Реклама 18+

НБА

«Он слишком много отдавал людям, поэтому его сердце не выдержало». Жизнь и смерть Фаба Мело

На основе статьи Ярона Вейцмана (Bleacher report)

«Никто не знает, когда человек должен был умереть. Тогда почему все говорят «его постигла преждевременная смерть»?»

(Джордж Карлин, американский стендап комик)

*****

У Адама Росса много историй, которые были бы вам интересны, но одна из них выделяется среди всех. Это история жизни и смерти Фабрицио Пайлино де Мело, 214-сантиметрового бразильца, который был выбран под 22-м номером драфта НБА 2012 года «Селтикс».

Ему не удалось достигнуть тех высот, о которых так мечтали его друзья и близкие: он провел два года в НСАА за Университет Сиракьюз, попал в НБА, будучи выбранным в первом раунде драфта, но появился всего в 6 играх за «Селтикс».

«Попросите любого назвать самых известных «бастов» за последние драфты и почти все вспомнят Фаба Мело, – говорит Росс, - но поставьте себя на его место: вам 16 лет, вы в чужой стране без родителей, не знаете языка, у вас нет друзей… Думаю, вы тоже вряд ли попали на Матч всех звезд и, скорее всего, стали бы «бастом». Если вы посмотрите на него с этой стороны, то поймете, что слишком многие люди ждали от него слишком многого. Я очень хочу, чтобы кто-нибудь рассказал людям, каким он был на самом деле».

Эта история не о том, каким «бастом» был Фаб Мело. Жизнь в конце концов не ограничивается драфт-пиками, хотя Дэнни Эйндж явно не согласится со мной. Баст или франчайз, черное или белое… Чтобы понять Фабрицио, вы должны научиться видеть полутона.

*****

Дело было зимой 2010 года. Адаму нужен был центровой в его команду школы Сэйгмонт (Sagemont) в Вэстоне, штат Флорида, а тут к нему на тренировку заявился какой-то двухметровый бразилец с идиотской улыбкой, не знающий ни слова по-английски.

Мело приехал в Соединенные Штаты без родителей и совсем не знал английского. Сунуться в чужую страну без знания языка его надоумили бразильские баскетбольные агенты, которые заметили его потенциал и жаждали набить свои карманы. Отец Фабрицио скончался от сердечного приступа, когда он был еще малышом, а мать очень хотела, чтобы высокий и нескладный лентяй получил хорошее образование в США.

До приезда во Флориду Фаб почти не играл в баскетбол. Он много и неплохо играл в футбол, но как-то летом вырос на 20 сантиметров, потерял былую скорость и подвижность, став слишком неуклюжим для того, чтобы пинать мяч ногами.

Смотря ESPN, Мело стал понемногу понимать английский и уже начал отличать «FT» от «FG», а «rebound» от «turnover». Фабрицио учился в младшей школе, но ему разрешили тренироваться с Адамом Россом, который работал со старшеклассниками. Никто на всем Восточном побережье не мог произнести «Фабрицио», поэтому Росс стал называть его Фабом.

Играя у Росса, он доминировал среди школьных команд, и, однажды в его доме раздался звонок:

- Алло, это Фарби.. Фарбиси…, это Мело?

- Фабрицио. Мое имя Фабрицио, но можете называть меня просто Фаб. Я из Бразилии.

- Ок. Фаб, ты слышал что-нибудь об Ол Американ Макдональдс (All-American McDonald’s Game)?

- Да-да, тренер Росс советует мне побольше есть бургеров, чтобы я смог стать таким же мощным как Шакил О’Нил.

- Ээээ… Да нет, я не об этом. Ты вообще понимаешь английский?

- Да, я смотрю ESPN почти каждый вечер.

- Ты забавный. Мы хотели бы пригласить тебя принять участие в игре среди лучших школьников.

Мело спешил поделиться хорошими новостями с тренером Россом:

- Че? Какой на хрен Макдональдс гейм? Ты себя видел, дрищ бразильский?

*****

Мело все еще ужасно говорил по-английски, когда впервые посетил Университет Сиракьюз.

«Все, что ему хотелось это запереться в номере отеля и не вылезать оттуда», – вспоминает атакующий защитник студенческой баскетбольной команды Сиракьюз «Орандж» Скуп Джардин, который встречал его в аэропорту.

Шло время, Фабрицио немного подтянул язык, говорил уверенней, хоть и с акцентом, и стал все чаще выходить из номера отеля. Через год он уже переселился в университетский городок, радуя окружающих своей беззаботной белоснежной улыбкой.

- Официант, принесите-ка мне крылышек с KFC, – Мело обожал подкалывать Диона Вейтерса (waiter (англ.яз.) – официант), тот же смеялся над его грубым бразильским акцентом.

Мело приветствовал товарищей по команде обнимашками и часто сам смеялся над своими шутками, хотя почти никто их не понимал.

 «Он был большим человеком во всех смыслах этого слова, но кроме этого, он действительно был личностью. У него была огромная жажда жизни, он был ярким человеком и лучшим товарищем по команде»- вспоминает Нолан Харт, товарищ Мело по университетской команде.

«Фаб был счастливым парнем, который наслаждался ежедневными путешествиями со своими товарищами по команде и друзьями, - отзывается об одноклубнике Ник Ресей, - если окружающие были счастливы, то и он был счастлив».

Мело боролся за игровые минуты с Риком Джексоном, основным центровым «оранжевых», но в свой первый год Фаб играл очень мало. Однако на второй сезон он превратился в настоящего защитного монстра, набирая 7,8 очков, 5,8 подборов и 2,9 блоков за 25,4 минуты за игру. Вы могли быть спокойны за свою трехсекундную, если в ней находился Фаб.

«В том году он, вероятно, был лучшим защитным центром, который когда-либо был в Сиракьюз. Я не думаю, что болельщики понимали насколько важен он был для нашей игры», – говорит Нолан Харт.

Успехи в игре позволили Фабу сблизиться с товарищами по команде, в особенности с Байе Муссе Кейте и его соседом по комнате Мэттом Томашевским. Они часами играли в ФИФУ, закидываясь крылышками с KFC, потом садились в новенькую «Короллу» и отправлялись на поиски приключений. Иногда они ехали в сторону гор вслед за снежными метелями, а порой просто посещали торговый центр на бульваре Эри (Erie boulevard). 

Как-то раз они отправились в местный клуб. Охрана не хотела пускать несовершеннолетних студентов, но Фаб сумел решить эту проблему:

«Эй, чувак, посмотри на меня: во мне больше двух метров роста и почти 120 килограмм веса. Ты когда-нибудь видел таких студентов? Я – нет, – убеждал секьюрити Мело, - если что, эти ребята со мной».

Приняв Мело за головореза из мексиканского наркокартеля, охранники впустили студентов на вечеринку. Тот день был последним, когда в клубе была акция: именинникам и их друзьям выпивка за счет заведения. Несмотря на то, что день рождения Фаба был две недели назад, никто не осмелился высказать свое возмущение двухметровой глыбе с бразильским акцентом.

Когда Мело становилось скучно, они с Кейтой рассказывали истории о своих родных странах (тот был родом из Сенегала). Мело хвастался песочными пляжах в Бразилии и вспоминал как ему повезло, что он выбрал баскетбол, а не футбол. Фаб заботился о Кейте и даже готовил тому на завтрак омлет с беконом. Все бы ничего, но Кейта был мусульманином.

Жизнь Фаб была в тот момент была прекрасна: на площадке и за ее пределами все складывалось очень хорошо.

*****

«Мы бы выиграли чемпионат, если бы Фаба не отстранили, - вспоминает Гриффин Хоффман из Университета Сиракьюз, - он был основополагающим игроком команды в то время».

В январе 2012 года Фаб был отстранен от игр из-за академической неуспеваемости. Забавно требовать хороший средний балл от парня, выучившего язык по репортажам ЕSPN. Мело дисквалифицировали на три игры, но он сохранил право играть в оставшейся части регулярного сезона. После возвращения «оранжевые» выдали серию 17-1, а центровой был назван лучшим защищающимся игроком конференции Биг Ист.

Они вышли в плей-офф и готовились сражаться за победу в NCАА. Но их путь к победе закончился гораздо раньше, чем ожидалось: 13 марта, объявили, что Мело вновь дисквалифицирован по той же причине, теперь уже до конца сезона. Без основного центрового команда сумела дойти лишь до четвертьфинала.

Проведенное расследование выявило, что на спортивном факультете Университета Сиракьюз предприняли все меры, чтобы подтянуть успехи Мело: подделали документы, завысили баллы, дали взятки профессорам. Он был в эпицентре скандала. Самым простым вариантом оказалось обвинить самого Фаба во всех махинациях.

Мело стал настоящим козлом отпущения среди фанатов «оранжевых». Многие припомнили ему, что это был уже не первый его проступок в кампусе: годом ранее Фабу предъявили обвинение в нападении на бывшую. Полиция сильно приукрасила произошедшее, учитывая, что Фаб всего лишь оторвал указатель поворота в ее машине.

 «Я думаю, что после этого он впал в уныние, – говорит Харт, - он чувствовал, что фанаты отвернулись от него».

Спустя несколько месяцев настоящего ада, когда фанаты освистывали его, а товарищи по команде винили его в своем проигрыше, Фаб принимает решение покинуть университет и выставляет свою кандидатуру на драфт НБА 2012.

*****

В тот год у Бостона были 21-й и 22-й пики. Сначала был взят Джаред Саллинджер, следующим, проигнорировав Джея Каудера и Дрэймонда Грина, «Селтикс» выбрали Фаба Мело. Несмотря на то, что он был одним из лучших защищающихся игроков того драфта, брать центрового без особых навыков в атаке, плохо разговаривающего по-английски и начавшего играть в баскетбол лишь в 15 лет, было серьезным риском. 

В Бостоне у Фаба с самого начала все пошло не так: он упал со стула, был отправлен в «Мэн Ред Кловс» из Лиги развития, был вызван оттуда, на радостях врезался в дверь и получил сотрясение мозга.

«Фаб – такой Фаб», – сказал тогда главный тренер «Селтикс» Док Риверс.

В одной из игр в Лиге развития Мело сделал монстр-трипл дабл с 14 блоками, его приметил Эдуардо Нахера из «Техас Ледженд» и позвал в «Мэверикс». В Далласе Мело не дали ни единого шанса и спустя полтора года в НБА, Мело оказался никому не нужным семифутером, с чуть более 10 играми в НБА.

Фабрицио давно уже чувствовал, что находится не в своей тарелке и в 2014 году возвращается домой в Бразилию. Тот факт, что он не смог оправдать возложенных на него ожиданий, сильно давил на него, и он чувствовал себя виноватым.

Мело был довольно приятным парнем, неплохим баскетболистом, никогда не употреблял наркотики и почти не нарушал закон.

«Он вырос в очень сложной обстановке, он рано потерял отца, многие из его семьи рано погибли или попали в тюрьму. Он рос в атмосфере нищеты и насилия, сумел выбраться оттуда, был очень добр с людьми, но они не приняли его», - вспоминает Адам Росс.

Мело не любил рассказывать о своей жизни в США. Он старался забыть это. Он перестал общаться с Россом, который был его очень близким другом в США. Тем не менее, близкие Мело рассказывают, что он был счастлив перед смертью и наслаждался жизнью в Бразилии, где он мог играть в баскетбол и быть самим собой. Он часто размышлял: а стоило ли покидать дом и семью и уезжать в Америку?

«Он пережил трудное время, - говорит Педро Лил, друг детства Мело, - Он видел, как его мечта уплывала от него и ему было трудно смириться с этим».

«Я знаю, что он любил баскетбол, - вспоминает Росс после паузы, - Но он слишком много отдавал людям, больше чем стоило, поэтому его сердце не выдержало».

11 февраля 2017 года, тело Фабрицио Пайлино де Мело было обнаружено в постели его собственного дома. По официальной информации Мело погиб во сне от инфаркта. Ему было 26 лет.

Он был партнёром Кобе Брайанта, а потом получил 23 года тюрьмы за убийство

Попасть в НБА, подружиться с Джастином Бибером и не дожить до 35

Кто убил Лоренцена Райта?

Пытался попасть в НБА, а угодил в тюрьму

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
E.T
+154
Популярные комментарии
Мистер Вандерваев
+34
Печально и как-то совсем не хочется шутить по поводу Фаба Мело. Вообще.
j-rich
+17
Ещё одна отличная статья из этого нового блога. А Мело очень жаль. Вся жизнь впереди и тут сердечный приступ в 26(
SopTecret
+12
Бедняга :-( Искренне жаль, когда человек умирает в расцвете лет
Написать комментарий 14 комментариев

Новости

Реклама 18+