«Кальяри». Доказательства жизни/смерти

5

 Доказательства жизни

«Кальяри» Земана.  Это изначально звучало алогично, ведь в этой фразе обе ее части тянут в разные стороны. Земан делает идеологическую инъекцию команде, результаты которой очевидны : идея старика проникает в кровь, в сознание, она способна его перестроить. Идея инсталлирована, но есть преграды, которые не взять – базовые настройки. Физподготовка и чистый психодел едва ли смогут взвинтить уровень интеллекта и мастерства .

Один из признаков жизни футбола Земана – это то, как изменились действия  игроков в схеме 4-3-3, которую команда исповедовала и до прихода чеха.  Например, Экдаль и Дессена НИКОГДА так не играли.  Перед обоими существовала какая-то невидимая черта, перейти которую если и разрешалось, то ненадолго. Когда один бельгиец преодолел этот провинциальный комплекс – его сразу пригласили в другой клуб, но это совсем другая история. Экдаль же и Дессена работали в центре поля словно автомобильные дворники, с совершенно понятной функцией и четко определенным диапазоном.

В Дессене вообще сложно разглядеть атакующий крен, но у Земана он атакует с позиции правого инсайда, притом, что играет наминально по правую руку от реджисты. С Экдалем все еще сложнее : « Ювентус» некогда разглядел в нем потенциал, причем атакующий ( Экдаль играл раньше ближе к атаке) , верил в него, сохраняя права собственности ,в то время как швед поигрывал в арендах. Выступал он, увы, не под стать прогнозам, и «Ювентус» махнул на парня рукой. Тихий незрелищный работоспособный скандинав покорно осел в средних слоях кальчо, даже не думая поднимать головы. И тогда в его судьбе появляется Земан.

1

Вектора Экдаля и Дессены коллинеарны движению всей команды. «Кальяри» пчелиным роем зависает в центре поля и оттуда устремляется вперед. Подготовка атаки в виде промежуточных действий существует, что никак не влияет на хаотичность этих действий. Когда у команды мяч - крайние полузащитники становятся крайними форвардами, насыщается штрафная и вообще, вся часть поля соперника. Но при обрыве – беда ; те же Экдаль и Дессена не успевают закрывать истинные позиции, выплевывая легкие на бегу. Уйдя за линию мяча во время владения, после потери невозможно за нее вернуться. Но Земану без разницы : все, что летит навстречу - остается позади ; он дает шанс каждому стать героем, выйти за рамки себя, наравне с тем готовя этого каждого к невозврату - такова цена подвига. 

Доказательства смерти

Нет сомнений, что Земану удалось воспроизвести свой фирменный футбол, изменив пропорции. Он прибавил оттуда, где пришлось убавить. Но результата по-прежнему нет как и нет гарантий, что будет. Команда играет по-другому, красивее, но очень бестолково. И дело тут, конечно, в первую очередь не в Земане, а в самой команде, в удельном весе ее качества. 

Сау, к примеру, не тянет земановскую физуху, поэтому толку от него на краю никакого. К тому же, крайний должен уметь тащить мяч, работать с ним, чего кукольный итальянец делать не умеет -  он играет на протыках. Вот по быстроте конкретного действия – он вполне игрок Земана. Сау – очень кроткое, острое, но безхарактерное,  ласковое, будто детское прощание, через неотросшие зубки. Для него у Земана лучшее место, идеальное, потому что другого - просто нет.

При покупке экзотического Ибарбо нужно узнать, чем его кормить. Виктор был в том  "Кальяри" вишенкой на торте,а  у Земана то, что было импровизацией, было сделано обязанностью. Некомфортно, когда надевают невидимый поводок ; ты вроде бы становишься лучше, направленней, но уже не получаешь былой свободы, теряешь лишнюю обводочку, где-то переставая быть самим собой. У Ибарбо появляется шанс стать командным, который будет расти только с уменьшением личных свобод.  

Имея Ибарбо - симметрию держать непросто. Когда формально, на другом берегу штрафной находится Коссу - ассиметрии не избежать. Однако Коссу фианкеттирован только образно, ведь он носитель большей части командного ай-кью, которое он несет с фланга от штрафной чаще, чем наоборот, подзаряжает центр или оттуда - активизирует нападение. Андреа 34 года - об этом говорит его взгляд, когда меняют не его. Кажется, его  действия так точны только потому, что все нервные окончания и жилы натянуты до предела, и вот-вот порвутся.

2

Поддерживающие эту тройку Экдаль и Дессена - пусть вышедшие на иной эмоциональный уровень - это усиление только по Земану, не иначе.  

Каждый, сам по себе, старается выполнять свою функцию, точнее - функцию общую. При этом, связок в атаке нет. Игроки зомбированы идеей. Нет времени думать, когда наказанно все делать быстро. Вот и летят неизвестно куда, и прибежавший к чужой штрафной Авелар, крутит головой словно Данила-дурачок.

Мы много раз видели нелепо, кое-как сколоченные атакующие линии, которые работали, потому что слабость одного заменяла сильная сторона другого. Разве применимо это к "Кальяри"?

Теорема Z

Главный парадокс Земана в том, что его парадигма применима только к команде, она работает в команде, но рушится с его уходом. Зато не делая акцент на индивидуальную работу, каждому игроку Земан очень много дает.

Старик помогает футболистам переступать комплексы, всякие. Ради цели, он учит не бояться сгореть в атмосфере большой победы ; показывает, что реально затащить в постель на первый взгляд непреступную, другого сословия девушку ; вколачивает, что лучше нарезать круги на кабриолете и палить из всех орудий, нежели чем умереть от страха сделать первый шаг в неизвестность, за которой - может быть и волчья яма, а может - освещенная солнцем долина - Земанландия. 

Земан, приобретая агрегатные лица отца или соучастника, по сути, является исключительным наркотиком : действие его рано или поздно заканчивается, но влияние будет очень долгим. 

Вопрос - каким? Сумеет ли Экдаль превзойти себя, или, когда действие Земана закончится, закроется в тихой комнате, зедернет шторы, сядет на пол и обхватит колени руками. Будет в одиночестве приходить себя, вздрагивать от телефонного звонка. Он ведь еще мальчишка, этот Экдаль. Чего уж говорить об остальных ...

В матче против " Вероны" временные измерения наслоились : настоящее на будущее, прошлое на настоящее. Панайотис Тахцидис, протеже сеньора Зденека, после того, как Лука Тони со звоном сшиб с  гостей железные доспехи, - вогнал с разгону бетонную сваю в тяжело дышащую грудь "Кальяри". Тот самый Тахцидис, толстозадый, с ногами, словно свинными рульками. Этого Тахцидиса распинали сотню раз, но он смог это пережить, через это пройти. Он, Тахцидис - пример для всех в сегодняшнем "Кальяри". Для футболиста ну вообще без фирменных черт - для Кризетига. Экдаль никогда не станет Наингголаном, но имеет шанс быть востребованным для других задач в других эшелонах кальчо - Земан встряхнул, перевернул его микрокосмос.

К чему приведет коренная перемена в "Кальяри" - один из  самых любопытных сюжетов этого сезона. Ну а пока что они, сделанные смелыми, и, поэтому, поголовно ставшие молодыми, предлагают нам настроиться на их волну. 

Дэйв Ди, Доузи, Бики, Мик и Тич. Опс, нет - Вик, Дан, Марко, Альбин, Андреа, Лоренцо и Данило.

Поражение от "Вероны" 

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Blundetto in the house
+27
Реклама 18+
Популярные комментарии
Юсуп Магомедов
+1
Прекрасный текст, Земан жгет.
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+