Реклама 18+

Пять лет назад УЕФА признал судейскую ошибку и разрешил перебить пенальти через 5 дней после матча

Рассказываем о беспрецедентном случае в истории футбола.

9 апреля 2015 года в 21:45 в Белфасте лицом к лицу сошлись капитан сборной Англии Лия Уильямсон и норвежский вратарь Ода Богстад. Пятью днями ранее эта пара стояла на тех же позициях, на том же поле, в том же матче, на той же минуте – 96-й. Тогда Уильямсон поразила ворота с пенальти, но арбитр справедливо этот гол отменила. А вот дальнейшие действия судьи не поддавались никакой логике, что заставило УЕФА вмешаться в ситуацию.

Спустя пять лет The Athletic пообщался с главными действующими лицами этой захватывающей и драматичной истории.

***

Это был второй этап квалификации на Чемпионат Европы среди девушек до 19 лет. В этой стадии принимают участие 24 команды, разделённые на шесть групп. В финальную часть выходят коллективы, занявшие первое место в своих квартетах и лучшая команда из числа вторых. Матчи в рамках одной группы проходят в одном месте. Сборные Англии, Норвегии, Северной Ирландии и Швейцарии выявляли лучшего в Белфасте.

***

4 апреля. Англия проигрывает Норвегии 0:2 в первом матче. На 88-й минуте вышедшая на замену Розелла Аяне забивает гол, а 94-й она же зарабатывает пенальти. Уильямсон берётся его реализовывать.

«Я не реализовала пенальти за команду U-10, когда мы играли на выезде в Дании, – вспоминает Лия. – Вратарь поймал мяч, забросил его вперёд, и они забили. Мы вылетели из турнира и отправились домой. Я тогда подумала, что больше никогда в жизни не буду бить пенальти. Со временем, правда, мне приходилось пару раз их исполнять в "Арсенале" – не в самых значимых матчах. В Белфасте трое из нас могли пробить, но в тот момент я чувствовала, что готова».

Прошло больше 30 секунд между установкой мяча на точку и ударом Лии, с которым не справилась голкипер. Однако арбитр Мария Куртес отменила гол из-за того, что Аяне вбежала в штрафную до удара. Уильямсон схватила мяч, вернула его на отметку, чтобы перебить пенальти, но вместо этого рефери назначила штрафной в пользу Норвегии.

«У меня мозги плавиться начали, потому что я думала: "А что не так-то?" Я не особо мирюсь с несправедливостью. Наверное, поэтому я повышаю голос на судей в нашей лиге – не люблю нечестные решения. Я не знала, действительно ли всё так, как говорит арбитр [что игрок вбежал в штрафную], поэтому не стала спорить. Я сказала: "Хорошо, пробью ещё раз". А она: "Нет, ты не будешь пробивать ещё раз". Я никогда не слышала об этом, и это не то правило, с которым вы часто сталкиваетесь, поэтому я просто отбежала. Она судья, она должна была знать правила, так что я не стала возражать».

Из-за этой ошибки Куртес отправили домой с турнира, а через год она перестала судить матчи.

В английской раздевалке после этого царили шок и недоумение, и уже шли разговоры о борьбе с несправедливостью.

Главный тренер Мо Марли сказала, что у них было 24 часа, чтобы подать апелляцию, но это были пасхальные выходные, что означало возможные сложности с подачей некоторых документов. По словам Марли, другим командам также стала любопытна эта ситуация. Они понимали, что произошла какая-то несправедливость.

Апелляция апелляцией, но Англии предстояло сыграть ещё с Северной Ирландией и Швейцарией, поэтому футболистки почти не говорили о прошедшей игре – разве что на следующее утро в автобусе по пути на тренировку.

«Я помню наши разговоры в автобусе. Это была тупая игра "что бы ты предпочёл?". Что бы ты предпочёл: сыграть все 90 минут или пробить пенальти? Все выбрали "переиграть матч". А я такая: "Нет, бить пенальти. Шансы 50/50; просто перебить пенальти". Я слегка не понимала, во что ввязываюсь», – говорит Лия.

Уильямсон была благодарна за матч против Северной Ирландии 6 апреля. Это означало, что команда сфокусируется на чём-то другом. Англия выиграла 9:1, а Лия забила два гола с пенальти.

«После каждого назначенного пенальти я общалась с Кэти Зелем, которая была второй в списке, и она говорила: "Если не хочешь бить, я пробью". Это очень помогло мне, потому что это означало, что никто меня не заставляет, и я чувствовала уверенность».

Семья Уильямсон была на матче с Северной Ирландией и должна была улететь домой позже в тот же день. Юная звезда "Арсенала" не знала, что её мама Аманда планировала вернуться через два дня на последнюю игру со Швейцарией. Победа в этом матче означала бы, что решение по апелляции становится по-настоящему значимым: если Англия реализует отобранный пенальти, то квалифицируется на Евро.

«Когда я была помоложе, мне было непросто находиться вдали от дома, – признаётся Уильямсон. – Я разговаривала с мамой каждый день, пока была в Белфасте, но не о ситуации с пенальти. Я до сих пор скучаю по дому, когда уезжаю. Когда говорю с мамой, я знаю, что мне в итоге придётся положить трубку, потому что я не могу разговаривать с ней и не быть рядом. Но когда ты становишься старше, ты учишься справляться с такими вещами».

Следующая игра против Швейцарии была 9 апреля, а команда всё ещё ждала решения по апелляции. 8 апреля Футбольная ассоциация Англии наконец сообщила о решении УЕФА – "переиграть матч с той минуты, когда Англия заработала пенальти".

Первая мысль, которая пришла в голову главному тренеру – сначала рассказать обо всём Уильямсон, а потом уже всем остальным. Она попросила тренера вратарей Энди Джонсона забрать игрока из комнаты и привести в зал для командных собраний. Лия в тот момент была в ванной комнате. Её соседка Габби Джордж начала долбить в дверь.

«Я слышала только: "Лия, Лия, Лия, там Энди в дверях стоит. Говорит, что тебе нужно спуститься". Я спросила, может ли это подождать, а она отвечает: "Нет, ты нужна им внизу сейчас. Тебе надо идти сейчас". Я такая думаю: "Ты уже начинаешь действовать мне на нервы – почему никто не говорит мне что происходит?" Мои волосы были мокрыми насквозь. Я бегу вниз по лестнице в зал, а там сидит Мо с нашим оперативным сотрудником Фатимой Да Куньей. Она скалилась, как Чеширский Кот, и я поняла, что здесь что-то происходит.

Честно говоря, не думаю, что когда-нибудь забуду это чувство. Мо в общем сказала мне: "Мы поговорили с УЕФА, и они дали нам возможность перебить пенальти, но ты не обязана этого делать". Я просто ответила: "Да, да, я сделаю это." Она спросила, уверена ли я, и я была уверена».

Лию попросили никому не говорить об этом до вечернего общекомандного сбора. Она согласилась. «Я подумала: "О, боже! На что я только что подписалась?"», – вспоминает капитан.

Уильямсон решила, что если расскажет кому-нибудь, то ей станет легче, поэтому вместо того, чтобы идти в свою комнату и держать всё в тайне, она пошла искать Зелем.

«Я прибежала в комнату Кэти, а она была в душе, поэтому я ворвалась в ванную. Она стояла за занавеской, я даже не видела её и говорила: "Кэти, мне нужно тебе кое-что сказать... Я буду снова бить пенальти". Она как заорёт: "Ты серьёзно?" Я сказала ей: "Если проболтаешься, я больше никогда не буду с тобой разговаривать"».

«До сих пор это помню, – говорит Зелем. – Я услышала, как распахнулась дверь, потому что мы никогда не закрывались на замок. Помню, как высунула голову из-за занавески, а потом вышла, и мы продолжили разговор. Я предложила взять это себя, если Лия не чувствует себя комфортно, потому что возвращаться к тому пенальти тяжело. Я знала её характер и знала, что она достаточно сильная, но подумала, что ей станет легче, если она услышит, что кто-то другой готов взять на себя эту ответственность, если она сама не захочет. Думаю, мы проговорили около получаса о том, в какую сторону она собирается бить».

Зелем никому не сказала о секрете Лии, а вечером всей команде объявили решении УЕФА, что вызвало настоящий галдёж в зале. Уильямсон позвонила своей маме, которая на следующее утро вылетала в Белфаст, и сообщила радостную новость, но попросила никому не рассказывать. Она не хотела, чтобы семья узнала, если она промахнётся, и не хотела, чтобы её закидывали сообщениями до завтрашнего вечера, когда ей предстоит вновь поставить мяч на точку.

«Я прилетела утром, и это было повсюду, – рассказывает мама Лии Аманда. – Это было на Sky Sports и в газетах. Я написала Лие: "Позвони, когда проснёшься". И сразу же позвонила её отцу и предупредила: "Лия попросила меня никому не рассказывать, но это повсюду. Скажи семье, чтобы не контактировали с ней"».

«Девочки вообще мне ничего не говорили, – добавляет Уильямсон. – Они тоже дико нервничали, но совсем не давили на меня, как будто ничего не произошло. Я очень благодарна им за это. Габби сказала мне: "Новость уже разлетелась, теперь все об этом знают". Я тогда подумала: "Чёрт побери!"».

Приоритетной задачей для Марли и её тренерского штаба было защитить Лию и сфокусировать внимание на игре со Швейцарией, которая должна была пройти днём. Пенальти будет позже. Чтобы он хоть что-то значил, нужно сначала выиграть последнюю игру.

По дороге на матч со Швейцарией, который начинался в 15:00, игрокам было трудно не обсуждать, что их ждёт дальше.

«Мы обсуждали, как бить: так же или по-другому, – вспоминает Зелем. – Мы говорили: "Как бы ты не решила, просто будь уверена. Если это хороший пенальти, значит это гол". Она сказала: "Может, паненкой", а мы: "Не, не, не! Это не та уверенность, которую мы имели ввиду!"».

Это был первый раз, когда команда проявила нервозность в отношении Уильямсон, но она понимала, что они были правы: «Главное, что девчонки верили в меня, в то, что я смогу забить, поэтому я не переживала. Но это был первый раз, когда кто-то показал некоторое недоверие. Что ж, в таком случае, не буду так бить».

Матч со Швейцарией станет ещё одним поворотным моментом для Уильямсон. При счёте 1:1 Англия заработала четвёртый пенальти за пять дней.

«Перед игрой я думала: "Пожалуйста, не надо больше пенальти", – признаётся Лия. – Я не особо хорошо играла со Швейцарией; мои передачи не проходили из пункта А в пункт Б. А потом мы заработали пенальти, и всё, о чём я могла думать, это "ради бога, вы серьёзно?!" Я уже сказала девочкам, что, если это случится, я пробью. В этом не было сомнений.

Я уже знала, куда буду бить. Я пробила в другую сторону (слева от вратаря). После гола я почувствовала большее облегчение, потому что знала, насколько уверенным будет вратарь вечером, если я промажу сейчас».

Англия выиграла 3:1. Во время послематчевого круга Марли попросила команду не оказывать никакого давления на капитана, а довериться ей. Уильямсон поблагодарила партнёров за поддержку и сказала, что сделает всё возможное.

Лия обняла маму и вернулась в отель, чтобы поспать. Аманде, в свою очередь, нужно было решить, как добираться домой, потому что изначально билеты у неё были забронированы на вечер, до матча со Швейцарией.

«Я позвонила в авиакомпанию, и парень сказал мне, что ничего не может сделать, – говорит Аманда. – Я спросила, видел ли он новости про молодую футболистку и пенальти. Он понял, о чём я говорю. Я сказала: "Это моя дочь, и мне нужно поменять билет, чтобы я смогла вернуться домой". Он был очень мил и сказал, что постарается. Я поменяла рейс на следующее утро, правда пришлось лететь в Ливерпуль».

Аманда подбросила родителей Элли Стюарт до аэропорта, так как все члены семей бронировали билеты, ещё не зная про вечернюю доигровку. Затем она снова поехала на стадион, за два часа до игры, чтобы ждать прибытия команд на парковке.

Автобус английской сборной встречала куча камер, ожидающих запечатлеть юную английскую звезду. Уильямсон ещё во время матча со Швейцарией заметила установленные ТВ-камеры. Она схватила коробку со льдом и прошла позади всех остальных партнёров по команде.

В раздевалке состоялся последний разговор с Зелем.

«Я помню, что немного напряглась, – говорит Уильямсон. – Я всегда нервничаю. Кэти подошла ко мне и села рядом. Я просто начала плакать в раздевалке, а она сказала: "Если бы был один человек, которого я должна выбрать в этой ситуации, это была бы ты"».

Команда размялась на поле, как перед полным матчем, затем вернулась в раздевалку и выстроилась в туннеле вместе с соперниками.

Норвежская команда остановилась в том же отеле, что и Англия. Лия старалась избегать любого контакта, но вспоминает один момент, случившийся накануне решающего пенальти, который немного нервировал её: «Единственная вещь, которая заставила меня трястись во всей этой истории, это когда я вечером проходила мимо норвежского вратаря. Она прошла около меня и вытянула правую руку, как бы говоря: "Вот сюда ты и пробьёшь". Я просто подумала: "Ну да, именно туда я и буду бить, только ты не потащишь"».

Норвежские игроки пытались проникнуть в голову Уильямсон, посмеиваясь и показывая на неё, когда Лия стояла во главе линейки своей команды и сосредотачивалась. Она вывела команду на то же самое поле, на котором они несколько часов назад обыграли Швейцарию. После короткого разогрева они заняли те же позиции, что и пять дней назад перед исполнением пенальти.

Мама Аманда сидела на трибуне. Она предложила отцу Лии присоединиться по Фейстайму, но он сказал, что Sky Sports будет показывать это в прямом эфире.

Когда её дочь готовилась к самому важному в жизни удару, кто-то рядом с Амандой дудел в вувузелу. «Я им сказала, что, если будете дудеть в свои вувузелы перед ударом... не могу повторить, что произнесла дальше», – смеётся Аманда.

Это стало большим событием. Букмекеры принимали ставки на исход, Sky Sports вёл прямую трансляцию, а местные жители пришли на стадион, чтобы посмотреть вживую.

Аяне на этот раз держалась подальше от штрафной. «Розелла – одна из моих лучших подруг, и мы до сих пор шутим над той ситуацией», – признаётся Лия.

Уильямсон установила мяч на точку. Богстад вышла из ворот, чтобы пожаловаться на расположение мяча. Прошло 58 секунд между подготовкой и ударом, прошедшим рядом с правой рукой голкипера, которой она дразнила соперника накануне.

Игроки напрыгнули на капитана, поздравляя её, но нужно было сохранять концентрацию – оставалось играть ещё 16 секунд. Норвегия, которая к тому моменту уже квалифицировалась, зарядила мяч в сторону английских ворот со своей половины поля, а затем рефери дала финальный свисток – Англия попала на Евро. Один из игроков во время безумного празднования даже потерял зуб, но Уильямсон дала слово, что не раскроет эту личность.

Когда Лия встретилась с мамой, они не обменялись не единым словом – просто прослезились. «Думаю, это был первый раз за весь день, когда я не чувствовала слабость», – говорит Аманда.

Защитник "Арсенала" пропустила празднования в раздевалке, так как общалась с собравшимися журналистами. Команда вернулась в отель поздно, так что Лия съела тарелку кукурузных хлопьев, прежде чем пойти спать. «Я не спала до пяти утра, валяясь на полу в ванной и залипая в телефоне. Я использовала мяч вместо подушки и просто лежала там, читая сообщения. Вся семья уже спала. Это было странное чувство».

Этот мяч был тем самым, которым она забила гол. Он до сих пор у неё – валяется сдутый в коробке с мячами в доме у отца. «Каждый раз, когда смотрю на него, мне становится не по себе», – признаётся Лия.

***

Уильямсон не делилась подробностями этой истории с апреля 2015-го, потому что не хотела, чтобы она определяла её карьеру. С тех пор она выигрывала трофеи с "Арсеналом" и играла на Чемпионате мира во Франции.

«На протяжении этих лет я говорила: "Не хочу, чтобы меня запомнили, как ту самую девчонку, которая забила пенальти. Я хочу, чтобы моё имя значило больше. Это было невероятно, но я всегда чувствовала, что способна на это.

По прошествии пяти лет можно и повспоминать, потому что я горжусь тем, что случилось, но я горжусь и девочками, и всей командой. Я вспоминаю об этом с любовью и благодарна за такой опыт. Сейчас об этом можно размышлять, потому что я уже достигла большего», – заключила Уильямсон.

***

Перевод материала The Athletic: оригинал

Этот пост опубликован в блоге на Трибуне Sports.ru. Присоединяйтесь к крупнейшему сообществу спортивных болельщиков!
Другие посты блога
Кто здесь?
+19
Реклама 18+
Популярные комментарии
Денис Альшаков
0
Лея красотка! Канонир с детства.
История очень интересная. Спасибо.
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+