Реклама 18+

Послание от друга как дань уважения Эмилиано Сале, его жизни и футбольному наследии

“Скажи нам, ты ее видел?”

“Да, я видел!”

“Серьезно? Она очень высокая?”

“Она такая высокая! И очень красивая”.

Мы никогда не забудем, как Эль Эми вернулся после своей первой поездки во Францию. Наш друг посетил Эйфелеву башню! Мы были так горды!

Нас было 12 друзей: Эми, Джино, Коли, Нико, Франко, Густаво, Вальтер, Хоакин, Герман, Фабио, Кетан и я. Как раз достаточно для создания футбольной команды. Футбол был для нас всем – нашим хобби, увлечением, игрой.

Наша группа называлась “Quespectáculo”. Сокращенная версия слов, которые отец одного из мальчиков использовал для названия: “Qué espectáculo!”.

Дословный перевод – “что за зрелище”.

Мы выросли в очень маленьком городке, Прогресо, в сельской части Аргентины. Одна школа, один клуб, 10 кварталов.

Мы всегда всё делали вместе. Наш город способствовал такой близости между людьми. Когда мы были малыми, мы строили дома на обочине пустынной дороги. Мы брали бревна, забивали их гвоздями, а затем обтягивали их тканью и простынями. Маленькие домики стояли недолго, но нам было весело в них.

Каждый новый день был похож на предыдущий: заканчивались уроки, мы бросали рюкзаки, переодевались, и потом шли к кому-нибудь домой или на площадку, и начинали играть. Иногда это был софтбол, баскетбол или гандбол. Но это никогда не затягивалось дольше пары недель. Ничто не могло заменить нашу любовь к футболу.

Мы с Эми играли вместе с 4 до 14 лет. Мы играли за одну городскую команду в Сан-Мартине. Мы виделись каждый день. Вместе ходили на тренировки, потом возвращались домой, и снова шли играть в футбол.

По субботам после игры за клуб, мы играли между собой на маленьком поле за пределами стадиона. Футбол был первым, вторым и третьим нашим занятием. Когда нам не хватало ребят для игры, мы всё равно находили способ сыграть: играли ограниченным количеством, либо оттачивали мастерство игры головой. Но каждый раз это был футбол.

Мы часто ходили к дому Колито, у которого был большой задний двор, и играли там головой резиновым мячом. Мы его называли мячом Человека-паука, потому что его было почти невозможно контролировать. Ты его бил, и он мог улететь куда угодно. Мы играли до темноты, когда было трудно разглядеть ориентиры мяча. Но всё равно играли, и тот, кто стоял на воротах, реагировал инстинктивно на наши удары.

В Сан-Мартине я играл на позиции центрального защитника. Я восхищался Роберто Айялой. Эль Эми был нападающим. Его кумиром был Габриэль Батистута. Когда мы играли на тренировках, у меня никогда не было много ошибок. Но если по какой-то причине нам приходилось сталкиваться друг с другом, то мне становилось тяжело. Мне нужно было пнуть Эми, чтобы его остановить!

Батистута был его ориентиром, но не из-за физических кондиций Эми. Когда он был ребенком, он был очень худым, маленьким – скоростной дриблер. Только после того, как он покинул Сан-Мартин, он стал больше походить на Батистуту. Он изменил своё телосложение и даже изменил свою манеру игры.

На поле Эми всегда привлекал к себе внимание. Он был тем человеком, который делал разницу в игре. Когда ему было 15, он вместе с отцом отправился на просмотр в Сан-Франциско в провинцию Кордова.

У Эми уже был просмотр в Колон де Санта Фе, в часе езды от Прогресо, но он оказался неудачным.

Моя ситуация была куда проще. Мой брат уже играл в Колоне, плюс я был высоким для своего возраста. Когда ты высокий центральный защитник, это уже неплохое преимущество для старта.

Эми было куда тяжелее. Было много нападающих с похожими физическими данными и навыками. Пока я начинал играть в академии Колоны, Эми переехал в академию клуба “Proyecto Crecer”.

Когда он переехал в Сан-Франциско, он понял, что назад дороги нет. Ему пришлось закалить свой характер, как и многим другим мальчикам, которые преследовали свою мечту. Но для него это было больше, чем просто мечта, у него было четкая цель. “Я стану футболистом!”.

«Proyecto Crecer» является филиалом французского клуба “Бордо”. В течение нескольких следующих лет Эми несколько раз ездил во Францию на месячные адаптационные периоды тренировок. Для остальных из нас же каждая поездка куда-то была настоящей революцией. Просто представьте себе, мы даже не пересекали границы Санта-Фе. А он поехал в Европу, в Европу!

К тому же не было ни WhatsApp, ни Инстаграма, ни фотографий на мобильном телефоне. Так что, все мы ждали, когда он вернется, и расскажет нам каково это. Он рассказывал нам об Эйфелевой башне, о “Бордо”, игроках и тренировках. Он был очень впечатлен методами тренировок, идеальными полями Франции. Разница между уровнями была действительно колоссальная.

Люди из маленького городка, вроде нас, с нетерпением ждали, когда Эми всем этим поделиться с нами. После рассказа я продолжал его заваливать вопросами о футболе. И он рассказывал о тактике, о стилях игры, о товарищах по команде.

Некоторые думают, что суперспособность Эми была в том, чтобы хорошо играть и забивать голы. Но это только для тех, кто его не знал.

Для тех из нас, кто его знал… так трудно говорить это в прошедшем времени… было ясно, что настоящая суперсила Эми – это его сила воли. Это было чем-то необычным.

Приведу один пример. Когда он отправился на просмотр в “Бенфику”, там он встретился с Руи Коштой, одним из тех игроков, которые знали Батистуту лучше других на протяжении всей карьеры. Руи Кошта сказал ему тогда: “Ты очень хороший игрок и должен продолжать в том же духе”. В “Бенфике” ему отказали.

Он также был в Испании, на просмотре в “Мальорке”, где он тоже получил отказ. Ему пришлось вернуться домой, чтобы снова играть за маленький клуб. На этот раз это был небольшой клуб в провинции Гваделупе-де-Сан-Хорхе. Он продолжал много забивать.

В его карьере были трудные моменты. В такие моменты кто-то другой бы сказал: “Ну всё, я еду домой. Начну учиться, затем работать”. Но Эми не прекращал упорно трудиться.

Для некоторых людей каждый отказ сродни пощечины. Но я уверен, что в случае Эми каждый отказ только раззадоривал его и делал его желание еще сильнее. Он никогда ничего мне не говорил об этом, я не видел, чтобы он пролил скупую слезу. Думаю, он злился. Он мог бы рассуждать или жаловаться, но он пробовал еще раз, с еще большей верой, чем в предыдущий раз.

Даже после подписания контракта с “Бордо”, он должен был продолжать бороться. 8 февраля 2012 года он дебютировал в Кубке Франции против “Лиона”. Он вышел в первом овертайме, “Бордо” проиграл 1-3.

Это был единственный раз, когда он вышел на поле за “Бордо” в том сезоне. Следующий сезон он начал в составе “Орлеана”, затем был “Ньор”, и снова “Бордо”. Вернувшись в “Бордо”, он забил в первом же матче против “Монако”. А через полгода уехал в “Кан”, чтобы спасти их от вылета. И только после этого его купил “Нант”. Это был сезон 2015/2016.

Теперь вы видите, насколько это было непросто?

Когда Эми уже играл во Франции, он приезжал к нам зимой. Мы спускались вниз по реке на лодке, отдыхали, немного выпивали. И пока мы отдыхали около воды, он начинал тренироваться, потому что знал, что вскоре вернется назад. Он фанатично относился к подготовке и тренировкам. Он любил немного отдохнуть, но потом стремление брало верх, и он возобновлял тренировку. В этом и была разница между нами, он постоянно хотел тренироваться, чтобы стать лучше! А мы просто хотели отдохнуть.

Лига 1 – одна из самых физических лиг Европы. Мы бы могли прислать ему фотографию защитника, против которого ему предстояло играть в следующем туре. “О нет, этот тип точно размажет меня”, – ответил бы он нам шутя. Но мы-то знали, что это защитнику нужно было бояться.

Эми обустроил тренажерный зал у себя дома, чтобы мог тренироваться в любое время суток. Со временем Эми поработал над своим телом. Он стал сильным футболистом, способным устоять на ногах в единоборствах.

Во время праздников мы всегда играли в футбол под Рождество и в Новый год. Это было эпично. Бывали времена, когда Эми не мог присутствовать, но он всё равно не забывал о нас. Даже после того, как он стал успешным профессионалом, он с радостью приезжал, чтобы сыграть с нами в футбол. Мы это ценили, и нам чрезвычайно нравилось играть вместе. Это было традицией – встретиться с друзьями, провести Новый год, делая то, что нам нравилось больше всего. Для нас это было возможностью воссоединиться, чтобы поиграть в мяч, как в старые добрые.

В 2017 году четверо из нашей группы друзей – Франко, Джино, Хоакин и Густаво – смогли посетить его во Франции. Я не смог поехать из-за работы, но дал себе слово: “В следующем году поеду и я”. Долгое время я не мог найти кого-то, с кем бы я мог полететь к Эми. В конце концов, я спросил своего старика: “Ты поедешь со мной на месяц в Европу?”. Он ответил: “Конечно, давай сделаем это. Покупай билеты”. Вот так это и случилось.

Нашей первой остановкой был Нант, где мы неделю гостили дома у Эми. Это было потрясающе. Вскоре после приезда мы смогли посетить его тренировку. Тогда же случился один забавный случай. Клуб устраивал барбекю по окончанию сезона для руководителей и игроков прямо посреди стадиона. Нас не хотели пускать. Мы видели, как Эми спорил с сотрудником клуба, который ему объяснял, что по правилам можно пустить только одного посетителя. Нас же было двое, я и отец.

Мартин Монтели, Клаудио Раньери, отец Мартина и Эмилиано Сала.

Если их не пустят, значит уйду я”, – в конце концов, сказал Эми. Они не могли проводить вечеринку без главного нападающего клуба. Конечно, нам разрешили войти, и это было незабываемо.Шла последняя неделя сезона. В субботу “Нант” переиграл “Страсбур” со счётом 1:0. Мы продолжили нашу поездку в Барселону, а Эми вернулся в Прогресо.

Это был первый раз, когда мы смогли воочию увидеть Эми в деле. До этого момента, нашим единственным способом контакта были сообщения и фотографии, которые он нам присылал. Всё было виртуальным, но в этот раз мы смогли увидеть его вживую.

Люди останавливали его в центре города, говоря “пожалуйста, оставайся здесь еще на год”. Люди постоянно останавливали его, чтобы попросить остаться в клубе. Мы не говорили по-французски, но он  каждый раз нам переводил.

Ему не нравилось привлекать к себе внимание. Но не потому, что это доставляло ему неудобства, а потому что он был очень застенчивым и всегда хотел держаться в тени. Но мы были в восторге. Нас пленило то, как они к нему относились. Они его любили.

Одной из его новых привычек стало правильное питание. Например, перед последней игрой сезона, когда мы были с ним рядом, он сказал, что будет лосось на обед. В этом новом стиле жизни он чувствовал себя комфортно.

Учитывая, что была последняя неделя сезона, он был немного расслаблен. Наше присутствие тоже помогло ему в этом. Пока мы были в Нанте, мы старались делать всё возможное. Эми свозил нас в центр города, мы побывали на близлежащем пляже, прогулялись по нескольким живописным озерам. И правда в том, что мы успели всё сделать только благодаря расписанию Эми.

Нас очаровывало то, как люди проявляли свою симпатию к тому пацану, который когда-то бегал вместе с нами в футбол в канун Рождества и Нового года. Помню на одной из тренировок, мы выходили из машины, а сразу же в соседней машине я увидел Клаудио Раньери. Того самого, кто совершил чудо в “Лестере”, легендарного менеджера “Валенсии”, “Челси”, “Ювентуса”. И я подумал про себя, мой друг находится в одной раздевалке с таким человеком!

Я не знаю, бывали ли у Эми моменты, когда он на мгновение останавливался, чтобы подумать, чего он уже достиг. Думаю, такое происходит с множеством игроков. Футбол полностью поглощает тебя. Только когда игроки заканчивают игровую карьеру, они осознают, чего они достигли, и насколько быстро прошло время.

К тому же, такой человек как он, с большими амбициями и четкими целями, несомненно прекрасно понимал для чего он просыпается каждое утро. Его следующими целями были переход в более сильную игру и вызов в сборную Аргентины. Он был как беговая лошадь, всегда стремился вперед.

Мы много разговаривали о национальной сборной. Каждый раз, когда анонсировали ростер, мы шутили: “Эй, почему он, а не ты с тем количеством голов, которые ты забиваешь во Франции?”. Попадание в команду было одной из его целей, но он также понимал, насколько трудно будет этого добиться.

Ведь о нем не часто писали в прессе, и Эми вел закрытый образ жизни. Несмотря на то, что он забивал достаточно голов, его конкуренты по позиции всегда держали крайне высокий уровень игры. Это не было легкой темой для разговора, но мы всё равно постоянно говорили об этом.

Здесь, в Аргентине, постоянно были группы болельщиков, которые ждали его матчей по ТВ, делились временем трансляций, собирались вместе для просмотра и обсуждения матчей. Наш город всегда оживленно ждал матчей.

Было бы интересно увидеть Эми в Премьер-лиге. На тот момент, о нем уже начали говорить в Аргентине. В ноябре он шел на втором месте после Месси среди аргентинских нападающих.

У нас была фотография, где Эми вместе с Мбаппе приветствуют друг друга, которая обошла весь город. Скриншот из телепрограммы ESPN, где Эми показан, как лучший бомбардир Европы на тот момент, – впереди Мбаппе, Месси, Суареса, Неймара. Этот снимок также стал вирусным.

Мы спрашивали его о трансферных слухах вокруг его фигуры: среди прочих была Севилья, Лацио, некоторые другие. В декабре 2018 года он сообщил нам, что есть возможность переезда в “Кардифф”. Спустя месяц Эми сказал, что сделка завершена. Что он уже был на их тренировочной базе, но нужно держать эту информацию в тайне, пока не подпишется контракт.

“Я подпишу его завтра”, – сказал он. И на следующий день, в субботу, он поставил свою подпись на контракте.

Я не помню, какой была та поездка, не помню, чтобы он говорил что-то об условиях перелета. Я знал, что он собирается лететь на частном самолете, потому что он прислал мне фотографию. Потом было объявлено о трансфере. Эми вернулся во Францию, чтобы попрощаться.

Несомненно, он хотел сразу же приступить к тренировкам, ведь в субботу они играли с “Арсеналом”. Правда в том, что кто-то явно должен был сказать: “Вы не можете лететь в таких условиях”. Я не знаю, кто должен был сообщить это – аэропорт, пилот, или агент, который забронировал полет. Кто отвечает за эти вещи? 

В то время мы этого не знали. Но когда вы смотрели на погоду, а потом на этот самолет, было очевидно, что он не способен лететь в подобных условиях. Сколько раз мы видели такие случаи? Этот самолет не мог летать в таких погодных условиях, так зачем же его было выпускать?

Но я не могу представить, чтобы Эми сказал что-то вроде: “Нет, я не буду садиться в этот самолет!”. Кто бы так сказал?

Вы, как футболист на месте Эми, собираетесь играть в Премьер-лиге, чтобы осуществить свою мечту. Вы просто приезжаете и садитесь в самолет.

Вы бы сказали: “Я не сяду в этот самолет”!? Подумали хотя бы об этом?

Нет. Вы бы сказали: “Я спокоен, потому что знаю, что ответственные за это люди знают, что они делают”.

За два дня до этого в нашем городе был сырный фестиваль. Торжество, которое имело дурную славу. На главной площади по громкоговорителям было объявлено о переходе Эль Эми в “Кардифф Сити”. И что данный трансфер станет рекордным для клуба. Все были счастливы, они хлопали.

А через два дня произошла авиакатастрофа. Праздник превратился в слезы и молитвы.

Я дремал в своей квартире. В четверть седьмого мне позвонил отец и сказал: “Включи телевизор. Самолет Эми исчез с радаров”.

Те дни были... это очень трудно описать, как будто у вас оторвали часть вашего тела. Ты встаешь утром после ночи, в которой ты практически не спал, потому что не мог. А потом тебе говорят, что поиски прекращаются. И весь мир рушится у твоих ног, ведь ты больше не сможешь получить новостей о твоем друге. Это очень тяжело.

Чуть позже ты узнаешь, что благодаря футбольному миру и фанатам поиски возобновили. Этот факт немного оживляет. Когда сообщают о том, что тело всё-таки найдено – это даёт крупицу спокойствия, ведь тогда не придется жить в догадках о его местонахождении. Не знаю, как правильно это сказать, но дни, которые мы пережили в ожидании новостей, и те дни, которые мы проживаем сейчас... Я бы никому не пожелал подобного.

Вы никогда не ожидаете, что такое может случиться с вами или теми, кого вы сильно любите. Это ужасное чувство.

Принятие случившегося порождает новый этап в жизни. До этого у нас был очень болезненный отрезок – незнание, неопределенность, поиск ответов. Когда вы узнаете, что случилось, это даёт возможность осознать и принять это. Оплакать его, но сохранить его в сознании и продолжить нести его знамя.

Я всё еще замечаю, что наш город уже не является прежним. Возможно, он так и никогда не станет прежним.

Сейчас я стараюсь мыслить позитивно.

Когда я прохожу мимо школы, мимо его дома, клуба, полей, мимо домов, где мы познакомились, я стараюсь вспоминать только приятные вещи. От этого мне становится легче делиться историями с друзьями и вспоминать его. Я думаю лучше помнить хорошее, чем быть подавленным, и думать только о негативных вещах. Вот почему я делюсь этими воспоминаниями – это дань уважения от нашей группы друзей.

Когда мы были на открытии мурала в его честь, мы подумали, как бы было здорово, если бы он смог это увидеть. Мы думали о чем-то вроде мурала или музея, о чем-то особенным для него. Очевидно, ему бы это не понравилось. “Снимите это, прикройте чем-то”, – сказал бы он нам, только из-за чувства смущения.

Однажды в 2017 году он посетил мероприятие посвященное столетию клуба “Сан-Мартин”. Будучи самым выдающимся выпускником клуба, он сказал пару слов маленьким воспитанникам клуба. Он очень нервничал во время выступления, не любил выступать на публике. Но его речь… его слова, они были очень эмоциональными.

Он говорил о том, что нужно чем-то пожертвовать, чтобы добиться цели.

О том, что нужно никогда не сдаваться и продолжать борьбу.

Он говорил не столь о своей собственной истории, сколько о том, чего он ждет от этих мальчиков и девочек – оставаться скромными, идти за своей мечтой, продолжать стараться и ни в коем случае не сдаваться.

Во время его речи, дети и даже взрослые внимательно слушали Эми. Стояла полная тишина, был слышен только его голос. Это было незабываемо. А в конце выступления все дети подбежали к Эми, чтобы сфотографироваться с их символом и звездой.

Для нас он был другом, тем, кто рассказал нам об Эйфелевой башне. Но для тех, кто в основном видел его только по телевизору, он был объектом восхищения. И когда вы наблюдали подобное вживую, это вызывало сильные эмоции.

Думаю, многие люди в городе были тронуты его речью, и помнят ее до сих пор.

В тот день, сам того не зная, Эль Эми передал свою суперсилу, которая сегодня несет его наследие. Наследие ребенка, который хотел стать футболистом, который ездил от просмотра к просмотру, и который после каждого отказа упорно шел к своей цели, до тех пор, пока ему это не удалось. И ему не просто удалось, но мало-помалу он стал звездой.

Звездой, которая освещает нас по сей день.

Не проходит ни дня, чтобы Эль Эми не было с нами. Он живет в нас, в этом городе, в этом клубе, на этих улицах, наших воспоминаниях. И в этих словах.

Мы здесь, Эми, продолжаем хранить твоё наследие.

Это чертовски тяжело, но мы и не думаем сдаваться.

 

Мартин Молтени от имени всех друзей группы «Quespectáculo», которые продолжают нести наследие Эмилиано Сала.

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Friday Night
+58
Популярные комментарии
пользователь заблокирован
+5
Очень сильный рассказ-воспоминание. Прочел на одном дыхании.
Хосе Гутьеррес и все-все-все
+1
Эль-Эми звучит так красиво. По смерти футболиста скорбели все, но я представляю грусть 11-и друзей Эмилиано, когда узнали что Сала умер. Он жив в сердцах его фанатов, друзей, семьи! Статья великолепная, респект автору. Сала навсегда с нами
sheri_24
0
Люди.., будьте добрее, цените близких и всегда оставайтесь целеустремлёнными также как Эль Эми
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+