Реклама 18+

Арон Зарбаилов: Банишевский долго бился за меня, и в итоге показал Нерсесову, чье слово весомее!

В азербайджанском футболе с советских времен выступали представители всех многочисленных национальностей, издревле проживающих в Азербайджане. Проживающие в основном на северы страны горские евреи - неотъемлемая часть азербайджанского общества.

Самый известный представитель этого этноса в нашем футболе - Арон (Ариф) Зарбаилов, обширный разговор с которым мы представляем сегодня. Обосновавшийся в Нью-Йорке Зарбаилов вспоминает совместный выход на поле и дружбу с Банишевским, дебют за "Нефтчи" в 30-летнем возрасте, и рассказывает о своей жизни в Америке.

НЕТТО, УЗБЕКИСТАН, ХАНКЕНДИ

- Молодое поколение болельщиков в Азербайджане не очень знакомо с вами, учитывая что вы давно не проживаете в Азербайджане…

- Родился я в 1961-м году в нынешнем Шабране. Отец - Рашбил (документально - Рашид) был учителем физики и математики, мать Роза занималась домашними делами, воспитывая трех сыновей - меня, Азика и Яшара. Мое детство выпало на золотые годы “Нефтяника” в чемпионате СССР, и это вызвало у меня желание записаться на футбол. По соседству с нами жил бывший футболист Наги Бабаев, который видел мою игру на турнирах вроде “Кожанного мяча” и “Кубок Радости”. Наги Бабаев в свое время был учеником моего отца. Именно у Бабаева я и начал заниматься футболом. Затем занимался у Анатолия Грязева и Руслана Абдуллаева. Последний в 1977-м году подтянул меня к дублю “Нефтчи”.

- В 16 лет?

- Да, тогда молодежь активно подпускали наверх. Полгода провел как бы сейчас сказали в аренде за столичный “Араз”, где главным тренером был известный Владимир Кармаев. Во второй половине 1978-го года меня снова привлекли ко второй команде “Нефтчи”, где я дебютировал в матче против ворошиловградской “Зари”. Причем, в одной команде с Банишевским!

- Ого!

- Да, тогда не помню уже по какой причине Банишевскому пришлось сыграть за дубль. Мне же такой опыт запомнился на всю жизнь. 

- Задержаться в “Нефтчи” не удалось?

- Этому помешала смена главного тренера. В январе 1979-го года прошел сборы с первой командой. Но возглавлявший тогда команду знаменитый Игорь Нетто отправил меня в мингечаурский “Автомобилист”. Нетто посчитал, что я не готов выступать за “Нефтчи”. В Мингечауре же я сразу пришелся ко двору, провел свыше 20 игр в первом сезоне, забив несколько голов.

- Первый гол помните?

- Еще бы! Это было в игре с зугдидским “Динамо”. Яшар Вахабзаде навесил с правого края, а я пробил “через себя” в падении. До сих пор помню, как радовался первому голу. А потом призвали в армию.

- Не пробовали “отмазаться”?

- Что вы?! Нас, футболистов, отправляли в СКА. В одном призыве со мной были такие известные затем игроки как Асим Худиев и Машалла Ахмедов. Ну а завершив службу, не нашел ничего лучше, чем отправиться в узбекский “Ешлик”.

- Это вторая лига?

- Да, шестая зона второй лиги. Город Туракурган, что в Наманганской области. “Ешлик” тогда совсем недавно как был основан, и главным тренером туда назначили нашего земляка, Владимира Брухтия. Вот я и попал туда по просьбе Брухтия. Сыграли неплохо, заняли седьмое место, я постоянно выступал в основе. Ну а когда через год главного тренера сняли, я ушел вместе с ним. Вернулся в Баку, ждал предложений и меня позвали в “Карабах”.

- Который тогда играл в самом нынешнем Ханкенди?

- Да, именно. Команду тренировал покойный Али Абильзаде. Это был отличный человек и тренер. Как и узбеки, “Карабах” выступал во второй лиге, но уже в 9-й зоне. В этом турнире выступали и несколько других наших команд.

- И все команды представляли Закавказье?

- Не только. Был еще и “Колхозчи” (Ашхабад). От Азербайджана же кроме нас играли “Хазар” (Ленкорань), кировабадское “Динамо” (ныне - гянджинский “Кяпяз”), “Араз” (Нахичевань) и мингечаурский “Автомобилист”.

- Куда вы затем и перешли…

- Да, но сперва провел два года в “Карабахе”. В первом сезоне забил 1 гол, во втором - уже 10, стал лучшим бомбардиром. У нас была очень сильная команда, хотя “Карабах” в итоге не занял высокие места. Но сам уровень футбола в стране был таким высоким, что даже во второй лиге собрались очень приличные команды. 

БАНИШЕВСКИЙ И МИНГЕЧАУР

Мингечаур, начало 80-х. Зарбаилов - пятый слева в верхнем ряду  

 

- Хорошо известно, что вы были одним из любимчиков Анатолия Банишевского…

- Как уже говорил, с Банишевским мне посчастливилось играть в одной команде в “Нефтчи”. Помню его сотый гол в карьере в ворота “Днепра”. Между нами была солидная разница в возрасте, но несмотря на это мы сдружились. Несмотря на звездный статус, Банишевский был очень простым в общении, к нему вся тянулись. В 1983-м году “Автомобилист” переехал в Мингечаур, и главным тренером назначили Банишевского, который пригласил меня.

- “Карабах” не противился?

- В “Карабахе” у меня все ладилось, мне там очень нравилось, стал лидером команды. Но когда зовет Банишевский - не отказывают.

- В те времена было тяжело менять клуб…

- Да, и “Карабах” долго не отдавал мои документы. Большинство игроков команды были армянами, и “Карабах” курировал Нерсесов, один из руководителей НКАО. Банишевскому пришлось пойти с ним на конфронтацию, чтобы вызволить меня. Это же все происходило в СССР, где футболисты были прикреплены к командам. Да и в Европе еще не случилось босмановского прецедента. 

- Как в итоге все разрешилось?

- Банишевский сразу дал мне слово, что я буду играть за “Автомобилист”, и он решит бумажные вопросы. В итоге мне дали добро на переход за 2 дня до старта сезона, а до этого сидел на нервах. Банишевский показал Нерсесову, чье слово в Азербайджане весомее, проучив его. И в итоге, я забил за “Автомобилист” в первой же игре!

- Вот это да! С кем играли-то?

- С “Локомотивом” из Самтредии. Представьте себе - открытие сезона, Банишевский дебютирует на тренерском посту. И несмотря на все свои титулы, нервничает как маленький. Его помощники - Александр Трофимов и Надир Гасымов. На стадионе в Мингечауре собрались более 10.000 зрителей. Для меня же этот день еще более памятен потому, что я праздновал день рождения.

- Отличный подарок самому себе сделали!

- А еще более удивитесь, когда узнали, кто мне сделал пас.

- ?!

- Шахин Диниев!

- Он что, вечно в футбол играл?

- Тогда Диниеву было лет 16-17. Уже тогда было видно, что он станет отличным футболистом. А я опередил Каладзе, и…

- Так вы еще и против Кахи Каладзе играли?!

- Вот против него не удалось (смеется). Я про Карло, который отец Кахи Каладзе. 

- В итоге победили?

- Да, гол вышел победным. Не можете представить, что творилось в городе после победы. Люди настоящий праздник устроили. Жаль, что во второй игре не победили, сыграли вничью (1:1). И снова забил я. Ладно, остановлюсь а то что-то много себя хвалю (смеется).

- Правда, что Банишевский не согласился отдать матч “Кяпязу”, тогдашнему “Динамо”?

- Я слышал такое. В середине 80-х футбол в Гяндже начал возрождаться. Если честно, “Динамо” было сильнее нас по составу. И у руководства гянджинцев были планы по выходу в первую лигу. Перед важной встречей, они вышли на наше руководство, но Банишевского-то в такие игры не втянешь. Это был кристальный человек, и к тому же очень гордый. Может быть, “Динамо” победило бы нас, не будь всей этой возни. А так, мы вышли на игру обозленными и не проиграли. Еще и при том, что арбитры явно подсуживали гянджинцам. Фактически, это было дерби между командами двух городов, расположенных неподалеку. И после той игры отношения между болельщиками очень испортились. Но через 3-4 года болельщики помирились. Я очень люблю и мингечаурских, и гянджинских болельщиков. Люди тогда реально жили футболом.

- Кто еще кроме Диниева играл тогда за “Автомобилист”?

- Если говорить о тех, кто потом заявил о себе в футболе - Мехман Алышанов, Эльшад Худадатов. Вообще, в той команде было очень много талантливых ребят. Я задержался в Мингечауре надолго, и лучшие годы карьеры связаны с этим городом. 

- И получили там прозвище “Пенальтист”.

- Действительно, забил немало мячей с 11-метровых. И большинство из них зарабатывал сам. Входил на скорости в штрафную, чувствовал контакт и падал (смеется). Болельщики меня и пенальтистом прозвали, и величали “Арон-гол”. К нам, футболистам, так тепло относились в городе. Мингечаур - небольшой город, но в нем было столько всего. Как сейчас помню пляж, Текстильный комбинат, кинотеатр “Космос”. Люди нас просто на руках носили. В то время люди были такими теплыми, отзывчивыми. Часто вспоминаю Мингечаур, и такое ощущение что уехал оттуда только вчера.

КИДАЛОВО И АНГОЛЬСКИЕ ОБОРОТНИ В ПОГОНАХ 

С "Кяпязом" в Анголе

- А ведь была у вас и еще одна кличка - “Универмаг”. Оригинальное прозвище!

- Вот об этом слышу впервые от вас. “Универмагом” меня не называли, а вот “алверчи” (перекупщих - ред.) - это бывало. Еще играя в футбол, занимался, как сейчас говорят, бизнесом. Парень я был ушлый, футболистов уважали, так сказать руки у нас были длинные. Доставал любой дефицит - джинсы, куртки, модные туфли. 

- Наверное, с этими перекупками связано немало историй…

- Расскажу самую запомнившуюся. В 1989-м году в составе “Кяпяза” поехал в Анголу. Ну вы ведь понимаете, как ехали советские футболисты за рубеж. Затарились тем, что хорошо идет за границей. Обычно это были фотоаппараты, бинокли. Лишь в день вылета мы нашли несколько часов, чтобы сходить на базар и продать наше добро. Точнее - обменять на популярные и редкие в то время видеомагнитофоны. Достаю бинокль, и вижу - что-то идет не так. Вскоре к нам подходят трое в полицейской форме.

- Влипли!

- Добавьте еще и то, что до обратного вылета остается несколько часов. Оказывается, бинокли в Анголе были под запретом. Владением биноклем приравнивалось к хранению боеприпасов. Товарищи по команде пытались меня “отвоевать”, но та троица была непреклонна. Сказал своим, чтобы мчались в аэропорт, ну а я мол, выкручусь. 

- И как выкрутились?

- Следующий рейс был только через неделю, нужно было успеть на самолет. В итоге, удалось уговорить ангольцев и успеть к самому вылету. Только вот потом узнал, что никакие это были не полицейские. Просто жулики в форме, которые таким образом завладели моим добром.

- Как вообще случилось, что переехали в Гянджу?

- После ухода Банишевского из “Автомобилиста”, футбол в Мингечауре пошел на спад. Иное дело - Гянджа, где очень славные футбольные традиции. “Кяпяз” тогда возглавлял Шамиль Гейдаров, который и пожелал видеть меня в команде. В 1988-м году у нас такая банда собралась! Асиф Алиев, Физули Аллахвердиев, Шакир Гарибов, Самедага Шыхларов, Шахин Диниев, Афган Талыбов…

- Ничего себе имена!

- Вы только представьте, что это была за команда. Мы в тот год заняли второе место в своей 9-й зоне вслед за кутаисским “Торпедо”, ну а я забил 15 голов. В следующем сезоне продолжили усиляться. Я попал в “свою” команду, наколотив во второй сезон 18 мячей. В 1990-м году вышли в так называемую “буферную зону”, как вдруг про меня вспомнили в “Нефтчи”. Я же так и не дебютировал за первую команду в конце 70-х…

ДЕБЮТ ЗА НЕФТЧИ В 30 ЛЕТ, СНАРЯД НА ПОЛЕ В АГДАМЕ

- И удалось сделать это лишь в 30 лет. Как вообще это получилось?

- Все произошло мгновенно. Мы готовились ко второй части сезона в Одессе под руководством Ахмеда Алескерова. Как сейчас помню - 1 августа 1990-го года пришла телеграмма из Баку, где говорилось что мне следует отправляться в расположение “Нефтчи”. Я же с детства мечтал хотя бы на 1 минуту выйти на поле в футболке “Нефтчи”. И уже давно не верил в исполнение этой мечты. Мне ведь 30 лет было, по тем меркам я был “стариком”.

- Выходит, не забыл Руслан Абдуллаев своего воспитанника.

- Да, именно так. Абдуллаев тогда был у руля “Нефтчи”, выступавшего в 1-й лиге. Как раз Назим Сулейманов уехал в Россию, и у “Нефтчи” были проблемы в атаке. Плюс, много травмированных. Вот Абдуллаев и вспомнил про меня, тем более что забивал я в Гяндже регулярно. И уже 4 августа я дебютировал за “Нефтчи” в матче с “Ростсельмашем”. До конца сезона я играл за любимый клуб, будучи без ума от счастья.

- Но вот отличиться за “Нефтчи” вам так и не удалось…

- Больше делалась ставка на молодых Вели Гасымова и Самира Алекперова. У меня получалось забивать только в неофициальных матчах, а в чемпионате не фартило. Мне ведь уже 30 стукнуло, тяжело было конкурировать с молодежью. Вели и Самир - футболисты высочайшего уровня, что они доказали в будущем. Мне хотелось играть, и по окончанию чемпионата сам напросился на разговор с главным тренером, который дал добро на мой переход в шемахинский “Иншаатчы”. Поиграл там полгода, и меня позвал в “Карабах” Агасалим Мирджавадов.

- Вы еще застали времена, когда “Карабах” играл на стадионе “Имарет”?

- Да, мне удалось там поиграть. Не могу забыть Агдам. Не знаю почему, но этот город напоминал мне заграницу. А как в Агдаме любили футбол! Стадион “Имарет” всегда заполнялся. Это ведь был единственный стадион в Союзе, построенный чисто для футбола. Зрители сидели близко к трибунам, подбадривали нас. К тому времени уже было неспокойно, и большинство болельщиков были военные. Не раз было так, что играем и слышим автоматные очереди где-то неподалеку. А один раз и вовсе снаряд упал прям на газон. Вскоре меня пригласили на контракт в Израиль, и печальная весть об утере Агдама застигла меня там. Когда я вернулся в Азербайджан, “Карабах” переехал в Мингечаур.

- В Израиле надолго не задержались?

- Контракт был рассчитан на полгода. Причем, там я играл в мини-футбол в команде из города Акко. Когда вернулся, чемпионаты СССР уже не проводились, и я дебютировал в чемпионате независимого Азербайджана. А завершил карьеру в клубе “Азери”. Была такая столичная команда, которую возглавлял Надир Гасимов, что был ассистентом у Банишевского в Мингечауре.

ЖИЗНЬ В АМЕРИКЕ

- И в 1994-м году переехали в США. Как далось это решение?

- Пусть я и являюсь по нации евреем, но всегда ощущал себя азербайджанцем. Я вполне мог уезжать еще из СССР, у меня были все основания для этого. Но никогда не желал покидать родную землю. У моего отъезда в США есть своя предыстория. В начале 1994-го года один переехавший в США старый знакомый предложил мне продолжить там карьеру. Он даже пробил мне 1-летний контракт, но я отказался. В 1994-м году в США проводился чемпионат мира, и он все-таки уговорил меня съездить на турнир, посмотреть игры. Футбол в США только набирал популярность и я подписал контракт с клубом RAUSC (Russian American United Soccer Club) сроком на 2 года. Команда целиком состояла из выходцев из СССР. Было немало тех, кто поиграл в СССР на самом высоком уровне. 

- А что за лига это была?

- Где-то аналог 2-й лиги СССР. Лига под названием “Космополитан”. До 1997-го года я поиграл в этой команде, забив в общей сложности 32 гола. А потом мы создали собственную команду “Бакылы”. Она функционировала до 2001-го года, и за нее играли немало тех, кто поиграл как в Азербайджане, так и в целом в СССР. 

- Правда, что вы работали таксистом после завершения карьеры?

- Таксистом не работал, а вот водителем пришлось. Был и экспедитором ресторана “Баку”, что в Нью-Йорке. Там познакомился с человеком, с которым подружился. Он и устроил меня водителем в компанию, которая встречала приезжавших в Нью-Йорк звезд эстрады, других известных лиц.

- И много знаменитостей повидали?

- Если говорить о представителях шоу-бизнеса, это Александр Розенбаум, Вахтанг Кикабидзе, Эдита Пьеха, Лариса Долина. Из наших встречал и сопровождал Муслима Магомаева, Зейнаб Ханларову, Бриллиант Дадашову, Афтандила Исрафилова. 

- А потом снова вернулись в футбол.

- Да, в 2010-м году. Чувствовал, что жить без футбола не могу. Начал собирать детишек, тренировать их. Параллельно тренирую команду, где выступают ветераны из стран бывшего Союза. Там играют олимпийский чемпион Игорь Скляров, экс-игрок “Пахтакора” Вячеслав Ширин, наш Эльшан Гамбаров. Также, являюсь советником нью-йоркской детской школы “Черноморец”. У нее трое учредителей - одесситы Александр Розенстраух и Борис Краймонт, а также наш бакинец Олег Шарумов. Работают здесь также наши ребята - Эльшан Гамбаров и Амир Алиев. Одним словом, работы в футбольной сфере много.

- Первоначально вы поехали в США на 2 года. Что побудило остаться здесь?

- Моя первая супруга рано скончалась. После переезда в США, в феврале 1997-го года я женился здесь во второй раз. Моя супруга Виктория Бадалова - бакинка. Так что, в Америке меня удержала семья. Старшему сыну Самуэлю уже за 20, он занимается музыкой, а Эммануэль больше помогает мне. Дочь пока маленькая. Я живу в США свыше 20 лет, и уже давно являюсь гражданином страны. Несмотря на это, не бывает такого дня, чтобы я не интересовался жизнью  в Азербайджане. Читаю азербайджанские сайты, слежу за тем что происходит на родине. Встречаюсь с местными бакинцами, а иногда к нам приезжают гости из Азербайджана.

- В Баку с тех пор так и не были?

- Никак не удавалось выбраться, всегда что-то мешало. Даже не представляете, как я скучаю по Баку, по Азербайджану. Родителей давно перевез в США, так что не было острой необходимости ездить на родину. Еще, виню себя за то, что не был на могиле Банишевского. Мы с ним необычайно близко дружили, несмотря на то что Банишевский был постарше. 

- Зато, вы отдаете дань памяти Банишевскому, проводя турниры его имени.

- Банишевский был действительно футболистом страны номер 1. И важно, чтобы грядущие поколения помнили об этом.

- Как вообще видится американцам сегодняшний Азербайджан?

- Если честно, когда я только переезжал сюда, мало кто слышал про нашу страну. Сейчас же все поменялось. В последние годы в Азербайджане проводилось множество значимых спортивных и культурных мероприятий, и сегодня уже трудно найти американца, который не слышал про нашу страну. В Нью-Йорке немало бывших бакинцев, которые при первой же возможности пропагандируют родной город, родную страну.

- Следите за азербайджанским футболом?

- Еще как! Болею и за сборную Азербайджана, и конечно же за “Нефтчи”, ведь это мой родной клуб. Пусть в последние годы результаты других клубов более значимы. “Карабах” регулярно играет в групповом этапе, дважды туда добиралась “Габала”. Но все равно, “Нефтчи” - это моя команда. У меня долго не было футболки “Нефтчи”, пока не подсобил тренер Тофиг Мустафаев, за что ему огромное спасибо. И еще симпатизирую “Кяпязу”, в котором пока он играл в высшей лиге, работали мои экс-товарищи по команде - Шахин Диниев и Физули Аллахвердиев.

Мне очень приятно, что в Азербайджане меня не забывают. В “Фейсбуке” есть страница “Mingəçevir futbolu”. Оттуда мне часто приходят вопросы, пишут послания. Общаюсь со многими бывшими футболистами - Асимом Худиевым, Игорем Пономаревым, Надиром Гасымовым и другими. Сделал дома уголок, где выставлены фотографии, формы команд за которые я играл. И конечно же, та самая футболка от Тофика Мустафаева. Я мог бы и сам купить ее в Интернете, но подарок от друга-бакинца - это совсем иное!

Ильгар Тагиев / Газета "Хет-трик Ньюс" 

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Azerbaijan - Land of Football
+9
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+