Реклама 18+

Складской логист, диванный политолог и лидер «Трех звездочек»: Сергей Козлов — о себе и баскетболе 3х3

Как учиться в аспирантуре МГУ и профессионально играть в баскетбол.

Команда «Три звездочки 3х3» стала одним из главных открытий сезона Единой лиги Европы 3х3 и перед третьим туром имеет все шансы попасть в финальный этап. «Перехват» поговорил с лидером команды Сергеем Козловым и узнал:

— как совмещать аспирантуру МГУ и баскетбол;

— есть ли в баскетболе 3х3 деньги и можно ли на них жить;

— почему ULE — это уровень Мировых туров и по организации, и по конкуренции;

— и почему играть в торговых центрах — это круто.

Это интервью можно не только прочитать, но и посмотреть на YouTube.

Вы очень поможете продвижению видео, если напишете что-то в комментариях на YouTube, лайкнете или подпишетесь на канал. Если вам удобнее читать, а не смотреть, то вот полная расшифровка разговора.

— Сергей, у «Трех звездочек» недавно завершился второй тур Единой лиги Европы, вы поехали на чемпионат России, а оттуда — сразу на третий тур Единой лиги. Вы вообще успеваете готовиться? Никита Макшев говорил, что у команды даже нет времени на подготовку — они просто приезжают и играют.

— Да, я смотрел этот выпуск с Никитой и полностью согласен с тем, что он сказал. В целом, мы показываем то, что успели подготовить и что натренировали. Устраиваем какие-то Zoom-конференции, чтобы обсудить тактические моменты, состав. Слава богу, нет таких проблем с ротацией, как у «Сколково». Тем не менее, времени для тренировок физически нет. Мы еще успеваем по воскресеньям играть где-то в любительских чемпионатах. После третьего тура Единой лиги Европы мы летим в Екатеринбург, так что месяц очень загружен.

— Мне кажется, это особенно видно на фоне предыдущего года, когда все сразу отменилось, а теперь все возвращается. Насколько сложно переходить из одного режима в другой?

— Честно говоря, ужасно. Потому что вырабатывается привычка, ты набираешь тонус. А потом все закрывается. Кто как мог, тот тренировался, потом все закрылось еще сильнее. Я помню, ходил тут рядом на турники, но даже их оклеили — все запрещено, полиция будет забирать. Мы взяли паузу, форму потеряли, растеряли игровые навыки. Потом все резко открылось, нужно снова все набирать. Конечно, мы подошли к этому процессу с воодушевлением, но потом это начало нарастать все больше, больше. Ты уже физически подсаживаешься. Казалось, что ты отдохнул, у тебя столько желания, но потом это все исчезает. Устаешь и попадаешь в яму.

— Несколько лет назад ты говорил: «Чтобы уйти в профи, надо крутиться самому, искать агента или самому себя предлагать, но я этого не делаю». Почему не делал? Ты же был лидером «Цмоки-Минск-2», у тебя были хорошие шансы уйти в профи…

— Здесь, конечно, много факторов, в том числе субъективные. Я учился и параллельно играл в «Цмоках». Понятно, что больше отдавал не учебе, а тренировкам, но тем не менее на учебу уходили силы. К тому же, это был, по сути, тинейджерский возраст — сам метался, не понимал, куда и что. И вот я хотел стать профи, заканчивалась учеба, но пришел тренер и сказал, что я не подхожу под его видение игры, не попадаю в состав. Это был жесткий удар по профессиональной карьере, меня это выбило немножко, и я начал пересматривать все.

Плюс, я бы не сказал, что я такой уж перспективный. Поиграл по студентам, но на высоком уровне я не закрепился, даже когда был в «Цмоках», ни одного нормального матча в Единой лиге ВТБ не провел.

И еще момент — да, надо крутиться, надо иметь агента. Рынок баскетболистов узкий, и надо постоянно тревожить агентов, говорить, что ты хочешь туда, сюда, тебе надо столько-то. Надо ездить на тренировочные сборы, отслеживать, как, что и где происходит. Это полноценная работа, и кто-то для себя сразу определяет, что он этого хочет и ему это нравится, но я люблю сомневаться, люблю искать, такой многогранный, поэтому от баскетбола беру то, что мне на данный момент нужно и что я хочу. Но полноценно никогда не был погружен в эту сферу, возможно, поэтому и не заиграл.

— Это интересно, я не знал про тренера. Видел твою статистику, и мне показалось, что тебе просто не дали шанса на этом уровне.

— В целом, мы до сих пор общаемся с «Цмоки-Минск». Там была такая политика, что нужно было продвигать молодежь, но потом все резко изменилось. Был даже гарантированный контракт, но потом отношение поменялось, и оказалось, что это ничего не стоит. Были нюансы, были конфликты. Сейчас в принципе снова все налаживается. Возможно, мне и стоило [попробовать], потому что предлагали.

Но, честно говоря, это зависит от личностных предпочтений. Я закрепился в Москве, мне нравится то, что у меня есть вариативность движений. Я не полностью завишу от баскетбола, я в принципе могу и не играть. Я просто выбрал такой путь.

— Твои слова три года назад: «Я себе поставил рамки, что два года я еще играю, включая этот, а дальше уже либо надо по профи, либо завязывать». Прошло три года, ты не завязал. Это потому что баскетбол 3х3 стал профессиональным видом спорта и олимпийский дисциплиной?

— Я думаю, что немного противоречу своим изначальным планам. Здесь есть тысяча факторов — сейчас реально тяжело с работой и, будучи на протяжении 15 лет баскетболистом, куда-то уйти тоже сложно. Я уже забыл свои навыки и знания, которые получил в вузе. Я вижу, что сейчас я востребован, и вижу, что мне самому хочется — поэтому продолжаю. Но при этом я то ли профи, то ли любитель.

То, что олимпийский вид спорта… У меня же нет шансов попасть на Олимпиаду, так как я белорус, и мы вряд ли даже выйдем в квалификацию. При этом я общаюсь со сборной Беларуси и готов попробовать себя. Но, опять же, мои игры и планы сильно конфликтуют с национальной сборной.

Да, есть вера в баскетбол 3х3, что после Олимпиады этот вид спорта станет более интересным для зрителя, более оплачиваемым. Не то чтобы я думал о карьере в этой дисциплине, то точно от нее не отказался бы.

— Расскажи про переезд в Москву. Ты же поменял не только город, но и страну. Насколько тяжело тебе было?

— Все было хорошо, здесь же не другой язык. Все было гладко. Между людьми, которые меня отдавали в Минске, и теми, кто принимал в Москве, была коммуникация. Я сюда приехал уже с определенными договоренностями. Понятно, что перестраиваться и учиться в МГУ — это нелегкое дело, но я молод и заряжен, быстро нашел свое дело и свою нишу здесь.

— Насколько ты быстро влился в новую команду? Она оправдала ожидания?

— По студентам не было проблем, так как я шел сразу как основной центровой. Конкуренция здесь, конечно, оставляет желать лучшего. Я не говорю, что команда слабая, но мало было игроков, да и сейчас тоже. В МГУ есть большая проблема, что нет ротации, я имею в виду студенческий баскетбол 5х5.

Я был с хорошей базой, поэтому сразу были Матчи звезд по АСБ, я сразу стал востребованным. Но, опять же, я отношусь к этому этапу своей карьеры так, что это был скорее шаг вниз. АСБ — неплохой проект, очень амбициозный, но не хватает каких-то качественных показателей. Много команд, но многие — наверное, большинство — даже не рассматриваются агентами для перехода в Суперлигу 2 или в качестве места, откуда ты можешь взять игроков в профессиональную сферу. Поэтому я поиграл, покупался в лучах славы, но понял, что хочу больше, стал искать себя, так скажем, на московском любительском рынке, в стритболе.

— Расскажи про свое обучение. Ты учишься на политологии?

— Да, так написано у меня в Instagram (смеется).

— Какое у тебя было первое образование и как оно дошло до аспирантуры? Мне кажется, когда человек доходит до аспирантуры, он точно знает, зачем он это делает.

— Не совсем так, потому что бакалавриат был — логист-экономист, 4 года в Белорусском государственном, по сути аналог МГУ. Там мне понравилось образование. Понятно, что я хотел играть в баскетбол и даже не пытался искать работу по специальности, хотя ценил диплом. Дальше 2 года магистратуры в МГУ и параллельно смена команды, здесь все просто — спортивный менеджмент. Были другие ожидания, думал, что будет посложнее.

В аспирантуру пошел, наверное, чтобы был еще один повод остаться в Москве. Не сказать, что я однозначно хотел идти учиться или что political science это моя стихия. Я люблю политику, но на бытовом уровне, такой диванный политолог. Но понятно, что я плохой ученый, и в аспирантуре первый год мне было дико тяжело. Я сильно стрессовал, были и другие нюансы, вот там пришлось попотеть. Сейчас я уже третий год и думаю, что выпущусь из аспирантуры.

Это третья, последняя, ступень высшего образования, и это даже не столько учеба, сколько наука, попытка продвигать какие-то знания, создавать что-то новое. Я вряд ли попаду в эту сферу, но могу сказать однозначно, что все три этапа моего образования существенно расширили мое мировоззрение. Ни о чем не жалею, и хоть это было тяжело совмещать, это были прекрасные годы.

— Ты говоришь, что еще не определился — баскетбол или не баскетбол. Если нет, то чем бы ты хотел заниматься? Скорее всего, с аспирантурой МГУ тебя точно куда-то возьмут, но хотел бы ты сам это делать?

— Точно не однозначно. Все-таки политолог — это такая специальность, надо идти политическим аналитиком, стажером куда-то к депутату. Здесь должен быть серьезный нетворкинг, возможно, даже блат. Пробовать себя без каких-либо связей я тоже вряд ли стану.

Я бы хотел, наверное, заняться складской логистикой, я люблю заниматься оптимизацией бизнес-процессов, менеджерскую работу. Но, опять же, без бэкграунда будет сложно. Слава богу, в Москве у меня есть много хороших влиятельных друзей, и думаю, что если не баскетбол, то на улице не останусь. Но пока что три четверти моего времени — это баскетбол и в большей степени баскетбол 3х3.

— Не называя суммы, расскажи, можно ли жить на деньги, которые ты зарабатываешь  с баскетбола 3х3? Насколько этот спорта высокооплачиваем и позволяет ли он жить? Или это пока что хобби?

— Постараюсь объяснить, не привязываясь к цифрам и персоналиям. В целом, общая картина: 2 млн долларов капитализация призовых за год, ФИБА публикует отчеты и красивые презентации. Это ничто. Призовые в 40 тысяч? У кого-то даже в Единой лиге ВТБ такая зарплата в месяц. Про НБА вообще молчу. Пока что этот рынок очень недооценен.

Выиграть эти 40 тысяч призовых — это не так, что ты пошел и выиграл. Это надо отобраться, стать лучшим на Мастерсе среди 8 лучших команд в мире. Это надо играть минимум год в хорошем составе, без травм, с феноменальной удачей, чтобы на следующий год начинать зарабатывать на призовых. Получается, что баскетбол 3х3 не полностью, но дотационный. Сейчас какие-то команды видят в этом перспективу, это все формализуется, начинаются какие-то контакты, но, как и говорил Никита, «просто собрались своей бандой и начали играть». Пока что этот рынок очень «зеленый», очень незрелый.

В целом, жить можно. Слава богу, процентов 80 зависит от того, насколько ты можешь влиться в команду, и насколько хорошо играешь, работаешь над собой. Если да, то все будет нормально.

— А у тебя есть желание выступать за сборную Беларуси? Тебе разрешено за нее выступать? А то некоторые спортсмены высказываются, и после этого их уже не ждут в сборную.

Конечно, спорт вне политики — это уже давно неправда. Я даже реферат писал о том, как спорт превратился в политический инструмент. Я, конечно, стараюсь быть аполитичным, все-таки мы живем в таких странах, где с этим все достаточно тяжело.

Хочется ли мне играть за национальную сборную? Я имел опыт, уже был заигран по молодежке. Честно говоря, если бы я не был заигран, я бы, наверное, сыграл в Италии, в Неаполе, за студенческую сборную России. Я, конечно, не мог этого предугадать.

К сборной Беларуси… Пока что это просто патриотизм — «ура, давай потратим лето на сборы, иди поиграй, не выиграл? ну ничего, может, стипендию получишь». Тяжело, реально тяжело. Не государство, а баскетбольная федерация Беларуси очень сильно не понимает, что есть реальные потребности, что баскетболисты хотят играть, но надо о них позаботиться. Все эти конфликты, противоречия… Пока что я однозначно ставлю все эти коммерческие — пусть меркантильные — цели выше, чем национальная сборная. Хотя поиграть, конечно, хочется, отстоять честь страны. Очень бы хотелось.

— К слову о коммерческих турнирах. Как тебе организация Единой лиги Европы 3х3? Пока что все, с кем я разговаривал, отвечают, что это уровень Мировых туров.

— Я на Мастерсах не бывал, поэтому могу сравнить только с чемпионатами России и с другими коммерческими турнирами. Понятно, что ULE существенно опережает всех. В организационных вопросах никаких проблем, и честно говоря, я всегда больше хочу ехать в Питер, чем куда-либо еще. Потому что там все уже схвачено — приезжай и играй, это как раз то, что я должен делать. Об остальном позаботились. Еще бонусом тебе призовые. И тот уровень, который там представлен... Реально даже не надо ездить на Мастерс, достаточно съездить в Питер. Поэтому лично я очень ценю этот турнир и стараюсь максимально там выкладываться. Это просто полезно для личностного опыта и в целом приятно там играть.

— И туда в том числе приезжают первые, вторые, пятые номера мирового рейтинга. Вы как раз огорчили лучшего игрока мира Душана Булута в первом туре. Каково это было?

— Безусловно, это классно, несмотря на все их внутренние перестройки. Конечно, это был не тот самый «Нови Сад», и тем не менее. Булут на порядок выше в ментальном плане, видно, как он смотрит площадку, как владеет мячом. Так что поиграть против него — это такая галочка, то, что нужно сделать. Done.

В первом туре мы реально настраивались, подошли к нему в оптимальной форме. Не было мандража, все были готовы биться, что нам и помогло. Никто не побоялся, и даже судьи, казалось, пытались выровнять ситуацию в последние три минуты, там еще и Булут давил авторитетом. Ну ему можно, он звезда, понятно, что использует все инструменты. Это великолепный опыт. Мы не сломались, продолжали играть в свою игру, и для нас огромный опыт — играть против таких команд.

— Играть в торговых центрах — со стороны смотрится круто. Как изнутри?

— Честно говоря, вообще в какой-то момент забрало падает, и неважно, где ты, что ты, кто кричит. Конечно, можешь краем уха услышать, но главное — это паркет. В торговом центре все так устроено, огорожено, паркет хороший, не скользишь, не отбиваешь коленки, как на асфальте. Большинство из нас пришли с улицы, и играть в торговом центре— на порядок круче и удобнее.

Плюс, ULE предоставляет и питание, и раздевалку, и объявления там довольно пафосные, в хорошем смысле. Относимся как к полноценному матчу, все устраивает, и неважно где, хоть в театре, как и планируется, хоть в вузе. Это вообще неважно.

Подписывайтесь на «Перехват» в Telegram и будете в курсе главных событий европейского баскетбола.

+1
Написать комментарий

Новости

Реклама 18+