Реклама 18+

«Аякс» – самая яркая команда 90-х. Луи ван Гал был физруком (реально) и сделал из поколения Бергкампа суперзвезд

Объясняет Вадим Лукомский.

Ван Гал начал с молодежки и спас карьеру Бергкампа

Перед тем, как возглавить первую команду в 1991-м, Луи ван Гал работал координатором молодежных команд клуба.

Одним из первых решений Луи было преобразование программы по развитию молодых игроков – теперь план для каждого юниора прописывался до 20 лет, а не до 18. «Мы даем молодым игрокам возможность подготовиться к профессиональной карьере. Дисциплина и психологическая устойчивость игрока должна быть доведена до совершенства именно в промежуток между 18 и 20 годами. В этот период игрок должен усвоить, что он как профессионал должен и не должен делать. Каким должно быть его место на поле и в коллективе», – объяснял ван Гал.

Луи также улучшил систему поиска молодых игроков. Каждый год «Аякс» просматривал около 7 тысяч футболистов. Теперь информация о каждом заносилась в компьютерную базу данных, которую можно было фильтровать по нужным параметрам. Параметров было 40 – от контроля мяча до характера. Все критерии ван Гал разработал лично. После оценки по каждому параметру из 7 тысяч несколько сотен получали приглашения на дополнительный просмотр. Из них выбирали 40 игроков, потом сокращали число до 16, которые попадали в юношескую систему клуба.

Тем временем в первой команде царил хаос. В 1988-м Йохан Кройфф ушел тренировать «Барсу». После него у «Аякса» было 9 тренеров за 2 с небольшим сезона. «Я уже забыл порядок, но за короткое время у нас было очень много тренеров», – вспоминал Деннис Бергкамп. Одним из получивших шанс был немецкий физиотерапевт Курт Линдер. По словам Денниса, худший тренер в его карьере. Он сослал Бергкампа и  Ричарда Витчге (в будущем игрок «Барсы») обратно в молодежную команду со словами: «Эти двое вообще не нужны».

Ван Гал иначе видел перспективы Бергкампа: он перевел Денниса с фланга в центральную зону под нападающим и дал ему десятый номер. Это было рождением настоящего Бергкампа – он блестяще находил пространство между линиями и показывал невероятную скорость принятия решений.

«Внезапно я почувствовал полную свободу. Тут я мог использовать свою двуногость и даже забивать столько же, сколько нападающие. Все, что я усвоил в молодежных командах, что я хотел показывать фанатам, я демонстрировал в этой роли. Игра в роли десятки вернула мне приятную дрожь от игры в футбол. Я никогда не сомневался в том, каким должен быть мой следующий маневр. Все получалось автоматически. Внезапно со мной случилось нечто прекрасное», – так решение ван Гала описывал в автобиографии Бергкамп.

Сам Луи отлично осознавал потенциал Бергкампа в новой роли. Через пару недель он даже сказал Деннису: «Если кто-то спросит тебя, кто поставил тебя на позицию десятки, ты знаешь, что отвечать?». Сначала Деннис не понял, к чему была эта просьба, но затем осознал, что уже тогда ЛВГ думал о месте в истории: «Тренеры хотят впечатлять, потому что они жаждут признания. Относительно ван Гала это было особенно правдиво. Уже тогда это ощущалось».

Работа в молодежной системе «Аякса» позволила Луи заложить фундамент будущих успехов. «Большая часть ребят уже работала со мной в молодежных командах. Я знал, как найти к ним подход. Когда я возглавил первую команду, я просто перевел их туда. Это в очередной раз доказало правильность нашей молодежной политики: без нее «Аякс» не выжил бы».

«Игроки – ничто, команда – все. Я больше внимания уделяю характеру игрока, чем его футбольным качествам. Особенно тому, готов ли он полностью выкладываться ради команды. Очень многие талантливые футболисты не обладали характером, необходимым для моих методов», – такими были ориентиры ван Гала в академии.

Идеальным примером нужного Луи футболиста был Эдгар Давидс. ЛВГ обожал его за мультифункциональность и полностью подходивший философии характер. Именно Луи дал ему прозвище «питбуль» и перевел с левого фланга полузащиты в центр поля.

Ван Галу помог диплом учителя

Кумиром ван Гала был Ринус Михелс. После завершения игровой карьеры Михелс обучал детей гимнастике в школе. В 1965-м он бросил эту работу ради тренерского дела. Подростком ван Гал смотрел тренировки Ринуса и идеализировал его. «Мои друзья следили за футболистами, а я – за Ринусом Михелсом. Уже тогда я понимал, что хочу тренировать», – признавался Луи.

Ринус Михелс

«Михелс тоже был учителем физкультуры. Игроки – большие дети. Поэтому профессии тренера и учителя очень похожи. Отличаются лишь цели. В школе нужно обучать, а не давать результат. Я слишком заточен на результат, поэтому хотел работать в спорте. В остальном все очень похоже. К ученикам нужно относиться особенным образом в рамках определенной философии. К игрокам – тоже. И там и там есть иерархия и проявления разных культур», – объяснял Луи.

Невероятные тренерские способности ван Гала проявлялись и по ходу его игровой карьеры. «Если мы играли плохо, Луи говорил: «Ты играешь на три метра правее, а ты – на три метра левее. Так у команды появится баланс». Сначала думаешь: «Он какой-то странный». Но когда он постоянно оказывается прав, начинаешь уважать его и принимать эти указания. Луи за пару минут распознавал проблему. Мы готовили предматчевый план, но потом он брал инициативу и часто менял тактику. Он был тренером на поле», – вспоминал Адри Адриессен, с которым Луи пересекался в «Спарте».

«Я быстро осознал, что имею дело с человеком, который глубоко влюблен в футбол и обдумывает каждую мелочь. Ни разу в моей карьере не было настолько увлеченного игрой капитана. Благодаря ему я понял, что значит фраза «продолжение тренера на поле». Он был способен самостоятельно тренировать партнеров прямо там. Как шахматист он заглядывал на шаг вперед», – объяснял тренер той команды Берт Якобс.

Луи ван Гал и Йохан Кройфф

Не всем нравилось такое поведение ЛВГ, но даже критики признавали его отличие от обычных футболистов. «Я не фанат его комментариев, которые параллельны указаниям тренеров. К концу первого сезона в клубе он начал яро указывать на ошибки партнерам – не только на тренировках, но и в матчах. Молодые его уважали, потому что принимали такие указания, но мне это не нравилось. У парня было невероятное самомнение. Каждый раз, когда объявляли состав сборной Голландии, он искренне разочаровывался, что его не позвали», – рассказывал Лин де Гуй.

Но предложение возглавить первую команду «Аякса» застало врасплох даже человека с таким эго. «Я сидел в машине и внезапно осознал: «Я – главный тренер «Аякса». Я начал невероятно быстро потеть. Это длилось около минуты. Затем у меня не возникало никакого волнения», – вспоминал ван Гал в интервью Playboy.

Луи действовал максимально решительно. В первом большом интервью клубному журналу ван Гал сначала сказал дежурные слова о шансах молодым, а потом выдал пророчество: «Аякс» – это максимальный уровень для тренера, лучшая команда, которую можно тренировать в Голландии. Пойду дальше и скажу: если нынешний состав сохранится, мы можем достичь самого высокого уровня в Европе».

Ван Гал действительно относился к футболистам как к ученикам. Все начиналось с дисциплины. Теперь даже опоздание на минуту наказывалось штрафом. Если ситуация повторялась, штраф удваивался. На пресс-конференции нужно было приходить в костюме с галстуком и эмблемой «Аякса». Если игрок не бросал использованное полотенце в корзину для стирки, Луи заставлял забрать его и стирать дома. Фишки, ворота, мячи и другие тренировочные инструменты теперь таскали все, а не только персонал и молодежь.

Все футболисты должны были заправлять футболку в шорты, игрокам запрещалось играть с приспущенными гетрами. Ван Гал объяснял эти решения так: «Те, кто не заправляют футболку, просто хотят выделяться, отделить себя от остальных. Но зачем так поступать в команде? Нужно играть хорошо. Хочешь выделиться – выделяйся игрой, а не внешностью. Если Кларенс Зеедорф хочет носить белую майку под футболкой, он должен убедить в необходимости этого всю команду. Возможно, у него есть основания, но он должен донести их до остальных».

Следующий шаг – сплочение игроков. ЛВГ организовывал командные встречи с игрой в пейнтбол, гольф и боулинг. В столовой запрещалось читать газеты. Ван Гал хотел, чтобы игроки разговаривали друг с другом. В комнате для отдыха на базе Луи хотел наблюдать ту же картину, поэтому ограничил доступ посторонним, включая ветеранов клуба, в определенное время. «Когда кто-то незнакомый находится в комнате, игроки ведут себя иначе, не общаются. Поэтому комната закрыта для посторонних с 12:30 до 14:30. Теперь игроки стали играть в карты и нарды. В последние два года я такого не видел», – объяснял тогда Луи.

Школьный подход Луи добрался и до матчей. В легендарном блокноте ван Гала были оценки каждому игроку в каждом матче. «Он оценивал нас звездочками. Потом показывал нам заметки, в которых разбиралась наша игра», – вспоминал работавший с ним чуть позже в «Барсе» Хави. Но для Луи это были не просто цифры. Он учитывал контекст: «Пас из точки А в точку Б – не просто пас, не просто техническое действие. За каждым таким пасом стоит человек. Каждый игрок зависит от психологии».

Ван Гал был строг, но никогда не требовал от игроков невозможного. Еще один метод похож на выход к доске. На тактическом занятии перед матчем с «Гоу Эхед Иглс» Луи обратился к Овермарсу: «Марк, ты играл за «Иглс». Объясни, в чем их слабые и сильные стороны». Марк очень нервничал, но полностью выложился, рассказывая о сопернике. Луи похвалил его перед всей командой и дал дополнительные указания. А ритуал стал традицией – на следующей неделе уже выступал другой игрок. Постепенно все начали приходить на тактические занятия с историями о сопернике. Игроки преодолевали страх публичных выступлений, а команда лучше готовилась к матчам.

Конечно, система ван Гала лучше подходила молодым. «Я убрал из состава игроков со старомодным мышлением. Даже в защите я заменил их на тех, кто может брать инициативу. Каждый игрок «Аякса» должен быть креативным. Прежде всего, нужно выкладываться на тренировках, не опаздывать и быть вежливым. Мы уважаем друг друга, доверяем друг другу и честны друг с другом. На этом базисе можно развивать стиль и креативность. Дисциплина – фундамент креативности. Кану, Давидс и Клюйверт отлично это понимали», – объяснял Луи.

Пожалуй, лучший пример перестройки ван Гала – история с Брайаном Роем. Рой был любимчиком Кройффа, но у Луи не закрепился из-за неумения жертвовать собой ради тактической дисциплины. «Болельщики обожали Брайана, потому что в Голландии фетиш на красивые приемчики, а не на другие вещи, которые я считаю не менее важными», – говорил ван Гал. Рой был индивидуально сильным вингером, но принимал слишком эгоистичные решения. Ван Гал усадил его на лавку и даже заставил сыграть матч за резервную команду.

Брайан Рой

«Мне больно наблюдать за тем, что Рой не работает над вещами, над которыми должен работать. Я старался улучшить эффективность его игры. Но я не вижу прогресса. Я больше не верю в Роя. Я сказал об этом ему и руководству, он ищет новую команду. Я перепробовал все, включая специальные индивидуальные тренировки. Дело не в том, что он не отрабатывает в обороне, а в том, что он не способен мыслить правильным образом. Мы не смогли это исправить. Я виню в этом себя», – пояснял трудность решения ЛВГ.

«В тренерском плане это нетрудное решение. В человеческом – очень трудное. Как тренер я прав. Как человеку мне трудно смириться с этим», – добавлял Луи. Рой ушел в «Фоджу», а его место занял Овермарс.

Ван Гал совсем не боялся таких решений. Другой важный пример – вратарь Стэнли Менцо, который тоже был любимчиком фанатов. После ошибок в матче Кубка УЕФА с «Осером» в 1993-м его место занял Эдвин ван дер Сар. Менцо даже пришлось воспользоваться услугами психолога. Как и в случае с Роем, дело было не столько в конкретных ошибках, сколько в стилистической непригодности.

Перестройка была болезненной. В сезоне-1992/93 «Аякс» занял 3-е место в чемпионате. Но болельщики все равно сплотились вокруг смелой революции ЛВГ. 80 тысяч человек присоединились к официальному фан-клубу за тот год (потрясающая для того времени цифра). Вероятно, помогла яркость (даже на 3-м месте «Аякс» оставался самой результативной командой лиги с лучшей разницей мячей – не хватало стабильности) и уверенная победа в Кубке. За новый «Аякс» уже играли Давидс, братья де Буры, ван дер Сар, Овермарс и Литманен. В следующем сезоне ван Гал добавил Клюйверта и Зеедорфа из академии и отыскал Финиди Джорджа с Нванкво Кану. Опытный Франк Райкард вернулся в родной клуб. Чемпионский состав был в сборе.

Тренировки «Аякса» были инновационными – использовали даже танцы

«Класс – это исключение случайностей», – эта голландская поговорка висела в рамке в офисе ван Гала. Следуя этому принципу, он уделял максимум внимания деталям.

Тактическая работа ЛВГ была глубже, чем у других тренеров. «Никогда раньше я не работал с тренером, который внезапно прерывал тренировку, чтобы поправить позиции игроков в конкретном эпизоде. Он объяснял, почему располагаться нужно именно так, как создавать линии для передач, когда нужно делать рывки. Он учил нас быть острее и думать о каждом действии. Такие тренировки не становились скучными. После занятия всегда было о чем подумать. Проявлялись сильные педагогические навыки Луи. Было видно, что он привык стоять перед классом и объяснять что-то максимально простым языком», – вспоминал Ханс де Конинг, которого ван Гал тренировал в АЗ в 80-х.

В «Аяксе» тренировки проходили так же. Несколько метров, на которые ЛВГ двигал игроков, были важны для постоянного поддержания баланса. Так «Аякс» всегда имел варианты для продолжения атаки и реже терял мяч.

Луи ненавидел, когда теряют мяч: «Если расхлябанность проникает в нашу игру, мы теряем мяч, мы должны бежать за соперником, а это психологически выматывает. Поэтому, когда я вижу, как игрок теряет концентрацию, я взрываюсь. Футболисты знают об этом. Думаю, они никогда не держат обид. Наверное, им это даже нравится – нравится прямота реакции. Все понимают, как это важно».

Ван Гал требовал максимальной концентрации даже на тренировках: «Это наша профессия. Мы можем немного подурачиться, но только немного. Считаю, что тренировки дают опыт. Если ты просто идешь на тренировку с мыслью попинать весело мячик, то тебе не место в «Аяксе».

Но Луи не просто кричал на игроков за потерю концентрации. Он создавал условия, чтобы такого не случалось. С командой работали массажисты, диетологи, психологи и даже репетиторы – это не было мейнстримом, но Луи верил, что такой подход выведет игроков на максимальный психологический и физический уровень. Поэтому ван Гал отказался от затяжных предсезонных забегов: «Я хочу, чтобы мозг игроков был свежим. Игроки намного лучше принимают короткие динамичные упражнения, а не старомодные марафоны на выносливость».

Еще игроком ван Гал подозревал, что затяжные забеги лишь вредят долгосрочной выносливости и даже делают игроков медленнее. В начале 90-х он наткнулся на исследование, которое лишь подтверждало этот тезис. В 1993-м ЛВГ первым в Голландии полностью отказался от забегов на выносливость. Эффективность каждой тренировки оценивалась с помощью пульсометра на каждом игроке. В клубе регулярно измеряли процент жира в организме игроков.

Луи обожал заимствовать из других видов спорта. Он пригласил Йоса Гейселя, который раньше работал в хоккее, для разработки новых программ физической подготовки (без марафонов). Бывший баскетболист Ласло Жамбор занимался техникой бега и координацией. Однажды на тренировке Роналд де Бур предложил позаимствовать из баскетбола заслон для улучшения эффективности стандартов. Тогда это не было распространенной практикой, а почти все команды использовали персональную опеку. Какое-то время прием работал идеально.

Но самое крутое – это танцы Рене Вормхудта. Ван Гал сделал его тренером по физподготовке. Раньше Рене работал в американском футболе. Для «Аякса» он разработал методику, которую сам называл футбольной аэробикой. Упражнения выполнялись под музыку.

«Оказавшись в «Аяксе», я решил, что игрокам нужен особенный метод физической подготовки. Я изобрел футбольную аэробику. Мы делали ее более четырех лет, чтобы улучшить скорость, ловкость и гибкость», – объяснял Вормхудт. Игрокам очень нравилось. «Думаю, мы отлично веселились во время аэробики, – рассказывал Роналд де Бур. – Упражнения сделали нас более гибкими и быстрыми. Они также улучшали нашу реакцию и координацию. Самое важное – они хорошо дополняли то, как мы работали над техникой».

Ван Гал всегда был в поисках совершенства и инноваций. Однажды друг его дочери написал дипломную работу на тему оптимального времени для подготовки футбольной команды к следующему матчу. Лучший вариант – три дня, а не четыре, как считал ван Гал. Четыре – доказывалось в работе – слишком долго с точки зрения игроков, которым тяжело столько фокусироваться на конкретном сопернике. Ван Гал сразу же преобразовал график тренировок.

Система ван Гала делала игроков умнее

«Я не из тех тренеров, которые покупают игроков только ради покупок. Я из тех, кто улучшает игроков», – ключевой принцип ван Гала. В чем секрет? Луи формулировал так: «Структура порождает логику мышления и действий. В таких условиях люди показывают себя лучше всего».

«Ключевым вопросом всегда было, как мы создадим численное преимущество в полузащите. Часто я вижу, как для этого по флангам подключаются защитники, но разве там самая опасная зона на поле? Нет, она в центре. Там создается больше угрозы. На фланге игроков легче запрессинговать (с помощью боковой линии). В центре можно выбирать любое направление атаки, а на фланге у тебя всегда на одно направление меньше. Наши тренировки помогали постоянно сохранять перевес в центре», – объяснял Патрик Клюйверт.

Через хаос и импровизацию этого достичь почти невозможно. Единственный путь – дисциплинированное следование системе и трактовка каждого эпизода. Для такого футбола нужны не просто умные футболисты, а игроки с особенным мышлением и пониманием пространства. Их почти невозможно купить, зато этому можно научить. Ван Гал мастерски улучшал игровой интеллект футболистов.

Две вещи были определяющими для этого процесса – убедить игроков следовать структуре и научить их думать в ее рамках. Формулировки, которые Луи выбирал, рассуждая об отношениях с командой показательны: «Мой главный талант в том, чтобы сделать каждого игрока на 10% лучше. Но я могу сделать это только в случае, если он подписывается на мою идею».

После одного матча ван Гал сказал: «Мы потеряли контроль над игрой, потому что некоторые из нас не следовали нашему соглашению». Луи использует слова «соглашение», «подписываться», будто бы у него есть дополнительный контракт с каждым игроком. Соглашение формулировалось примерно так: футболист дисциплинированно следует требованиям, в ответ получает постоянный прогресс и хорошие результаты.

Кажется, примерно таким образом ЛВГ все объяснял даже самим футболистам. «Ван Гал был голодным и амбициозным. Наша игра стала инновационной, привлекательной и приятной для просмотра. Даже когда возникали проблемы, мы не сдавались. Мы всегда решали их, потому что верили в его философию, в которой команда важнее любого игрока. «Если каждый будет следовать нашим соглашениям, успех будет неизбежен», – вечно твердил Луи. Его философия дала нам стабильность», – вспоминал Бергкамп.

Для ван Гала даже устное соглашение с футболистами играло огромную роль. Для контекста: в голландском, как и русском, есть две формы обращения – на ты и на вы. Луи настаивал, чтобы его дочери дома назвали его на вы. Любое соглашение для такого человека – вопрос чести.

Несоблюдение заданий голландец считал предательством всей команды: «Футбол – командная игра, следовательно игроки зависят друг от друга. Если некоторые игроки не выполняют задания должным образом, их коллеги пострадают. Каждый игрок должен выполнять задачу настолько хорошо, насколько может».

При этом система ван Гала оставляла игрокам право на импровизацию – особенно у чужих ворот. «Многие медиа пишут: «Ван Гал – диктатор». Это неправда. Мои правила широкие. Каждый может передвигаться в их рамках и сохранять свою идентичность. Я не навязываю правила. Я наблюдаю – и принимаю меры. Ни один игрок не волен делать что пожелает в каждом эпизоде, но креативные игроки получают достаточно свободы».

Следование правилам было критично для концепции ван Гала – его футбол работает только при постоянном соблюдении игроками правильных расстояний и позиций. «Многие тренеры посвящают время тому, чтобы научить игроков много бегать по ходу матча. «Аякс» готовит игроков к тому, чтобы бегать как можно меньше. Поэтому для наших тренировок так важна позиционная игра», – рассказывал ван Гал.

Ван Гал постоянно общался с футболистами о тактике и понимании пространства – перед тренировками, до и после. «Мы учим игроков читать игру, – объяснял Луи в 1996-м. – Мы учим их быть тренерами на поле. Построение такой культуры внутри клуба – главное, что я сделал в «Аяксе». Тренеры и игроки слились воедино, мы спорим, обсуждаем тактику и вообще все. Каждый матч разбирается таким образом. Если тренер соперника подготовит хороший план, игроки изучат его во время матча и найдут решение».

Именно в таких условиях креативность Бергкампа достигла космического уровня. «Мы тренировались с вниманием к каждой мелочи. Каждая деталь, пас, удар и все-все-все совершенствовались. Везде присутствовал тактический элемент. Куда бежать? Почему туда? Ван Гал говорил: «Думайте, ребята. Каждое движение должно быть осмысленным», – рассказывал Деннис.

Сам Луи описывал требования так: «В футбол играют головой. Решения на интуиции – часть игры, но важно, чтобы интуиция служила разуму, а не наоборот. Если просто играть как удобно, будешь исполнять приемы в неподходящий момент. Как избавляться от мяча в подходящий момент, как оказываться в нужной зоне в правильный момент, как пасовать партнеру с учетом позиции соперника, как думать коллективно, владея мячом, и как реагировать на потерю – игроки должны понимать все это».

Помощник ЛВГ Джерард ван дер Лем резюмировал: «Мы всегда говорили о трех вещах – мяч, пространство и время. Где на поле возникает больше всего пространства? Какому игроку дают больше времени? В зависимости от ответов решается, куда нужно доставлять мяч. Каждый игрок должен понимать геометрию всего поля и системы».

Если все соблюдали требования и принимали умные решения, система делала каждого игрока ярче. Этот процесс обучения был настолько важным и приятным для Луи, что он даже не хотел отвлекаться на товарищеские матчи: «Я обучаю игроков от эпизода к эпизоду. Это возможно только на тренировках. Там я могу крикнуть «Стоп!», остановить игру и превратить все в учебный момент. В товарищеском матче так нельзя».

Ван Гал и ван дер Лем

Система «Аякса» создавала игрокам максимум вариантов – дальше включалась скорость мышления и автоматизм. Над этим Луи тоже много работал. «Мы верим в повторение. Каждый день. Система нуждается в качественной игре в пас на чужой половине поля, где мало пространства. Мы тренировались в треугольниках с большой скоростью передач и быстрыми передвижениями игроков. В матчах аналогичные ситуации создавали нам множество возможностей. Когда пространство ограничено, скорость владения мячом важнее всего. Лучшая команда владеет им быстрее остальных», – объяснял ван Гал.

Луи в отличие от большинства тренеров видел в соперниках не врагов, которых нужно перебороть, а математическую задачу, которую нужно решить. Если игроки будут достаточно умными и тактически гибкими, то они обязательно найдут или даже создадут пространство у чужих ворот.

Прогресс в рамках своей системы ЛВГ оценивал только по качеству игры, вообще не оглядываясь на счет: «Медиа постоянно и не особо изобретательно строят повествование, исходя из счета. Газеты пишут так: команда забивает мало голов, поэтому она играет плохо. Но иногда на ситуацию нужно взглянуть иначе: учитывая, что команда играет прекрасно, она должна забивать больше».

«Мне всегда были неприятны люди, которые критикуют мои методы, сводя их к бесконечным повторениям и ограничению свободы игроков. Те, кто действительно анализировал мою работу, никогда не придут к такому выводу. Мой футбол сводится к коммуникациям на поле, объяснениям и пониманию. «Аякс» великолепно этим владеет. Игроки понимают друг друга, общаются на поле и за его пределами. Сначала был лишь монолог с моей стороны, теперь у нас команде диалог. Игроки предлагают решения и говорят о плюсах и минусах друг друга», – гордо рассказывал ван Гал.

Методы Луи создали самую думающую команду поколения. «Я никогда не забуду урок, который мне преподнесли Яри Литманен и Роналд де Бур. Болельщики «Барсы» плохо помнят этих двоих из-за травм и прочего, но они просто не видели их на тренировках каждый день. Они играли выдающимся образом. В позиционном и тактическом плане были на голову выше остальных. Просто волшебный уровень. И я говорю не об индивидуальном таланте, а о тактической дисциплине и применению ее в самые правильные моменты. Слишком часто мы говорим о тактике как противовесе таланту. Но на их примере я осознал, что, подчиняя себя тактической дисциплине, делаешь команду лучше. Это лишь еще один метод развития личного таланта», – вспоминал Пеп Гвардиола.

Роналд де Бур

Насколько великую команду построил ван Гал

Лучше всего интеллект «Аякса» проявился в конце 1993-го. Ван Гал тратил слишком много времени на уход за умирающей от рака женой Фернандой. После ее смерти он даже собирался завершить карьеру, чтобы присматривать за дочерьми, но они сами переубедили Луи. «Помню будто это было вчера. Луи собрал нас и сказал, что пока не сможет присутствовать на тренировках, потому что должен быть с женой. Он был невероятно искренним и хотел, чтобы она увидела нашу победу. Мы стали чемпионами, но она этого не застала», – рассказывал Франк де Бур.

Эту победу ван Гал посвятил Фернанде. «Она была со мной по ходу этого сезона. Пускай лишь в первые несколько месяцев», – писал тренер в автобиографии. У этой истории есть не только трагическая, но и футбольная сторона. Ван Гал пропустил несколько месяцев тренировок, но это никак не отразилось на команде, которая продолжала играть в самый умный и трудный футбол планеты.

В следующем сезоне эти ребята выиграют Лигу чемпионов, обыграв в финале «Милан» Фабио Капелло. Тот «Аякс» – самый молодой победитель ЛЧ. Но среднее время пребывания игрока основы в команде составляло 8 лет (включая годы в академии). Кларенс Зеедорф был в клубе с 8 лет, Микаэль Райцигер – с 12. Они довели интеллектуальную тактику ван Гала до совершенства.

Пока игроки праздновали, Луи разбирал тактику и свой легендарный прыжок в телестудии. Когда все вернулись в Амстердам, ван Гал зашел с кубком в раздевалку, поставил его на стиральную машину и сказал женщинам, которые занимались стиркой: «Это и ваш кубок!». Во время городских празднований родился один из лучших чантов в истории «Who the f**c is Milan» (подпевали даже игроки). «Милан» в поздравительном факсе упомянул эту кричалку и попросил не забывать, кто они.

ЛВГ получил ценнейшее признание от Михелса: «Ван Гал работает над структурой больше, чем Кройфф. Он уделяет максимум внимания построению командного баланса, используя идеально отлаженную систему подготовки юниоров как базис. Похож ли его стиль на мой тотальный футбол? У него меньше импровизации и смены позиций. Но с другой стороны, каждая малейшая деталь розыгрыша мяча продумана».

На фоне потрясающей европейской кампании потерялись уникальные внутренние достижения. «Аякс» стал первой в истории страны командой, которая выиграла титул без поражений (и вообще единственной в Европе, которая совместила unbeaten с Лигой чемпионов). В сезоне из 34 матчей они забили 106 мячей (3,11 гола за игру). И самое удивительное: это даже не было пиком проекта ЛВГ.

После выдающегося сезона молодые звезды не спешили уходить. Благодаря решению Яри Литманена (лидер, на которого все оглядывались) остаться, удалось сохранить практически весь состав. «Аякс» заиграл в лучший футбол при ЛВГ. Если хотите ощутить величие этой команды через одну игру, обязательно посмотрите матч с «Реалом» на «Сантьяго Бернабеу». «Аякс» доминировал с первой до последней минуты, победил 2:0, несмотря на два незасчитанных гола Литманена (оба раза судья не заметил, что мяч пересек линию ворот), 3 раза пробил в каркас ворот и покидал поле под стоячие овации стадиона.

После игры перфекционист ван Гал сказал: «Я заметил много ошибок. Мы должны были побеждать 5:0, а не 2:0». Но позже даже он назовет эту игру «единственным по-настоящему идеальным матчем» в своей карьере. Еще более культовым стал вердикт тренера «Мадрида» Хорхе Вальдано: «Аякс» не просто лучшая команда 90-х, они близки к идеалу, к футбольной Утопии. Их стиль игры просто прекрасен, но в то же время они доминируют и в физическом плане. Они красавица и чудовище одновременно».

«Аякс» еще более уверенно шел по сетке ЛЧ – например, в четвертьфинале уничтожили победителя следующего сезона «Боруссию» (две победы, 0 пропущенных). Но в финале их ждал скандальный «Ювентус».

Основное и дополнительное время завершилось 1:1, «Аякс» проиграл по пенальти. Этот «Юве» многократно обвиняли в употреблении допинга. Долгие разбирательства завершились условным сроком врачу и исполнительному директору клуба в 2004-м. Позже оба выиграли апелляцию в туринском суде. Это темная история без однозначного вердикта, но две вещи почти не вызывают сомнений: 1) «Аякс» играл еще сильнее, чем в чемпионский год; 2) футболисты искренне и до сих пор верят в читерство со стороны соперника.  

В недавнем интервью The Independent Марк Овермарс сказал: «Забавно, что мы выиграли финал 1995 года, а в 1996-м снова вышли туда и играли против «Ювентуса», когда «Ювентус»…». Видимо, в этот момент Марк осознал, что он официальное лицо «Аякса» (спортивный директор) и должен следить за языком. На вопрос, что он имел в виду, Овермарс ответил: «Ювентус» кое-что употреблял».

Он не единственный игрок с публичными (справедливости ради, жутко субъективными) сомнениями. Финиди Джордж сформулировал максимально просто: «Обычно игрок может играть в такой интенсивности около 20 минут. Но «Ювентус» так бегал 90 и даже 120 минут. В конце сезона. Это точно ненормально».

Даже с учетом обидного поражения «Аякс» – все равно самая яркая и, пожалуй, стабильная команда Европы тех лет (победа, финал и полуфинал за три сезона). Но это лишь одна сторона величия. Другая – в деталях. Ван Гал заставил всех по-новому посмотреть на футбол. В такой атмосфере понимать игру научился даже клубный фотограф:

«Футбол похож на шахматы. Когда газеты рассказывают о партиях, они не показывают последний ход. Они показывают позиции за 10 ходов до конца – в самый драматичный момент. В футболе то, что происходит в полузащите, часто более драматично, чем действия в штрафной. Момент гола не очень интересен. Случившиеся перед голом – вот что намного интереснее.

Газетные редакторы всегда твердят, что для драматизма нужны крупные планы. Но это полнейшая чушь. Они просто не понимают футбол, не знают, куда смотреть. Конечно, крупные планы, на которых футболисты кажутся героями, могут быть красивыми, но нужны и другие фотографии. Что может быть еще более драматичным? 4 атакующих игрока, бегущие на двух защитников».

Соперники не знали, как реагировать на гибридную схему «Аякса»

Что мы уже узнали об идее ЛВГ в «Аяксе»?

Первое: она строится вокруг тотального владения мячом. Никто в Европе не превосходил «Аякс» в этом.

Второе: Луи требовал от игроков позиционной дисциплины, чтобы обеспечить максимум вариантов в позиционной атаке.

Третье: «Аякс» не просто жаждал контроля мяча; они хотели доминировать в конкретной зоне – в центре поля.

Четвертое: импровизация в рамках структуры – упрощенно говоря, она разрешалась, но только в самой последней стадии.

Для реализации этих принципов ван Гал использовал схему 3-4-3 с ромбом в центре поля. Главная причина такого выбора была максимально простой: «Это математика. Чем больше треугольников в схеме, тем проще игрокам. Им нужно меньше думать о позиции относительно партнеров – почти всегда они и так в правильной позиции».

Конечно, в любой схеме есть треугольники, но в данном случае речь о треугольниках в центральной зоне (ключевой для «Аякса»). При этом простого треугольника недостаточно – игроки внутри должны располагаться на удобном для паса расстоянии. В этом плане 3-4-3 с ромбом – прекрасна. Если все футболисты держат позиции в этой схеме, команда получает максимум треугольников по центру.

Проблема была в том, что обороняться таким образом практически невозможно. Большим плюсом было то, что из-за тотального владения «Аякс» оборонялся меньше других команд. В этих редких эпизодах Франк Райкард опускался в защиту – команда перестраивалась на четверку:

«В «Аяксе» я часто оказывался не только центральным, но и левым защитником – и у нас с Овермарсом было фантастическое взаимопонимание. Райкард располагался в центре защиты, но, когда мы владели мячом, он уходил в опорную зону в 90% случаев. В ином сценарии туда смещался Блинд. Каждый досконально знал свою роль», – объяснял перестроения Франк де Бур.

«Я всегда хочу иметь перевес в одного человека в центре поля. Поэтому при владении один из четырех защитников поднимался в полузащиту – неважно, кто именно. Когда это происходило, оставшиеся трое сужались», – объяснял гибридность схемы сам ван Гал.

Такая система гарантировала доминирование в центре поля. Когда перевес в этой зоне достигался, активировался другой важный элемент философии. «Вторая фаза – смена ритма для использования дезорганизованности соперника. Игрок должен почувствовать момент и отдать креативный пас. Поэтому наши вингеры всегда должны были поддерживать ширину атаки. Сопернику приходилось обороняться шире, у нас возникало пространство в центре», – объяснял Луи.

Когда «Аякс» обретал контроль в центре, команда владела мячом. Они ждали появления дыр в схеме соперника. Частый прием – просто вынудить его смещаться с одного края на другой (рано или поздно один игрок не успеет за перестроениями). Для этого полузащитники отдавали мяч вингеру, а потом быстро переводили его на другую сторону поля.

Таким был базис философии «Аякса», но они адаптировались под конкретных соперников. Тут в дело вступал выдающийся тактический интеллект игроков и скрупулезная предматчевая подготовка от Луи.

О частом ходе под соперников здорово рассказывал Деннис Бергкамп: «Я много размышлял о тактике. О позициях защитников и поиске слабых мест соперников. При Луи я начал более умно подходить к выбору позиции и лучше общаться с партнерами на поле. Если меня опекал полузащитник соперника, я играл максимально высоко, вынуждая его располагаться рядом с линией защиты, где ему некомфортно. Если меня опекал защитник, я опускался в полузащиту, чтобы ему становилось неудобно. Я получал удовольствие от такого подхода к футболу, от постоянного анализа позиций».

После ухода Денниса эту роль взял на себя Литманен, который мигом стал лидером. На самом деле ван Гал любил его даже сильнее, чем Бергкампа. «Возможно, с моей стороны некрасиво так говорить, но Литманен в роли десятки был апгрейдом Бергкампа. Благодаря ему команда стала еще более сбалансированной», – восхищался Луи. Яри почти не уступал Деннису в креативности, но значительно больше отрабатывал без мяча.

Не всегда описанные Бергкампом решения принимались прямо на поле. Подготовка к сопернику тоже была на запредельном уровне. «Ван Гал всегда был невероятно подготовленным. Мы всегда знали, как именно соперник будет играть. Прямо в деталях понимали, чего ожидать. Иногда он говорил Овермарсу: «Твой оппонент всегда тяготеет к центру, постоянно располагается слишком близко к центральному защитнику. Оставайся в широкой позиции – и обязательно застанешь его врасплох». И Луи всегда оказывался прав», – вспоминал Роналд де Бур.

Для примера разберем, как «Аякс» ван Гала показывал гибкость против популярной в те времена 4-4-2.

Расположение в 3-4-3 давало «Аяксу» преимущество в первой стадии. Соперник вынужден реагировать. Если один полузащитник выдвигается, например, на Райцигера, то у «Аякса» огромный перевес в центре поля, нужно только доставить туда мяч:

Другой сценарий. Полузащитник не выдвигается, соперник пытается создать плотность в центре поля. Тогда Райцигер (или другой защитник) продвигается с мячом вперед. На это движение реагирует вингер Финиди. Он открывается под пас. Если за ним идет крайний защитник, то можно сыграть дальним пасом за спину. Под него откроется либо сам Финиди (если опередит защитника), либо нападающий:

Вопреки стереотипам, в таких ситуациях «Аякс» не боялся играть дальними передачами. Такой пас напрямую вел к обострению, поэтому был уместен. На картинке рассмотрен и другой вариант: крайний защитник не пошел за Финиди. Тогда Джордж уходит ближе к центру, на него отвлекается кто-то из полузащитников. У «Аякса» снова преимущество в этой зоне.

Да, такой футбол требует от игроков следить за партнерами/соперниками и на основании этого принимать решения. Но для умных футболистов ЛВГ это не было проблемой. Из-за высокого интеллекта игроков всегда появлялись варианты внутри вариантов. Но философия всегда оставалась одной. Помощник Луи, Джерард ван дер Лем, сформулировал ее следующим образом:

«Главный принцип – постоянное владение мячом. Мы бесконечно над этим работали. В некоторых матчах ЛЧ и чемпионата Голландии у нас было 70% владения. Семьдесят процентов! Мы почти всегда с мячом. Всегда ищем решения. Люди говорили, что наша система слишком строгая, но это не так. Она не может быть строгой. Иногда мы играли с тремя нападающими, иногда – с тремя полузащитниками, иногда – с теневым форвардом, иногда – без. Главное понимать, как изменения в схемах влияло на команду. Игроки должны быть тактически грамотными и хорошо понимать пространство, даже просчитывать его наперед. Когда мы выиграли ЛЧ, у нас было все это. Пазл сошелся. Каждый игрок идеально знал качества партнеров. Каждый игрок знал, как нужно пасовать каждому партнеру. Без мяча все отлично понимали, как прессинговать. Расстояния между игроками были идеальными».

Не все наслаждались стилем ЛВГ

Как и многие революционные открытия, стиль «Аякса» изначально приняли не все. У тех, кто не очень здорово понимал футбол, такой отход от общепринятых норм взрывал мозг.

Формулировали примерно так (речь бывшего форварда клуба Яна Мюлдера): «Мир думал, что это атакующий футбол, но это было лишь помешательством на системе. Команда всегда находилась на ручном тормозе. Все эти передачи назад: тик-так, назад, поперек, тик-так. Это скучно! Слишком много страха, слишком много осторожности. 

«Аякс» выиграл Лигу чемпионов, но играл очень скучно. Они выиграли все, но футбол ван Гала утомлял. Мне он нравится, но не как тренер. Как тренер он добился результатов, но никогда не показывал футбола, который ему приписывают. Они переигрывали соперников, но в этом не было души». 

Легендарный вингер сборной Голландии Джонни Реп конкретизировал: «Мне не нравилось за этим наблюдать. Думаю, футбол был слегка скучным. Ван Гал не любил дриблинг, потому что он мог привести к потере мяча. Это плохо для футболистов и плохо для публики».

«Я никогда не отдавал пас назад защитникам. Никогда! Если два соперника прямо неслись на меня, то может быть отдал бы. Но пасовать таким образом всегда и ждать, пока мяч снова к тебе вернется? Никогда. Заставлять Овермарса и Финиди делать пасы назад? Это невообразимо. Но такова система ван Гала. Часто при просмотре игры тебя клонит в сон. По ТВ говорили: «Аякс», владение, 70%». И что? Это не футбол. Созидательная сторона убивалась», – объяснял другой экс-игрок «Аякс» Шак Сварт.

Учитывая уникальность успехов «Аякса», вопрос стиля вообще не должен был подниматься (так часто происходит в современном футболе, особенно если речь об андердоге). Кажется, идеальность этой команды вынуждала людей искать изъяны на ровном месте. Но на деле обвинения лишь подчеркивали невежество критикующих.

Ван дер Лем признает, что за передачами назад от вингеров стоял холодный расчет, вот только причина была не в страхе потерять мяч: «Логика была в том, что, если два защитника оказываются против нашего вингера, где-то в другом месте образовалась свободная зона. Мы просто пытались найти свободного игрока. Если же Финиди и Овермарс оказывались 1-в-1 с соперником, они шли в обводку. В футболе топ-уровня тяжело обыграть сразу двух соперников. Защитники становятся все быстрее и мощнее. Одного обыграть можно, но второй успеет как минимум сфолить. Поэтому лучше отдать пас назад и найти свободного игрока». 

Понимая эти элементарные принципы, невозможно не наслаждаться футболом того «Аякса». «Моя челюсть отвисла, когда я увидел, как играет «Аякс» ван Гала. Они идеально делали то, что в моем понимании должна делать настоящая команда», – признался однажды Пеп Гвардиола. 

Более развернутый анализ испанца выглядит так: «Очень немногие команды искушали меня своим футболом так, как «Аякс» под руководством ван Гала. То, как они строили игру от вратаря. То, как они пасовали на ограниченном пространстве. Этот «Аякс» выдающимся образом решал каждый тип эпизодов 1-в-1, который существует в футболе. И в атаке, и в обороне. 

Но был еще один элемент, который меня поразил. Позиционная дисциплина. Владение было ключевой идеей, но оно обеспечивалось постоянной поддержкой партнеров. Потрясающим движением. Это было одновременно просто и прекрасно. «Аякс» Луи ван Гала преподал футбольные уроки каждому, кто любит игру».

А самое взвешенное описание тому стилю еще в 90-е дал Марсело Бьелса: «Из иностранных моделей игры одна доставляет мне особенное наслаждение – «Аякс» Луи ван Гала. Максимально гибкая команда, которая, владея мячом, насыщает свои линии относительно того, как располагается соперники. Мне особенно интересна их потрясающе чистая и разнообразная игра в атакующей стадии. Я насчитал у них 37 передач назад в одной атаке. Болельщики могут увидеть тут отказ от смелой игры, но я, без сомнений, вижу новый этап атаки в каждой такой передаче».

Почему «Аякс» развалился

Популярная версия – раскупили. Это далеко не полная история. К лету 1996-го «Аякс» действительно лишился Райцигера, Давидса и Финиди Джорджа, но состав все равно оставался лучшим в Голландии. Более того, год не был самым богатым на потери в эпоху ван Гала. Сезон 1993/94 с уходом Денниса Бергкампа и Вима Йонка за бешеные деньги в «Интер» получился более тяжелым в этом плане. Но система ван Гала компенсировала их потерю – как и потерю Зеедорфа в 1995-м. В этот раз не получилось по нефутбольным причинам.

Начались дичайшие проблемы в раздевалке. Ван Гал называет это «синдромом чемпионата Европы». Одной из причин было Евро-96: турнир получился самым богатым для Голландии на расовые скандалы. Игроки разделились на группировки. Во время одной ссоры Давидс сказал тренеру сборной Гусу Хиддинку в лицо: «Ты слишком часто лижешь задницу Блинда». Регулярно появлялись фотографии, где темнокожие игроки сидят отдельно от белых.

По другим версиям, было наоборот – конфликты в сборную пришли из «Аякса». «Все началось до турнира. Причина была в том, что молодые футболисты «Аякса» получали меньше других, хотя это вполне нормально. Речь о Зеедорфе, Давидсе, Клюйверте и Райцигере, но я не думаю, что дело было в цвете кожи», – вспоминал игрок той сборной Юри Мюлдер.

В любом случае проблемы продолжились и в «Аяксе». Сначала руководство организовало встречу, где советовалось с игроками о будущем клуба. Туда пригласили капитана Дэнни Блинда (с этим никто не спорил) и братьев де Буров (они были скорее молодежью, чем ветеранами, поэтому неприглашенные взбесились).

Потом те же Блинд и де Буры подписали командный контракт с бельгийскими чипсами Croky, не спросив разрешения у остальных. Клюйверт, Богард и Велдман отказались подписывать, тем самым срывая всю сделку. В 2006-м Винстон Богард все-таки подтвердил, что это было лишь следствием более широкой проблемы – зарплат. По его информации, Блинд зарабатывал в 6 раз больше, чем Клюйверт.

Это не лучшие условия для того, чтобы следовать тактическому соглашению с ван Галом, которое требует от игроков невероятной дисциплинированности. В футбольном плане все усугубилось переездом на новый стадион – «Амстердам Арену». Луи постоянно критиковал качество газона, которое вредило комбинационному стилю «Аякса». Игроки слишком часто травмировались: в частности, Овермарс получил тяжелую травму, Клюйверт тоже пропустил почти весь сезон из-за различных повреждений.

Все это сделало последний сезон жутко нестабильным: полуфинал Лиги чемпионов, но лишь 4-е – худшее при ЛВГ – место внутри страны. На этом команда действительно закончилась.

«Думаю, это вполне логично, что игроки, которые ушли из «Аякса», не играют на своем уровне в других командах, – резюмирует ван Гал. – Никто не тренируется по нашим методикам. Ни в одном другом клубе качества игроков не сочетаются так гармонично. За границей игроков оценивают по индивидуальным качествам, а не по ценности для команды. В «Аяксе» индивидуальные слабости маскировались командой. В этом и есть суть тактики. Другие страны в этом отношении отстают – там важны талант и характер. Даже самые лучшие игроки меня не интересовали, если они стояли на месте, когда мяч у партнера. Мне не нужны были 11 лучших футболистов, лишь лучшая команда из 11 футболистов – в этом был секрет».

В 1997-м ушел и ван Гал. Карьеру в «Барселоне» Луи начал фразой: «За 6 лет в «Аяксе» я достиг большего, чем «Барселона» за 100 лет».

Игроки «Аякса» тренируются по методичкам Нагельсманна. Все из-за помощника тен Хага

Великая академия «Аякса»: 90 скаутов-внештатников, детей учат психологии и экономике, плата – 12 евро в год

Литманен, Кану, Овермарс: нам очень захотелось узнать, где сейчас легендарный «Аякс»-1995

Фото: commons.wikimedia.org/Rob Croes/Anefo (1,4); twitter.com/AFCAjax (2,6,12,13,18); ajax.nl (3,5,7,10,11); Gettyimages.ru/Allsport UK; REUTERS; Gettyimages.ru/Martin Rose/Bongarts, Alexander Hassenstein/Bongarts, Shaun Botterill/Allsport, Alexander Hassenstein/Bongarts, Clive Brunskill/Allsport; REUTERS/Jasper Juinen; REUTERS/Fred Ernst; Gettyimages.ru/Bongarts; REUTERS/Sergio Perez

+415
Популярные комментарии
Кавабунга шреддоголовый
+129
Неймар, Погба и им подобные, если бы играли под руководством ван Гала, после нескольких матчей и тренировок уже бы плакали в интервью и ныли в инстаграме.
Вадим Лукомский
+101
Почему вы решили, что я не осознаю?
Вот серьезно: каковы адекватные действия при написании текста с упоминанием того финала? Притвориться, что вообще ничего не было?
Я нормально отношусь к Юве, у меня нет желания очернить историю, я не написал ничего осудительного в адрес Юве, лишь упомянул, что были подозрения и расследования. Вы серьезно считаете, что об этом можно было умолчать?)
Ответ на комментарий Govnogolova
можно конечно молить богов, чтобы жребий свел ювентус и арсенал в лиге чемпионов, чтобы лукомский осознал всё величие туринского суперклуба. но врядли есть такие всемогущие боги, способные затащить арсенал в ЛЧ
Alexey Catalonsky
+92
Все-таки физрук очень комплементарное определение деятельности нынешних "тренеров". Оказывается физрук - это почти вышка, учитывая Михелса и ВанГала))). Предлагаю коллегам по ресурсу не использовать этот термин для обозначения некомпетентного тренера, а скорее наоборот, пример: 
Почеттино - отличный физрук! 

 P.S.
Обязательно оставить оборот "Лысый шарлатан", особенно в свете прошедших в выходные туров в европейских чемпионатах. Я думаю каждый на этом сайте найдет человека, соответствующего данной формулировке))).
Кингстон
+46
Никак не упомянуто "дело Босмана", после принятия решения по которому в конце 1995 года судьба Аякса была предопределена - нереально удержать команду при отсутствии лимита на легионеров в Европе и невозможности платить такие же деньги как в Италии
bibendum
+41
Договорентус в очередной раз доказал, что является самой мерзкой командой.
Написать комментарий 141 комментарий

Новости

Реклама 18+