«Божович не говорит, что его не устраивает – человека просто убирают». Как прожить полтора года без футбола

Кирилл Благов допросил Эдгараса Чеснаускиса – футболиста «Ростова», который абсолютно здоров, но не играет уже 18 месяцев. Получилось интервью, в которое умещается вся суть русского футбола.

– Сейчас уже отпускное настроение, – рассказывает Чеснаускис. – Куда поеду, пока не знаю. Сначала в Литву, и уже там решу. Может быть, с братом куда-нибудь полетим.

- Ваша семья живет в Литве. Одному в Ростове не скучно?

– Не все так плохо, как может показаться со стороны. Я уже успокоился. Поначалу была непонятная ситуация, когда при Божовиче все началось. Мне вообще никто ничего не объяснял, просто убрали из команды, и все. Так как у меня контракт, мне все равно нужно присутствовать здесь. Непонятные движения, мне до сих пор непонятно все это.

- Вы продолжали тренироваться с молодежным составом?

– Тренировался с молодежкой, поддерживал себя в тонусе. Васильич (Игорь Гамула – прим. Sport.ru), когда принял первую команду, вроде на меня рассчитывал. Я старался. Все двигалось вперед, а потом опять стало непонятно. Вроде бы руководители запретили мне принимать участие в матчах. Получилось, что опять подвинули назад.

- То есть руководство запретило?

– Я так понимаю, да. Потому что нелогично, если тренер сначала возвращает тебя, а потом сразу переводит обратно в молодежный состав. Думаю, все очевидно, можно догадаться.

- Игрокам «Ростова» пять месяцев не платили зарплату. Сказывалось ли это на вашей жизни?

– Особо не сказывалось, жил на старые запасы. К тому же, зарабатываю я не только футболом. Но вообще ситуация не очень хорошая, сами понимаете.

- На чем вы еще зарабатываете?

– Вкладываю деньги, больше всего в недвижимость. Пока играешь, это самое оптимальное направление, потому что за другим бизнесом присматривать тяжело. В Литве, например, у баскетболистов есть свои рестораны, но тут как попадет – в ресторанном бизнесе все намного тяжелее.

- В «Ростове» были игроки, у которых вообще закончились деньги?

– Бывало, просили помочь – старался выручать. Да элементарно – у людей кредиты, а зарплаты нет. Если не заплатить вовремя, будут штрафные санкции. Кому это нужно? Так что для некоторых ребят задержка зарплаты действительно была проблемой.

- С кем из футболистов «Ростова» больше всего общаетесь?

– Алексея Ребко знаю больше всех, с ним у нас есть много общего помимо футбола – вложения, бизнес. Вообще у нас очень дружный коллектив. Даже несмотря на то, что меня отодвинули от команды, продолжаем общаться, ребята меня поддерживают. Отговаривали заканчивать. Говорили: «Эдгарас, ты куда, тебе еще играть надо».

- А вы думали заканчивать?

– Да нет. Просто когда только все это началось, ситуация была очень плохая. Мне никто ничего не говорил, просто заставляли по кругу бегать. Ну, я и говорил тогда: хоть карьеру закончу, но «Ростову» никогда такого отношения не прощу.

- Кто в «Ростове» не унывает даже в тяжелые времена?

– В последнее время, мне кажется, такого человека нет. Все находятся в недопонимании – вроде бы в прошлом году команда добилась хорошего результата, а все стало только хуже. Все переживают – и из-за происходящего в клубе, и из-за результатов.

- Игроки забастовку устраивать не собирались? Кто-нибудь из африканцев, например.

– Такие разговоры пошли после того, как назвали даты выплаты долгов, но после этого все равно ничего не происходило. Разумеется, тогда ходили разговоры в духе «Может, вообще не играть?» А африканцы достаточно спокойно на все реагируют, с пониманием относятся.

- Самый необычный легионер нынешнего «Ростова»?

– Канга. Своеобразный человек, варится в своем соку. Как будто сам по себе – и на поле, и в жизни. Думаю, это и так заметно. А вообще самый интересный иностранец, с которым я играл – Бракамонте. Вот он, кстати, точно никогда не унывает, всегда веселый – что бы ни случилось. Душевный человек, один из лучших, с кем я играл.

- Последний матч за «Ростов» вы провели в мае 2013-го. Что чувствует футболист, который не играет полтора года?

– Тяжелые чувства. Вроде ты тренируешься, стараешься, но при этом понимаешь, что все равно не будешь играть. Неприятные эмоции. Но это скорее только поначалу, потом привыкаешь, потому что деваться некуда. При этом понимаю, что работаю на себя. Во-первых, так я отрабатываю деньги, которые положены по контракту. Во-вторых, держу себя в тонусе, чтобы потом было легче возобновить карьеру.

- Скучаете без официальных матчей?

– Ну, при Васильиче я за молодежку иногда играл. Так что не сказать, что у меня все монотонно и скучно. На тренировках иногда тоже бывает весело. Еще такой момент – ты тренируешься, и хочешь понять, что не хуже тех, кто постоянно выходит играть. Иногда понимаешь, что другим ни в чем не уступаешь. Хотя понятно, что премьер-лига – это другой уровень. Нужно выходить играть, чтобы понять, в каком ты на самом деле состоянии.

- Сложно смотреть, как другие играют в футбол?

– Да нет, смотрю, болею за друзей. Просто сейчас у меня такой жизненный этап. Где-то я сам проявил принципиальность, и отказал некоторым командам. То есть не переходил, чтобы не получилось так, что «Ростов» все это время был прав.

- Как-то странно: вы не играете и при этом отказываете другим командам.

– Не было условий, которые бы всех устраивали. Компромисс искать никто не хотел.

- Вы играли у Божовича в «Москве», в «Динамо», потом в «Ростове», и вдруг перестали. Почему?

– Тяжело сказать. Я вообще про этого человека не особо хочу говорить. Понимаю, что он дал мне шанс хорошо проявить себя в «Москве». Хотя ту команду собирал не он, а Блохин, так что не знаю, чья еще заслуга в том, что у нас тогда получился хороший сезон.

Но лично про него я ничего не могу сказать. Он никогда особо со мной не говорил о профессиональной деятельности – ни в «Динамо», ни сейчас. Может, это его решение. А может, он просто пешка для руководителей клуба.

Он никогда особо не говорит, что происходит. Вот сколько человек убирали из команд на моей памяти – он никогда ничего не объяснял. Не говорит, что его не устраивает – просто человека убирают, и все. По-моему, тренер должен объяснять, почему убирают человека.

- А вы просили его объяснить? Подойти и задать вопрос: «Почему я не играю?»

– Я не спрашивал.

- Почему?

– У меня всегда с ним были своеобразные отношения. Бывало, друг друга не понимали. Так что у нас все было построено так: я играю, он – тренирует. За рамки этого у нас отношения не выходили.

- Вы конфликтный человек?

– Нет, наверное. Я больше принципиальный. То есть за справедливость во всем. Если плохо играю, принимаю то, что могу оказаться на скамейке. Если я с чем-то не согласен, не буду просто так соглашаться. Мне кажется, эта принципиальность и настойчивость сыграли большую роль в моей карьере.

- Расскажите случай, когда вы пошли на принцип, и это принесло результат.

– Еще в киевском «Динамо». У меня тогда были варианты играть за границей, и было предложение от Владимира Вайсса перейти в «Сатурн». Тогда принципиально настоял на варианте с «Сатурном», хотя меня хотели отправить вообще в другое место.

Или в сборной, например. Тоже было недопонимание с тренером, он рассказывал про меня плохие вещи. Сказал ему: «Раз я такой плохой, справитесь и без меня, играть не буду». После этого в «Москве» у меня получился хороший сезон – я не отвлекался на то, что вызывало у меня негативные эмоции. Полностью отдал себя клубу, и не жалею об этом.

- Если объяснений от Божовича не было, вы пробовали получить их от руководства?

– Здесь непонятно, с кем вообще разговаривать. Сначала это решение тренера. Потом до меня доходят разговоры о том, что это решение руководителя. Получается, просто перекладывают друг на друга. Да и смысл уже идти к кому-то за объяснениями? Мне кажется, ничего не решится.

- Вы говорили, что летом 2012-го вас буквально уговаривали продлить контракт с «Ростовом».

– Да, так и было. Я не хотел оставаться. Думаю, и переход в этот клуб был ошибкой. Надеюсь, не обижу людей, которые поддерживают клуб и меня.

- То есть вы рассчитывали уходить?

– Да. Я и приходил в «Ростов» чуть ли не по дружбе. В финансовом плане по сравнению с «Динамо» я сильно уступал, и здесь дружба сыграла роль. Шикунова я знал до этого и согласился помочь. Отыграл год, и они мне предложили продлить контракт. Божович, который пришел в «Ростов», тоже вроде был не против. Подписали контракт на три года. Год отыграл, а последние полтора – просто тренируюсь.

- Как вас уговорили продлить контракт, если вы не хотели?

– Предложений сильно лучше у меня не было. Еще, если помните, тогда в «Ростове» играл Роман Адамов, с которым до сих пор хорошо общаюсь. Он тогда собирался перезаключать контракт и сказал мне: «Давай подпишем. Все знают, что ты поможешь команде. Снова хороший коллектив собирается». Так и получилось, что подписал.

- Для вас удивительно, что отношение Шикунова к вам изменилось?

– Знаете, я думаю, это просто бизнес. Если руководителя что-то не устраивает, он имеет полное право убрать футболиста и привести другого. Видимо, дела оказались важнее, чем дружба и порядочность. Можно же было все объяснить, найти компромисс – но делать это никто не стремился.

- Вашими делами занимается Олег Артемов – довольно влиятельный агент. Он пробовал как-то изменить сложившуюся ситуацию?

– Артемов – не только агент, но и мой хороший друг. Если он не смог ничего поменять, значит, у меня реально сложная ситуация. Вроде у него нормальные отношения и с Шикуновым, и с «Ростовом» – по идее, через него легче было бы найти компромисс. Но в итоге этого не случилось. Тоже не могу объяснить, почему.

- Вы высказывали своему агенту недовольство?

– Конечно, я недоволен тем, что не играю. Я могу ему это сказать. Но, помимо этого, Артемов мой хороший друг, поэтому это будет предъява и в дружеском направлении, скажем так.

- Получается, вы страдаете из-за дружеских отношений.

– В какой-то степени да. Но самое главное – порядочность отношений. Мы уже столько поддерживаем дружбу, что я просто не могу свою цель ставить выше друга.

- Хорошие отношения с Шикуновым, хорошие отношения с Артемовым, а вы в итоге не играете. Очень странно.

– Не только вам это кажется странным. Все вокруг удивляются, как так получилось. К Олегу у меня не может быть никаких претензий – он всегда меня поддерживает. Если он не может решить мои вопросы, значит, сделать этого нельзя. Я не думаю, что он может меня подвести.

- Себя за что-нибудь вините в этой ситуации?

– Может быть, только за то, что у меня характер такой, что я стараюсь не уступать – как на поле, так и в жизни. Наверное, в данной ситуации характер и сыграл свою роль. Конечно, у Божовича я мог бы всегда улыбаться, сидеть на скамейке и делать вид, что все так и должно быть. Но это не по мне. Я хотел играть, был недоволен тем, что перестал попадать в состав. После этого сразу меня убрали.

- Вы ссорились с Божовичем? Доходило до открытых конфликтов?

– Да нет. У нас была, наверное, такая тихая ссора. Мы друг про друга не говорили плохо. Думаю, он осознавал, что у нас есть недопонимание.

- Как сложилось это недопонимание?

– Наверное, это недопонимание больше в человеческом плане. Хотя надо у него спросить – может, его всегда не устраивало, как я играю в футбол.

- Читал, что перед началом этого сезона у вас было предложение от клуба из Эмиратов.

– Это кто написал? Для меня тогда это тоже новостью было, я ничего об этом не знал.

- Что все это время вам не дает заскучать?

– Общение с друзьями. Семья меня очень сильно поддерживает. Если из развлечений – кино. Иногда в покер можно поиграть. Играть меня еще в Киеве ребята научили – если помните, в «Динамо» был нападающий Марис Верпаковскис. Играю на небольшие суммы, иногда даже без денег, так что ничего особенного, просто занять время помогает.

- На турнирах что-то выигрывать получалось?

– Ну да, бывало. Как-то пятое место занимал на большом турнире. Выигрыш – намного меньше, чем я зарабатываю футболом, с большими деньгами я не играю. Для меня это больше спортивный интерес.

- Не думали переключиться и всерьез начать зарабатывать игрой в покер?

– Нет. Думаю, неправильно выбирать такую дорогу для зарабатывания денег. Конечно, есть профессионалы, но достичь их уровня и уходить в покер с головой у меня желания никогда не возникало.

- С Бухаровым играли в покер?

– Слышал, что он играет, но как-то даже не говорил с ним об этом.

- Вы бывали в настоящем казино? Затягивает?

– А у меня есть внутренний стоп, могу себя контролировать.

- Что еще способно вас увлечь? Некоторые футболистов машины тюнингуют, например.

– Нет, я не из таких. Могу перекрасить, но глобально ничего не делаю.

- Кто-то из игроков «Ростова» передвигается по городу на «Бентли»?

– Навряд ли. Да я и сам на «Бентли» не катаюсь в Ростове – это у меня машина для отпуска, она стоит в Литве, с литовскими номерами. В Россию ее трудно перевезти, придется каждые три месяца выезжать отсюда, поэтому я просто взял здесь другую машину, поскромнее.

- Почему вы решили купить «Бентли»?

– Это был подарок для себя. Купил, когда подписал контракт с «Сатурном». Быстрая машина, внешне мне нравится.

- Как часто за последнее время у вас возникало желание просто все бросить?

– Бывало, да. Но это глупо. Уехать куда-то? А куда? И зачем? Здесь ты зарабатываешь на будущее своей семьи, а главное – поддерживаешь себя в форме. Я хочу играть в футбол. Хочу найти команду, в которой на меня будут рассчитывать, и снова начать приносить пользу. Верю, что бросать все еще рано.

Артур Малоян: «В такси в Махачкале проснулся от того, что в плечо тыкают автоматом»

Евгений Луценко: «В интернате «Торпедо» были как беспризорники. Ребята просили деньги у метро»

Динияр Билялетдинов: «Карпин считает, что все должны лебезить перед тренером. Я не хотел»

Артур Нигматуллин: «Порту» нашел для меня русскую семью и обещал привозить друзей. Но я не хотел там оставаться»

Фото: РИА Новости/Сергей Пивоваров (1,3); Fotobank/Getty Images/Dmitry Korotayev/Epsilon (2,4)

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Кленовый сироп
+128
Реклама 18+
Популярные комментарии
Золотые купола
+180
Полтора года не играл
Ездит на «Бентли»
Тоже так хочу
philadelphia765
+124
фееричное в плане беспросветной болотности интервью.
AlexandR
+107
Дважды говорит о своем неуступчивом, принципиальном характере.
Перечел, пытаясь в ответах отыскать тому свидетельства... Пожалуй, единственное, что можно принудительно подвести под принципиальность - концовка: вот захотел сделать себе подарок - пошел и сделал. Купил Бентли.
samaja-samaja
+93
У меня всегда с ним были своеобразные отношения. Бывало, друг друга не понимали
------------------------------------------------------------------
Божович, по его словам, никогда ничего не объяснял, а сам игрок ничего не спрашивал у тренера. Ну и как можно понять друг друга, не разговаривая?
Может, я ошибаюсь, но первое впечатление о человеке - бесхребетность: постоянно какое-то недопонимание с людьми, но ни разу не захотел всё прояснить.Что это за позиция:"Да и смысл уже идти к кому-то за объяснениями? Мне кажется, ничего не решится" ? А вдруг решится?
B@Y@ #85
+80
По Ростову парень передвигается на очень скромном BMW X6
Написать комментарий 76 комментариев

Новости

Реклама 18+