Сказочная история единственной победы команды «Стюарт» в «Формуле-1»

Сэр Джеки Стюарт - легенда «Формулы-1». Сначала он увековечил себя, выиграв три мировых титула, а затем основал собственную команду, выигравшую Гран-при, с сыном Полом. Двадцать лет спустя после их единственной победы в хаотичном и драматичном Гран-при Европы, прошедшем под дождем, мы поговорим с ключевыми героями пропитанного дождем (а затем и шампанским) Нюрбургринга 26 сентября 1999 года…

К «Формуле-1» в 1997 году в качестве владельцев команд присоединились сразу два чемпиона мира. Ален Прост со своей командой «Прост» и Стюарт. Прост выкупил команду «Лижье», а Джеки создал ее с нуля. В младших сериях «Стюарт» была успешна. Финансовую поддержку новоиспеченной команде оказывала компания «Форд».

Стюарт был успешным менеджером. Он использовал свой богатый гоночный и коммерческий опыт, чтобы привлечь ряд лучших спонсоров для хорошего старта в спорте. Первый сезон запомнился лишь подиумом на Гран-при Монако. Второй сезон, который обычно бывает самым сложным для команды, был ужасен. Лишь третий сезон вышел на славу. Болид SF3 оказался быстрым и проворным.

Третий и последний сезон команды в «Формуле-1»

Рубенс Баррикелло был стабилен за рулем болида на протяжении большей части сезона. На первом этапе сезона в Австралии бразилец занял обнадеживающее пятое место. На родном Интерлагосе он впервые в истории команды вывел ее в лидеры гонки. На третьем этапе в Имоле наконец смог финишировать на подиуме. Хорошее начало сезона, не так ли? Во Франции Рубенс принес команде первый поул в истории, а в гонке смог воплотить этот результат в третье место. Перед гонкой на Нюрбургринге команда «Стюарт» с 17-ю очками занимала пятую строчку в Кубке конструкторов, уступая команде «Уильямс» лишь 13 очков.

Дэвид Уэбб: «Когда мы выкатили болид для тестов на Сильверстоуне, я помню, как Джеки сказал: “Автомобиль выглядит хорошо, а когда он выглядит хорошо, он, как правило, хорош”. Мы даже не выступили его на трассу, а он считал, что болид вышел на славу. В итоге он оказался достаточно быстрым».

Пол Стюарт: «В 1999 году в компании произошли большие перестановки, потому что мы очень быстро выросли и нам нужно было адаптироваться. Мартин Уитмарш [тогдашний управляющий директор «Макларена»] подошел ко мне на тестах в Барселоне и сказал: “Ваша машина выглядит довольно быстрой!” Это вселило в нас немного уверенности, но мы до сих пор не знали, где окажемся. Как оказалось, мы были быстрыми, но не надежными. В Австралии Рубенс стартовал на запасной машине, но все равно смог приехать пятым. Рубенс лидировал в Бразилии. Когда он ехал по прямой, можно было услышать, как вся трибуна поет “Рубинью”. У меня были мурашки по коже. Но отказ двигателя лишил нас хорошего результата. Это доказало, что у нас есть потенциал. Нам просто нужно было все собрать воедино».

Дэйв Реддинг: «Машина была очень конкурентоспособной. На просто не везло с результатами. Мы были очень близко, но в те дни было гораздо сложнее набирать очки, так как они присуждались лишь первой шестерке. Поэтому, когда мы приехали на Нюрбургринг, мы почувствовали, что упустили много возможностей».

Джонни Херберт: «Я был медленнее? Возможно, нет. Я боролся немного больше, чем Рубенс. Как и следовало ожидать, он быстро разобрался с проблемами. Когда мы изменили дифференциал в Австрии, я почувствовал себя более комфортно. Раньше я не зависел от задней части машины. Это было близко».

Перед этапом в Германии

Это был уже 14-й этап сезона. Команда «Стюарт» не смогла добиться успеха в переменчивых условиях в квалификации. На болиде Херберта возникли проблемы с электрикой и ему пришлось использовать запасную машину. Баррикелло выбрал шины «хард», что оказалось неправильным решением. В итоге они заняли 14-е и 15-е места.

Дэвид Уэбб: «Мы приехали на Нюрбургринг, думая, что это будут просто очередные выходные. Мы расположились неподалеку. На обед к нам присоединился, как это часто бывало, большой друг Джеки – рок-поп певец Фил Коллинз. Мы вместе поехали на трассу без GPS по узким лесным дорогам!».

Гэри Андерсон: «Болид имел больший потенциал, чем то, что предполагали наши квалификационные позиции. Мы надеялись, что гоночный день даст нам шанс отыграться, особенно, если учитывать переменчивые погодные условия».

Джонни Херберт: «Примерно в 30 км от Нюрбургринга находится Спа - и все мы знаем, какая там переменчивая погода. Дул сильный ветер. Возвращаясь из ванной перед гонкой, я действительно это заметил. Я всегда думал, что вам нужно знать о каждом факторе, который может повлиять на гонку. Я знал, что это может повлиять на управляемость машиной. Я стартовал с небольшой пробуксовкой, но быстро вошел в ритм. Машина чувствовала себя хорошо. Шины чувствовали себя хорошо, и мы планировали сделать первый отрезок длинным».

Решение, которое имело значение

Хайнц Харальд Френтцен стартовал на «Джордане» с поула. Немец уверенно провел первую часть гонки. Интенсивность дождя постоянно менялась. Тогдашний лидер чемпионата Мика Хаккинен даже перешел на дождевую резину. Это оказалось катастрофическим решением, так как дождь шел лишь несколько минут. Другие, в том числе Херберт и Баррикелло, остались в стороне - и это подтолкнуло их к борьбе за очки. Затем наступил ключевой момент. Когда дождь возобновится на 35-м круге, то он будет интенсивнее и продолжительнее. Херберт перейдет на дождевую резину, что позволит ему прорваться очень высоко. 

Джонни Херберт: «На протяжении всей гонки ожидал сильного дождя. Я увидел большое черное облако в небе, направляющееся к нам. А потом пошел довольно сильный дождь. Я попросил по радио пит-стопа. Они спросили, уверен ли я, так как у них были готовы слики, но я сказал да. Рубенс два круга спустя также переобулся, но на слики. Остальные думали, что дождь будет продолжаться недолго. Но он шел 10-15 минут».

Гэри Андерсон: «Когда Джонни заезжал, то на пит-лейне уже были первые капли дождя. Это была одна из тех ситуаций, когда, если дождь все-таки пойдет, он будет очень интенсивным. Я сказал ехать за дождевыми. Джонни хотел дождевую. Джеки поддержал нас. Он всегда принимал участие в принятии решений, потому что по опыту знал, что вы пытаетесь сделать. Он всегда поддержит тебя, если твое решение верное!».

Джеки Стюарт: «Стратегическое решение было принято все командой. Мы чувствовали себя очень неловко из-за всего этого. Дождь был самой большой проблемой. Мы с Гэри ходили вдоль пит-лейна, чтобы проследить за направлением облаков. Мы вдвоем бегали, словно парочка молодых людей, пытающихся понять, когда кто-нибудь придет. Джонни сообщил нам на это вовремя, а Рубенс нет».

Рубенс Баррикелло: «В конце концов, я был в таком хорошем настроении после гонки, потому что, хоть и не выиграл, но команда сделала это. Я знал, что не сделал этого из-за одного неправильного выбора. Я хотел, чтобы дождь усилился, но сохранил слики. В течение двух кругов я был настолько медленным на сликах, что из-за этого проиграл гонку. Принципиально важно, что всякий раз, когда ты просишь что-то, ты готов этим воспользоваться, а я нет. В тот день мне повезло, что я просто финишировал третьим».

Дэвид Уэбб: «Мы послали людей из маркетингового отдела, чтобы те проверили погоду. В Нурбургинге они сидели с биноклем и сообщали нам об условиях».

Дэйв Реддинг: «В те дни у нас не было всех инструментов, которые есть сейчас, поэтому мы больше зависели от пилота, который судил об изменении условий. Вы могли бы сказать водителю, какие шины взяли другие, но вы полагались на него. От него зависело, будем мы ставить слики или дождевую резину. Если он чувствовал, что может заставить это работать, это то, что мы сделаем».

Пол Стюарт: «Это должен был быть дубль. Я все еще виню себя за то, что я сделал в тот день соблюдая протокол. Это был хаос, когда дождь начал усиливаться. Рубенс спросил по радио: “Мне остановится? Я могу это сделать сейчас, если ты мне скажешь». Остальные на пит-лейне не сказали ему останавливаться, потому что слишком были заняты дискуссией. Я мог зазвать его, но это нарушило бы протокол, если бы я ему сказал заезжать прямо сейчас. Если бы он перешел на дождевую, то, вероятно, выиграл бы».

Взять инициативу на себя

Фавориты гонки посыпались один за другим. Во-первых, Френтцен сошел из-за проблем с электрикой, передав Дэвиду Култхарду лидерство. Пилот «Макларена» не долго радовался. Британец вылетел с трассы. Было в лидеры вышел Джанкарло Физикелла, но пилот «Бенеттона» также повторил кульбит Култхарда. Первую победу в карьере мог одержать пилот «Уильямса» Ральф Шумахер, но у немца произошел прокол. В лидеры же вышел двукратный победитель Гран-при Херберт. Ему оставалось продержаться каких-то 17 кругов…

Джеки Стюарт: «Я так нервничал! У меня уже был неприятный опыт… Все закончится только после отмашки клетчатого флага».

Джонни Херберт: «Я мчался к победе. Я помню лидерство Физикеллы и прокол Шумахера, а также то, как вышел в лидеры гонки. Я пошел на риск, который окупился! Нужно было поддерживать темп, но это всегда было моей сильной стороной. Я был доволен балансом машины. У меня было большое преимущество, но я смог увеличить его до 20 секунд. Но на протяжении последних 10-15 кругов мне было очень больно (он получил тяжелые травмы обеих ног во время аварии в «Формуле-3000» на пути к «Формуле-1»). К счастью, у меня был отрыв, поэтому я просто должен был его поддерживать и чередовать торможение правой и левой ногами, чтобы облегчить боль. Когда я выиграл за «Бенеттон» в Сильверстоуне в 1995 году, то я кричал от боли на протяжении последних 13 кругов, настолько сильной была боль, так что все было не так плохо!».

Дэйв Реддинг: «Джонни всегда было больно, но он никогда не жаловался. Он просто принял это. Мы не волновались. На Нюрбургринге было не так много торможений, как, например, в Имоле».

Гэри Андерсон: «Этот последний этап был очень напряженным, особенно потому, что команда до этого момента не выиграла ни одной гонки. Многие люди уже покинул нас. Надежность болида также не вселяла оптимизма. Джонни необходимо было ехать консервативно, но не настолько, чтобы потерять уверенность в себе. Температура шин должна были быть в норме, чтобы затем случайно у вас не отказали тормоза. Джонни был опытным пилотом. Он понимал, где нужно прибавить, а где отступить».

Дейв Реддинг: «У нас были некоторые проблемы с надежностью в этом году. Мы думали не о том, что сломаемся, а о том, что другие прибавят и обгонят нас. Как оказалось, Рубенс был самым быстрым парнем на трассе в конце гонки. В какой-то момент мы уже поверили в дубль. Ему просто не хватило кругов для обгона Ярно Трулли. Хотя сначала я вообще не верил в победу. Тогда я подумал, может быть, мы сможем победить, а потом подумал, может, нам не удастся финишировать. Это было так напряженно».

Взрыв эмоций

Как и следовало ожидать, после гонки было столпотворение. «Стюарт» была настоящей гоночной командой и уважалась соперниками. Эта победа была узнаваемой. Для сэра Джеки Стюарта это было еще более особенным, поскольку на трассе (хотя она сильно отличался от гонок на Нордшляйфе) он добился большого успеха, выиграв три гонки, последнюю в 1973 году.

Джонни Херберт: «Первым, кого я увидел, когда вышел из машины, был Рубенс. У нас были хорошие отношения, но я мог видеть разочарование в его лице, конечно. Он был в команде с самого начала. Он первым привез команду на подиум в Монако. Они очень уважали его. Поэтому, конечно, он был разочарован. Я был рад, потому что просто не ожидал этого. Потом я увидел своего инженера и обнял его. А потом Джеки. По особым случаям он всегда приносил ящик шампанского Moet. Во второй раз после подиума в Монако мы открыли бутылку».

Джеки Стюарт: «Это был чудесный момент. Когда пришло время забирать трофей, то за мной пришел Паскуале Латтунедду (бывший операционный директор), так как я позабыл о подиумном протоколе и, по обыкновению, пошел обратно в гараж. Я вышел на подиум и помню, как стоял там с обоими пилотами команды. Вокруг все было в шампанском. Это было потрясающе. Но я сожалею, что это был я там, а не Пол. Было бы здорово, если бы он был там, потому что я уже несколько раз был на подиуме!».

Пол Стюарт: «Я знаю, если бы я спросил своего отца, могу ли я подняться на подиум, он сказал бы “да”, но я ничего не сказал, потому что для него было важно находиться там. Я посмотрел на него и сказал: “Лучше сними свой дождевик перед тем, как подняться на подиум”».

Джеки Стюарт: «После подиума произошла очень хорошая вещь. Человек, который размахивал клетчатым флагом во время нашей победы в 1999 году, сказал, что он был человеком, который размахивал флагом для меня, когда я выиграл на Нюрбургринге в 1968 году, когда был сильный дождь и туман. Во всяком случае, это то, что он сказал мне, и я не могу спорить с парнем!».

Пол Стюарт: «Мой отец дал мне флаг и сказал: “ Я хочу, чтобы у тебя было это”. Благослови его. Это был такой способ сказать спасибо за то, что позволил ему подняться на подиум. Флаг до сих пор лежит у меня дома».

Гэри Андерсон: «Одна вещь, которая меня поразила, это то, что Фил Коллинз был там. Во время гонки он был в наушниках, поэтому он мог слушать наши дискуссии. После гонки он подошел ко мне и сказал: “Я хотел бы поблагодарить вас за это, потому что я знаю, кто выиграл эту гонку”. Это было хорошо».

Пол Стюарт: «Я понимал Рубенса, потому что он был парнем, который был с нами все три года. Если бы он ушел с победой, это было бы волшебно для него и для нас. Он рискнул своей карьерой, перейдя в новую команду. Но я ничего не хочу отнять у Джонни. Это была фантастическая победа, и он был профессионалом. Я знаю его с тех времен, когда он выступал в Формуле-3 и Формуле-3000. Для него выиграть гонку с нами очень много значит».

Дэвид Уэбб: «Когда мы поняли, что победим, то все направились веселится. Джеки, промокший на подиуме, был окружен прессой. Мы отпраздновали победу в моторхоуме, но продлилось веселье недолго, потому что нам всем было надо на самолет».

Радость длилась недолго

Пол Стюарт: «Монако 97-го было гораздо более эмоциональным, но 1999 год был фантастическим. Я хотел остаться на трассе и немного потусоваться, но нам пришлось вернуться на самолет. Мой отец сказал: “Давай пойдем”. Он никогда не праздновал. Я помню (тогдашний руководитель отдела двигателей «Мерседеса) Норберт Хауг позвонил мне и спросил: “Где ты? Я тебя ищу”. Я сказал, что мы уехали, на что он ответил: “Вы уехали, выиграв гонку?”.

Джеки Стюарт: «Кен Тиррелл обычно говорил: “Когда шоу закончится, вы должно уйти так быстро, как только сможете”. Поэтому после гонки мы взялись за дело и направились в аэропорт. У меня был шотландский самолет под названием Jetstream, который мы использовали для команды. Норберт позвонил и был ошеломлен тем, что мы уехали. Он думал, что сможет присоединиться к сумасшедшей вечеринке. Это было здорово для молодой команды - одержать победу».

Дэвид Уэбб: «Мы всегда все делали по расписанию, но на этот раз на празднования на трассе мы потратили час. После этого я думал о том, как нам удастся выбраться с автодрома. В понедельник утром нам надо было лететь на спонсорское мероприятие. Нам нужно было сопровождение полиции, чтобы быстро добраться до аэропорта. Пропусти это, и моя жизнь не стоила того, чтобы жить! Оказавшись в самолете, они принесли шампанское».

Дейв Реддинг: «Победа была очень приятной. Некоторые парни воскресным вечером были просто в восторге, какие-то в истерике, а другие, похожие на меня, еще несколько дней осмысляли произошедшие. В аэропорту нам налил пиво!».

Отпраздновали победу на базе команды

«Стюарт» был домашней командой. Все ее сотрудники жили «Формулой-1». Многие еще работали вместе с Полом Стюартом в низших категориях, а затем рискнули присоединиться к новой команде. Эта победа была особенной для всех…

Дейв Реддинг: «Во вторник Джеки закрыл фабрику. Все перестали работать. Он произнес одну из своих знаменитых речей. Он хотел, чтобы команда знала, что эта победа была для всех. Нам еще предстояло многое сделать, оставалось еще два этапа, но мы остановились, чтобы запечатлеть этот момент и выпить бокал шампанского».

Джеки Стюарт: «Фабрика имела такое же отношение к победе, как и гоночная команда. У нас была очень сильная маленькая группа людей. Наша фабрика находилась в том же здании, где сейчас находится «Ред Булл», а именно в Милтон-Кинсе, хотя они примерно в четыре раза больше, чем мы. Офис Кристиана Хорнера был моим офисом! Для новой команды, победившей всего за три года, достичь того, что мы сделали, было невероятно. Всего этого достигла команда Стюарт, прежде чем стать командой Ягуар в следующем году».

Гари Андерсон: «Люди были очень важны для Джеки. Каждый вторник он ходил по фабрике и со всеми здоровался. Он знал каждого по именам, знал имена их родственников, а также каждого ребенка с простудой. Он просто знал всех и как их мотивировать. Он был очень хорош в этом».

Джеки Стюарт: «У Пола есть трофеи пилотов, а у меня командный трофей. Болид все еще у нас. Он и еще пять шасси Стюарт хранятся в гараже. Там же два болида Тиррелл и все трофеи. Единственный на ходу как раз этот. В год на поддержание его в рабочем состоянии приходится тратить 350 000 фунтов стерлингов».

Пол Стюарт: «Я очень гордился всей командой, когда мы выиграли. Это было огромное достижение. Люди быстро забывают вторые и третьи места, а вот победа запоминается. Я посмотрел на архивные фото и понял, что огромное количество людей рисковало своей карьерой ради работы в нашей команде. Они были вознаграждены за их веру и приверженность этой победе. Мы с отцом были лицом команды, но все ее достижения были командным успехом».

Джонни Херберт: «Каждая победа важна. Но я думаю, что лучшая гонка, которую я когда-либо проводил в Формуле-1, состоялось на следующем этапе в Малайзии, где я финишировал четвертым. Победа на Нюрбургринге вселила в меня уверенность в следующей гонке. Но, оглядываясь назад, после моей аварии, на которой я постоянно зацикливался, эта победа стала последней в Формуле-1, что еще более ценно. В тот момент я даже не думал об этом. Так что она всегда будет особенной».

«Стюарт» заняла впечатляющее четвертое место в Кубке конструкторов. Затем он станет командой «Ягуар», но подобных высот достигнуть не сможет. «Форд» продаст ее за 1 доллар «Ред Булл» перед сезоном 2005 года. «Стюарт» же останется одной из 35 команд, которые побеждали в Гран-при. Всего в чемпионате принимало участие 136 команд.

Источник: Formula1.

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
F1 - королева автоспорта!
+30
Популярные комментарии
blaunch
+4
Вообще сезон хороший был.
ГП Франции то же крутой получился, дебют на Сепанге и сразу скандал с дефлекторами Фур.
Константин Смелый
+1
Прекрасная подготовка, автор. Прочитал взахлеб. А 99 год рекомендую всем любителям современной формулы, как образец истинно гоночного соревнования (из за ноги Шуми). Тем более интересно наблюдать, как Фуры выкручивались, лишь бы не вляпаться на возможного (в параллельной реальности) чемпиона Эдди Ирвайна. Он, конечно, был достоин. Но, что случилось, то случилось, и теперь имя Ирвайна помнят лишь прожженые фанатики. А лет через десять и тех не станет...
V3ttel
0
Из этого видно, что та ф1 уже не вернётся никогда, но может оно и к лучшему. Гран-при Германии 2019 года и Нюрбургринг 1999, обе дождевые, много экшена. Но то уже аналоговая гонка, а 19 цифровая )))
Ответ на комментарий Константин Смелый
Прекрасная подготовка, автор. Прочитал взахлеб. А 99 год рекомендую всем любителям современной формулы, как образец истинно гоночного соревнования (из за ноги Шуми). Тем более интересно наблюдать, как Фуры выкручивались, лишь бы не вляпаться на возможного (в параллельной реальности) чемпиона Эдди Ирвайна. Он, конечно, был достоин. Но, что случилось, то случилось, и теперь имя Ирвайна помнят лишь прожженые фанатики. А лет через десять и тех не станет...
V3ttel
0
Когда ещё победам радовались. Сейчас же 100 поул подиум и победа дубль Мерседеса и Хэмилтона. Все безжизненно и сухо.
Ответ на комментарий blaunch
Вообще сезон хороший был.
ГП Франции то же крутой получился, дебют на Сепанге и сразу скандал с дефлекторами Фур.
Написать комментарий 4 комментария

Новости

Реклама 18+