Реклама 18+

Двойной пост

Здраствуйте. Я, Чжу. Хотел бы создать самый лучший бложик на сайте, как я понял, для этого надо обязательно, чтобы присутствовала цифра два, суть такова...

В бложике можно быть образованными, труфенами и нейтралами. И если пользователь образованный, то он подписан на бложик, набигают труфены и нейтралы. Можно делать копипаст из Векепедии... И образованному раз такой то сделать бложик образовательным... А псто можно такие делать что первый раз прочитаишь то просто кажется, что желч зовислевой рукой, когда перечитаиш можно найти отсылки к извесным произведениям и фактам. Можно ругать автора и т.п. Если за труфенов то надо слушаться того, кто болеет болше всех за клуб, и защищать честь клуба от злого (имя я не придумал) и шпионов, тралей образованных, и писат петиции на когото из этих (образованных...). Ну а если за нейтрала... то значит шпионы или партизаны образованных иногда нападают, пользователь сам себе командир может делать что сам захочет прикажет своим войскам с ним самим набижать и пойдет в атаку. Всего в бложике 4 зоны. Т.е. псто 4 вида у каторой обизательно двайное название, 1 - зона Дж Д (нейтрал), 2- зона Ч-2 (где дворец), 3-зона К Б, 4 - зона злого С-Б... (в горах, там есть старый форт он там сичас сидит...)Так же чтобы в бложике могли не только ругать автора но и писать про птирадактилей и если пользователя не вылечат то он всигда будет это делать, так же можно в топ вносить но пользователь может не испугатся а просто тут же в другой топ попасть...

Все хорошо, но чтобы стать таким, надо иметь сумасшедшую работоспособность, как основатель, а также отлично разбираться в вопросе, к сожалению, не потяну. Да и все действующие авторы - имеют никнеймы из двух слов, а у меня аж три, не судьба.

Тогда можно сделать коллективный блог. Здесь даже думать не надо, как с двойкой поступать, её надо сразу занести в название, дважды повторить, добавив к ней два слова. Успех будет грандиозным, уютность бложика будет стремиться к абсолютной величине, каждый псто будет претендентом на все возможные награды, как за графическое, так и за смысловое содержание, ну а авторы будут суперзвездами (причем не только по кружочкам) сайта.

К сожалению, тоже не мое. Такой бложик, это еще и огромная ответственность, когда ты представляешь не только себя, но и других авторов. С моими перерывами бложик из уютного моментально превратится в заброшенный, а коллектив разбежится клепать мемы.

Тогда может попробовать зайти с другой стороны, отбросив никнеймы авторов и название бложика? Как вместить побольше двоек в текст? Найти её буквенное выражение, лучше всего подойдет греческий язык, где слово "два" произносится как "ду". Душат свободную прессу в России? Пиши псто. Дурят русский народ? Выскажись в псто. Духовность в опасности? Расскажи про геев в псто. Дурацкий каламбур в названии? Прекрасно для псто. Дукалис стал популярным мемом? Вставляй его в псто. Следование этим нехитрым правилам даст вам огромное количество плюсов и комментариев. 

Но не о том я хочу бложик, не о том. Когда я решил завести себе его, мне захотелось высказать свои мысли вслух, постаравшись оформить это в читаемую форму. Мне всегда казалось, что содержание псто должно не только пытаться затронуть читателя, потому что это легко сделать, высказавшись на любую актуальную тему и написав два абзаца, но и иметь какое-то логическое развитие и завершение, поэтому я стараюсь по-возможности, соединить полярные точки зрения, узнать первопричину произошедшего, и уже потом сделать свой вывод, пускай даже он будет ошибочным. Я рад, что у моего бложика есть подписчики, потому что пишу я прежде всего для них, не хотел бы я этого, не было бы и бложика. Спасибо всем за ваши плюсики и комментарии, и, надеюсь, еще не раз мы встретимся на этом куске интернета.    

P.S. К чему торжественная речь? Ах да, я же джва года уже веду этот бложик.

 

P.P.S. А как вы думаете, почему псто называется Двойным? Только из-за забавного притягивания за уши двойки? Нет, я не мог ограничиться словами поздравления, а решил к годовщине достать псто, который, кстати, дважды рожденный, первый раз он едва не погиб из-за накрывшегося ноутбука, поэтому он до сих пор еще не был опубликован. Такой вот креатив на вольную тему. Все имена и события вымышленные, совпадения с реальными людьми - случайность. И да, очень-очень много букв. 

 

 

PULP (сущ.):

1. Мягкая, влажная, бесформенная масса или вещество.

2. Журнал или книга с примитивным и пошлым содержанием, обычно печатающиеся на грубой, дешевой бумаге.

(American Heritage Dictionary New College Edition)

 

1. КАФЕ – УТРО

 

Обычное кафе в центре Москвы, если его можно назвать обычным, поскольку все посетители одеты в вещи от известных модельеров, то и дело слышны мелодии телефонов популярной марки, а сама обстановка внутри говорит, что над ней трудился не один дизайнер. Примерно 9 утра. За одним из столов сидят двое: Федор и Виктория. Между ними идет разговор, начатый задолго до того, как зритель увидел их.

Федор. Нет, исключено. Я завязал.

Виктория. Ты каждый раз так говоришь: хватит, я завязал.

Федор. Я знаю, я всегда это говорю. И я всегда так думаю, но…

Виктория. …Но через пару дней ты об этом забываешь…

Федор. …Но время, когда я об этом забывал, прошло, и началось время, когда я об этом буду помнить.

Виктория. С завтрашнего дня.

Федор и Виктория смеются, их смех длится некоторое время: то прекращается, то возобновляется снова.

Официантка подходит к паре с кофейником.

Официантка. Желаете ли вы еще что-либо?

Виктория. Нет, спасибо.

Официантка уходит. Федор возвращается к обсуждению прерванной темы.

Федор. Я хочу сказать, что сейчас это также рискованно, как симулировать травму. Даже еще рискованнее. С травмами проще! Ты можешь сколько угодно быть на больничном, определить это могут только медики, так чего тренеру волноваться? Здесь даже обследование не нужно. Я слышал о парне, который пришел к врачам с мобильным телефоном, передал телефон, а на другом конце провода какой-то мужик говорит: «У этого парня серьезное растяжение мышц, и если вы ему не дадите выходной, мы вас потом засудим».

Виктория. И что, сработало?

Федор. И еще как сработало, я же об этом и говорю! Какой-то раздолбай пришел к врачам – и не с рентгеном, не со справкой, а с дурацким телефоном, – ничего не делал месяц, и никто даже не почесался.

Виктория. Хочешь травмы симулировать?

Федор. Я не говорю, что хочу симулировать, просто объясняю, что это проще, чем то, что мы с тобой делали.

Виктория. То есть, ты не хочешь симулировать?

Федор. Не-а, все эти ребята идут по одной дорожке: или спиваются, или заканчивают во второй лиге.

Виктория. И сидеть на лавке тоже не хочешь?

Федор. А о чем я, по-твоему, говорю? Теперь это совсем не то, что раньше. В клубах стало слишком много иностранцев: голландцы, португальцы. Скажешь ему: «Не могу сегодня играть», а он вообще не понимает, что это значит, мать его. Они принимают все это слишком близко к сердцу. Если будем продолжать, рано или поздно нам придется переезжать из Москвы.

Виктория. Я не хочу переезжать.

Федор. И я не хочу. Но с ними мы может оказаться в ситуации, когда – либо они, либо мы. Попробуй, зайди к такому с одним мобильным телефоном, посмотрим, что у тебя получится. Ну его к черту, хватит, пора завязывать.

Виктория. Ну, и что остается – работу искать?

Федор (смеется). Не в этой жизни.

Виктория. Тогда что?

Федор. Скандал.

Виктория. Скандал? Но зачем?

Федор. Дело в том, что наше положение в обществе зависит от медийной известности. Ты можешь быть хоть супер-спортсменом, но по завершению карьеры о тебе не вспомнит никто, кроме нескольких парней, которые максимум, что могут тебе дать, так это угостить тебя пивом в своей любимой забегаловке. Если же ты известен широкому кругу людей, ты будешь всегда на коне, тебя будут звать в различные ток-шоу, чтобы послушать твое мнение, которое никому на самом деле не интересно, однако, тебя все равно зовут, потому что твое присутствие прибавляет шоу статусности. Тебя будут звать в качестве эксперта, хотя ты превосходишь остальных только тем, что чуть сильней бьешь по мячу, но установки тренера ты всегда пропускал. И не важно, что ты станешь известным как скандалист. Во-первых, люди так устроены, что охотнее обсуждают плохие новости, во-вторых, большинство людей, после того, как выпустит пар, забудет о сути конфликта, но вот твое имя они запомнят.  

Виктория. Это может иметь смысл.

Федор. Понимаешь, эта мысль возникла у меня, когда ты что-то не поделила в эфире передачи с Василием. Все было запечатлено на камеру. Помнишь, все газеты потом говорили о тебе?

Виктория. Ага.

Федор. И потом тебе предложили новый рекламный контракт.

Виктория. Точно.

Федор. Это была блестящая идея.

Виктория. Спасибо.

Федор. По новому контракту ты получила больше, чем за то, что вела ту передачу.

Виктория. Больше.

Федор. В рестораны ходит куча народу.

Виктория. И все – с телефонами.

Федор. Не так глупо, а?

Виктория осматривает кафе. Посетители едят, разговаривая друг с другом. Улыбка на лице Виктории делается все шире.

Виктория. Совсем не глупо. (переходя от слов к делу) Я готова. Давай, здесь и сейчас.

Федор. Помни, я работаю на толпу, ты разбираешься с работниками.

Виктория. Поняла. Я люблю тебя, Тыковка

Федор. И я люблю тебя, Зайка.

Федор и Виктория вскакивают из-за стола, при этом падают стоящие рядом стулья, пальма, со стола летит чашка кофе на пол.

Федор (кричит). Куда подевался этот официант! За что они свои деньги получают?

Виктория. Если мне сейчас же не принесут мой кофе – всем башку снесу, уроды! Ясно?

 

СМЕНА КАДРА:

ТИТРЫ: БУЛЬВАРНОЕ ЧТИВО.

 

2. ШЕВРОЛЕ 74 ГОДА ВЫПУСКА (В ДВИЖЕНИИ) – УТРО.

 

Хотя и старая, но в отличном состоянии Шевроле Импала белого цвета мчится по улице на окраине Москвы. На передних сиденьях два молодых человека, оба в дорогих черных костюмах с модными узкими черными галстуками. Их зовут Понтус и Игорь. За рулем Игорь.

Игорь. …Ну ладно, расскажи про эти «кофейни».

Понтус. А что ты хочешь знать?

Игорь. Там ведь травка разрешена, так?

Понтус. Да, разрешена, но как бы не на сто процентов. В смысле, ты не можешь зайти в ресторан, свернуть косяк и начать шмалить. Можно курить только дома или в специально отведенных местах.

Игорь. То есть в этих «кофейнях»?

Понтус. Да, раскладка такая: разрешено покупать, разрешено хранить, и, если ты владелец такого наркобара, то тебе разрешено продавать. Разрешено иметь при себе, что на самом деле не имеет никакого значения – только послушай! – если тебя останавливают менты, то они не имеют права тебя обыскивать. Менты в Амстердаме не имеют права на обыск.

Игорь. Ну и дела – слушай, я еду туда, прямо сейчас!

Понтус. Да, тебе там понравится.

 

СМЕНА КАДРА:

 

3. ХОЛЛ В ОФИСНОМ ЗДАНИИ – УТРО.

 

Винсент и Джулс проходят по холлу и останавливаются в ожидании лифта.

Игорь. Ты помнишь Виктора Дос Сантоса? Бразильца?

Понтус. Да, кажется, такой толстый?

Игорь. Я бы не называл его толстым. Просто проблемы с весом. С бразильцами бывает такое.

Понтус. Наверное, я знаю, о ком ты, ну и что с ним?

Игорь. Ну, босс здорово надрал ему задницу. И ходят слухи, что причиной был контракт.

Двери лифта открываются, мужчины входят внутрь.

 

4. ЛИФТ – УТРО.

 

Понтус. И что он сделал – кинул босса?

Игорь. Нет-нет-нет-нет, ну что ты.

Понтус. Тогда что?

Игорь. Он сказал, что очень сильно скучает по дому.

Понтус. Скучает по дому?

Игорь кивает головой («да»).

Понтус. И все?

Игорь кивает головой («да»).

Понтус. И что сделал босс?

Игорь. Приехал к нему домой, стал кричать, после чего швырнул в него вазу. Журналистам сказали, что тот сам пытался ударить её ногой и порезался.

Двери лифта открываются, Игорь и Понтус выходят.

Понтус. Мерзость какая.

 

5. КОРРИДОР НА ЭТАЖЕ ОФИСНОГО ЗДАНИЯ – УТРО.

 

НЕПОДВИЖНЫЙ КАДР перед Игорем и Понтусом, идущими по холлу.

Понтус. И все же я скажу: не хочешь пожара – не играй со спичками.

Игорь. Что ты имеешь в виду?

Понтус. Не стоит говорить, что ты скучаешь по дому, если за тебя уплатили большие деньги, а сам ты получаешь зарплату.

Игорь. А ты не думаешь, что это слишком?

Понтус. Виктор, наверное, не ожидал от босса такой реакции, но какую-то реакцию он должен был ждать.

Игорь. Это была всего-навсего тоска по дому.

Понтус. Это означает, что он сначала дал согласие, а потом, когда получил деньги, стал отказываться. Это все равно, что он кинул босса. Ну нет, конечно, не совсем все равно, но игра на том же поле.

Игорь останавливается.

Игорь. Так-так-так… а ну-ка стой. Тосковать по дому и кидать босса – это разные вещи.

Понтус. Вещи разные, но игра на одном и том же поле.

Игорь. И ни на каком не на одном. Слушай, может ты не тоскуешь по дому, может у тебя вообще проблем нет, но у меня, если что-то случится, я просто подойду и заявлю об этом боссу, что сейчас я вне игры.

Они останавливаются перед дверью с номером 49. Говорят шепотом.

Игорь. Который час?

Понтус (смотрит на часы). 7-22 утра.

Игорь. Еще рано, давай подождем.

Отходят от двери, стоят лицом друг к другу, по-прежнему шепчут.

Игорь. Слушай, я не думаю, что босс правильно поступил, бросив в Виктора эту сраную стеклянную вазу, вместо того, чтобы поговорить с ним как мужик с мужиком. Нехорошо это, знаешь ли. Я же говорю о том, что у меня могут возникнуть сомнения, проблемы. Я никому не позволю заставлять себя против моей воли.

Понтус. Я не говорю, что он правильно сделал, но ты говоришь, что если ты не захочешь, то все, остальные должны с тобой согласиться, ведь до этого ты дал обещание, поставив подпись под контрактом, а значит сам должен рассчитывать все свои возможности, можешь ли ты исполнить свое обещание или нет.

Игорь. Интересная точка зрения, но давай соберемся, пора работать.

 

6. ОФИС 49 – УТРО.

 

Двое мужчин сидят за столом, на котором навалены гамбургеры, картошка-фри и газированная вода. Они вздрагивают от громкого стука в дверь, один из них открывает дверь, за которой Игорь и Понтус.

Игорь. Здорово, ребята.

Игорь и Понтус входят в квартиру.

Игорь. Как дела, ребята?

Ответа нет.

Игорь (к одному из мужчин). Я что-то путаю, или я задал вопрос?

Мужчина. У нас все в порядке.

Пока Игорь и Мужчина говорят, Понтус продвигается за спины парней.

Игорь. Ты знаешь, кто мы?

Мужчина качает головой («да»).

Игорь. Мы помощники твоего делового партнера, ты ведь помнишь своего делового партнера, а?

Мужчина. Помню.

Игорь. Рад за тебя. Похоже, мы с Понтусом помешали вам завтракать, извините нас. Что кушаем?

Мужчина. Гамбургеры.

Игорь. Гамбургеры. Краеугольный камень любого питательного завтрака. И что за гамбургеры?

Мужчина. Чизбургеры.

Игорь. Нет, я имею в виду, откуда они? МакДоналдс, Бургер Кинг, откуда?

Мужчина. МакДоналдс.

Игорь. МакДоналдс. Я слышал, у них там вкусные бургеры. Нам Викторыч запрещает их есть, хотя сам бывает там замечен. Не против, если я попробую один из твоих?

Мужчина. Нет.

Игорь берет бургер и откусывает кусок.

Игорь. Ммммммм, какой вкусный бургер. (Понтусу) Понт, ты не хочешь бургер?

Понтус. Нет, я не голоден.

Игорь (Мужчине). Понтус у нас был в Европе, представляешь, им там разрешено курить всякое, а он вот ни разу, вот что значит режимщик. Кстати, я вижу, у вас тут на столе много всякой вредной еды. Я бы не рекомендовал вам её есть, из-за этого вас не приглашают в Европу, ну и еще потому что вы плохо свистите. Кстати, на счет свиста, ты знаешь, зачем мы пришли?

Мужчина кивает головой («да»).

Игорь. Тогда почему бы тебе на сказать моему человеку, Понту, где вы прячете эту штуку?

Мужчина. Она под кроватью.

Понтус подходит к кровати, нагибается и достает черный кейс, щелкает замками, открывает кейс. Мы не видим, что внутри, но из кейса исходит сияние. Понтус замирает, завороженный.

Игорь. Мы довольны?

Понтус. Мы довольны.

Мужчина (Игорю) Слушайте, я хочу вам сказать, как мы сожалеем обо всем этом, что произошло между нами и вашим боссом. Мы с самого начала исходили из лучших побуждений…

В то время, как Мужчина говорит, Игорь бьет ногой в грудь второму мужчине, который до этого сидел, не произнеся ни слова, тот падает со стула.

Первый мужчина замирает, пораженный страхом. Он не кричит, не плачет и ничего не говорит, но его тело до отказа наполнено страхом, и он как будто вот-вот лопнет.

Игорь (Мужчине). Ой, извини, ради Бога. Я сбил тебя с мысли? Я не хотел, правда. Продолжай, пожалуйста. По-моему, ты говорил что-то о «лучших побуждениях».

Мужчина не может выговорить ни слова.

Игорь. Что такое? Похоже, ты все сказал. Позволь, я тебе отвечу. Не мог бы ты описать мне, как выглядит наш босс?

Мужчина все еще не может выговорить ни слова.

Игорь с грохотом переворачивает столик. Мужчина теперь сидит на стуле посреди комнаты перед Игорем, как политзаключенный перед следователем на допросе.

Игорь. Опиши, как выглядит мой босс!

Мужчина (одурев от страха). Ну… он… он… невысокий…

Игорь. Дальше!

Мужчина. …И он… он… с большим носом…

Игорь. Он похож на шлюху?

Мужчина. Что?

Игорь бьет ногой мужчине в колено, слышен отвратительный хруст.

Игорь. Он-похож-на-шлюху?

Мужчина (в агонии). Нет.

Игорь. Так почему же ты хотел трахнуть его как шлюху?

Мужчина (корчась в судорогах). Я не хотел.

Игорь (более спокойным голосом). Хотел. Ты когда-нибудь Библию читал?

Мужчина (корчась в судорогах). Да.

Игорь. Там есть одно место, я его запомнил, подходит к этой ситуации. Иезекииль, 25:17: «Путь праведника преграждается нечестивостью грешников и беззаконием злобных. Благословен тот, кто, побуждаемый милосердием и доброю волей, ведет слабых чрез долину тьмы, ибо он есть истинная опора братьям своим и хранитель заблудших. И простру руку Мою на тех, кто замыслил истребить братьев моих, и совершу над ними великое мщение наказаниями яростными, и узнают, что я – Господь, когда совершу над ними Мое мщение.»

После этого Игорь и Понтус начинают наносить удары ногами мужчине. Он падает вместе со стулом, после чего его уже добивают.

Наступает тишина.

Внезапно дверь ванной распахивается, и третий мужчина выбегает с раковиной в руках, видно взял единственный увесистый предмет, который смог найти.

Третий мужчина. Умрите!!!

Прямо перед ним оказывается Игорь, который стоит согнувшись, поскольку не успел принять обычную позу после того, как бил первого мужчину. Третий мужчина, глядя безумным взглядом в глаза Игорю поднимает раковину над головой Игоря и швыряет её, однако орудие отмщения не достигает цели, поскольку в последний момент Игорь успевает выставить перед собой обе руки и направить летящий предмет в сторону от себя. Лицо третьего мужчины полностью меняется, от плотно сжатых губ («Возмездие пришло») к растерянному взгляду («Что за черт?»).

Третий мужчина. Я не понимаю…

Чудовищной силы удар уносит его обратно в ванную, откуда он несколько мгновений назад выбежал.

КАДР ПУСТЕЕТ.

ЭКРАН ГАСНЕТ.

СМЕНА КАДРА:

 

7. СРЕДНИЙ ПЛАН – РОМАН.

 

Роман, мужчина уже в годах, но видно, что не растерявший спортивной формы, сидит за столом, на нем бело-голубая спортивная куртка. С ним говорит самый главный босс, мы его не видим, он за кадром.

Босс. Когда все это закончится, ты будешь рад, вот увидишь. Сколько тебе осталось играть? Да даже не факт, что ты выйдешь на поле в следующем сезоне, твое время ушло. И даже, если все пойдет так, как ты захочешь, кем ты станешь? Чемпионом? Да никогда, потому что придут другие, которые также продадут свои очки, а ты останешься ни с чем, да и денег у тебя не прибавится.

Рука босса кладет конверт, набитый деньгами, на стол перед Романом.

Босс. Сейчас, перед матчем, ты, возможно, чувствуешь легкий укол, это в тебе гордость играет. Пошли ее нахрен! От нее один вред, пользы никакой. Борись с этим поганым чувством. Потому что через год, когда ты будешь кайфовать на Карибах, ты скажешь себе: «Я сделал правильный выбор».

Роман. С этим у меня проблем нет.

Босс. Во втором тайме ты запустишь.

Роман кивает головой («да»).

Босс. Скажи вслух!

Роман. Во втором тайме я запущу.

 

СМЕНА КАДРА:

 

8. СН. «САЛЛИ ЛеРОЙ» – ДЕНЬ.

 

«Салли ЛеРой» – большой ресторан в Москве. Его владелец – босс.

Машина Понтуса въезжает на большой скорости на территорию, прилегающую к ресторану.

Понтус стучится; мы слышим щелчок окрывшегося замка. Дверь открывается, внутри нам виден охранник.

Охранник. Понтус! Наш человек в Амстердаме! А ну давай, заходи.

Понтус входит внутрь. Он несет черный кейс из предыдущей сцены, охранник хлопает дверью перед нашим носом, закрывая ее.

Понтус. Где большой босс?

Охранник. Вон там, заканчивает кое-какие дела.

Охранник. Подожди пару секунд. Когда увидишь, что этот парень уходит, иди наверх. Может, сделать тебе пока эспрессо?

Понтус. А может, чашку старого доброго черного?

Охранник ставит перед Понтусом чашку кофе.

Роман присаживается к бару рядом с Понтусом, который пьет свой «старый добрый черный».

Роман (Охраннику). Пачку Ред Эпплс, пожалуйста.

Охранник. С фильтром?

Роман. Без.

Пока Роман ждет сигарет, Понтус смотрит на него, потягивая кофе. Роман перехватывает его взгляд.

Роман. Что-то увидел, друг?

Понтус. Я тебе не друг, мешок.

Роман медленно поворачивается к Понтус.

Роман. Что ты сказал?

Понтус. По-моему, ты все отлично слышал, мешок с картошкой.

Роман начинает вставать, но в это время…

Босс. Понтус в здании? А ну иди сюда!

Понтус уходит, даже не взглянув на Романа.

Охранник. Пачка Ред Эпплс – доллар сорок.

Роман, продолжая глядеть в сторону ушедшего Понтуса, платит охраннику и уходит из кадра

 

СМЕНА КАДРА:

9. ТЕМНЫЙ ЭКРАН.

 

ИЗ ТЕМНОТЫ:

1999 год, качество пленки резко меняется, появляется рябь и дрожь, блики зеленых и желтых тонов, неуместные для отображаемых предметов.

Роман находится в раздевалке, рядом с ним сидят его товарищи по команде. Перед ним стоит тренер, который обращается к команде.

Тренер. Ребята, сегодня судья нас убивает. Мы ведем 2-1, но будьте готовы к липовым пенальти, к штрафным.

КАДР МЕНЯЕТСЯ, Роман стоит в воротах. Идет 6 добавленная минута, судья всячески пытается продлить матч, давая штрафные за каждое падение соперников. После очередного падения, слышен стук – это стучит пульс в висках, съемка ведется от первого лица, в кадр попадает лицо судьи, в ушах появляется звон, после чего становится понятно, что Роман что-то выговаривает судье, но что именно, понять невозможно из-за звона. Далее перед глазами возникает красная карточка. Экран снова становится темным.

 

СМЕНА КАДРА:

 

10. РАЗДЕВАЛКА – ВЕЧЕР.

 

Роман возвращается в наше время, он сидит на лавке в раздевалке, на нем полная вратарская экипировка. Как только камера наезжает на него, он резко встает. Взволнованный удивительным воспоминанием, он вытирает рукой в перчатке покрытое потом лицо.

Слышна команда «Выходим»

ЭКРАН ГАСНЕТ.

 

ТИТРЫ:

«В ГОСТЯХ У ВРАГА».

Мы слышим:

Спортивный Комментатор №1. …да, Константин, кто-бы мог подумать, что сегодня команда, которая лишена участия в еврокубках, и которой уже ничего не надо, даст бой претенденту на чемпионство, и отнимет у него шансы на победу в чемпионате.

ШУМ беснующейся толпы на заднем плане.

ИЗ ТЕМНОТЫ:

 

11. АЛЛЕЯ (ИДЕТ ДОЖДЬ) – ВЕЧЕР.

 

В темной аллее возле дворца спорта в Химках припарковано такси, в котором слышны голоса спортивных комментаторов.

Спортивный комментатор № 1. …И самое главное, как сыграл вратарь, если пытаться выразить в процентах его вклад в сегодняшнюю победу, то это будет ну не менее 50%!

Спортивный комментатор №2. Полностью согласен с тобой, Георгий. Сегодня вратарь действительно показал, что он является половиной команды. Но вот, что странно, он не пошел вместе с другими игроками благодарить болельщиков за сезон, а сразу скрылся в подтрибунном помещении…

Внутри такси за рулем сидит мужчина-таксист кавказской внешности.

Окно на третьем этаже дворца спорта открывается, из него вылетает спортивная сумка и падает в мусорный контейнер под окном. Затем Роман, по-прежнему одетый во вратарскую форму, прыгает из окна в тот же мусорный контейнер.

Со спортивной сумкой в руках, Роман вылезает из контейнера и безит к такси. Перед тем, как сесть в машину, он снимает свой свитер и бросает его на землю.

Водитель. Куда ехать?

Роман. Куда угодно, лишь бы прочь отсюда.

Машина отъезжает от стадиона, вскоре она выезжает на МКАД и движется по направлению на юго-запад.

Водитель (по-армянски):Так куда тебя отвезти, Роман?

Роман (удивленно): Ты меня знаешь?

Водитель: Кто же не знает нашего вратаря? Я вижу, ты не хочешь, чтобы кто-то узнал, где ты сейчас находишься, поэтому предлагаю тебе помощь. У меня один знакомый как раз тут неподалеку квартиру сдает, хочешь, можешь там пожить, сколько тебе надо?

Роман: У меня нет выбора, все спонтанно получилось, вези уж туда.

Водитель. Хорошо, здесь недалеко.

Машина поворачивает на Волоколамское и вскоре приезжает к Тушенской, где новый знакомый вручает ключи от квартиры в одном из серых неприметных домов.   

 

12. СЛЕДУЮЩИЙ ДЕНЬ.

 

Роман выходит из подъезда и, насвистывая какую-то мелодию, направляется в сторону метро. Подойдя к пешеходному переходу, он дожидается, когда загорается зеленый свет, после чего начинает переходить дорогу. Когда он уже практически подходит к тротуару напротив, он неожиданно останавливается и поворачивает голову направо. Прямо перед ним стоит автомобиль, который ранее он видел возле ресторана Босса, спутать его невозможно из-за кричащего золотого цвета, а также номеров, на котором одни семерки. За рулем сидит Босс. Он, кажется, и сам не верит, что видит перед собой Романа. Несколько мгновений они смотрят друг другу в глаза, после чего выражение Босса меняется, в этот же момент Роман отпрыгивает в сторону, автомобиль с ревом проносится вперед, задевая ноги Романа, после чего тот кубарем катится по асфальту. Автомобиль, не снижая скорости едет вперед и врезается в выезжающую маршрутку.

К лежащему на земле Роману подбегает прохожий.

Прохожий. Господи боже, вы живы?

Роман. Кажется, да.

Двое других прохожих помогают Боссу выбраться из покореженной машины, тот в полной прострации.

Прохожий. Если вам понадобится свидетель, я буду рад помочь. Я готов участвовать в суде, пора этих богатеев наказывать! Надо с него побольше денег взять! Ну и мне немного дадите за мои показания! Запишите мой телефон…

В это время на заднем плане появляется Босс. Он смотрит в направлении прохожего и Романа. Пока прохожий продолжает навязывать свои условия Роману, Босс хватает бампер своего автомобиля, который отвалился после столкновения, после чего начинает приближаться к прохожему и Роману

Роман видит чудовищную фигуру, которая, шатаясь и хромая, приближается к нему.

Роман. Мамат куным.

Босс замахивается бампером, после чего опускает его, но, поскольку еще не отошел от столкновения, попадает по спине прохожему, который падает на землю со страшным криком

Прохожий. О нет! Я ничего не видел, я ничего не знаю, оставьте меня!

Роману этого вполне достаточно. Он обращается в бегство.

Босс бежит за ним.

Толпа быстро расступается от бегущих, после чего те удаляются в сторону стадиона, возвышающегося над полем.

Роман бежит изо всех сил, припадая на одну ногу.

Босс сопит за его спиной, точно также шатаясь и прихрамывая.

Роман перебегает улицу прямо перед едущими машинами и видит перед собой большую букву М. Роман устремляется вниз по ступенькам под землю.

 

13. СТАНЦИЯ МЕТРО – ДЕНЬ.

 

В вестибюле метро нет никого, эта станция была построена и законсервирована еще в 80-е, поскольку не имела потенциала, однако, с постройкой стадиона возле неё, она была открыта. Стюард, простоватый на вид парень, стоит возле турникета, когда в вестибюль станции врывается Роман.

Стюард. Что-то случилось?

Роман. Заткнись!

Роман быстро оценивает ситуацию и встает за колонной, рядом с проходом в вестибюль.

Стюард. Эй вы, а ну стойте…

Но прежде чем Стюард успевает докончить свою угрозу, Босс забегает в вестибюль. Но как только он появляется возле колонны, Роман с силой бьет его по затылку.

У Босса подкашиваются ноги, он падает на пол.

Роман наклоняется над поверженным врагом и убеждается, что тот без сознания.

Стюард. А ну не двигаться, мать твою!

Роман смотрит на Стюарда, в руках у которого резиновая дубинка

Роман. Слушай, парень, не лезь не в свое дело…

Стюард. …Теперь это мое дело! А ну подними руки!

Роман повинуется.

Стюард подходит к Роману, после чего бьет его в лицо дубинкой. Роман падает без сознания.

Вырубив Романа, Стюард достает телефон и звонит. На другом конце провода снимают трубку.

Стюард. Алло? В паутину только что попалась пара мух. Я думаю, нашему шефу это будет интересно.

ЭКРАН ГАСНЕТ.

ИЗ ТЕМНОТЫ:

 

14. КАБИНЕТ ЛЕОНИДА АРНОЛЬДОВИЧА – ДЕНЬ.

 

На двух дорогих кожаных креслах сидят Роман и Босс. Они одновременно приходят в сознание, вид у них не из лучших, у каждого на лице имеются свежие кровоподтеки и ссадины.

Напротив них стоят Леонид Арнольдович и Валерий.

Леонид Арнольдович, увидев, что враги проснулись, начинает говорить, плохо скрывая свое торжество.

Леонид Арнольдович. Да, всегда считал, что обеспечение охраны на этой станции – лишняя нагрузка на бюджет, но если бы я знал, что из этого выйдет, платил бы вдвое больше, не задумываясь.

Роман и Босс не отвечают.

Леонид Арнольдович. Итак, сам факт драки таких людей в метро, уже будет интересен общественности, не так ли? Но почему эта драка произошла? Уж не потому ли, что кто-то вчера сыграл не как надо? А?

После этого Леонид Арнольдович начинает пристально смотреть на Романа, тот продолжает молчать.

Леонид Арнольдович поворачивается к Боссу.

Леонид Арнольдович: Ну, с ним ладно, я еще придумаю, что сделать, но что мы будем делать с Вами? Видите эту флешку? Да-да, мне только что принесли мои ребята, там очень интересное зрелище. С точки зрения спорта – так себе, но с точки зрения участвующих лиц, думаю, это взорвет все рейтинги. И эта флешка будет интересна многим.   

Босс. Мы же деловые люди, я думаю, можем договориться.

Леонид Арнольдович. Да-да, я думаю, можем, тем более новый сезон на носу, у меня много идей на этот счет, да и по бизнесу много интересных предложений.

После этого Леонид Арнольдович поворачивается к Валерию.

Леонид Арнольдович. Пока не придумали, что делать с этим (указывает на Романа), можешь его где-нибудь подержать?

Валерий. Есть у меня один специалист, как раз по его части

Валерий достает телефон, набирает номер, после чего говорит по-испански.

Валерий. Аcercarse en gabinete jefe. Yo no interesante tuyo talon! [Подойди в кабинет Шефа. Меня не интересует твоя пятка!]

Через некоторое время в кабинет входит Веллитон.

Валерий, указывая на Романа, дает ему указание. «protegerlo» (охранять)

Веллитон кивает головой («да»).

Леонид Арнольдович. Ну а мы пойдем в комнату для переговоров, там как раз есть хороший телевизор.

Леонид Арнольдович, Валерий и Босс уходят, оставляя Романа наедине с Веллитоном. Новоявленный охранник хихикает, потом начинает загибать пальцы, как будто пересчитывает свои победы. Раз-два-три. Потом он показывает другой рукой на Романа и загинает четвертый палец.

Из-за двери слышны голоса:

Леонид Арнольдович. Ну 6 очков, это даже не обсуждается!

Валерий. И пусть публично признается в заговорах! Кто, кому, когда!

Роман прислушивается к голосам. Затем переводит взгляд на Веллитона.

Веллитон продолжает хихикать.

Из задней комнаты мы слышим:

Леонид Арнольдович. Да-да, и вот это по сходной цене!

На мгновение Веллитон отвлекается на голоса. Этого хватает Роману, чтобы схватить его за шею и нанести один прицельный удар в нос.

Веллитон садится на пол, его глаза округляются.

Веллитон. Stop! Stop! No!

Роман вновь замахивается, но уже для вида, Веллитон убегает из кабинета.

По обе стороны от Романа находятся двери, за одной выход, за другой сидят те, кто еще недавно пытался либо его убить, либо же попытается что-то с ним сделать. Он делает шаг к выходу. Из-за другой двери слышен голос:

Леонид Арнольдович. Так, ну мы почти уже закончили, осталось еще с тем вопрос решить. Кстати, я хочу, чтобы Вы поприсутствовали, заодно посмотрите, как нужно делать так, чтобы он упал во втором тайме.

Роман поворачивается и подходит к двери комнаты для переговоров, после чего дергает за ручку.

 

15. КОМНАТА ПЕРЕГОВОРОВ – ДЕНЬ.

 

В кадре появляется рука Романа, тихо распахивающая дверь. За ней – Леонид Арнольдович и Валерий, которые увлеченно решают, что еще можно взять с их пленника. За их спинами находится огромный плазменный экран, в который вставлена уже знакомая флешка, на экране вновь и вновь повторяется сцена в метро.

И без того потрепанный Босс сидит приложив руку к лицу, но услышав тихий  шорох открывает глаза и видит, как Роман подходит к экрану. Его глаза округляются.

Роман быстрым движением выдергивает флешку из разъема, после чего обращается к сидящим.

Роман. Эй, остолопы!

Леонид Арнольдович и Валерий поворачиваются и видит Романа с флешкой в руках.

Роман кричит… он кладет на стол флешку, после чего одним мощным движением разбивает её стоящей рядом хрустальной пепельницей. Флешка разлетается на несколько кусков, после чего Роман продолжает с остервенением бить по каждому из них, пока не превращает их в мелкую труху.

Леонид Арнольдович и Валерий продолжают смотреть на Романа, не произнося ни слова.

Роман смотрит на экран, где видит, что изображение, лишенное своего источника, остановилось как раз на том моменте, когда он наносит удар Боссу. С диким ревом Роман хватает экран и опрокидывает его на пол. Во все стороны летят осколки.

Затем мы слышим голос:

Босс. Ну что же, господа. К сожалению, наши переговоры зашли в тупик, я думаю, нет нужды их продолжать.

Лица Леонида Арнольдовича и Валерия меняются на глазах. Все их надежды только что разрушились.

Долгая пауза.

Роман. И что теперь?

Босс. Что теперь? Я тебе скажу, что теперь. Я позвоню парочке знакомых ребят, они быстро уговорят тех голодранцев забыть все, что они видели. А после этого я позвоню во все издания, сообщив, что меня били и пытали, удерживая на этом стадионе вот эти два сумасшедших, вот что теперь будет.

Роман. Я имею в виду, как теперь будет между нами?

Босс. А, ты об этом? Ну что ж, я тебе скажу, что теперь будет между нами. Между нами ничего не будет. Вообще ничего.

Роман. То есть мы в расчете?

Босс. Да, мы в расчете. Я только об одной вещи тебя попрошу – вернее, о двух вещах. Первое: никому ничего не говори. Все это должно остаться между мной и тобой и вот этими горе-вымогателями, которым предстоит узнать, к чему они меня вели. Об этом никто не должен узнать. И второе: уезжай. Сегодня. Прямо сейчас. И не появляйся больше. Вчерашняя игра была для тебя последней. Договорились?

Роман. Договорились.

Двое мужчин жмут друг другу руки, затем обнимают друг друга.

Босс. А теперь давай, вали отсюда.

Роман выходит из комнаты переговоров. Уходя он слышит фразу:

Леонид Арнольдович. Послушайте, мы же деловые люди, разве мы не договоримся…

 

ЭКРАН ГАСНЕТ.

ТИТРЫ:

«ИГОРЬ, ПОНТУС, ФЕДОР И ВИКТОРИЯ».

 

ТИТРЫ ИСЧЕЗАЮТ.

Мы слышим голоса мужчин, разговаривающих в отдалении.

Игорь. Хотел. Ты когда-нибудь Библию читал?

Мужчина (корчась в судорогах). Да.

Игорь. Там есть одно место, я его запомнил, подходит к этой ситуации. Иезекииль, 25:17: «Путь праведника преграждается нечестивостью грешников и беззаконием злобных. Благословен тот…»

ИЗ ТЕМНОТЫ:

 

16. ТУАЛЕТ – ДЕНЬ.

 

Мы в туалете офиса 49, вместе с третьим мужчиной. Третий мужчина мечется в тесном пространстве туалета, изо всех сил напрягая слух, чтобы не пропустить ничего из того, что говорится за дверью.

Игорь. «…кто, побуждаемый милосердием и доброю волей, ведет слабых чрез долину тьмы, ибо он есть истинная опора братьям своим и хранитель заблудших. И простру руку Мою на тех, кто замыслил истребить братьев моих, и совершу над ними великое мщение наказаниями яростными, и узнают, что я – Господь, когда совершу над ними Мое мщение».

БАХ!БАХ! БУМ! АААА! БАМ БАМ БАМ БАМ БАМ!

Нервы третьего мужчины на пределе. Он прижимается к стене туалета, озирается в поисках какого-нибудь орудия, но как назло ничего подходящего под рукой нет. Взгляд падает на раковину. Он снимает её с крепления.

Ждать дальше бессмысленно. Единственная возможность – это выскочить и прикончить их, пока они ничего не подозревают.

 

17. ОФИС 49 – ДЕНЬ.

 

Внезапно дверь ванной распахивается, и третий мужчина выбегает с раковиной в руках, видно взял единственный увесистый предмет, который смог найти.

Третий мужчина. Умрите!!!

Прямо перед ним оказывается Игорь, который стоит согнувшись, поскольку не успел принять обычную позу после того, как бил первого мужчину. Третий мужчина, глядя безумным взглядом в глаза Игорю поднимает раковину над головой Игоря и швыряет её, однако орудие отмщения не достигает цели, поскольку в последний момент Игорь успевает выставить перед собой обе руки и направить летящий предмет в сторону от себя. Лицо третьего мужчины полностью меняется, от плотно сжатых губ («Возмездие пришло») к растерянному взгляду («Что за черт?»).

Третий мужчина. Я не понимаю…

Чудовищной силы удар уносит его обратно в ванную, откуда он несколько мгновений назад выбежал.

Игорь, явно потрясенный, садится на стул. Понтус сперва пытается осмыслить происшедшее, но затем просто пожимает плечами.

Игорь (про себя). Он должен был проломить мне голову. (пауза) Ты видел его хрень? Да она была больше, чем он сам.

Понтус. Да, большая.

Игорь. Ты хоть понимаешь, что я должен быть трупом!

Понтус. Да, тебе повезло.

Игорь встает и идет к Понтусу.

Игорь. Нет, это не простое везение. Это что-то другое.

Понтус. Может, и так.

Игорь. Это было… божественное вмешательство. Сколько раз раньше я не отбивал то, что летело в меня?

Понтус: Мне кажется, ты сильно преувеличиваешь.

Игорь. Да ничего я не преувеличиваю. Ты понимаешь, что это значит – божественное вмешательство?

Понтус. Думаю, да. Ты хочешь сказать, что Бог спустился с небес и выставил за тебя руки.

Игорь. Да, именно так. Именно! Бог спустился с небес и выставил мои руки!.

Понтус. Я думаю, нам пора.

Игорь. Слушай, не надо, а! Ну не надо! Не лезь со своим дерьмом! То, что здесь произошло – это же чудо, мать твою!

Понтус. Да брось, Игорь, не волнуйся ты так, всякое бывает.

Игорь. Черта с два! Такого просто так не бывает.

Понтус. Может, продолжим эту теологическую дискуссию в машине? Или тебе хочется обсудить это с этими калеками?

Игорь. Да я должен был быть трупом, друг мой! Мы только что стали свидетелями чуда, и я хочу, чтобы ты это признал, мать твою!

Понтус. Ладно, ладно, это было чудо, может, пойдем? Я знаю здесь неподалеку отличное кафе

 

18. КАФЕ – УТРО.

 

Игорь и Понтус сидят за столом в кабинке. Перед Понтусом большая тарелка с салатом, который он поглощает с явным наслаждением. Игорь, наоборот, не взял ничего, кроме чашки кофе с булочкой. Его мысли, похоже, где-то далеко.

Понтус. Странно, что сегодня так много народу. Обычно здесь тише. Что ты молчишь?

Игорь. Я сижу и думаю.

Понтус (с полным ртом). О чем?

Игорь. О чуде, свидетелями которого мы были.

Понтус. Это ты был свидетелем чуда. Я был свидетелем странного события.

Игорь. А ты знаешь, что такое чудо?

Понтус. Деяние Бога.

Игорь. А что такое – деяние Бога?

Понтус. Я думаю – это когда Бог делает невозможное возможным. И мне жаль говорить это, Игорь, но я не считаю, что случившееся сегодня утром подпадает под это определение.

Игорь. Неужели ты не понимаешь – я совсем не об этом говорю. Ты судишь о вещах с неверной точки зрения. Не в этом смысл. Бог может помочь тебе выставить руки, он может превратить Кока-Колу в Пепси-Колу или найти ключи от моей машины. Нельзя судить о таких вещах, основываясь только на их значительности. Совершенно несущественно, является ли происшедшее с нами чудом по определению. Существенно другое: я почувствовал присутствие Бога, и значит, он был там.

Понтус. Но почему?

Игорь. Да что ты пристал ко мне! Откуда мне знать, почему? Но успокоиться и забыть об этом я не могу.

Понтус. То есть ты серьезно решил уйти?

Игорь. Серьезней не бывает.

Какое-то время Понтус молча налегает на свою еду. Игорь отхлебывает кофе. На заднем плане мы видим, как за соседним столом сидят парень и девушка, и понимаем, что посетитель – это тот самый Федор, который беседовал с Викторией в самой первой сцене.

Понтус. Допустим, ты ушел. Но куда?

Игорь. Вот об этом я и думаю. Прежде всего, я должен доставить этот кейс Боссу. Затем я пойду бродить по Земле.

Понтус. И что это значит – бродить по Земле?

Игорь. Ну, как Левченко. Просто буду ходить из города в город, знакомиться с разными людьми, жить полной жизнью.

Понтус. И как долго ты намерен бродить по Земле?

Игорь. Пока Бог не приведет меня туда, где мне предназначено быть.

Понтус. А если этого никогда не произойдет?

Игорь. Если для этого потребуется вся жизнь, я буду ждать всю жизнь.

Понтус. Значит, ты решил отказаться от своей зарплаты? Жить, как те странные люди, которые играют за всякие колхозы, зато в экзотическом месте?

Игорь. Я просто буду Игорем, Понтус – ни больше ни меньше.

Понтус. Нет, Игорь, ты станешь как эти уроды, которые каждый год слоняются в поисках нового клуба. Они бродят всюду как поганые зомби, пристают к агентам, тренерам, играют во всяких помойках, где на их зарплате отмывают деньги. Без контракта, без зарплаты, без постоянного клуба, вот с чем ты в итоге останешься!

Игорь. Послушай, друг мой, здесь мы с тобой расходимся во взглядах…

Понтус. …то, что произошло, было очень необычным, я не спорю, но это – не превращение воды в вино.

Игорь. Разница непринципиальная, Понт.

Понтус. Слушай, хватит с меня этой туфты!

Игорь. Если тебя пугают мои ответы, Винсент, тебе стоит перестать задавать страшные вопросы.

Понтус. Когда ты принял это решение – пока сидел здесь и ел свою булочку?

Игорь. Да. Я сидел здесь, пил кофе, ел булочку, проигрывал все это в голове, и со мной произошло то, что алкоголики называют «момент просветления».

Понтус. Пойду в туалет. Когда приду, продолжим.

Понтус уходит.

Игорь в одиночестве погружен в свои мысли, как вдруг… Федор и Виктория вскакивают из-за стола, при этом падают стоящие рядом стулья, пальма, со стола летит чашка кофе на пол.

Федор (кричит). Куда подевался этот официант! За что они свои деньги получают?

Виктория. Если мне сейчас же не принесут мой кофе – всем башку снесу, уроды! Ясно?

Игорь смотрит, не веря в то, что это происходит с ним.

Федор (Посетителям) Что уставились, быдло? Откуда вы вообще сюда понаехали, уроды?

Виктория. Эй вы там на кухне, узбеки! Вы хотите, чтобы я сама себе кофе сварила? Я это сделаю сейчас.

Из помещения кухни выходит Менеджер.

Менеджер. Я менеджер, все в порядке, никаких проблем…

Федор направляется в его сторону.

Федор. Ты что, проблемы мне тут решил создавать?

Подойдя к менеджеру, он приставляет указательный палец к его груди.

Федор. Что? Ты сказал, что создашь мне проблемы?

Менеджер. Нет, что вы, нет. Я не хочу создавать никаких проблем!

Федор. Слушай, Вика, я просто теряюсь, похоже, у нас появился герой! Кто ты такой вообще? Ты сейчас поедешь в свой Воронеж первым поездом! Ты знаешь кто я?

Виктория. Он до конца жизни будет закусочной заведовать!

Посетители бурно обсуждают произошедшее, многие достали телефоны. Игорь смотрит на все это в молчании.

Менеджер. Прошу вас, не надо! Я не герой. Я просто менеджер. Давайте уладим наш конфликт.

Федор. Скажи, пусть все делают, что им говорят, иначе у них будут проблемы!

Менеджер. Пожалуйста, сохраняйте спокойствие, мы сейчас уладим наш конфликт.

Федор. Какой конфликт? Я еще не конфликтовал с тобой! Ты хочешь, чтобы я начал конфликт?

Федор начинает ходить по залу кафе.

Федор. Ну что уставились? Я вам здесь клоун что ли? Увижу у кого в руке телефон, разобью об голову!

Федор видит Игоря, который держит в руке телефон, рядом с ним кейс. Федор подходит, его манеры стали более вежливыми.

Федор. Какие люди! Что, я тебя не предупреждал? И что это у тебя за чемодан с собой?

Федор указывает на кейс.

Федор. Говорят, вы и белье своего босса стираете

Игорь. Когда нужно, стираю.

Федор. Хреновый у тебя контракт.

Игорь. Смешно, но я о том же подумал.

Федор. Убери свой телефон.

Игорь. Боюсь, я не смогу это сделать.

Федор. Я не расслышал.

Игорь. Все ты расслышал.

Эти фразы звучат негромко, их мало кто слышит

Федор. Считаю до трех, и если ты не уберешь свой поганый телефон, у тебя будут проблемы. Ты понял? Раз…

Игорь закрывает глаза.

Федор. …два…

Игорь хватает Федора за руку, бьет его головой о столешницу.

На заднем плане слышен крик Виктории: «Прекрати! Хватит!». Федор лежит на полу.

Игорь. Не с тем связался, приятель.

Игорь наносит удар ногой прямо в камеру, вспышка ослепляет нас.

Глаза Игоря, до сих пор закрытые, внезапно открываются.

Федор стоит возле стола Игоря.

Федор. …три.

Молниеносным движением свободная рука Игоря хватает кисть руки Федора, после чего она неестественно загибается, отчего Федор приседает на корточки перед столом.

Виктория, увидев происходящее, бежит к Федору.

Виктория. Отпусти его! Отпусти его! Я тебе башку снесу, гад! Убью! Убью!! Конец тебе, конец!!

Игорь (Федору). Скажи ей, пусть успокоится! Скажи, успокойся!

Федор. Милая, остынь, не волнуйся!

Виктория. Отпусти его!

Игорь (мягко). Скажи ей, все будет хорошо.

Федор. Со мной все будет хорошо.

Игорь. Пообещай ей.

Федор. Я тебе обещаю.

Игорь. Скажи, пусть остынет.

Федор. Остынь, ладно?

Игорь (Виктории). Итак, мы спокойны, верно? Глупостей делать не будем, ведь так?

Виктория (плачет). Не тронь его, гад…

Игорь. Никто никого не тронет. Мы будем как три снеговика.

Пауза

Игорь. Мы будем холодными и спокойными. (Федору) Теперь, приятель, я досчитаю до трех, и я хочу, чтобы ты встал и сел за мой стол. Готов?

Федор смотрит на него.

Игорь. Раз… два… три.

Игорь отпускает руку Федора, тот в недоумении садится напротив него

Игорь. Вот такая у нас тут ситуация. Давайте подумаем, что можно сделать. Ты Библию читаешь?

Федор. Не регулярно.

Игорь. Там есть одно место, которое я запомнил. Иезекииль, 25:17: «Путь праведника преграждается нечестивостью грешников и беззаконием злобных. Благословен тот, кто, побуждаемый милосердием и доброю волей, ведет слабых чрез долину тьмы, ибо он есть истинная опора братьям своим и хранитель заблудших. И простру руку Мою на тех, кто замыслил истребить братьев моих, и совершу над ними великое мщение наказаниями яростными, и узнают, что я – Господь, когда совершу над ними Мое мщение». Я никогда не задавался вопросом, что это значит. Я думал, что это просто круто. Но когда я произнес эти слова сегодня, они заставили меня задуматься. И вот теперь я думаю, это может означать, что ты сейчас плодишь эту тьму. Твои поступки продиктованы не любовью к делу, которым ты занимаешься, а твоей личной выгодой. Сегодня я понял, что Бог не может тебе что-то даровать, он лишь указывает тебе путь, путь праведника. Но творя тьму в виде пустых разговоров вокруг твоего дела, ты преграждаешь путь не только себе, но и оставляешь за собой камни, которые помешают идти другим. Эта тьма заслоняет путь от остальных, но тот, кто нашел в себе силы пройти этот путь до конца, он остается в людских сердцах навечно лучом надежды.  

К столу подходит Понтус.

Понтус. Что здесь произошло?.

Игорь. Ничего, нам стоит закончить наше дело, чтобы я смог начать свой путь, пойдем.

Понтус бросает немного денег на стол, а Игорь берет кейс, и затем, к удивлению посетителей, официанток и Менеджера двое парней выходят из кафе, не сказав ни слова.

Виктория: Дорогой, что все это было?

Федор: Ты знаешь, мне кажется, мне надо уехать из Москвы.

 

КОНЕЦ

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Убить дракона
+13
Популярные комментарии
Sebastian Roberto Pereira
+5
нас семеро

вместе с Джимом (с)
Ответ на комментарий Чжу-Ловец Драконов
Нас уже трое, это радует

Но количество букв действительно непривычно для спортса огромное
Sebastian Roberto Pereira
+5
и я
Ответ на комментарий Чжу-Ловец Драконов
Да, я
Чжу-Ловец Драконов
+5
Спасибо, Сэб

Да-да, тот самый дважды рождённый креатив
Ответ на комментарий Sebastian Roberto Pereira
воувоувоу что тут у нас?

Аллюзии на бессмертный Pulp Fiction?

Все бы так годовщину бложиков отмечали

Чжу, мои поздравления!
Sebastian Roberto Pereira
+5
воувоувоу что тут у нас?

Аллюзии на бессмертный Pulp Fiction?

Все бы так годовщину бложиков отмечали

Чжу, мои поздравления!
db10v
+4
А мне вот тоже понравилось. А Я то абсолютно не понимаю о чем речь))))
Написать комментарий 23 комментария

Новости

Реклама 18+