает? Все-таки Китай не та страна, где хоккей имеет популярность.

- Смешные эпизоды происходят каждый день. Но они не под запись диктофона для интервью (смеется). Смешного очень много, но это все внутри команды.

- Что вас в первую очередь удивило в Китае?

- Нет такого, чтобы что-то прям удивило. Могу отметить местный набор питания, в плане еды есть какие-то удивления, потому что кушать там совсем нечего (смеется). Имею в виду то, что китайская кухня очень сильно отличается от нашей. Я много где побывал, много поездил по разным городам и странам, так что лично для меня в Китае мало что было удивительно. Все спокойно воспринимаю.

- В команде вас что тоже блюдами китайской кухни кормят?

- У нас заказом питания занимается наш доктор и когда мы в России то, конечно, все на высшем уровне. В Китае доктор старается, все силы вкладывает в то, чтобы блюда соответствовали меню и рациону, но это пока не получается. Тяжело там достучаться до людей в этом плане, чтобы они понимали, чем должны хоккеисты питаться (улыбается).

- Часто пытаются накормить чем-то острым?

- Нет. У нас шведский стол. Мы, вся команда, пока живем в гостинице. Те, к кому приехали семьи, тоже. Так что выбираешь: покушать либо на «шведском столе», либо можешь ничего не есть (улыбается).

- В квартиру переехать не собираетесь?

- Такие разговоры есть, что-то планируется, но там вопросы организации, и с ними не все так просто, плюс мы еще – иностранные граждане. Постоянно возникают моменты, которые откладывают переезд в квартиру. Так что мы в режиме ожидания. Конечно, хотелось бы на квартиры, но от нас тут мало что зависит. Ждем и стараемся не обращать внимания на этот момент.

- Говорят, что в Китае кое-где закрыт доступ к мировым социальным сетям, к utube. Вы с этим сталкивались?

- В Пекине есть такая ситуация. Но там обычно приложение VPN подключаешь – и все работает. Ничего нет сложного для тех, кто смыслит в гаджетах. В Харбине же таких проблем нет вообще.

- Как вам ледовая арена, на которой проводит домашние матчи «Хэйлунцзян»?

- Обычная арена для Высшей хоккейной лиги. Самое отличительное качество - это то, что на арене очень холодно. У нас самый холодный дворец, в котором доводилось играть.

- Какой антураж хоккейных матчей в Харбине?

- Как я сказал, команда только первый год выступает. И все эти моменты, думаю, придут, но пока все на стадии становления. Наш дворец, в котором мы играем, находится на территории университета. Время от времени на матчи приходит народ группами, в одинаковых костюмах – не знаю кто это, может какие-то студенческие общества. Как-то военные приходили, был их целый сектор. Самостоятельно они все приходят или заманивают их как-то, но не все еще понимают, что происходит на арене (смеется). Но стараются, поддерживают. После игр тоже остаются поддержать команду, а мы, в свою очередь, благодарим болельщиков. Иногда бывает, что «загоняют» полный стадион зрителей. Но все равно основная масса болельщиков уже появилась, которая приходит постоянно – тысяча-полторы человек. Повторюсь: все на стадии становления.

- Те зрители, которые приходят на игры в Харбине, что-то скандируют с трибун во время матчей? «Заряды» у них есть какие-то в честь «КРС Хэйлунцзян»?

- Иногда бывает активная поддержка. Когда встает местный заводила с микрофоном: «Вперед, Редстар!». Тогда зрители могут поддержать. Но пока все-таки для местных хоккей в новинку. Дальше, наверное, что-то будет меняться.

- Официальные объявления во время матчей диктор на каком языке делает?

- В первую очередь это китайский, а потом переводят на русский.  

- Вам нравится, как ваша фамилия звучит на китайском?

- Я еще не понял, как она произносится (улыбается).

- В Харбине замечали рекламу предстоящих матчей?  

- Честно сказать, наружную рекламу я не замечал, потому что наш отель располагается очень рядом с ледовым дворцом – буквально 5 минут ехать на автобусе. Может где-то эта реклама и есть, но мне она не попадалась.

- После игр к вам подходят местные болельщики, чтобы взять автограф или сделать фото?

- Такого нет.

- Китайские клубы выступление в чемпионате ВХЛ начали с дерби. Ваша команда играла в Цзилине, а официальное название у местной арены звучит как «Центр конькобежного спорта».

- Это, наверное, одна из самых лучших арен в Высшей лиге на данный момент. Вместимость у нее хорошая, лед неплохой. Хорошие впечатления остались, жалко только, что проиграли.

- Чувствовался какой-то дух зарождающегося принципиального дерби между командами?

- Наверное, все-таки, это был как очередной матч, в котором каждый хотел выиграть. На трибунах тоже статус какого-то дерби не ощущался.

- Заинтересованность со стороны местных СМИ в освещении выступления «КРС Хэйлунцзян» в чемпионате ВХЛ есть? Послематчевые интервью, приглашение на теле-радио эфиры?

- Такого еще не было.

- Насколько легко в этом плане, когда нет к команде повышенного внимания от журналистов?

- Да я бы и не сказал, что это внимание ко мне в России было каким-то повышенным (смеется).

- Как проводите свободное время в Харбине?

- В основном отдых. Сейчас ко мне приехала семья, так что провожу это время с ней. Стараемся погулять побольше, в будущем планируем посмотреть достопримечательности – заняться есть чем.

- Китайцы сами по себе что за люди?

- Я живу там не такое продолжительное время и не так часто с ними сталкивался. В основном общаемся с русскими ребятами, с англоязычными. По тем китайским ребятам, которые есть в команде, можно сказать, что они добрые и приветливые.

- Как вам цены в китайских магазинах?

- В продуктовых магазинах примерно что-то одинаковое с Россией. Если по вещам – то цены отличаются. Если есть стереотип, что в Китае все очень дешево, то в Северном Китае - это ошибочное мнение, потому что очень дорого.

- Пуховиков оптом уже не возьмешь?

- Нет. Цены московские.

- Кто из китайских хоккеистов самый перспективный в «КРС Хэйлунцзян» на ваш взгляд? Ху Ян?

- Он же не коренной китаец, хоккеист с канадским паспортом. А вот если брать «чистых» китайцев, у нас есть нападающие Цзэцэнь, Руди Ин, защитник Тянь Ху – есть ребята, которые могут играть на уровне, могут навязать силовую борьбу, помогать команде.

- Вы на лицо их хорошо отличаете?

- Сначала тяжело было, а сейчас уже привыкли. Много с ними общаться не получается, но тот же Ян общается и на китайском, и на английском. Так что у него можно спросить что-то на английском, а он местным ребятам переводит вопрос на китайский и потом переводит нам, что они ответили – вот такой connection у нас происходит. Все это очень интересно и считаю хорошим опытом.

- Китайские ребята через «переводчика» Ху Яна о чем-то не связанном с хоккеем интересуется у российских хоккеистов?

- Спрашивали про Нижний Тагил, что это за город. Прочитали в интернете какие-то слухи и интересовались: правда это или нет. Но видно, что китайским ребятам все происходящее интересно, не просто так они ездят по России.

- Как думается, в сегодняшнем составе «Кузни» вы были бы на ведущих ролях. Почему вы покинули «Металлург» в межсезонье?

- У меня был еще один год контракта в Новокузнецке. Вопрос стоял о том, будет клуб или нет в КХЛ, плюс пришел новый тренерский штаб. Каких-то четких гарантий я не услышал, что они видят меня в составе. После этого, так как было непонятно, в какой лиге продолжит выступать «Металлург», попытался найти вариант в КХЛ и поэтому не стал оставаться.

- Сейчас вы играете в ВХЛ, но за фарм-клуб «Куньлуня». Есть шанс, что могут поднять?

- Да. Но все свои мысли фокусирую на своей нынешней команде. Соответственно, если здесь что-то будет получаться, будет результат, то тогда можно будет о чем-то другом думать.

- Вы успели ведь в Новокузнецке потренироваться под руководством Вадима Шахрайчука?

- Да, это был весенний сбор «Металлурга». В какой-то степени все было сильно приближено к современному хоккею, но, как мне кажется, немножко был перегиб: больше спрашивалось какой-то борьбы, даже, может, как можно больше драться, больше агрессии, но это как-то с хоккеем мало связано. Но, с другой стороны, хоккей сейчас все больше перестраивается на агрессивную игру: меньше комбинаций, меньше ошибок, больше простоты, больше борьбы. В этом плане специалист шел в ногу со временем.

- Говорят, что у «Металлурга» в тот период были даже тренировки по боксу.

- Да, Вадим Валерьевич Шахрайчук спрашивал у ребят, кто хочет. На первую тренировку было 3-4 желающих. Потом уже стали говорить в команде, что сегодня тренировка по боксу и на нее должны пойти все защитники. Кто-то пошел на бокс, кто-то остался заниматься аэробной работой в зале. Так что мне лично побоксировать не пришлось.

- А среди тех, кто пошел первым, наверное, был Кирилл Щукин?

- Да.

- Как думаете: если бы Николая Соловьева не уволили с поста главного тренера «Металлурга», у «Кузни» было бы больше шансов выступить удачней в сезоне 2016/17 в КХЛ?

- Я думаю, что да. Для меня решение об увольнении Николая Дмитриевича Соловьева стало очень неожиданным. Потому что при этом тренере я раскрылся в Новокузнецке, когда приехал сюда. Он мне сильно доверял и я чувствовал это, играл окрыленно под его руководством. И в этом смысле уход Соловьева для меня стал большой потерей. После увольнения Николая Дмитриевича сезон, собственно, и пошел кувырком.

- А уход Сергея Зиновьева с поста генерального директора «Металлурга» вас удивил?

- Нет. Почему? Мне кажется, что это логичное стечение обстоятельств.

- Сейчас немало российских ребят играет в Китае. Но в последнее время немало наших игроков снова стало выступать в европейских чемпионатах и это уже становится тенденций. Вот, недавно, Дмитрий Моня, к примеру, подписал контракт в Словакии. Куда перебрался и старожил «Кузни» Михаил Куклев. Вы для себя не рассматривали возможность в межсезонье переехать играть в эту страну?

- Словакию я не рассматривал, но рассматривал другие европейские страны. Мне кажется, что это немножко неправильная тенденция, потому что сейчас в Европе наоборот намного сложней стало играть. Нужна рабочая виза. И взять, допустим, Швейцарию, Швецию, Финляндию, Чехию, Францию, Германию – все эти страны, где можно нормально зарабатывать деньги, им проще взять тех хоккеистов, у которых есть необходимые паспорта – тех же чехов и словаков, а вот русским туда попасть стало намного тяжелей. Так что не знаю, с чем связана такая тенденция отъезда российских хоккеистов, но, думаю, что она ошибочная. По своему опыту я знаю, что туда очень тяжело выбраться. Не так легко туда попасть. 

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Про хоккей из Кузни
+13
Реклама 18+
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+