Реклама 18+

Антон Евменов: «Скажу прямо, что горжусь трансфером Фернандеса»

Уроженец Красноярска Антон Евменов — один из лучших и самых известных футбольных менеджеров страны. Он работал в ЦСКА главой селекционного отдела и спортивным директором.

Огромное количество трансферов армейцев, среди которых сверхудачные покупки, определившие лицо клуба на многие годы, — заслуга Евменова. После москвичей Евменов поработал в ещё одном отечественном гранде — «Зените», где также совершил несколько знаковых трансферов. Тем неожиданней был приход Антона в «Енисей» в феврале текущего года. Можно сказать, что трансфер Евменова стал самым громким приобретением красноярцев в это межсезонье.

— Вы только пришли в «Енисей» и сразу попали на самый напряжённый участок работы — концовку трансферного окна. Как ощущения и настроение?

— Настроение отличное, рабочее. Сейчас самое интересное время, много всего происходит, действуем в определённом цейтноте. Но я к этому привык, понимаю все процессы, которые нам следует завершить за оставшиеся дни. Действуем спокойно, при правильном напряжении, чтобы всё успеть и ничего не забыть.

— Есть понимание, кто ещё окажется в «Енисее» в последние дни трансферного периода?

— Понимание есть, потому что все уже в «Енисее оказались. Последним приобретением стал арендованный у ЦСКА Максим Елеев.

— На этом всё?

— Да. У нас сформирована крепкая команда. Мы посмотрели, где наиболее тонкая ситуация, где нужно укрепить, провести определённую работу уже на будущий сезон.

— Глядя на имена новичков, понимаю, что вряд ли кто-то, кроме Андрюса Рукаса, сразу станет игроком старта. Отсюда делаю вывод, что главной целью межсезонья было переподписание контрактов с лидерами. Это так?

— Совершенно верно. Работу в этом направлении я только завершил, где-то просто сфотографировался с игроками, пожав руку. Все основные процессы были достигнуты до моего прихода Алексеем Евгеньевичем Иваховым и Александром Михайловичем Алфёровым. Очень важно и правильно перед рестартом сезона дать понять костяку команды, что в будущем мы будем опираться именно на него, при этом аккуратно и точечно добавлять игроков на конкретные позиции для конкуренции и ротации. Андрюса Рукаса брали в пару к Томасу ещё до моего прихода, но «Енисей» получил предложение из РПЛ, от которого невозможно отказаться. Поэтому один Рукас заменил другого.

— Насчёт компенсации. Она гораздо меньше, чем цена того же Томаса на transfermarket. Да и в принципе молодой центральный защитник-лимитчик должен стоить дороже. Почему перспективные игроки так задёшево уходят из ФНЛ в Премьер-лигу?

— Это правильная ремарка. Но таков рынок. Клубы РПЛ не привыкли платить реальную цену командам ФНЛ. Сумма в 5–10 миллионов рублей считается достаточной. Так сложилось исторически, что равные по уровню игроки из РПЛ и ФНЛ стоят по-разному. С другой стороны, реальная стоимость игрока та, за которую его купили. Цена на transfermarket — это не абсолют, а «средняя температура по больнице». Но мы должны сделать так, чтобы наши игроки, заинтересовавшие клубы элиты, уходили туда за цену, приближенную к их адекватной стоимости.

— Вы можете оценить потолок этого состава.

— Если потолок есть, то это уже какое-то ограничение. Я его не вижу, команда может прогрессировать. В «Енисее» собран интересный микс из опытных игроков с опытом РПЛ и талантливой молодёжи. Потенциал у команды точно есть, насколько он высок, будет понятно позже.

— Как вообще возник вариант с «Енисеем». Ваш приход в клуб стал, пожалуй, главной сенсацией этой зимы в спортивном Красноярске.

— Сенсация — это громко сказано. Я все эти годы был рядом с «Енисеем». Ещё школьником ходил на матчи. Застал выход в 1998 году в первую лигу. На поле выбегал с друзьями. Пытался снять футболку с Вадима Белохонова на память, но он, по-моему, не отдал. Когда работал в ЦСКА, курировал переход в Красноярск Егора Иванова. Работая в армейском клубе, часто пересекался с «Енисеем» по трансферным вопросам. Приезжал в Красноярск, ходил на матчи. В «Зените» занимался покупкой Алексея Исаева. Именно в красноярской команде присмотрел Евгения Чернова, который тогда здесь был в аренде. Трансфер Томаса Рукаса в «Енисей» также проходил при моём участии. Всегда была достаточно тесная, насколько это возможно на расстоянии в пять тысяч километров, связь.

— Это понятно. Но ведь работа в ЦСКА и «Зените» и работа в «Енисее» никогда не будут равнозначны. Как вы решились на такой коренной поворот в карьере?

— Неоднократно озвучивал ранее, что когда-нибудь было бы интересно вернуться в Красноярск и поработать в «Енисее». Так получилось, что я был без работы с ноября, Алексей Евгеньевич активно начал звать меня в «Енисей», взял время на раздумье, а потом понял, что если не сейчас, то уже никогда. Дал согласие, прилетел, включился в работу.

— Из чего состоит круг ваших обязанностей, помимо трансферов и передподписаний контрактов?

— Вся спортивная жизнедеятельность клуба. Контрактные дела, менеджерские и спортивные решения, связанные с жизнью первой команды, как вершины айсберга, и остальных коллективов. Есть вторая команда, которая, если всё сложится, будет заявлена в ПФЛ на следующий сезон. Будет молодёжка, которой предстоят матчи на город и край. Плюс женская команда. С ней я ещё не познакомился, но в самое ближайшее время это сделаю. Школа, где огромный пласт работы, я намерен погрузиться в неё с головой. Футболистов можно получить двумя способами — купить или воспитать. Если денег море, то можно покупать, но воспитание для меня более привлекательно. Это вызывает наибольший азарт.

— То есть круг обязанностей шире, чем в том же «Зените»?

— В «Зените» я был главным скаутом, у меня была определённая ниша, в первую очередь завязанная на селекции. Круг обязанностей спортивного директора гораздо шире. Поездки, переговоры и прочие составляющие. Буду максимально близок с командой. Мы все должны создать такие условия, чтобы игроки «Енисея» раскрыли свой потенциал полностью.

— Насколько долгосрочно сотрудничество Антона Евменова и «Енисея»?

— Предугадывать сложно. Я сейчас много могу настроить планов, но в любой момент всё может закончиться. Если я и клуб будем довольны друг другом, если моё присутствие даст тот эффект, на который рассчитывают, и оправдает ожидание, если я увижу, что мои знания нужны и полезны, если мы сможем прогрессировать и ставить более амбициозные задачи, то не исключаю, что проработаю в «Енисее» достаточно долго.

— Каким конкретно должен стать «Енисей», чтобы вам было здесь интересно после работы в лучших клубах страны, где иного места, кроме первого, нет?

— Есть определённые задачи перед командой и клубом. Если в общем — мы должны быть молодой командой с потенциалом на будущее. Должны комплектоваться за счёт местных воспитанников, вторая команда предоставит практику, и мы увидим, когда молодёжь готова к следующему шагу. Если взять ориентир, то для нас это может быть «Уфа». Где костяк — россияне и пара-тройка приличных легионеров. Но это отдалённое будущее. А здесь и сейчас моя задача заключается в том, чтобы все процессы работали. Для этого есть великолепная для Сибири инфраструктура. Сейчас мороз. А в манеже можно заниматься в любое время дня и ночи. Личный опыт и принципы, приобретённые в других клубах, буду стараться применять здесь при формировании коллектива, чтобы обязательно была конкуренция, чтобы на каждой позиции были игроки, способные друг друга подменять. Плюс правильный баланс между опытом и молодостью. Чем больше талантливой молодёжи в старте, тем выше потенциал коллектива и тем больше можно помечтать о завтрашнем дне.

— Но ведь без выхода в РПЛ это всё сложно реализуемо. Какого бы таланта клуб не воспитал, его заберут за 10 миллионов в элиту, а «Енисей» на эти деньги покроет зарплату пары среднестатистических для ФНЛ игроков.

— В какой-то степени согласен, что самый лучший метод прогресса — это выход в РПЛ. Но прямо сейчас мы ходим по земле спокойно. Нет горящей задачи любой ценой попасть туда. Выйти в элиту — это здорово, но гораздо важнее там остаться. Попасть и поменять из лучших побуждений полкоманды и постараться как-то зацепиться — в этом нет ни спортивного, ни экономического смысла. А вот когда коллектив с 15–20-процентными изменениями будет готов там играть — это совсем другое дело. Если всё создавать заново, то будет невероятно сложно. Много примеров таких было. Выходить в РПЛ нужно, когда ты к ней абсолютно готов.

— Хотелось бы спросить у вас, как у многолетнего участника процесса, о российском футболе в целом. Почему он настолько плох и с каждым годом становится всё хуже?

— Что вы подразумеваете под «плох и ещё хуже», конкретнее.

— Конкретизирую. Давайте отмотаем на 10–12 лет назад. Вспомним, что у нас был за чемпионат, кто в нём играл, а также результаты в еврокубках. Реальная борьба за место в плей-офф в Лиге чемпионов, а выход в весеннюю часть Лиги Европы даже не обсуждался.

— У топовых российских клубов в то время было гораздо меньше конкурентов по покупательной способности. За одного стоящего игрока тогда боролись 20 клубов, а сейчас примерно 50, а то и больше. Очень серьёзно выросли экономические возможности европейских команд. Сейчас хорошему легионеру нужно платить в разы больше, чтобы он выбрал Россию.

— Но ведь так было всегда.

— Нет. Как я уже сказал, выбор у игроков был не такой богатый, соответственно, и переплачивать нужно было меньше. Это о легионерах, но они влияют на уровень только вместе с местными игроками, а их соответствующего класса всё меньше. Из-за лимита, из-за высоких зарплат, которые являются тормозом к отъезду в зарубежный клуб. Условный россиянин не может выйти двенадцатым на поле, он должен чьё-то место занять, скорее всего, легионерское. Уезжают единицы, конкуренция падает, присутствует определённый застой, варимся в собственном соку.

— Лимит — главное зло?

— Это серьёзное ограничение, смысл которого понятен — освободить рабочие места для отечественных игроков.

— Но ведь мы ещё не воспитали и не довели до нужного уровня необходимое для лимита число россиян, получается, что на этих местах играть некому, и происходит логичное падение общего уровня футбола.

— В этом есть проблема. Перед тем как кого-то защитить, нужно, чтобы этот кто-то появился и создался определённый рынок. И тут эта история начинает хромать. Есть несколько академий, определённое число футболистов они выпускают, но их настолько мало, что на всех не хватает. Сначала остаются в больших клубах, но тем нужно выигрывать каждую субботу. Соответственно, молодого ставят редко в лучшем случае или вообще не ставят. Неопытный футболист в составе — это всегда шаг назад, но через десять поединков, когда он освоится и притрётся, произойдут два шага вперёд. Однако рисковать никто не хочет, поэтому либо прогресс есть, но еле заметный, либо происходит топтание на месте.

— РПЛ банально не интересна. Пара-тройка матчей приличного уровня за сезон — это катастрофически мало.

— Не соглашусь. Таких матчей гораздо больше. Тут ещё дело в личном восприятии и упаковке. Есть самый вкусный торт, но смотришь на упаковку — что-то в ней не так, и ты его даже не попробуешь.

— То есть мне просто кажется, что российский чемпионат не только бесконечно далёк от топ-5, но и значительно уступает Голландии и Португалии, а сейчас уже отстаёт от Австрии и Бельгии.

— Это абстрактные понятия. В той же Голландии философия такая. Все играют в атаку, получают удовольствие и особо не парятся.

— А не проблема ли здесь в бюджетном финансировании. Главе региона малоинтересно играла команда в атаку или нет, он счёт смотрит, а там 1:5, а это хуже, чем 0:1 и гораздо хуже, чем 0:0.

— Бюджетное финансирование — это другой вопрос. А так понятно, что абсолютно все команды хотят выиграть в следующем туре.

— Хорошо, если выиграть. Но я считаю, что в России абсолютное большинство хочет не проиграть. Забывают, что футбол — это прежде всего игра. И существует она для зрителей.

— Для выстраивания долгоиграющего проекта нужно экспериментировать и во имя большой цели уметь сделать шаг назад. Это одна из задач, которую мы желаем решить в «Енисее». Создать живой, взаимозаменяемый организм с конкурентной средой внутри, который будет правильно развиваться и нравиться людям. Чтобы они со стадиона уходили с чувством удовлетворённости, получив продукт, который хотели. С борьбой, комбинациями и голами. Иногда результат первичнее качества, но если всё сделать правильно, будет и то, и другое. Всё, что мы обсуждаем и делаем — это для болельщиков. Если они ушли, матерясь про себя, это плохо. Футбол — больше чем игра. Эмоции, риск, азарт, отдушина для людей. Он должен быть искренним. Это целая жизнь. Ребята тренировались сутками напролёт, чтобы получить шанс сыграть матч на профессиональном уровне. Мы хотим, чтобы эта эмоция была видна, чтобы за нашу команду хотелось болеть, чтобы люди благодарили игроков за радость, чтобы команда ассоциировала себя с городом, а город с командой, и они были единым целым.

— Вы привезли в Россию Марио Фернандеса. Пару лет назад он, на мой взгляд, был одним из лучших в мире на своей позиции. Почему он не уехал в топ-клуб и остался верен армейцам?

— Я его нашёл и провёл переговоры, но купил его ЦСКА, и именно клуб привёз Марио в Россию. Скажу прямо, что горжусь трансфером Фернандеса. Марио абсолютно домашний человек, он нашёл свою команду. Ему, кроме мяча, библии, Play Station и, самое главное, близких рядом, больше ничего не нужно. Он счастлив в ЦСКА, где к нему с самого начала отнеслись как к родному. Марио стал гражданином России, забивал за сборную на ЧМ. Пока Фернандес будет востребован, он будет в ЦСКА, это его выбор, хотя Марио мог бы в лучшие годы заиграть в любом клубе мира. У него редкий набор скиллов. Здорово обороняется, эффективен в атаке, столь качественных футболистов по пальцам можно пересчитать.

— Давайте составим тройку лучших трансферов Антона Евменова. Фернандес — понятно, кто ещё?

— Расмус Эльм — шведский центральный полузащитник. Именно с ним ЦСКА стал чемпионом после долгого перерыва. К сожалению, у него дальше не сложилась карьера. Отыграл полтора года, возникли проблемы со здоровьем, вернуться на свой уровень Расмус не смог. Но его вклад в успех той команды огромен. Он и Понтус Вернблум — лучшие друзья. Уговаривать Эльма пришлось долго, общался с его мамой, женой. Незадолго до Расмуса пригласили Вернблума. В итоге всё сошлось.

Примечательно, что Понтус оставил более яркий след в истории, провёл в ЦСКА много лет и был в нём одним из самых харизматичных лидеров. Третьим назову переход Бранислава Ивановича в «Зенит». Он — защитник топ-уровня. На протяжении многих лет был основным в «Челси». Он уже пошёл на спад, перестал попадать в старт. Мирча Луческу, тогда главный тренер «Зенита», его не очень хотел. Трансфер был спорным. Начал Иванович так себе, но затем стал ключевой фигурой чемпионской команды «Зенита», капитаном. Поэтому не очевидный трансфер стал сверхудачным.

— В 21 год вы пришли в «Торпедо-Металлург», до этого никакого отношения к профессиональному футболу не имели, но задержались в нём уже на 18 лет. Как так получилось?

— В футболе случайно оказался. Заканчивал первую часть обучения в университете. Увидел объявление, что клубу требуется менеджер со знанием языков. Я владею английским и испанским. Пришёл поработать на лето, да так и остался. Если бы не пошёл в футбол, был бы скучным банкиром, у меня финансово-менеджерское образование. К счастью, получилось так, как получилось. Ты постоянно в гуще событий, принимаешь решения, за которые отвечаешь полностью. Плата за такую интересную работу тоже присутствует. Ты не можешь загадывать дальше следующего года. Но лучше так, чем стабильное однообразие. В какой-то мере профессия неблагодарная: сегодня ты в фаворе, одна ошибка — и никто не вспомнит, что вчера было всё хорошо. Огромный пласт работы не виден никому, кроме тебя. Но я никогда не жалел о таком выборе. Сложно представить профессию, с которой рабочая жизнь была бы более интересной.

Автор: Павел Катцын, Gornovosti

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Спорт из Красноярска
+18
Популярные комментарии
Андрей Максимов
+3
Ушёл из ЦСКА и начали брать сомнительных игроков? Вот в чём проблема, получается?
luckyanov
+2
Мовсесьян с Бабаевым явно не тянут.
Удачные трансферы по пальцам пересчитать.
Отсюда и эти последние места в ЛЕ.
Ответ на комментарий Андрей Максимов
Ушёл из ЦСКА и начали брать сомнительных игроков? Вот в чём проблема, получается?
С.В.Д.
0
И не только игроков(
Ответ на комментарий Андрей Максимов
Ушёл из ЦСКА и начали брать сомнительных игроков? Вот в чём проблема, получается?
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+